Среди людей. Глава 15. Дядя Серёжа

      Когда мы с мамой освоились в новой квартире, довольно просторная комната наполнилась притягательным теплом и обрела желанный уют. Для желанных гостей двери распахнулись настежь!
      Не имея контактов с родственниками, мы вовсе не чувствовали себя одинокими. Друзья заменили близких по крови людей, помогали словом и делом, давали деньги взаймы, приносили нужные в хозяйстве подарочки и варенья-соленья собственного изготовления. А лично для меня покупали мелкие шоколадки и книжки с картинками.

      В будние дни я развлекалась с приятелями-одногодками настольными играми или долго гуляла, а по праздникам и выходным дням у нас дома собиралась шумная компания взрослых. Все друг друга давно знали, уважали и вели себя по-свойски.
      Разной еды на стол выставлялось много, но больше всего к задушевным посиделкам располагала выпивка. Кто-то прихватывал с собой водку, кто-то вино, недостатка в горячительных напитках не было.
      Женщины излишнего пристрастия к алкоголю не имели, зато мужчины без бутылки "горючего" трапезу не начинали. Под сто грамм любая закуска шла на ура. Расправившись с основными блюдами, обычно холодцом, картошкой и котлетами, гости заводили многочасовые разговоры. Я избегала ненужных указаний и расспросов, вежливо сообщала о школьных успехах и отстранялась от питейного процесса.

      В числе приглашённых всегда был дядя Серёжа. Сдержанный и серьёзный, он отличался от суетных приятелей. Ел мало, спиртное вообще не употреблял. Я думала, что просто не любит водку, и с радостью разливала по нашим стаканам лимонад или сок.
      В действительности друг семьи оказался закодированным. Значит, свою порцию дьявольского зелья уже выпил. Теперь старая привычка могла обернуться смертью, но дядю Серёжу прошлое не тянуло. Мы с ним первыми выходили из-за стола, чтобы весело поболтать или поиграть в сторонке.
      Мой собеседник занимательно и оптимистично рассуждал о жизни, любил поговорить о спорте, технике и политике. По молодости лет он служил на флоте и вытаскивал из запасников памяти удивительные истории о военных кораблях и моряках-подводниках.

      Собственных детей дядя Серёжа не имел, ко мне относился ласково и внимательно. В тетрадки с интересом заглядывал, хвалил за отличные оценки и образцовый порядок на рабочем столе.
      Я ценила непритворное участие и очень хотела такого папу. Особенно, когда без повода получала заводную машинку, многодетальный конструктор, чудной луноход или огромного плюшевого медведя.

      С женой заботливого дяди я тоже поддерживала доброе знакомство, но называла её по имени-отчеству - Лидией Фёдоровной. Она работала санитаркой в маминой больнице и казалась милой старушкой, несмотря на модную причёску, крашеные губки и реснички. Разница в возрасте супругов была большущей.
      Моложавого мужа-красавчика Лидия Фёдоровна очень любила. Раздоров между ними я не припомню. Мы с мамой часто ходили в гости к счастливому семейству. В ожидании отдельной квартиры чета Бекетовых обосновалась в двух полуподвальных комнатках когда-то родного мне общежития.

      Дядя Серёжа был знатным мастером огромного завода, его фотография постоянно красовалась в первом ряду доски почёта. Герои производства имели заслуженную славу и неплохой материальный достаток.
      Крошечная жилплощадь наших друзей была обставлена современной мебелью, весь пол устлан богатыми коврами, на полках серванта сверкали хрустальные вазочки и отсвечивали позолотой чайные сервизы. Но из-за вечной тьмы весь этот блеск не имел домашнего очарования.
      Узкие окна временного пристанища приютились под самым потолком. Солнечный свет в них вообще не попадал, а люди виделись не полностью - только их ноги мельтешили на тротуаре. Смешно так! Я представляла прохожих целиком, иногда определяла бывших соседей по знакомой обуви или одежде. Этой "угадайкой" забавлялась недолго.

      Чуть подросшую, меня уязвило разительное отличие: все-все, мужчины, женщины и дети, носили красивые босоножки, ботинки или сапожки и вышагивали по улице легко, быстро, уверенно, порой грациозно. 
      А мои туфельки были невзрачными, со стёртой сбоку подошвой, смятыми пятками и вечно сбитыми носами. И ходила я иначе, хоть старалась ставить ноги ровненько. В зеркало гляну - симпатичная девочка. Но стоит сделать шаг, милая картинка насмарку: стопы сворачиваются внутрь, и неведомая сила приподнимает меня на цыпочки. Ничегошеньки хорошего!
      Расстроенная, я перестала смотреть в странные окна и потеряла интерес к чаепитиям в чужом доме. Здоровые люди шли мимо, мимо... Мне думать не хотелось, какие они и куда направляются.

      Дядя Серёжа однозначно был лучше всех! Он по доброй привычке навещал нас с мамой каждые выходные и полушёпотом делился мировыми новостями, выуженными по ночам на запретных радиоволнах. Я в такие темы не вникала, а вот помощи в решении задач по математике иногда просила. "Пятерки" гарантировали сладкое вознаграждение. 
      Летом дядя Серёжа уезжал в дальние края к родственникам. Гостевал долго, напоминая о себе цветными открытками. Из каждой поездки он обязательно привозил какие-нибудь безделушки – ракушки, морские камушки, карманные календари, картинки с видами незнакомых городов, дефицитную жвачку и полиэтиленовые пакеты с броскими надписями на иностранных языках. Из этих крох складывалось моё детское счастье.
      А на десятилетие, которое подразумевало некое взросление, я получила в подарок настоящего потешного котёнка! Пушистого, ласкового, рыжего-рыжего. Теперь мы с мамой от соседей не зависели, и с лёгкой руки друга потянулись в наш дом приблудные кошки да собаки. Всем хватало места и еды.

      Рыжик не признавал равноправия и нагло претендовал на повышенное внимание. Дядя Серёжа вертел его на мягком диване, поднимал к потолку, позволяя перебирать лапками висюльки люстры и запрыгивать на высоченный шкаф.      
      Я немного завидовала кошачьим забавам и мечтала, чтобы кто-нибудь меня тоже обнял и закружил по комнате. Но большим девочкам негоже лезть к взрослым дяденькам на ручки. Эх, пусть уж кот радуется! Не всем так везёт!

      Через несколько лет сердечного общения нашего давнего друга как подменили. Сухой закон рухнул в одночасье от стакана молдавского вина, действительность стремительно перевернулась с ног на голову.
      Лживые доброжелатели утверждали, что это чистейший виноградный сок. Дядя Серёжа им поверил и без оглядки и сопротивления покатился в пропасть. Теперь после трудовой смены он бродил по округе в поисках собутыльников, которые стали важнее преданной жены и добрых приятелей.
      Беспробудное пьянство провоцировалось юбилеями, свадьбами, похоронами, бессчётными стычками с соседями и "красными" днями календаря. Скоро дядя Серёжа потерял работу и человеческий облик. Бравый интеллигент превратился в страшное небритое чудище.

      Лидия Фёдоровна жалела мужа – выискивала по закоулкам, мыла, кормила, переодевала. Седина добралась до каждого её волоска, немолодое лицо совсем сморщилось, глаза помутнели, уголки рта горестно обвисли. Она постоянно плакала, а череда жестоких запоев никак не прерывалась.
      Я ненавидела водку, хоть чётко осознавала, что проблема не в её существовании, а в выборе человека, который сам решает: пить или не пить.
      Мама предлагала лечить Сергея Андреевича, но он, постоянно невменяемый, на уговоры не поддавался. Быть беде! Так и случилось - слабость оказалась всесильной. В декабрьскую метель дядя Серёжа умер от переохлаждения под забором палисадника. Всего-то метров сто до своего тёплого полуподвала не добрёл. Окоченевшее тело обнаружил в сугробе местный дворник. Народ поговаривал, будто покойник сам смерть искал. Я надеялась, что замерзать не больно.


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение следует - http://www.proza.ru/2017/04/25/807.


Рецензии
Хороший человек. Жалко. Очень жалко.
Я много знаю таких хороших людей, даже замечательных... Но... Такой же конец. Глупый, нелепый и такая трагедия для близких. Я тоже считаю, что всё зависит от выбора человека - пить или не пить.
Терять близких, родных, любимых, дорогих - очень тяжело. Теряла - знаю. И говорят - "Время лечит". А у меня так не получается. Не лечит. Просто боль немного притупляется. Но... Никуда не уходит.
Спасибо, Марина!
Замечательная глава!
С искренним теплом от всей Души!

Григорьева Любовь Григорьевна   16.01.2021 13:29     Заявить о нарушении
И у меня так получается - время лишь притупляет боль потерь.
Доброго дня, Любовь Григорьевна!
Сердечное спасибо за отклик. ♥

Марина Клименченко   17.01.2021 10:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 84 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.