Спортивная страсть. Глава 20. За кордоном

      Первая поездка за границу принесла мне много разнополярных впечатлений и упоительных эмоций. К ним в нагрузку, без учёта фантастических и реальных предположений, прилагалось весомое бремя новых забот, не только стрелковых, но и транспортных. Добраться из Хабаровска до Европы - это вам не по городам и весям колесить! Дорога в Германию была длинной-длинной. Сначала один самолёт сравнительно быстро пересёк Россию с востока до запада, потом другой, вида попроще, споро понёсся от Москвы до Мюнхена. Под крыльями железных птиц мелькали леса, равнины, горы, реки, моря, маленькие поселения и мегаполисы. Приятнее всего земного выглядели белоснежные облака, облепившие авиалайнеры точь-в-точь как взбитые сливки. Возможно, на таких пушистых перинах отдыхают невесомые ангелы.
      Я верила в защитные силы небесных хранителей и никогда не боялась полётов. А в огромных аэропортах, похожих изнутри на хитрые лабиринты, всякий раз опасалась заблудиться. Чтобы не пропустить нужный этаж, холл, поворот или коридор, я следовала за товарищами по команде, как привязанная. Бывало, чуть ли не бежала за молодёжью. Моих соратников из любой толпы сподручно выделяла спортивная форма с крупными надписями "RUSSIA". Со временем и мне обещали выдать такую, а пока для деловых поездок сгодилась демисезонная чёрная толстовка. На ярком фоне эффектных красно-синих одежд она была совершенно неприметной и как бы подчёркивала, что я ещё не в гуще большого спорта.
 
      Доброжелательные пассажиры часто спрашивали, куда и зачем направляются русские паралимпийцы, иногда предлагали помощь. Но наши мужчины сами тащили и перекладывали едва подъёмную кладь. Оружие, пули и патроны мы компоновали в специальные кейсы с замками, к чужакам всё это не попадало ни на секундочку. Разборные столы, табуреты и стулья укладывались отдельно. Стрелковых причиндалов набиралась целая гора! Пол в залах отлёта и прилёта был идеально ровным, и я бодро вызывалась толкать одну из багажных тележек. Во-первых, разгружала руки остальных спортсменов, во-вторых, тяжеленная корзина с колесиками позволяла сохранять равновесие и шагать размашисто даже по скользкой поверхности. По сравнению с общим грузом моя пятикилограммовая поклажа с личными вещами казалась пушинкой. Она запросто висела на плече, а в покое впритык умещалась на коленях. Вот только на эскалаторах мешала. Поначалу уплывающие из-под ног ступени грозили стряхнуть меня на полпути вместе с сумкой. К счастью, срабатывала кое-какая сноровка, я спотыкалась, но не падала.
      По ходу таких маршей позвоночник перенапрягался и распускал по телу иглы непредсказуемой боли. Ноги немели, слабели, отекали от кончиков пальцев до колен. Немного тревожась, я молча терпела издержки желанного пути. Восторг от автопутешествия сглаживал неприятности и был странно знакомым. Заграничную трассу, просторную и дивно гладкую, продуманно дополняли бензоколонки, магазинчики и уличные зоны отдыха. Указатели и предупреждающие знаки давали исчерпывающую информацию водителю, да и мне были интересны. С обеих сторон дороги полосами и квадратами располагались ухоженные поля, сады, виноградники. Между ними вклинивались островки полудиких перелесков, где обитали косули, лисы, зайцы, белки и ёжики. Точно такие милые пёстрые пейзажи я видела в прерывистых снах при давней серьёзной болезни. Но тогда горечь беды подавляла чудесные видения, а теперь изумительная картинка ожила и сулила нечто замечательное, из ряда вон выходящее.
 
      Маленький городок Бад Орб, куда мы наконец прибыли, имел официальный статус курорта и без преувеличения походил на цветущий рукотворный рай. Террасы, балкончики и окна каждого домика густо украшали живые благоухающие насаждения и пластмассовые фигурки уточек, кошечек или собачек. В проулках я впервые увидела каштаны, магнолии, шикарные рододендроны и какие-то кустики, стриженные под кубы и шары. С особым удивлением уставилась на пожилых немцев, расхаживающих средь лета с лыжными палками. На самом деле это были приспособления для скандинавской ходьбы, но я о такой ещё не слышала. Про целебные свойства соляных пещер Бад Орба тоже ничего толком не знала, заглянуть туда не успела. Зато вдоволь погуляла по мощёному бульвару, прошлась по сувенирным и кондитерским лавкам, послушала юных трубачей и саксофонистов, которые прямо на центральной площади готовились к фестивалю духовой музыки. Расслабляющая обстановка сбила воинственный пыл, мне было радостно, уютно и спокойно.
      Нас поселили в небольших коттеджах, внешне смахивающих на сборные игрушки. Они стояли рядком на окраине жилого квартала, поодаль располагалось старое кладбище, сразу за ним виднелись лесистые холмы с узкими просеками. Столь близкое соседство с природой мне нравилось, с покойниками - не очень. Но птички голосили вполне оптимистично, разбавляя тишину звонкой нежностью. И церковный колокол по утрам и вечерам вещал о чём-то хорошем. В раннюю рань весёлое солнышко выкатывалось из-за дальнего бугра как по заказу. Его лучики-щупальца пробивали тонкую занавеску, я по-детски млела от тёплых прикосновений и медленно пробуждалась. Кроме удобных коечек с наглаженным бельём, в крохотном двухместном номере стояли стулья, кресло и округлый столик. Ни холодильника, ни телевизора. Ну и ладно, главное - компактный санузел был оснащен поручнями, сиденьем для душа и нескользящими ковриками. После водных процедур я накидывала домашний халатик, выходила на узкий балкон, уставленный разномастными цветами в горшочках, и умиротворённо взирала на чужеземье. Надо же, куда занесло!

      Иногда в жёлтую прелесть рассветного часа врывались серые пузатые тучки. Они приносили свежие дождики, живительная влага омывала плодородные земли, и зелёная поросль пускалась в здоровый рост. Увы, на тела спортсменов небесная вода целебного воздействия не оказывала: ни у одного, так у другого обязательно что-нибудь болело. Не обременяя доктора, я заранее запасалась всевозможными медикаментами. Когда раскрывала переполненную аптечку, временное жильё обретало сходство с больничной палатой: белые стены, белые простыни, белые бинты. В приложение - таблетки, ампулки и соответствующий запах от мазей, бальзамов и порошков, разумеется, разрешённых к применению. Запрещённые препараты никто не смел глотать даже в аховых ситуациях. Проверки на наличие допинга проводились планово и внезапно. Особую активность иностранные контролёры проявляли во время крупных турниров, нынешний этап Кубка мира был как раз таким.
      В Бад Орб прибыли представители десяти европейских стран. Компактный двухэтажный тир оказался тесноватым для сотни инвалидов, их тренеров, сопровождающих лиц, волонтёров, зрителей и обслуживающего персонала. Суета сует! Однако каждый павильон работал слаженно и точно по расписанию. На свободных тренировках я не переутомлялась, правда, в первый день с непривычки запуталась в кнопочках индивидуального монитора. Едва с ними разобралась, как вспыхнули огромные, доселе невиданные световые табло. Вот досада - каждая оплошность во время выступления будет на виду! Тут уж за шторой не спрячешься... Я вышла на рубеж с лёгким раздражением. Мишень бесстрастно маячила впереди, с боков уверенно расположились соперницы, а за спиной шумно мельтешили люди с сумками, костылями и колясками. Кто-то пил кофе, что-то обсуждал, громкая иностранная речь перемежалась смехом или незлобивой руганью. Чужеродная толпа мне мешала. Как же хотелось отгородиться от неё высоченной звуконепроницаемой стеной! Увы, нас чисто символически разделяли лишь несколько метров пустого пространства. Я была как на витрине: есть желание - разглядывай, нет - проходи мимо!

      Волнение смазало привычное удовольствие от стрельбы. Сорок минут мой мозг пылал от ненужных дум, а душа стоически выдерживала кипяток эмоций. По большому счёту программа-максимум была нетрудной, но на всё упражнение самообладания не хватило: ладонь всё-таки вспотела, рука задрожала, и пули дважды угодили в "восьмёрку". Впрочем, даже с этими ошибками я подтвердила звание мастера спорта международного класса и выиграла золотую медаль. Не успела свободно вздохнуть и разглядеть победный трофей, как пришлось снова собираться на рубеж. Устроители чемпионата решили безотлагательно разыграть главный приз. К борьбе за почётный Кубок допустили двух лидирующих женщин и шестерых сильнейших мужчин. То есть финал получился смешанным, не прописанным в классических правилах.
      От такого поворота я чуть не впала в прострацию: смешно ведь тягаться со знаменитостями! Главный тренер категорично приказал "махнуть рукой на всяких профи" и просто стрелять, не помышляя о престижной награде. Да я и не мечтала о ней! Чего зря беспокоиться? Моё честолюбие уже потешил классный спортивный титул. Расслабиться бы скорее! Однако Владимир Иванович сказал: "Рано!" и потёр мятым носовым платком свою взмокшую лысину. Он нервно покашливал, суетился, ходил за мной следом и, как заведённый, полушёпотом твердил: "Соберись сейчас же, покажи, что умеешь!". Помимо должной служебной заинтересованности, я ощутила очень приятную, почти отеческую озабоченность. Совестливо кивнула, сосредоточилась и двинулась к рабочему месту, шутливо проронив: "Да, мой генерал! Если надо - значит, надо". Внутреннее напряжение утихло, чувство благодарности меня согрело, окрылило. По сторонам и на соперников я больше не оглядывалась, уселась удобно, спину выпрямила, дыхание замедлила. Стреляла с толком и в хорошем ритме. Лишь один разок опростоволосилась, да и то поправимо.

      На публичном экране моя фамилия всё время мелькала в начале списка финалистов. Значит, миссия не провалена, долг исполнен. Я сделала, что могла! Сказочный сюрприз нарисовался чуть позже, уже после сигнала "Стоп". Утомлённые стрелки наконец-то отложили оружие и перевели взгляды с мишеней на итоговое табло. Когда обозначился победитель, все разом онемели. Невероятно, но заветный приз достался… мне! Да, да, именно я стала лучшей из лучших! Глаза Владимира Ивановича счастливо заблестели, увлажнились, улыбка растянулась от уха до уха, лицо побагровело до неприличия. Наверное, давление поднялось. Он ахнул, назвал меня, оторопевшую от смятения, умницей и красавицей, крепко обнял. Столь же основательно пожали мою руку товарищи по команде, судьи, недавние конкуренты и какие-то незнакомцы. Любопытные взоры так и вопрошали: "Кто ты такая? Откуда взялась?" Никто не знал, чего ещё ожидать от дебютантки. Я и сама не ведала, на что способна.
      Невычурная церемония награждения мне довольно-таки понравилась. Владимир Иванович одарил победительницу новенькой спортивной курточкой "с барского плеча", которая, честно говоря, была ему маловатой. Так я обзавелась половиной парадного костюма – не стыдно выходить за призом. Кубок вручался в небольшом зале, уставленном деревянными столами и скамейками. По узким проходам я свободно дошла до приземистого пьедестала и скромно затесалась между турком и венгром, занявшими второе и третье места. Они недоумённо смотрели на меня сверху вниз. Красивые, крупные, сильные и опытные мужчины не понимали, как маленькая женщина оказалась в их статном чемпионском ряду. Происходящее выглядело прекраснее волшебного сна! Конца ему не предвиделось, и я без тени сожаления отдала завоёванный кубок Владимиру Ивановичу. Объёмный и увесистый презент с намёком "знай наших!" отправился прямиком в Министерство спорта России. В одночасье моя персона стала чуть-чуть знаменитой, то есть уже несвободной.
      

      Фото из архива автора. Германия, Бад-Орб, 2010 год.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/02/12/371


Рецензии
Здравствуйте, Марина!
Если бы Вы знали, как мне сейчас тревожно, холодно и больно психологически... Осталось провести один урок, забрать характеристику практиканта и подписанный соруководителем рабочий график.(Без них мне не зачтут практику в вузе!..) Но учитель заболевает уже второй раз за неделю... И боится, что я тоже заболею, так как в школе многие недомогают. Я понимаю, что это и есть настоящая любовь, дружба и забота! Но когда болеет близкий по духу человек, который в меня искренне верит, а я никак не могу помочь, сердце кровью обливается... Поэтому мне уже тоже хочется махнуть рукой на всё и сказать: "Есть, мой генерал!" Вот такие дела.
Спасибо за интересную и поучительную историю!

Марина Репина 2   06.12.2022 04:55     Заявить о нарушении
Нельзя болеть, Мариночка.
Держитесь изо всех сил! Сейчас Вы - опора учителя!
Здоровья Вам и Вашим близким.
Спасибо за отклик. С уважением и душевным теплом,

Марина Клименченко   06.12.2022 07:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 95 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.