Тайны и мистификации А. С. П

               
                По прочтении книги Александра Костина
                «Тайна болезни и смерти Пушкина»
Уважаемый читатель!
Я не историк, не исследователь, не пушкиновед, я - пушкинолюб, и поэтому, содержание этого эссе не есть  моя точка зрения на жизнь и творчество великого поэта, но всего лишь впечатления о прочитанном, вызвавшем во мне массу сомнений, несогласий, удивления (откуда сведения?) и даже некоторое  непонимание цели рождения такой книги.
(Может быть даже: «Было… Но надо ли всё это вытаскивать на поверхность?  Не правильнее ли оставить в архивах?»)
Нет, я не отрицаю имеющихся в  книге достоинств, – это моменты и положения, подтверждённые документально, а не построенные на попытках логического домысливания того, как это могло бы быть.
    Поэт  и сам был недюжинным мистификатором.
Возможно, влияние этой стороны его таланта и есть причина  мистификаторских мотивов книги Костина.
 Конечно, как и всякая литература (сегодня цензуры нет!), книга имеет право на жизнь, но… если и надо её читать, то в зрелом возрасте, когда прочитано и усвоено всё пушкинское наследие, когда пройдены и закреплены все стадии его влияния: удивление, восхищение, преклонение; когда полностью сформируется отношение к Пушкину, как к «Олимпийцу русской поэзии»…

 К сожалению, очень часто  молодёжь  (и не только) знакомится с «околопушкинскими» сочинениями гораздо раньше, чем с творчеством самого поэта,что может привести к неправильной оценке его творчества

В советское время сложился  хрестоматийный образ АСП, где замалчивались многие черты его человеческой, жизненной, бытовой личности, не всегда унисонные его поэтической гениальности.
Очень хорошо и ясно написала об этом Лариса Васильева во вступлении  к своей книге  «Жена и муза».
 Правда, там шёл разговор с Семёном Гейченко о разгадке имени потаённой «северной» любви поэта, в процессе которого в какой-то мере проясняются  проблемы дореволюционного и советского пушкиноведения.
             Имя…
« - Вы говорите, известно. Кому известно? Советские пушкинисты…
-Советские пушкинисты, моя дорогая, на государственной службе. Кто им позволит развивать эту тему: наш народный поэт, вольнолюбивый патриот не мог любить представительницу…сама понимаешь.
 - А до революции?
 - Там была своя цензура. Отношения Пушкин – Романовы запутанны и темны…
 - А вы? Если вы знали, почему же вы, хранитель музея?..
-Вот именно. Мне ещё нужно домик няни ремонтировать и лес после бури приводить в порядок. Чего ты хочешь от меня?»
Л. Васильева ждала и надеялась, что Гейченко всё же напишет об утаённой  любви поэта, но…
Он написал другие книги. И только после смерти  С.Г.  Васильева решилась…
Сегодня, быть может с «лёгкого пера» Н. Раевского, резко обострился интерес к личности АСП – уж слишком много загадок загадало его гениальное, часто не лишённое мистификаций, творчество, да порой и сама жизнь.
 
Прошли века,   её  стали «просвечивать» по годам, дням, минутам.
Поняв, что ГЕНИЙ и ЧЕЛОВЕК, в котором он поселился, не одно и то же, начали со сверхинтересом выискивать  не только поступки, но и их мотивы, что приводило иной раз к фантазиям и домыслам.
На ум приходит сравнение: когда-то стреляли без точного оптического прицела, потому бывали недолёт, перелёт и, наконец, в цель.
Так вот, в пушкиноведении недолёт – в прошлом; перелёт, как мне думается, сегодня.
Все версии надо выплеснуть, дать ВРЕМЕНИ отсеять наносное и только тогда, быть может, засияет истина в своей правдивости и первозданности.
Ещё раз напоминаю: всё это не относится к стихам.
Они были, есть и останутся прекрасными.

               
В своей книге автор пытается разрешить ряд проблем, касающихся жизни и творчества поэта, причём, не разделяя строго текст на отдельные главы (хотя формально главы наличествуют), и я его понимаю: какие бы ни были различия между П.-гениальным поэтом ( и прозаиком –тоже!) и П. – человеком, в его жизненной, бытовой ипостаси, всё равно это – один, единый  человек, и раскладывать свойства его личности «по полочкам» в идеале  не получится: где-то, и очень даже не редко, эти «полочки» пересекутся, в чём убеждает и следующий фрагмент книги, хотя, не уверенна, что всё было именно так.
                ***
          П.   Л.   Н.   (Потаённая любовь Натали.
Москва…
1830 год…
Пушкин уже положил глаз на Натали Гончарову (Н.Н.Г), как, впрочем, и на ряд иных потенциальных невест, союз с которыми по ряду причин не состоялся.
Откуда вдруг такой ажиотаж  («Не хочу учиться,  хочу жениться!»)?
Всё очень просто, как объясняет сам поэт: ему тридцать; к этому времени все женятся, заводят семьи, и он поступает, как все, причём без особого энтузиазма, предвидя  и учитывая все трудности семейной жизни.
                (Если бы)!
С Наташей тоже не получилось с первой попытки, но и отказа не было.
Поэт ждал, продолжая надеяться…
А юная Натали со всей страстью молодости бросилась в водоворот светских удовольствий, которыми в тот год богата была Москва, где гостила часть высочайшего двора.
Особенной популярностью пользовались "живые картины", представленные истеблишментом дворянской молодёжи, в число которых вошла и  романтическая красавица Натали Гончарова.
(Вот и началась вереница мистических случайностей)
Успех «живых картин» докатился до Петербурга.
 Брат Натали -  Иван уговорил своего старшего товарища и наставника ротмистра Петра Ланского посетить московские празднества, обещая познакомить его с красавицей-сестрой. Тот согласился, тем более, что в «живых картинах» принимал участие и его племянник Александр Сергеевич Ланской.
Остановились кавалергарды в хлебосольном московском доме Гончаровых, где все и перезнакомились, а 31-летний холостяк Пётр упал в любовь, как в колодец, не зная, как выбраться.
Время, как известно,  не стоит на месте…
Натали уже стала Пушкиной и с супругом переехала в Петербург, где вновь встретилась на одном из балов с Ланским, которого не забыла.
Весь танцевальный вечер они провели вместе и простились очень тепло.
«Дальше события развивались по классическому сценарию французских романов…
   Рано или поздно это должно было случиться -Натали влюбилась в П.П.Л, это была, по существу, её первая любовь, которую она, благодаря Всевышнему, пронесла через всю свою нелёгкую жизнь».
                ***
Немного предыстории, касающейся АСП.               
Поэт вполне отдавал себе отчёт в том, что Натали его не любит, и её согласие на брак с ним продиктовано совсем иными мотивами, главный из которых – уйти от деспотической власти матери, что ей вполне удалось, более того, она со временем и сестёр вытащила из этого омута.
Да и Пушкин не горел безумной страстью, о чём узнаём из многих писем к друзьям в период вынужденного «болдинского холерного затворничества», когда АСП  среди обильного писательского урожая почти ничего не написал о невесте, понимая, что она, по словам Софьи Карамзиной, пока Ундина, в которую ещё не вдохнули душу.
( Возможно, никто не знал о ПЛН, а быть может её  (потаённой любви) и не было вовсе).
Но вот свершилось – Пушкин женат и, как будто бы счастлив, но, семью душат долги.
Пушкин, в надежде выиграть, садится за карточный стол, но проигрывает, множа долги.
Если раньше, в пору молодости, каждое увлечение рождало поэтические шедевры типа: «Я помню чудное мгновенье»,  « Я вас любил», «Не пой, красавица, при мне» и другие, то к 30-ти годам увлечения женщинами и, соответственно, любовная лирика уступает место лирике философской и гражданственной, не столь понимаемой, а, следовательно, популярной.
Поэт взрослеет, его стремительно развивающийся интеллект намного опережает возможности восприятия читающей публики, произведения его уже не  вызывают прежнего восторга.
Та же участь постигла и его журналистскую деятельность – «Современник» не имел должного успеха.
Желанное освобождение из ссылки Николаем I и его «покровительство» оказались блефом и всё больше закабаляли поэта.
 Но больше всего его беспокоило нездоровье, сказывающееся на  интимной стороне его жизни – когда-то, врачи предсказали ему болезнь Паркинсона (впервые прочла у А. Костина и не без удивления подумала: и с кем же это поделился АСП? 
Особенно он обеспокоился после рождения сына Сашки, совершенно рыжего при родителях – брюнетах.
А при рождении второго сына  - и тоже рыжего -  взволновался не на шутку, пытался вычислить ПЛН, но тщетно.
Часто уединялся, ища вдохновения.
 Уезжал то в Михайловское, то в Болдино, то в Оренбуржье,  но «Болдинская осень» не повторилась. Пытался уйти в отставку с поста историографа и уехать на несколько лет в деревню, где рассчитывал поправить здоровье и материальное положение, но царь, уже давно неровно дышавший к Натали, не пустил, напротив, пожаловал ему вместе с 18-летними юнцами «камерюнкерство», лишь бы Натали плясала в «Аничковом».
Огромные неоплаченные долги, постоянные унизительные походы к ростовщику, нездоровье, не очень складывающееся семейное счастье, творческий кризис…
 В поэзии появились грусть, печальная раздумчивость, тема скорого ухода из жизни (всегда помнил  - гадалка нагадала 37 лет жизни).
 За несколько лет до кровавого финала на сцене появляется Дантес, сыгравший, по мнению автора комментируемой книги, при всей обоюдной увлечённости лишь роль ширмы, затеняющей более серьёзную связь -  Натали и Царь.
Догадывается ли о ней АСП?
Не только догадывается, но знает точно. ( Именно для этого был  в своё время создан институт фрейлин).
Свет к этому относится весьма снисходительно, но не Пушкин!
Дальше – «песня» долгая, надо читать книгу А. Костина, но кратко  - сущность истории дуэли в том, что АСП решил сделать пулю Дантеса для себя финальной.
Перед роковой дуэлью состоялась инициированная Жуковским с целью предотвращения дуэли вторая и последняя личная встреча ПОЭТА и ЦАРЯ.
Её содержание осталось тайной, но есть предположения, что Царю  необходимо было узнать насколько глубоко АСП, работая в секретных архивах, проник в тайну его не Романовского происхождения.
И он, скорее всего, эти сведения получил, ибо все дальнейшие события показали, что Царю мёртвый Пушкин был удобнее, нежели живой.
                ***
1844год…
Петербург…
Восьмой год вдовствует Натали.
Как- то в конце зимы в гостиную, где она сидела с сестрой Александриной, вошла с докладом служанка:
 - К вам генерал Пётр Петрович Ланской.
Сёстры удивлённо переглянулись, пожали плечами – это имя им вроде бы ни о чём не говорило. (А «живые картины», а танцы на балах в 30-е годы, а вспыхнувшие чувства, а…)
 - Проси.
И он вошёл.
 Высокий, стройный, с отличной военной выправкой Ланской только что из Баден-Бадена, где встретил друга и бывшего сослуживца Ивана Николаевича Гончарова, который попросил его передать сестре небольшую посылочку, что он с удовольствием и выполняет.
Прибежали Наташины мальчишки, привеченные генералом, потом и девочки.
Был уютный чай, тёплый приём, приглашение бывать…
В общем, дело кончилось свадьбой.
 И началась  вторая семейная жизнь Натали.
ППЛ был хорошим, порядочным человеком. Детей Натали, особенно мальчишек, любил, как, впрочем, и дочерей, в том числе и трёх общих.
Николай I опекал семью, всячески ей помогая.
 Но, при всём покое и уравновешенности жизни, прошлое нет-нет да и вторгалось стрелами молний в эту безмятежность.
В декабре 1857 года случилось непредвиденное: «священник Конного полка, в котором служил сын Натали Александр, отказался венчать его с Софьей Ланской, племянницей Петра Ланского, усмотрев в будущем союзе кровную связь.
 НН тотчас поехала к своему духовнику, протопресвитеру Бажанову и вернулась страшно расстроенная…
"Жених и невеста были как громом поражены…»
И только благосклонность молодого  царя Александра II помогла молодым.
Дело в том, что В.Б.  Бажанов долгое время был духовником не только царской фамилии, но  Пушкиных, Гончаровых,  Ланских…
Сколько тайн было ему доверено и унесено в могилу!..

А. Костин считает, что загадка ПЛН перестает существовать, стоит всего лишь изменить одну букву П П Л.



               


Рецензии
Интересно! Спасибо, Нелли, вы чудо!!!

Дебора Вишневская   01.03.2018 11:51     Заявить о нарушении
Тронута, дорогая Дебора!
ваша...

Нелли Мельникова   01.03.2018 12:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.