Среди людей. Глава 20. Свадьба

      Долгожданный день свадьбы обещал быть светлым и отчаянно-счастливым! Всё на свете знающие соседские мальчишки и девчонки наперебой твердили про пир горой, какие-то конкурсы, большую пьянку, танцы до упада, а потом, уже поутру,  мордобитие до крови. Меня удивили масштабы гулянья, но неприятно смутил предсказанный итог.
      Взрослые отмахивались от расспросов и заверяли, что и правда будет весело. Нечего беспокоиться! Не зря же они с ног сбились, готовясь к празднику: дом перемыли от крыльца до крыши, комнаты побелили, заборы залатали и покрасили, кровати укрыли новыми пледами с пушистыми кисточками. Шторы и тюль постирали,  хрустальную люстру блеска необыкновенного повесили в зале. А лампочки, что неприглядно болтались на проводах, засунули в дешёвые стеклянные плафоны. Тоже неплохо получилось!

      Я искренне одобряла все перемены и предлагала посильную помощь - было совсем нетрудно вынести мусор, сходить в магазин за хлебом или подмести пол. Ещё я гладила трусы, простыни, полотенца и салфетки, но почему-то куча мятого белья не заканчивалась. Утомительный домашний труд мне поднадоел. Скорее бы настало обещанное пиршество!
      Приятели дяди Коли уже скосили лишнюю траву и устлали прибранный двор свежими досками. На его середине водрузили наскоро сбитый стол, непривычно узкий и длинный. Накрытый расписными клеёнчатыми скатертями, он выглядел вполне прилично, к тому же, приятно пах древесиной. По бокам прочно установили скамейки, я думала, что на них уместится половина деревенских жителей. Жениху, невесте, их ближайшим родственникам полагались мягкие стулья со спинками. Неизвестно, где их насобирали, в сёлах на таких не рассиживаются.

      Подруги тёти Тони минуточек свободных не имели, они заполнили кухню продуктами и три дня готовили изысканные угощения. В ход пошли огромные кастрюли, вёдра и баки. Еду складывали в тазы и прятали в зябкий подпол, чтоб не испортилась на летней жаре. Там же хранилась ненарезанная закуска – вяленая рыба, разные сыры, колбасы, ломти солёного сала. Банки с тушёнкой и консервированными овощами ровно выстроились на нижних полках и счёту не поддавались. Наш с мамой непустой холодильник по сравнению с этим роскошным складом выглядел скромненько.         
      Я ошалела от количества и видов припасённой выпивки: водку, вино и шампанское родственники жениха закупали ящиками. При этом непрестанно беспокоились: "А хватит ли?". Бутылки с коньяком изумительного янтарного цвета стояли особнячком - дорогущие, не разбить бы! Я разглядывала этикетки издалека. На огромных пузатых бутылях их вообще не было. В толстостенных невиданных сосудах оказалась самогонка. Дядя Коля с небывалым жаром нахваливал продукт собственного производства. 
 
      Один раз я умудрилась вытащить тугую деревянную пробку и нюхнула ядрёную жидкость. Ужас, чуть не подавилась запахом - отрава натуральная! Она даже горит, мужики как-то показывали. А деревенский люд это пьёт... Благо, что детям не наливают. Мне бы сгущёночки! Тётя Тоня, зная ребячьи пристрастия, каждый день выдавала малолеткам баночку из полнёхонькой картонной коробки.
      Мы толстым гвоздём пробивали в ней две дырки и высасывали содержимое, передавая лакомство из одних липких рук в другие. Иногда кидали невскрытую жестянку в кипяток и варили ровно два часа, опасаясь, чтобы не взорвалась от перегрева. Молоко становилось тягучим и коричневым, совсем как ириска. Это был чудный вкус детства! Взрослых он уже не впечатлял, всё их внимание без остатка захватило надвигающееся торжество.
       
      С вечера в каждой комнате повисли грозди ярких воздушных шаров и плакаты с коряво намалёванными приветствиями молодожёнам. Прямо по внутренней стороне забора с размахом растянулась оранжевая надпись "Совет да любовь!", заколыхались на гвоздиках вырезанные из бумаги флажки. Цветы благородных и простых мастей были даже на столбах возле калитки и на собачьей будке. Все свободные посудины стали вазами. Иногда тяжёлые букеты опрокидывались на бок, изливая воду на подставки, салфетки и несчастливцев, оказавшихся рядом. По просьбе мамы я зорко приглядывала за порядком.
      Наташа и Сергей блистали молодостью, красотой, шикарными нарядами и украшениями. Родственники и гости осыпали влюблённых поцелуями, розами, мелкими монетами и зачем-то рисом. (На следующий день куры долго клевали крупу, забившуюся в щели и под придорожные листики). Народу собралось видимо-невидимо! Бесконечные объятья показались мне муторными, но радушные хозяева горячо лобызали каждого приглашённого. Тётя Тоня устала от бесцеремонных расспросов о потерянных усах, однако досаду не выказывала.   

      Молодых непрерывно поздравляли в стихах и прозе, порой сбиваясь и повторяясь. Потом показушно одаривали увесистыми коробками, пакетами и пухлыми конвертами. Всю улицу накрыл шум-гам, из колонок старенького проигрывателя, предусмотрительно выставленного на подоконник, разлетались популярные мелодии. Песни Анны Герман и Муслима Магомаева я знала наизусть, под них свадьба набирала обороты, пела, плясала и окрылённо неслась вдаль. 
      Честно говоря, шутки и розыгрыши меня не впечатлили. Сначала юный муж выпил прямо из горла банки три литра терпкого кваса и всё же достал ключ от нового дома. Немного обляпанный костюм - это мелочь, я удивилась, что лихой парень не лопнул и не обмочился. Затем Наташа и Сергей хищно кусали пышный каравай и по оторванным ломтям определяли семейное лидерство. Ерунда какая-то, несерьёзно! Загадки были детсадовскими, а частушки в основном неприличными. Я не смеялась, а краснела.

      Заскучавшие пацаны предложили потешиться по-настоящему. Развлечения взрослых померкли в сравнении с их задумкой. Шалуны убедили меня, что вскоре гости перепьются, передерутся и непременно обгадят единственный туалет. Утром в него не зайдёшь. Надо срочно отпугнуть лишних посетителей! Я легко повелась на дельное предложение. 
      Как истовые блюстители чистоты, мы собрали по углам старые газетки и натёрли их стручками красного перца. Старались до кашля, чихания и слёз, потом еле отмылись от пыли и едкого сока. Стопу обрывков несвежей прессы аккуратно приткнули на полочку в туалете. Осталось дождаться желаемого результата. Любопытство свербило нас недолго. Званый ужин начался довольно рано, обильная еда быстро сформировала естественные позывы, и сытый народ потянулся к отхожему месту. Шайка малолетних хулиганов затаилась в кустах. Не успели мы перевести дух, как разразилось настоящее веселье!
      От смеха приятели хватались за животы, падали в траву и лёжа дрыгали ногами. Скорее всего, они не раз устраивали подобные сцены. Я наблюдала представление стоя. От удивления раскрыла рот и выпучила глаза. Глубоко внутри заскреблась совесть, сердечко трепыхнулось, уши и щёки стыдливо запылали. 

      Раздражающее действие перца проявлялось не сразу. Ничего не подозревающие подвыпившие гости спокойно возвращались в дом или к столу. Но долго на одном месте не усиживали: суетились и незаметно (так им казалось) почёсывали задницы. Кое-кто неистово пускался в пляс, лихо похлопывая себя по бёдрам и ягодицам. После повторных посещений туалета пострадавшие скакали особо активно. Почувствовав неладное, они попросили бак с холодной водой и ковшик. Тётя Тоня недоумевала, но всё моментально предоставила. Ей-то не до еды было, соответственно, не до туалета.
      Один за другим пострадавшие приседали между грядками и неуклюже поливали промежности, чтобы облегчить жжение. Устойчивость к тому времени потерялась, в картофельную ботву одурманенные мужчины и женщины падали мягко и тихо. Зато матерились громко! Если бы нас уличили в недобром озорстве – точно убили!

      К счастью, дети остались невредимыми, да и взрослые не покалечились. В страхе наказания мы немного образумились и втихаря сожгли неиспользованные газетки в традиционном вечернем костре. Гости списали зудящие неприятности на пыльную бумагу. Их настроение не испортилось, но вместо туалета они зачастили за сарайчик. Там укромное местечко сплошь заросло лопухами, вот и сгодились свежие листики. Чем плохо? Экологично и гигиенично: вредный свинец не осядет на слизистых.
      У меня хомячок одно время жил, так он погрыз газетку, отравился и умер. Жалко было Фомку! Я долго оплакивала его затвердевшее тельце. Не люблю с тех пор запах типографской краски. В общем, чем ближе к природе, тем лучше.

      После глупой выходки я как ни в чём ни бывало присоединилась к компании едоков и решила набить живот великолепной едой. Столы ломились от яств, всего не перечислишь. Мне невероятно понравилась фаршированная щука. Огромная острозубая хищница эффектно расположилась на узком подносе и в обрамлении зелени лука и укропа выглядела живой и грозной. Очень вкусным было нечто мясное со странным названием "зельц". Не отказалась я и от нежнейшего картофельного пюре, и от дрожащего в глубоких мисочках студня, румяные голубцы попробовала. Больше в пузо ничего не влезло, даже кусочек торта. Но брусничного морса я выхлебала больше литра! Не верилось, что водка лучше, хоть все её пили и не морщились.
      Шампанское шло только под крики "Горько!", а коньяк остался в стороне. Зато бутылки с самогонкой опустошались мигом. Изрядно захмелевшие гости то плакали, то смеялись, горланили песни, обнимались и о чём-то спорили, постукивая кулаками по столу и хватая друг друга за грудки. Чего хорошего? Я заскучала по тишине, забралась в коечку, закрыла глаза, заткнула ватой уши, укуталась в тонкое одеяльце и уснула. Обязательную драку пропустила, она ничуть меня не интересовала.


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/05/19/292


Рецензии
Здравствуйте, Марина!
Очень живая глава, очень!
Вспомнилась сразу эта песня!
http://www.youtube.com/watch?v=O_KGDmMIUB0

Зайнал Сулейманов   22.12.2021 21:26     Заявить о нарушении
Владимир Семенович бесподобен!
Спасибо за отклик, Зайнал! Хорошего дня.

Марина Клименченко   23.12.2021 07:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 104 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.