Спортивная страсть. Глава 24. Россия за спиной

      Моих соотечественников, желающих самоотверженно стрелять за Россию, было слишком много. Чтобы прочно удерживаться среди лучших членов команды, я при каждом удобном случае доказывала свою состоятельность. Настала пора жить исключительно спортом, отодвинув подальше посторонние заботы. Привычная повседневная жизнь была шире и ярче стереотипных тренировок, она манила весёлыми праздниками, тихими компаниями друзей, любимой музыкой, стихами, недальними пешими прогулками или временным бездельем. Но на такие простые удовольствия моих сил уже не хватало. Стрелковые дела не располагали к лирике и праздному веселью, пистолет настоятельно желал любви, а Родина - верности. Я поставила точку в нудных размышлениях о своих возможностях и осталась один на один с оружием. Всё-таки замахнулась на высоту, которую раньше считала совершенно недостижимой.
      Выезды на тренировочные сборы в Германию начинались в марте, перемещение из конца дальневосточной зимы в начало европейской весны, как правило, растягивалось на сутки. Неудобства долгого пути скоро стали обыденно-сносными, однако к разительным отличиям русской и немецкой жизни я так и не привыкла. Чужие нравы изумляли чрезмерной педантичностью, а дома и земли - невероятной ухоженностью. По многим позициям Россия явно проигрывала, её беды и достоинства я принимала близко к сердцу и собственное счастье без Родины не представляла. Борьба за нашу общую честь предстояла бескомпромиссная, мне пришлось отдалиться от любимых людей, отрешиться от медицины и заграничных соблазнов. Утомлённое тело приспособилось к стабильным нагрузкам и не давало непредвиденных сбоев. Только душа, туго скованная спортивным долгом, страдала от несвободы. Я чувствовала её смятение, но в первую очередь разгребала будничные проблемы. 

      Большое беспокойство вызывало оружие. Видавший виды пистолет периодически выходил из строя: то редуктор барахлил, то скорость вылета пули не соответствовала нужной. Эти неисправности легко устранялись и выступать не мешали, однако в Польше меня ожидал плохой сюрприз: прямо перед соревнованиями взял и сломался оружейный зацеп. На свободной тренировке пули вылетали из ствола при слабом-слабом касании спуска и увиливали от цели. У меня волосы встали дыбом от этого кошмара! Выполняя зачётное упражнение, я с невероятной осторожностью поднимала и опускала пистолет, словно хрупкую хрустальную вазочку. Выстрелив, отводила в сторону указательный палец и от греха подальше дёргала предохранитель. Удивительно, что технический контроль прошёл без эксцессов. Времени на починку совсем-совсем не было.
      Заметив нелады, судьи отстранили бы меня от состязаний, лишив возможности получить очередную медаль. В таком случае я могла сместиться с первого места предолимпийского рейтинга куда-нибудь вниз, что крайне нежелательно. Когда прозвучало приглашения на рубеж, мы с Владимиром Ивановичем пошептались и решили ввязаться в непредсказуемую игру - лучше рискнуть, чем подарить преимущества конкуренткам. Одну беду утаили, а тут и другая вылезла, подтвердив неписаный закон подлости: буквально за полчаса до выступления я сильно разболелась. Простыла, наверное. Температура поднялась мгновенно, вместе с ней накатили мышечная боль, одышка и сердцебиения. Мой выход был под угрозой, я чуть не расписалась в полнейшем бессилии, но вспомнила о Родине, направившей меня на передовую. Нельзя сдаваться! Работать, работать, работать! Таблетка аспирина застряла в горле и противно наполнила рот кислятиной, тут же подступила тошнота. Мозг раскалился от напряжения, казалось, череп сейчас треснет; пистолет неимоверно отяжелел, я, насквозь потная, изрядно дрожащая, еле удерживала его навесу. Ей-богу, как на поле боя: одна неточность, и бесславно погибну. 

      Под токсичным натиском заразы моё тело просило покоя, а я заставляла его стрелять и фанатично боролась с форс-мажором. Туман застилал глаза, думала, не дотяну до финиша, вот-вот развалюсь на бесформенные кусочки. Удача и неудача, в любой момент готовые поменяться местами, зацепились за мушку. То одна приближалась, то другая. Каждый выстрел начинался правильно и красиво, но остро интриговал меня и тренера неизвестным исходом. Исключительно на силе духа я победила не столько соперниц, сколько затруднительные обстоятельства. Получается, иногда можно быть выше отягчающих факторов. Члены команды с уважением назвали меня Железной Леди. Я немножко возгордилась, правда, в полной мере себя таковой не считала.
      Воинственный настрой иссяк как раз по сигналу «Стоп». Едва закончилось выступление, ломота скрутила натруженные мышцы, жар повторно ударил в голову, всякие "плохо" отравили мозг. Всё, нокаут! В гостиничном номере я рухнула на койку, как подкошенная, болезнь немилосердно отобрала последние силы. На лечение потребовалось несколько дней, я почти не поднималась с постели, мало ела, много спала. Пилюли принесли несомненную пользу, и мне наконец-то удалось отдохнуть от суеты. Праздник закрытия чемпионата проскочил мимо, я совсем не расстроилась. Почётный приз «Лучшему стрелку» Владимир Иванович получил из рук главного судьи и аккуратно поставил на угол моей прикроватной тумбочки. Оригинальный плоский сувенир из голубого чешского стекла сиял боковыми гранями и контурным рисунком винтовки, имел памятную надпись и был весьма увесистым. Как всемогущий талисман, он тянул меня к выздоровлению и звал на рубеж. Нечего расслабляться!

      Следующий визит в Польшу состоялся через год. Многочасовой автобусный вояж из Германии в приграничный городок Штетин я перенесла легче, чем ожидала. Дневник развеял затянувшуюся скуку и пополнился «причёсанными» и «непричёсанными» мыслями. Бессчётные волнения не подавили мечты о личном счастье, правда, я не знала, где его искать. Манящая неизвестность таилась где-то за Паралимпийским барьером, расстояние до него стремительно сокращалось. А пока меня ожидали новые старты, значимость их неуклонно возрастала, ведь разыгрывались последние путёвки на Лондонские Игры. Соперницы горели желанием побеждать, наше противостояние ужесточилось. Я ничего не упустила: и оружие было в исправности, и мысли лишние не беспокоили, и телесным бессилием не страдала, но гладкое выступление снова сорвалось. После технического осмотра выяснилось, что рукоятка пистолета не соответствует стандартам, перестарались мы в Хабаровске, её подклеивая. Вот же досада!
      Объёмные деревянные излишки пришлось срочно спилить, при этом изменился хват и потерялся кистевой автоматизм. Времени приспосабливаться к новым ощущениям не было, и на свободной тренировке я позорно провалила все серии - такого ещё не случалось! Повод расстроиться и засомневаться в своих силах выдался походящий. Я не успела спокойно проанализировать ситуацию, отречься от старой привычки и вернуть козырное движение - пистолетчицы уже потянулись к стрельбищу. По плану мы выступали в пятницу, тринадцатого числа. А мне ещё и по жеребьёвке выпал тринадцатый щит. Нарочно не придумаешь! Но игра есть игра. Смутило вовсе не суеверное совпадение, первая смена отстрелялась на мировом уровне, надо было ему соответствовать. Во что бы то ни стало! Неусыпная совесть громко напомнила о принятых обязательствах.

      Слегка успокоив нервы, я излишне сконцентрировала внимание на мишени и упустила важные детали: правильную посадку, разворот плеч, положение головы. По два-три раза поднимала руку и ловила наилучший момент. Чуть торопилась – получала «восьмерку», слегка задерживалась – попадала в «девятку». Секунды обрели вес медального золота. Мушка двоилась перед глазами, пистолет «уплывал» из влажной кисти, ствол вибрировал, рабочий палец клинило на полпути. Заключительный выстрел состоялся лишь с пятой попытки! Раздосадованный непростительной волынкой мозг уже выкидывал отчаянные сигналы «SOS!», минутная стрелка настенных часов накручивала обороты до финиша, а я всё наводила резкость и вязла в ошибках. На последних секундах суперволевым усилием прожала спуск – «десять»! Будто гора с плеч упала.
      Лидерский спор с украинкой закончился моим преимуществом всего в одно очко и обновлением мирового рекорда. А до окончательной победы я не дотянула – в финале не справилась с волнением и растеряла слабенькое преимущество. Не хватило осмотрительности, уверенности и желания быть первой, вот и осталась с «серебром». Высокая ступень спортивного мастерства оказалась узкой и шаткой - того и гляди свалишься!
 
      На следующих сборах я жила одним и тем же: ровная мушка, спокойное дыхание, плавный спуск. Постепенно привыкала к обновлённой рукоятке и наращивала результаты. С одной стороны, неудачи огорчали, с другой – превращались в стимул для борьбы. Без полноценного отдыха мышцы правой руки непреодолимо стопорились, я теряла необходимые навыки, однако не смела перечить тренерам и менять утомительный график стрельбы. Неминуемые провалы переживала болезненно и всё меньше хотела быть лучшей. Без стремления к пьедесталу жилось проще, но выхода стрелковый путь не имел - за спиной Россия! Я научилась стрелять через физическое «не могу», однако сила воли тоже убывала.
     Хабаровск ненадолго разряжал удручающую обстановку. В любимом городе я появлялась редкой гостьей и две-три недели вела насыщенные приёмы в поликлинике. Домашних хлопот тоже хватало. Неотложные «надо» даже во снах не давали покоя. Завершив текущие дела, я снова собиралась в дальний путь. На моей спортивной дороге чётко обозначилась главная высота - Паралимпийские Игры. Казалось, Родина не сводит с меня глаз – видит успехи и проигрыши, ждёт скорых побед. Непозволительно складывать оружие без попытки оправдать великую надежду! 


      Фото из архива автора. Год 2012.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/02/16/373


Рецензии
Мариночка, Вы очень скромный человек. Спасибо Вам, что рассказываете о буднях чемпионки мира и подготовке к олимпиаде. Я то думала, что их на руках носят и они на собственных машинах передвигаются и живут в новых квартирах.)

Вера Кулагина   14.10.2022 08:37     Заявить о нарушении
Профессиональных спортсменов много, но машины и квартиры получают далеко не все.
Для таких подарков надо особо отличиться.
Спасибо за терпеливое чтение, Верочка!
С теплом душевным,

Марина Клименченко   14.10.2022 15:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 75 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.