Апокалипсис сегодня

— Братья и сестры, слово мое не пустой звук, а завет потомкам отданный. Боле нет важного чем то что вещаю вам. Слушайте дети мои и прозреете. Всё что творится в мире этом написано в прошлом для будущего. И нет ничего иного кроме того что должно было быть. Слаб человек, неведоет что творит, – старец смахнул капельки проступившего пота со своих век, и продолжил еще пристальнее всматриваться в полумрак конференц-зала. — Слушайте вы, слушайте, что говорю я вам. Уважайте старших своих ибо знание их большее, умудренное опытом и сединами. Хотите быть сильными, возьмитесь за руки, вместе идите по жизни, ибо перед вами апокалипсис, он уже идёт, — старец вновь протёр пот с широкого морщинистого лба, видно под софитами, расположенными обильно по периметру сцены, слишком жарко. — Дети не слышат родителей, которые не слышат людей с ещё большим жизненным опытом. Все живут в своём коконе, изолировались друг от друга перегородками, четырьмя стенами. Не могут они отличить добро от зла истинного. А почему так происходит всё? Потому, что долго в добре жили и жить хотели, и по сей день хотят. Забыли они зачем зло богом данное. А дано оно чтоб на истинный путь человека поставить. Грешен человек в рождении своем, и потому ему нужны испытания, чтобы развивался и совершенствовался над собой. А когда он теряет связь с истинной реальностью, где параллельно существует добро со злом. Или ему намерено скрывают существование зла, человек становится уязвим. Если ему дать весы и позволить взвесить эти две стихии, на которых теплится весь мир из века в век, то он однозначно получит равновесный результат, — по щекам старца уже с минуту текут капельки пота, издали кажется что он вот-вот растает от напичканной светотехники во всех неприметных уголках сцены.

Старец сделал небольшой перерыв, взял стаканчик с холодной минеральной водой, быстро поднес ко рту и хлебнул, по уголкам рта полились тоненькие струйки живительной влаги, он причмокнув поставил стакан на край трибуны и продолжил.

— Дети мои, слушайте меня и ошибок не сделаете в жизни своей. Апокалипсис уже сейчас, ибо не один человек наивный в обществе, а общество состоящие из подобных людей, и это беда, беда страшная, ведёт она к безумию мира сего. Когда общество заражено, тогда каждый человек болен, болен неизлечимой болезнью. И руководитель общества болен, он больше не может отличить добро и зло, или не хочет видеть истины. Если так будет продолжатся и далее, когда люди не будут слышать друг друга не то, что старцев с проседью от мудрости, тогда и использование ядерного оружия будет оправдано. И общество само себя изничтожит, так говорю я наместник Бога на Земле, ибо я и есть Бог.

***

Слушатели в зале от неожиданности переглянулись, а девушка, лет двадцати пяти в конце зала на последнем ряду вдруг погрузилась в размышлизм:

"Упс, Бог, а я, наивная, думала что мы находимся на лекции социологии. Приходишь, платишь деньги, и не малые, думаешь что будешь слушать известных философов: Сократа, Ницше, ну в крайнем случае Шопенгауэра. А нет, Бог, во плоти. И надо же, собрал такое количество спецов. Видимо это всё, кому-то нужно. А говорит, говорит то что люди хотят услышать, всё правильно, всё в точку. Видимо говоря что люди перестали бояться, не чувствуют где зло, а где добро он говорил о Советском Союзе. Конечно после СССР иного и представить нельзя было. Все под колпаком ходили, люди знали что ничего с ними произойти не могло. Если и было зло, так оно от простого люда скрыто было за семью печатями. Под каждым ковриком перед дверью ключи лежали, а сейчас, у каждого стальные двери, решётки на окнах. Все по коморкам разбежались. А что? Что с телевизора льется? Пропаганда насилия. А в советское, в советское время, что было самое страшное? Это детские сказки о бабе Яге и Кощее бессмертном. Иногда хочется всего не знать, чтоб жить, детей рожать, поднимать село, города. А он, этот человек, стал за ширму, ширму науки и вещает. Вещает правду, о которой итак всем известно. А пот, пот так и льётся, а Бог, чтож Бог выдержать тепло направленного света не может. Ещё бы высморкался, а нет извиняюсь, платок достал, сморкается. Вот умора. "Выше ростом только Губин. Только дело не во мне." И что мне эта песня в голову вошла, странно. Нет ну разве так можно? Об апокалипсисе рассуждает, а сам, сам пользуется моментом чтоб пропиарится за чужой счёт."

— Вася, сворачиваемся, камеры отключаем. Нам ещё свертку делать.

***

— Поймите, счастливому человеку не нужны друзья для извлечения выгоды, так как он сам преуспевающая личность. Ему не нужны друзья, которые будут восторгаться им, так как он сам владеет совершенными восторгами добродетельной жизни. Счастливому нужны друзья для того, чтобы творить для них добрые дела. Человек не должен считать свои богатства своей собственностью, он должен относиться к ним словно это всеобщее имущество. Это нужно для того, чтобы он мог без малейших колебаний распределять их между нуждающимися по справедливости. Каждый закон, созданный людьми, содержит свойства закона именно в той степени, в которой он происходит из закона природы. Но если он в каком-либо отношении противоречит естественному закону, то сразу же перестает быть законом, он становится лишь извращением закона. Истины христианской веры не противоречат истинам разума. Хотя упомянутые истины христианской веры превышают возможность понимания для человеческого разума, невозможно, чтобы природные свойства разума противоречили христианским истинам. Так говорил Фома Аквинский ещё в 13 веке от Рождества христова. Спасибо Вам, что вы прослушали лекцию по средневековой мысли, во взаимосвязи с современностью, — старец закончил свой доклад и сошёл с трибуны.


Рецензии
Хороший рассказ.
С уважением,

Ева Голдева   29.09.2019 15:26     Заявить о нарушении