Спортивная страсть. Глава 25. Канун большой Игры

      Мой родной город торжественно, со звонким размахом провожал троих паралимпийцев-дальневосточников в столицу Англии. Я покидала Хабаровск в отличном настроении, волнительно приняв напутствия многих доброжелателей, участливых чиновников и самого Губернатора края.
      Вячеслав Иванович Шпорт регулярно отмечал мои успехи личной похвалой, грамотами и денежными премиями. Несколько раз я получала именную стипендию и приглашения на масштабные празднества, где уже не чувствовала себя чужой среди знатных спортсменов.
      Особое почтение накануне Паралимпиады выразил мне Алексей Анатольевич Капура. Знаменитый пловец много лет назад вывел робкую неловкую дэцэпэшницу на спортивную тропинку, не догадываясь, как этот путь расширится и куда приведёт. А личный тренер Татьяна Сергеевна на прошлое вовсе не оглядывалась, всё о будущем переживала. Она четыре года не знала покоя, шаг остался до заветной мечты. Томительное ожидание началось. Оправдать бы доверие!   

      Пока команда стрелков-инвалидов самоотверженно готовилась к большой Игре, битва здоровых атлетов набирала обороты. Все СМИ, включая вездесущую сеть Интернет, пестрели краткими и подробными новостями с лондонских стадионов. Награды высшей пробы доставались немногим моим соотечественникам. За серебро и бронзу тоже шли жестокие, не всегда успешные сражения. Все медалисты прямо с пьедестала входили в мировую историю спорта.
      Хорошо представляя цену счастливых завоеваний, я следила за происходящим по газетным статьям. Телетрансляции не смотрела – слишком живо в них пылали чужие страсти. Чрезмерные эмоции больно искрили, нещадно меня захлестывали. Переполнение чувствами было ни к чему – самой скоро выступать. 

      Я непрестанно думала о смысле предстоящих баталий. Спортивный героизм впечатлял, будоражил кровь, однако не всегда стоил прямого подражания. Вот наглядный негативный пример: марафонец Валерий Борчин не дошёл до финиша всего полтора километра – потерял сознание от истощения организма. Он выставил на кон жизнь! Столь высокий риск я никак не могла оправдать.   
      В погоне за славой и деньгами атлеты нередко лишались личной жизни и здоровья, а по сути, Олимпиада ведь игра. Не война! Так ещё Пьер де Кубертен в конце девятнадцатого века утверждал. Его патетичная фраза «О спорт, ты – мир!» никогда не подлежала сомнениям. Выдающийся француз возродил Олимпийские Игры в их нынешнем виде и представлял дело своей жизни наслаждением, справедливостью, вызовом, благородством, ликованием, прогрессом.
      Я полностью соглашалась с громкими, но точными сравнениями и разделяла главнейшее утверждение известной Оды спорту: «Надо мечтать. Надо сметь. Надо дерзать». При этом не обязательно шутить со смертью, рвать в клочья себя и соперников. Лучше всей планете показывать наработанные годами и десятилетиями результаты. На мировых аренах случайностей не бывает - победит сильнейший.

      Предстартовые сборы были тяжёлыми и долгосрочными, перегруженными сложными контрольными работами, нужными и ненужными упражнениями. Подчиняясь общим приказам, я стреляла по несколько часов в день, напрягала рабочую руку до судорог, а мозг до притупления сознания. Интерес к любимому делу периодически терялся, чудесное увлечение превращалось в настоящий гнёт. Отступить бы или остановиться, да нельзя, нельзя!
      Без моего сердечного настроя пистолет принимал облик трудноуправляемой железки, и пули к цели летели сами по себе, шокируя меня повторными «восьмёрками». Из-за хронической перетренировки я растрачивала силы и терпение попусту, кропотливый анализ ошибок не выправлял плачевное положение. Прогрессирующая телесная слабость вылилась в постыдное безволие, несмелые помыслы о призовом месте совсем улетучились. 

      Мне остро не хватало короткого тайм-аута - расслабить вымотанные мышцы, натруженные суставы, утомлённые глаза. Я мечтала выспаться как следует, но сроки, выделенные для восстановления, были катастрофически малыми. Поддержка близких людей, оставшихся за тридевять земель, почти не ощущалась, немногих приятелей своими проблемами я не загружала. С товарищами по команде ладила, однако наши отношения не отличались глубиной.
      Истинной сплочённости сборная не знала, каждый боролся за победу в одиночку. Рабочие и бытовые отношения спортсменов и наставников не всегда складывались удачно. Из-за нервных срывов худшие черты характеров тех и других лезли на свет Божий. Менялись лица, взгляды, жесты, интонации, слова, поступки, добросердечие уступало место чрезмерной обидчивости и даже озлобленности. Большой спорт отнюдь не положительно влиял на здоровье. Все с нетерпением ждали добрых перемен. 
      
      Путь в Англию был гладким, приземлились мы своевременно и удачно в огромнейшем аэропорту Хитроу. Воздушные ворота Лондона ошеломили бесконечностью – куда ни глянь, везде длиннющие ответвления, похожие на щупальца гигантского осьминога. Со счёта сбилась, пока их разглядывала. На улицу запросто не попадёшь!   
      До паралимпийского представительства, расположенного в самом отдалённом терминале, шли больше километра. Путаные лабиринты каменных коридоров сменялись  многократно. Я задыхалась от быстрой ходьбы, непривычный темп ноги еле выдерживали. Слегка отдохнуть удавалось только на движущихся лентах эскалаторов, вразброс расставленных на протяжённых участках нашего маршрута. Потом я опять неуклюже шагала и напряжённо стояла в ожидании местных распорядителей, часа через три неуставших частей в организме не осталось.
      Необходимые документы оформлялись долго и скрупулёзно, заказные автобусы сильно опаздывали, волонтёры куда-то запропастились, очень хотелось есть, пить и спать. Начало долгожданного вояжа оказалось весьма утомительным, но я надеялась, что окончание его будет удачным.

      Поездка по Лондону до Олимпийской деревни пришлась как раз на час пик. Бесконечные пробки на многополосной трассе для хмурого водителя были истинной морокой, зато любопытные пассажиры спокойно разглядели центр города. Моё недовольство мигом сгладилось, когда за окнами живыми картинками из учебников и прочитанных книг поплыли бесподобные старинные дома, площади, парки, знаменитая башня Биг Бен, шикарная набережная Темзы, дивные висячие мосты над рекой.
      Совсем рядом фырчали забавные двухъярусные автобусы, в некотором отдалении визитными карточками английской столицы мелькали красные телефонные будки и зелёные лужайки с цветными пятнами громадных клумб. Иногда в поле зрения попадали тесные, нетронутые временем дворики с приземистыми одноэтажными постройками и узкими тенистыми улочками – пристанище легендарного сыщика Шерлока Холмса.
 
      Полнейшей неожиданностью стал оригинальный дизайн угловатого Королевского тира. Его круглые окна-иллюминаторы фамильярно и неприветливо таращились по сторонам, сверкая бликами начищенных стёкол. Однако неописуемое очарование столицы Англии они не испортили.
      Лондон поразил меня потрясающим величием и небывалой красотой, он хранил неоспоримое достоинство и буквально дышал ухоженной благоговейной стариной. Архитектурный замысел гармонично и прочно связал прошлое с настоящим, усилив великолепие мегаполиса. Город с многовековой историей знал себе цену и взирал на меня вопрошающе: "Кто такая?". Видимо, пришла пора знакомиться.
 
      
      Фото из сети Интернет. Лондон.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/02/17/355


Рецензии
Очень хорошо дано описание предстартовой подготовке к большой Игре. Сколько требуется терпения, выдержки, ежедневного труда и нервного напряжения! Спасибо. С искренним уважением и теплом,

Валентина Самаричева   07.02.2022 15:29     Заявить о нарушении
Сердечное спасибо, Валентина!
Окончание повести буду дорабатывать. Но главное я уже рассказала.
С добром,

Марина Клименченко   08.02.2022 13:14   Заявить о нарушении
На это произведение написана 71 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.