Близкие люди. Глава 6. Первая учительница

      Я никогда не сомневалась в том, что мир не без добрых людей. Судьба часто даровала важные встречи, главнейшим неравнодушным ко мне человеком была учительница начальных классов – незабвенная Таисия Петровна. Как положено, мы познакомились первого сентября. 
      Тот праздничный день особой радости не принёс. На школьной линейке непоседливые ученики толкались со всех сторон, я боялась упасть или выронить тяжёлый букет цветов, нарушающий шаткое равновесие дэцэпэшного тела. Еле дождалась, когда затянувшаяся церемония закончится.
      После неё детишки побежали в класс, торопясь сесть за парты. Я не могла быстро шевелить ногами и больно споткнулась о ступеньки крыльца. Не успела оглядеться и освоиться на новом месте, как инвалидкой обидно обозвали. Я чуть не заплакала.

      Одноклассники симпатий не вызывали, зато учительница понравилась сразу. Она не замечала моего физического недостатка и ребятам не давала поводов обращать на него внимание. Вскоре они перестали тыкать в меня пальцами и убедились, что наша разность не столь велика и значима.
      Таисия Петровна учила не только грамматике и математике, благодаря ей я обретала умение жить в коллективе. Послушно следуя наставлениям, умнела, взрослела, и за три года из робкой девочки превратилась в уверенного лидера.
      Фундамент успеха оказался прочным. Чем больше информации откладывалось в голове, тем свободнее я себя чувствовала, несмотря на проблемы с ногами. Уже не хотелось прятаться за высокими заборами – я пробовала быть счастливой среди здоровых людей. Таисия Петровна перекинула мостик через пропасть, разделяющую нас. 

      Моя первая учительница слыла знатоком своего дела, преподавала смолоду, просвещая за одним поколением другое. Возраст её отмечался как глубоко пенсионный, но никто даже за глаза не называл пожилую женщину бабушкой. Была она истинной леди – интеллигентной, эрудированной, тактичной, сдержанной.
      На работе появлялась только в строгих костюмах тёмных расцветок. Синий или коричневый кримплен удачно контрастировал с белизной ажурных блузок, внешняя строгость, подчёркнутая одеждой, соответствовала внутренней.
      Ум и невозмутимость читались во взгляде, а горделивой осанке завидовала молодежь. Ни капли лишнего веса, положенного для дамы в годах. Фигура сохранила  женскую пропорциональность, ни одна черта по отдельности не выделялась, в целом облике сквозила неувядаемая красота. Таисией Петровной можно было любоваться.

      Её причёска отличалась постоянством и скромностью: широкий открытый лоб, тугая «шишечка» на макушке - волосинка не выбьется! Классический киношный образ учителя завершали крупные очки в роговой оправе. Когда они сползали с переносицы, вокруг глаз обнаруживалась густая сеточка мелких морщин, вовсе не портящая немолодое уставшее лицо.
      Уголки рта подтягивала вверх лёгкая улыбка, глаза не зависели от настроения, всегда оставались добрыми, весёлыми, излучали терпение, прощение и неподдельный интерес к происходящему вокруг. Ни грубых слов, ни повышенных тонов в разговоре с детьми. Без разницы – послушными или непослушными. Про таких профессионалов говорят: «Учитель от Бога».

      Таисия Петровна находила физические и душевные силы на воспитание и обучение тридцати пяти сорванцов. Хоть не было у неё любимчиков в нашем классе, я всегда ощущала повышенное внимание. Возможность высказаться на каждом уроке стала естественной и даже заманчивой. Любое слово, громкое и негромкое, правильное и неправильное, было услышано.
      Верные ответы непременно удостаивались неброской похвалы, а вслед за ошибками мы вместе искали правильные решения. Задачки походили на загадки, ответ находился, стоило хорошенько подумать. Мамина помощь в учёбе не требовалась, самостоятельность пришлась мне по душе.

      Я славилась прилежностью, но каллиграфический почерк не выработала, потому что при знакомстве с буквами срисовывала их из газет и журналов как придётся. Палочки и крючочки, необходимые для чистописания, освоила гораздо позже. Строчки сразу наклонились в левую сторону, корявые соединения не выправлялись. Но любимая учительница меня не ругала.   
      Орфографические ошибки я делала редко, почти по всем предметам успевала отлично. Лишь пение и рисование на «четвёрку» вытягивала. В первом случае смущалась озвучивать выученные куплеты, считала, что голос недостаточно громкий и звонкий. Любимые мелодии прокручивала мысленно - не обязательно слышать всем подряд.
      А художества не получались, хоть каждый штришок и мазок тщательно выводила. Яркие фантазии на бумаге не отражались, несмотря на учительские подсказки. Не воспринимала я цветовые тонкости, однако виртуозно владела линейкой и прекрасно копировала узоры с образцов. Скрупулёзная точность удивляла Таисию Петровну, а мне просто нравилась.

      Ещё я любила уроки чтения и природоведения. Лет с семи от корочки до корочки штудировала популярный детский журнал «Юный натуралист». Рассказы о растениях и животных прочно оседали в памяти, я с удовольствием делилась впечатлениями с одноклассниками. Осмысленную разговорчивость учительница всячески поддерживала и на разных уроках привычно интересовалась, «как Марина считает», «что Марина добавит».
      Я стала коммуникабельной, усидчивой, внимательной. Три года безоговорочно доверяла Таисии Петровне, ловила каждое слово и следовала всем просьбам и указаниям. Ответы с места не всегда устраивали учительницу. Она часто вызывала меня к доске и предлагала что-то решать или писать.

      Сначала я излишне стеснялась, неуверенно шагала по узкому проходу между партами и с трудом удерживалась на полусогнутых ножках перед всем классом. Таисия Петровна упорно не замечала моего смущения, приучая хромую девочку не стыдиться своего недостатка. Я ещё не знала, что собственное отношение к имеющемуся увечью важнее посторонних взглядов и мнений, но уже чувствовала: многие проблемы гнездятся внутри человека.
      Страдать из-за каких-то особенностей не хотелось. Одноклассники, улавливая внешнюю и внутреннюю невозмутимость, перестали меня обижать. Зёрна разума и доброты прорастали в детскую суть, вытесняя сорняковые всходы ненависти. По безопасным тропкам, проложенным первой учительницей, я шла во взрослую жизнь.
      

      Картинка из сети Интернет. Спасибо автору.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/03/30/322


Рецензии
Это хорошо, когда так везёт с первой учительницей!
Ведь от неё многое зависит!
А Таисия Петровна - Учитель от Бога!

Валентина Сенчукова   11.01.2019 17:33     Заявить о нарушении
Мне очень повезло с Учителем!
Благодарю за отзыв, Валентина.
С добром,

Марина Клименченко   12.01.2019 07:04   Заявить о нарушении
На это произведение написана 81 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.