Спортивная страсть. Глава 23. Место под солнцем

      Ошалевшее солнце своих позиций не сдавало, и я с превеликой радостью узнала, что выступаю ранним утром в первой смене. Из небольшого приземистого тира ещё не иссякнет приветная ночная свежесть, к тому же, в закрытом помещении воздух будет непрерывно охлаждаться. Значит, духота не помешает. Пистолетчикам не нужны специальные костюмы, я в сотый раз оценила это преимущество, нагладила самую тонкую футболочку и прицепила сзади табличку со своим именем и номером. По воле судьбы мне досталось комфортное место в тупике - уселась скоренько. Здесь, в отдалении от входа, исключались многие внешние помехи. Глаза легко адаптировались к цветовому контрасту тёмного напольного покрытия, светлых стен и чёрных мишеней. Однако прямо над головой чрезмерно ярко светила огромная лампа, окутанная тонким металлическим абажуром. Блеск бил прямо в глаза! Соседки по рубежу быстро надели кепки с широкими козырьками, исключив тем самым ослепляющий эффект. По неопытности я не имела простецкой защиты, потому неудобно наклоняла голову и беспрестанно щурилась. На удивление, половину упражнения отстреляла ровно.
     Потом непрошеной громадой накатило волнение. Оно, как обычно, вылезло откуда-то изнутри, перемешало мысли, нарушило ритм дыхания и сердечных сокращений. Ладони завлажнели, пистолет неблагородно задрожал, на табло проигранными очками одна за другой запестрели ошибки. Вместе с ними отчётливо высветилась и моя слабость. В полудетском стыду я отложила оружие, вытерла руки махровой салфеткой, прикрыла глаза, успокоилась, оценила текущие результаты. Кореянка великолепно завершила две серии, её блестящие попадания удостоились всеобщего восхищения. Моё отставание было незначительным и вполне преодолимым. Сей факт обнадёживал, пробуждал азарт и отвагу. Я умела классно работать на рубеже и желала, чтобы все это видели. Прочь липкие страхи и никчемную расслабленность!

     Борьба двух лидеров, имеющих равные шансы на успех, была непростой. После вынужденной передышки я подавила тревогу, а соперница с ней не справилась и с каждым выстрелом теряла превосходство. Отрыв между нами неуклонно возрастал, к концу упражнения моя фамилия прочно закрепилась на первой строчке итоговой таблицы. Я очень красиво вошла в финал, набрав триста семьдесят девять очков.
Выше головы, как говорится, не прыгнула, но показала почти всё, на что способна. Прямо как тренер учил! Остальные участницы турнира в наш с кореянкой спор вообще не вмешивались, но после сорока выстрелов определились и другие претендентки на медали - украинка, азербайджанка, турчанка, македонка. Пока я была лучшей из восьми финалисток, однако за пятнадцать-двадцать минут наши позиции могли измениться непредсказуемо.
      Время короткого перерыва между двумя частями состязания мы с Владимиром Ивановичем провели в маленьком уютном кафе близ тира - пили кислый апельсиновый сок из высоких запотевших стаканов с брякающими кубиками льда на дне, ели печеньки, густо посыпанные сахаром. Свежий напиток великолепно утолял жажду, тренер тихо говорил о чём-то хорошем и постороннем, умело защищая меня от спортивной нервозности. Оставалось всего ничего – размеренно завершить стрельбу. Без паники, без оглядки на конкурентов, без лишних эмоций. Спокойствие – отнюдь не внешний показатель, это сдержанность чувств, отсутствие лишних мыслей. На самом сложном этапе я умудрилась сохранить внушительный отрыв в двенадцать(!) очков. Даже вымученные выстрелы оказались лучше, чем ожидала. Кореянка, как ни старалась, со второй позиции не сдвинулась.

      С великолепными показателями я стала настоящей чемпионкой мира! Своей Родине принесла сразу две золотые медали (в личном и командном первенствах) и два  рекорда. Копилка российской сборной неплохо пополнилась, моё имя навсегда вошло в историю большого спорта. Я стояла на высоком перегретом пьедестале на дрожащих ногах и, совсем как в детстве, боялась упасть. Чрезмерное волнение мутило голову. Владимир Иванович вовремя подал мне крепкую горячую ладонь. Когда на ветру затрепетал флаг России, мы застыли в торжественной неподвижности и под раскатистое звучание гимна разделили великую гордость на двоих. Я не подвела Родину, тренера, своих болельщиков и заслужила именную лицензию на Игры в Лондоне, ту заветную, о которой не один год мечтал каждый участник чемпионата. За каких-то три часа из меня получилась звезда. 
      В бесподобном статусе я принимала цветы и поздравления, обнимала знакомых людей, пожимала руки незнакомцам. Где-то за спинами чужаков мелькнула унылая улыбка Дидье. Предолимпийский путь открывался только избранным, на этот раз крупно повезло мне. Я лишь догадывалась, а француз точно знал, что мы больше не увидимся. Он нечаянно растревожил моё неподдельное стремление любить, подавленное нескончаемыми делами и заботами. Нечто важное не состоялось, ускользнуло. Мимолётное увлечение проросло вроде бы ниоткуда, закружило меня и вдруг растворилось. В утомлённой душе для большой любви снова не нашлось места. Я избегала однозначного выбора между мужчинами и спортом, оружие не простило бы неверности. Стрельба требовала жертв, ультиматумом выставляя строгие условия продолжения карьеры. Весь жизненный уклад следовало переменить ради достойного выступить в Англии. Моё участие в Паралимпиаде никто не оспаривал, но легче от этого что-то не становилось.
       
      После церемонии награждения переутомление заявило о себе сполна. Я, внутренне опустошённая, силилась понять, какая безумная волна вынесла меня на пик стрелковой карьеры. Основное заболевание не располагало к точным попаданиям в мишень: я вечно шаталась, оступалась, спотыкалась, из рук всё падало. А тут получилось вопреки диагнозу. Невероятно! К мировому пьедесталу идут долго, а мне хватило полутора лет. Впрочем, первичной была тяжёлая атлетика, подарившая крепость духа, тела и умение работать на результат. В тире эта подготовка очень пригодилась. Я рискнула дебютировать на крупных соревнованиях, проигнорировав возраст, в итоге оправдала расчёт тренера и заняла почётное место под солнцем. Но своё ли?
      Мне катастрофически не доставало опыта и уверенности в своих силах! Зато у соперниц и товарищей по команде имелась внушительная фора, их честолюбивые амбиции и планы высекались десятками лет! Я же стеснялась мечтать о наградах. Казалось, череда удач вот-вот прервётся, и не хватит сил дойти до главной вершины спорта. Я маялась сомнениями и опасалась олимпийских целей, потому что они не подразумевали отступлений. Роль чемпионки мира снаружи была завидно-блестящей, изнутри - обременительной. В пределах спортивного круга я стала узнаваемой, меня тепло приветствовали на улице и в тире, часто называли умницей и фавориткой, а итальянцы и хорваты полушутливо приглашали в свои команды. Шанс выступать за чужую страну действительно представился, только я чувствовала себя русской до мозга костей, потому серьёзные разговоры на эту тему не заводила.

      Спорт уже не казался игрой, из милого хобби он разросся до огромного дела. Соратники считали меня профессионалом, но по большому счёту я до такого уровня не дотягивала, стрелять без права на поражение не умела. Порой хотела сложить оружие и вернуться в спокойную колею, чтобы просыпаться и засыпать без суровых «надо». Мне с перебором хватало долгов. Врачебный и дочерний отдавала сполна, не роптала. Спортивный представлялся лишним, да отрешиться от него не получалось. Ловушка захлопнулась, мир сузился чуть ли не до размеров мишени. С этого маленького чёрного пятнышка начался непрерывный путь к Паралимпиаде. Для людей, следящих за международными соревнованиями по пулевой стрельбе, я в одночасье стала не просто хабаровчанкой Мариной Клименченко, а заметной представительницей России. Теперь должна выступать не за себя - за Родину, которой позарез нужны медали. Предскажи кто-нибудь такой расклад, ни за что бы не поверила. Но случилось! Я стала большой надеждой родного Дальнего Востока.
      Немногие местные спортсмены пробились к вершине Олимпа, каждый потенциальный победитель был на счету и на виду. Моих тренировочных неприятностей как ни бывало, даже застарелая транспортная проблема решилась, и теперь я "каталась" в тир на служебной машине. Изо дня в день усилия многократно возрастали, порой чувствовался их предел, удача отворачивалась от меня, а то и вовсе улетала прочь. Указательный палец, как окаянный предатель, замирал на спуске, и все наработки летели коту под хвост. Я понимала, что промах – ещё не поражение, поражение – это боязнь промаха. Терпеливая работа над ошибками велась беспрестанно. Как ни странно, заниматься тяжёлой атлетикой было легче. На соревнованиях фонтаном разбрызгивалось адреналиновое возбуждение, минутное перенапряжение сменялось полным расслаблением и опьяняющим наслаждением. Три попытки давали право шагнуть вперёд, не рискуя предыдущим результатом. Штанга требовала огромной отдачи, но ювелирной точности этот спорт не подразумевал. Стрельба же выматывала меня невероятно.

      Мышечная усталость проходила довольно быстро, а неудачные попадания портили настроение надолго. Иногда я ощущала себя полнейшей бездарностью! Великолепные выстрелы получались только тогда, когда мы с пистолетом сливались в единое целое. Абсолютная близость с оружием зависела от состояния здоровья, внутреннего покоя и подчас рассыпалась от бесконечных переездов. Надо признать, что сильнейшей помехой являлись собственные мысли, периодически они закручивали внимание в мёртвую петлю, то отрывая его от пистолета, то излишне приковывая. Думать на рубеже нельзя ни о плохом, ни о хорошем. Надо трудиться монотонно, как робот. Если удавалось стрелять с пустой головой, я блистала совершенством. Увы, так случалось нечасто. 

      
      Фото из архива автора. Хорватия. Год 2010.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/02/15/290
      


Рецензии
Мариночка, теперь уже можно безмерно гордится и кричать УРА?! УРА!!! Вы гений!Вы лучшая! Вы классная! Как я горжусь Вами!ЧЕМПИОНКА МИРА!!!

Вера Кулагина   12.10.2022 19:39     Заявить о нарушении
Смутили меня, Верочка. )
Огромное спасибо за столь эмоциональный отклик!
С теплом душевным,

Марина Клименченко   13.10.2022 09:50   Заявить о нарушении
На это произведение написано 77 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.