Среди людей. Глава 6. Первая учительница

      Я никогда не сомневалась, что в мире много добрых людей. Незабвенная Таисия Петровна, учительница начальных классов, была не просто одной из них. На три года она стала главнейшим человеком в моей жизни. И до сих пор не забылась. 
      Как положено, мы познакомились в начале сентября на школьной линейке. В тот день родители и педагоги чрезмерно опекали первоклассников, но я оказалась вдалеке от заботливых взрослых и не особо радовалась: выстроенные тесной шеренгой ученики баловались и толкались со всех сторон.
      Казалось, тяжёлый букет цветов, нарушающий моё шаткое равновесие, вот-вот выскользнет из рук. Или сама упаду вместе с новеньким портфелем, не дай Бог, его испачкаю. Я еле дождалась, когда закончатся праздничные речи, стихи и песни.   

      Как только брякнул колокольчиком первый звонок, детишки потеряли показное благоразумие и толпой побежали в класс. Конечно, я от них отстала, ногами-то быстро шевелить не могла. Немножко запаниковала, но скорость всё-таки прибавила и второпях больно споткнулась о высокие ступеньки крыльца.
      Пока разглядывала да потирала ушибленное место, все дети расселись за парты. Мне досталось место в самом дальнем углу. Пока туда шла, некоторые одноклассники громко смеялись над моей хромотой и кидались какими-то бумажками. Я чуть не заплакала от расстройства. Решила с ними не дружить, ещё увидят, что постоять за себя умею! Среди сверстников заступников не нашлось. 

      Учительница быстро утихомирила шалунов и сделала вид, что не замечает моего конфуза и физического недостатка. А на следующий день она терпеливо и тактично объяснила, что все люди неодинаковы, и ничего страшного, если у кого-то болит рука или нога.
      Вскоре вредные мальчишки перестали тыкать в меня пальцами и убедились, что наша разность невелика и незначима. Зла на обидчиков я не таила.
 
      Таисия Петровна учила деток не только писать и считать, но понимать и любить друг друга, жить единым коллективом. То была важнейшая наука, ни одним расписанием не предусмотренная.
      Следуя наставлениям, я умнела, взрослела, обретала веру в собственные силы и становилась лидером. Чем больше разной информации откладывалось в голове, тем меньше беспокоили меня проблемы с ногами. Уже не хотелось прятаться за высокими заборами – я пробовала быть успешной среди здоровых людей. Через пропасть, нас разделяющую, моя первая учительница вовремя перекинула крепкий мостик. 

      Таисия Петровна слыла знатоком своего дела, преподавала смолоду, просвещая за одним поколением другое. Возраст её отмечался как глубоко пенсионный, но никто даже за глаза не называл пожилую женщину бабушкой. Она была истинной леди – интеллигентной, эрудированной, тактичной, сдержанной.
      На работе появлялась исключительно в строгих костюмах тёмных расцветок. Синий или коричневый кримплен удачно контрастировал с белизной ажурных блузок, внешняя строгость, подчёркнутая одеждой, соответствовала внутренней. Кроме горделивой осанки, ни одна черта идеальной женской фигуры намеренно не выделялась.

      Причёска Таисии Петровны тоже отличалась постоянством и скромностью: широкий открытый лоб, тугая "шишечка" на макушке - ни одна волосинка не выбьется!
      Классический киношный образ мудрого учителя завершали крупные очки в роговой оправе. Когда они сползали с переносицы, вокруг глаз обнаруживалась густая сеточка мелких морщин, вовсе не портящая немолодое уставшее лицо.
      Уголки рта часто подтягивала вверх лёгкая улыбка, но иногда брови грозно сходились у переносицы. Гнев обычно был кратким и молчаливым.
      Глаза от настроения не зависели. Взгляд всегда оставался ласковым, весёлым, излучал терпение, прощение и неподдельный интерес ко всему, происходящему вокруг.
      С детьми послушными и непослушными Таисия Петровна разговаривала одинаково спокойно и доброжелательно. Казалось, грубых слов она вообще не знает. Именно таких называют учителями от Бога.

      Таисия Петровна находила физические и душевные силы на воспитание тридцати пяти сорванцов. Хоть не было у неё любимчиков, я постоянно ощущала повышенное внимание. Возможность высказаться на каждом уроке стала естественной и даже заманчивой. Всякое осмысленное слово, звонкое и негромкое, правильное и неправильное, было услышано.
      Верные ответы непременно отмечались похвалой, а ошибки мы исправляли вместе. При этом задачки походили на загадки, правильное решение обязательно находилось. Стоило лишь хорошенько подумать и постараться!

      Редкое прилежание выручало меня в любом деле, только выработать каллиграфический почерк я не сумела. Видимо, от того, что изначально срисовывала буковки из газет и журналов как придётся. Палочки и крючочки, необходимые для чистописания, освоила гораздо позже. Строчки простейших слов и предложений сразу наклонились в левую сторону и запестрели корявыми соединениями.
      Любимая учительница бесконечно поправляла мою руку. Не получив результата сетовала, но не ругалась. Я чувствовала себя слегка виноватой и ей на радость орфографических ошибок почти не делала. И по математике хорошо соображала. Мамина помощь в учёбе совершенно не требовалась.

      Круглой отличницей мне не позволяли быть пение и рисование. Уверенная, что голос имею недостаточно громкий и звонкий, я стеснялась прилюдно исполнять выученные на зубок песни. И чувства свои не хотела всем подряд показывать. Но музыка в моей душе звучала довольно часто.
      А вот художества совсем не получались. Я каждый штришок и мазок выводила аккуратно и тщательно, но плохо различала оттенки цветов и фантазировать на бумаге не умела. Зато виртуозно владела линейкой и прекрасно копировала узоры с образцов. Скрупулёзная точность удивляла Таисию Петровну, а мне просто нравилась.

      Ещё я любила уроки чтения и природоведения. Лет с семи от корочки до корочки штудировала популярный детский журнал "Юный натуралист". Рассказы о растениях и животных прочно оседали в памяти, и я с удовольствием пересказывала их одноклассникам. Такую разговорчивость учительница всячески поддерживала и на разных уроках привычно интересовалась, "как Марина считает", "что Марина добавит".
      Я стала коммуникабельной, усидчивой, очень внимательной. Три года ловила каждое слово Таисии Петровны. Ответы с места не всегда её устраивали. В затруднительных ситуациях, когда не было догадливых смельчаков, желающих схватить "пятерку", она вызывала меня к доске и предлагала что-то высчитывать или писать.

      Сначала я излишне комплексовала и неуверенно удерживалась на полусогнутых ножках перед всем классом. Потом осмелела и отстранилась от своей хромоты: нечего страдать из-за каких-то особенностей, собственное отношение к ним важнее посторонних взглядов и мнений. 
      Таисия Петровна привычно меня хвалила, подбадривала и по безопасным тропкам вела прямиком во взрослую жизнь.
      

      Иллюстрация из сети Интернет. Спасибо автору.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/03/30/322


Рецензии
Здравствуйте!
Я очень рада за Вас - это настоящее везение для ребенка, когда у него такой Педагог с большой буквы. Особенно первая учительница. Это просто замечательно!
с уважением, Марина.

Марина Ермолова-Буйленко   28.04.2021 22:28     Заявить о нарушении
Огромное спасибо за отклик, Марина!
Сожалею, что не всем везет с учителями.
А педагогам от Бога - низкий поклон.
С теплом душевным,

Марина Клименченко   29.04.2021 17:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 120 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.