Среди людей. Глава 13. Мы жили по соседству

      В выходные дни мама часто пребывала в хорошем настроении, и мы, принарядившись и прихватив мелкие гостинца, ходили в гости в соседние секции.
      Этажом ниже, точно в такой же комнатке как наша, жила со своей семьёй замечательная тётя Женя. В отличие от надоевших склочниц, она была совершенно бесконфликтной, удивительно доброй и радушной.

      Милый мне дом украшали белые ажурные салфеточки, пухлые диванные подушки и пёстрые коврики, связанные хозяйкой из ненужных матерчатых лоскутков. Яркий клетчатый плед свисал с подлокотников кресла до самого пола, чистого-пречистого, на потёртом комоде с блеском выстроились сувенирные разновеликие слоники, а на узком подоконнике, едва прикрытом тонкими шторами, в маленьких глиняных горшочках теснились пушистые фиалки чудеснейших расцветок.
      Всё это меня восхищало до лёгкой зависти. У нас с мамой ничего подобного и в помине не было. Я мечтала о покрывале "в квадратик", ненаглядных безделушках и комнатных цветочках. Вот вырасту и обязательно куплю то и другое!

      К каждому маломальскому празднику тётя Женя вязала мне красивые тёплые кофточки, шапочки, шарфики, рукавички, носочки. Добротные вещи выглядели нарядно и носились очень долго. Я волновалась, если петельки вдруг выбивались из рядков, и скорее их поправляла, чтобы не нарушить витиеватый узор.   
      В будние дни, когда мама работала допоздна, любимая соседка приглашала меня на ужин одну. С большой охотой я запирала комнату, прятала ключ под половичок, приклеивала к двери записку-отчёт: "Ушла вниз" и - вперёд! До светлого мира всего-то два лестничных пролёта!
      Минуточка, и можно пить чай из громадной кружки, черпать варенье клубничное позолоченной ложечкой и с задором болтать о чём угодно. Без оглядки на правила приличия я угощалась то пирожками, то вафлями, то хворостом, то пончиками, поданными на стол с пылу-жару. К сожалению, на нашей кухне такая сдоба не водилась. И посуда была совсем непримечательная.

      Муж тёти Жени, дядя Витя, меня тоже привечал, на колени сажал, ладошки щекотал, карамельками потчевал. Он был человеком простым, спокойным, незлобивым. Выпивал маленько, а работал много - на токарном станке сложные детали для каких-то турбин вытачивал. И по дому всё-всё умел делать, друзьям да приятелям помогал бескорыстно. На редкость хорошая сложилась пара.
      Их сыночка я обожала! Когда мы познакомились и подружились, Виталику исполнилось четыре года, а мне "стукнуло" почти семь. Быстренько сообразили, что вместе веселее! Когда взрослые занимались неотложными делами, мальчишка без капризов оставался на моём попечении.
      Пока мы тихонько играли, его мама успевала сбегать на молочную кухню за творожком и кефиром, заодно в магазин заглянуть, парикмахерскую или аптеку. Она мне доверяла, и я ни разу не подвела. Вскоре в чужой семье стала своей - приходила, когда пожелаю, оставалась надолго. Моя мама опасалась, что мешаю людям отдыхать, а тётя Женя постоянно её разубеждала и нахваливала меня, называя умничкой бесценной. 

      Я дорожила этим заступничеством и любила Виталика словно родного братика. Знала его прихоти, привычки и надобности, вовремя кормила, переодевала, укладывала спать. А после делилась своими машинками, солдатиками и пистолетами, альбомами и красками, читала сказки, радуясь благодарному слушателю.
      Пацанчик верил небылицам, я подробно, может, не всегда верно, но с фантазией отвечала на разные "почему". Мой дружочек был послушным, ласковым и сообразительным, я каждый день показывала ему буковки с картинками, учила писать, считать и тщательно оберегала от любых расстройств. Тётя Женя замечала мою серьёзность и не указывала, как себя вести и чем заниматься.

      Виталя тянулся за мной всюду. Взявшись за руки, мы гуляли во дворе или в палисаднике, прятали в тайных уголках прирученных щенков и котят, приносили им еду, воду, меняли подстилки.
      Поиск хозяев для беспородных малышей был делом хлопотным, прохожие неохотно их разбирали. На многолюдном рынке дело шло быстрее, и годам к шести Виталик стал моим верным компаньоном-благодетелем.
      Тётя Женя никогда не ругала нас за долгие отлучки или испачканную одежду. Основной её наказ – вернуть ребёнка в сохранности – я исполняла неукоснительно.

      Как все дети, мы ждали от родителей справедливой награды за прилежание и готовность слушаться - сводили бы нас в парк или в кино! Обещаний было много, но запланированные культурные вылазки обычно срывались, потому что у мам находились занятия поважнее.
      В таких случаях карусели и аттракционы нам с Виталиком заменяли качели Александра Михайловича. Давний подарок неплохо сохранился, мы усаживались рядышком на потрескавшейся дощечке, слегка обнимались и вслух загадывали желания. Мальчик сильно хотел двухколёсный велосипед, а мне грезились встречи с отцом.
      Когда всё было сказано-пересказано, качели обретали крылья и взмывали над окрестными кустами. Разумеется, не сами по себе! Я становилась сбоку, усиленно их подталкивала, и Виталька взвизгивал от восторга, заливаясь смехом.
 
      Меня тоже охватывал полузабытый восторг, но резкие воздушные волны его разбивали. Воспоминая Александра Михайловича, я торопливо стряхивала слезинки и успокаивала мальчонку: "Это от ветра, от ветра". Он никогда не видел подругу плачущей. Мы хотели быть сильными, делились только успехами и достижениями.
      Дружба росла вместе с нами и дотянулась до зрелых лет. Она затихла после того, как Виталий создал собственную семью. Точно так же мы расстались с Ниной. Горького ощущения потери снова не было – близкие люди выбрали свои пути. В надежде, что они любят и любимы, я спокойно принимала неизбежность.
          
      Родители Виталия ушли от нас с мамой по-другому. Сначала умер дядя Витя. Он сильно болел, лечился усердно, но безуспешно. В плохой исход никто не верил, эта смерть для родных и знакомых стала трагедией. Беду разделили десятки семей, основную тяжесть, конечно же, приняла тётя Женя.
      После похорон она затосковала, постарела, почернела, сгорбилась. Выражая соболезнования, все её убеждали, что время - лекарь. Но его милосердие было сомнительным: преданная жена пережила любимого мужа всего на год.
      Я долго оплакивала настоящих друзей и берегла связанные тётей Женей вещи. Они согревали душу больше, чем тело.
 

      Фото из сети Интернет.
      Продолжение -  http://www.proza.ru/2017/04/06/398


Рецензии
Печально,что все кончается.
С уважением
Иралео

Ирина Склярова   28.04.2021 09:05     Заявить о нарушении
Такова жизнь.
Огромное спасибо за отклики, Ирина!

Марина Клименченко   28.04.2021 11:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 87 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.