Проверка 2-Главы 22-23

                Глава 22


     – Можешь меня поздравить, – сказала Настя. – Я уже десятиклассница!
     – Ты умница, – сказала мать. – Будешь сдавать дальше?
     – Конечно, я уже написала заявление. Что нового передали?
     – Всё то же, – Надежда выключила телевизор, встала с кресла и обняла дочь. – Боюсь я за тебя, Настя! Этот шум до небес, уже и за границей... Вопрос о вашем центре хотят рассматривать в Думе, а в Европе кое-кто дошёл до угроз. Я думаю, что через день-два о тебе все узнают. Что с нашей новой квартирой?
     – Когда закончила лечение, сбегала посмотреть. Сама квартира готова, сейчас приводят в порядок весь корпус, а завтра должны доставить персонал, включая работников столовой. За день они освоятся, так что послезавтра и переедем. Да не переживай ты так! Эта квартира никуда не денется, мы в неё ещё вернёмся.
     – Дурочка ты, несмотря на весь свой ум! – сказала мать. – Дело не в квартире, хотя я к этой уже привыкла. Мы меняем не квартиру, а жизнь. В квартиру, может быть, когда-нибудь вернёмся, а вот возврата к прежней жизни не будет. Таня ушла сама, а тебя у нас могут отобрать. Если узнают, что Оля из другого мира, и у неё не будет нормальной жизни.
     – Смотря какую жизнь считать нормальной. Но хорошо, что ты мне о ней напомнила, а то я закрутилась с делами и кое о чём забыла.
     Девочка поцеловала мать и ушла в спальню.
     – Оля, отвлекись от учебников, – сказала она, сев в одно из кресел. – Иди ко мне, будем решать, что менять в твоей внешности.
     – Наконец-то! – радостно воскликнула сестра, поторопилась занять второе кресло и сделала заказ: – Хочу быть такой, как ты!
     – Я не буду делать из тебя свою копию, – отказалась Настя. – У тебя очень славное лицо, его нужно только немного подправить. А вот с фигурой поработаем больше.
     – И что ты в нём собираешься править? – спросила Оля. – Если фигура будет, как у тебя, то лицо можно сильно не трогать. Для мужчин главное – это тело!
     – Рано тебе думать о мужчинах, – засмеялась Настя. – Так, начнём с лица. Глаза сделаем чуть больше и немного их разнесём. Нос у тебя замечательный, поэтому мы его трогать не будем.
     – Хочу густые и длинные ресницы!
     – Сделаем, – пообещала Настя. – Рот нормальный и скуластость тебя не портит, а волосы – просто блеск! Уши не трогаем...
     – А что тогда менять? – разочарованно спросила сестра. – Одни глаза и ресницы?
     – А тебе мало? Давай договоримся так: я меняю фигуру и то, о чём сказала, а потом ты на себя посмотришь и скажешь, что тебя не устраивает.
     – Так можно, – успокоилась Оля. – Долго мне сидеть?
     – Всё, – ответила Настя, – считай, что ты уже красавица. Только учти, что изменения затянутся на два-три месяца. Подожди убегать, возьми этот перстень и надень на любой из пальцев.
     – Он для меня большой, – разочарованно сказала Оля, взяв в руки невидимый перстень.
     – А ты попробуй. Перстень должен изменить размеры.
     – Точно! – воскликнула малышка. – Он стал совсем маленьким, даже трудно снять с пальца.
     – Вот и не снимай. Сейчас он тебе не нужен, но если потеряешь или заберут, у тебя в этом мире не будет детей. Всё поняла? А теперь возьми эту перевязь и постарайся, чтобы она всегда была с тобой. Даю на всякий случай. Если тебе будет грозить опасность, используй их без колебания!
     – Твои ножи, – взяв в руку перевязь с метательными ножами, сказала Оля. – Раньше ты мне их не давала. И сейчас говоришь, как будто прощаешься. Это из-за твоего лечения?
     – Из-за всего, – ответила Настя. – Я не собираюсь умирать или куда-нибудь от вас сбегать, но всякое может случиться, а я хочу, чтобы у тебя всё было хорошо.
     – Если с тобой что-нибудь случится, мне будет не хорошо, а плохо! – всхлипнув, сказала Оля. – Я и сюда прилетела только из-за тебя! У Ларры появился муж, и Недор меня никогда не любил, а теперь и ты скоро выйдешь замуж!
     – Не так уж скоро, – засмеялась девочка. – Когда это случится, ты станешь гораздо старше. Пройдёт несколько лет, и у тебя тоже появится любимый человек. Там у тебя не было родителей, а здесь есть. Они не очень часто тебя ласкают, но любят. Просто их так воспитали, со мной в твоём возрасте тоже много не возились. И есть ещё дед.
     – Звонят, – прислушавшись, сказала Оля. – Кто-то пришёл.
     Как оказалось, к ним приехал Николай Алексеевич.
     – Ты почему не позвонил? – спросила открывшая ему Настя. – Я бы тебя доставила быстрее такси. Мы о тебе только что говорили.
     – Это хорошо, что вы обо мне не забываете, – сказал он и поцеловал в щёку. – Есть надежда, что будете помнить, когда отдам концы. А звонить тебе насчёт транспорта мне запретили.
     – Как запретили? – не поняла она. – Кто мог такое запретить?
     – Твои друзья из ФСБ, – ответил старик. – Так и будешь держать в прихожей или всё-таки пустишь в квартиру?
     – Пойдём в гостиную, – сказала Настя. – Сядь и объясни толком, что произошло!
     – Ничего особенного, – сев на диван, ответил он. – Они объяснили, что вокруг меня вертятся разные мутные типы, которым по силам слушать мои разговоры и определить, есть ли кто-нибудь в квартире. Сейчас таких приборов много. А теперь представь, что я тебе позвонил, а ты прилетела и меня забрала. И что они увидят? Был один человек, потом непонятно откуда появился второй, а затем оба исчезли. Если к этому приложить запись разговора, можно сделать выводы, которые тебе не понравятся.
     – Я не подумала о такой возможности, – призналась Настя. – Здесь у нас всё защищено, а твоей квартирой не занимались.
     – Ладно, бог с ней, с квартирой, ты лучше скажи, как собираешься жить?
     – Назло всем! – ответила девочка. – Через два дня собираемся отсюда переезжать. В центре подготовили четырехкомнатную квартиру.
     – Значит, о тебе скажут, – сделал вывод Николай Алексеевич. – Я так и думал. Много будут говорить или просто представят уникумом?
     – Спроси что-нибудь попроще, – сердито сказала она. – По идее, прежде чем меня кому-то представлять, должны поговорить со мной, а на деле пока такого разговора не было, и курирующий наш проект Зеленин ничего не знает. О шаре точно будут молчать, а скрывать остальное большого смысла нет из-за американцев. Но это мои мысли, а что придумали наверху... Если помолчат пару дней, я на этот верх слетаю сама. Если Магомет не идёт к горе...
     – С квартирой хорошо придумали, – одобрил он. – Здесь вам не дадут нормально жить. Мне тоже нужно на время уехать, иначе замучают просители и пресса. Наверное, съезжу к одному приятелю в Карелию. Посёлок там совсем маленький, а его дом на отшибе. Идеальное место, чтобы отсидеться, но с условием, что ты вылечишь его семью.
     – Конечно, вылечу, – пообещала внучка. – Сделай снимок его дома и сбрось мне по почте. Я подскочу и всё сделаю, а заодно посмотрю Карелию. Говорят, там очень красиво.
     – Смотреть будешь в шаре, – сказал дед, – только сначала всех вылечишь и на прощание подправишь мозги, чтобы не болтали.
     – Приехал дед, а ты молчишь! – упрекнула Настю прибежавшая в гостиную Оля. – Деда, а я скоро стану такой же красивой, как сестра!
     – Ты для меня и так красивее всех, – сказал старик и посадил её себе на колени. – Рассказывайте, что придумали.
     – Ничего особенного, – ответила Настя. – Исправлю ей дефекты фигуры и самую чуточку поработаю с лицом. Станет красавицей, но сохранит индивидуальность. Ладно, вы общайтесь, а мне нужно позвонить.
     Она хотела позвонить Олегу, но это пришлось сделать позже, потому что позвонили ей самой. Звонил директор ФСБ.
     – Здравствуйте, Настя, – поздоровался он. – Мне нужно с вами поговорить. Я один в кабинете.
     – Хорошо, Александр Васильевич, – ответила она. – Скоро буду.
     Через три минуты она влетела в его кабинет и убрала сферу, предварительно кашлянув.
     – Это правильно, – одобрил он, – вот так же кашляйте и в дальнейшем. Садитесь, Настя, нам с вами нужно решить, что и как о вас будут говорить. Наши специалисты кое-что приготовили, поэтому почитайте и оцените.
     Девочка села, взяла в руки бумагу и внимательно прочитала.
     – Решили выложить всю правду, – сказала она, положив лист на стол. – Только богиню перекрестили в пришельца и скрыли её цели, мой способ передвижения и кое-какие возможности. И зачем всё это? Думаете, в такое поверят?
     – Мы же поверили, – ответил он. – Если вы тряхнете доказательствами, скептикам нечем будет крыть, а вы станете героиней и коронованной особой и привлечете к себе симпатии очень многих людей. Наши психологи считают, что это самый выигрышный ход. Вы прошли через страшные испытания и сделали такое, что не под силу многим взрослым. И всё это для того, чтобы вернуться домой. И здесь поставили свои способности на службу людям. После этого на вас будет трудно лить грязь. Одновременно объявим, что начинаем лечение больных из других городов и рассматриваем возможность принимать нуждающихся из-за границы. Если на кого и посыпятся шишки, то не на вас.
     – Вы ставите под удар сестру, – сказала Настя. – У неё не будет нормальной жизни.
     – Смотря что считать нормальной жизнью, – повторил директор её слова. – Нормальная она у королевы Великобритании? Ваша сестра – принцесса королевства с другой планеты, единственный человек в нашем мире с нечеловеческим геномом. И она, кстати, одно из основных ваших доказательств. Геном – это такая штука, которую не подделаешь. Я думаю, что у неё будет завидная судьба. Детей, правда, не будет, но многие...
     – Будут у неё дети, – перебила Настя Бабурина. – Я об этом позаботилась.
     – Тем более! – сказал он. – Внимания и любви у вашей сестры будет больше, чем у кого бы то ни было, постарайтесь только подействовать на неё так, чтобы у девочки от всего этого не закружилась голова.
     – Все будут с ней носиться, а я одна – воспитывать! – с сарказмом сказала она. – Думаете, у меня получится? Ладно, вашим психологам видней, но я всё-таки думаю, что многие люди не поверят в сказку. Я буду демонстрировать им чудеса, а они объявят их мошенничеством или действием инопланетной техники. Ещё и скажут, что мой экстернат – липа, потому что я силой мутила мозги учителям.
     – Будут и такие, – согласился директор. – Многое, Настя, будет зависеть от вас. У вас будут встречи с представителями прессы и выступления по телевидению, вот и блесните умом. Ложь проходит там, где затыкают рот правде. Останутся те, кто не поверил и пытается как-то очернить? Так такие всегда были и будут. У любого значительного человека есть враги и просто недоброжелатели, но не сидеть же из-за них серой мышкой! Если честно, я вам немного завидую. Многие проживают жизнь, не испытав и малой доли того, что выпало вам, а ведь вы ещё только начали жить! Главное – не напортачьте с полётами. Я понимаю, что с шаром совсем другая жизнь, вот только его применение может сильно её сократить. Если нет возражений, я отдаю эту бумагу президенту. Говорить о вас будет он.
     Такое выступление состоялось через три дня. Вчера они все, кроме Татьяны, переехали на новую квартиру. Домового и Джуну Настя доставила в сфере, когда в пять приёмов перевозила вещи, а остальных отвёз на машине отец. Она только что закончила с лечением и собиралась есть доставленный из столовой обед, когда позвонил Зеленин и посоветовал включить телевизор и посмотреть первый канал.
     – Передача начнётся в два часа, так что есть немного времени, – сказал полковник. – Сегодня вас никто не будет трогать, а на завтра на это время ничего не планируйте. Скорее всего, вас будет терзать пресса.
     О выступлении президента заранее не оповещали, поэтому многие узнали о нём в вечерних выпусках новостей. Позже передачу повторили два раза, а все желающие могли посмотреть её в интернете, в том числе и с переводом на несколько языков. Вначале он рассказал о таинственном исчезновении Насти, и о том, что поиски ни к чему не привели. О её появлении было сказано коротко, после чего президент сразу же перешёл к результатам научных исследований приобретенных девочкой способностей.
     – Работы проводились авторитетными учёными с привлечением самого современного оборудования, но наши специалисты только подтвердили наличие самих способностей. До сих пор совершенно непонятна природа той силы, при помощи которой девочка исцеляет людей, делиться знанием языков и производит внушение. Ничего не дали и исследования артефакта «кольцо». Это обычное золотое кольцо, которое тем не менее может по мысленному запросу убирать самые разные предметы в другой мир и возвращать их обратно. Единственное условие заключается в том, что эти предметы должны принадлежать Насте, поэтому нам пришлось «отдать» ей робот, с помощью которого дважды пытались исследовать место хранения вещей. Единственное, что удалось выяснить, это то, что время там сильно замедлено по сравнению с земным. Проводились и генетические анализы образцов тканей её сестры, которые подтвердили её инопланетное происхождение. Геном Ольги Никитиной или Лиссы Навальской, как её звали в родном мире, не имеет ничего общего с человеческим.
     Дальше президент рассказал о проекте «Лечебница» и о том, почему приём ведётся ограниченное время.
     – Никакого лечащего оборудования в клинике нет, лечит сама Настя. На лечение каждого больного она тратит силы. Пять тысяч больных в день – это предел, иначе она не сможет их восстановить. Надеюсь, не будет больше вопросов и насчёт выходного дня. У девочки тяжёлая и однообразная работа, и ей просто необходим отдых. Мы и так ограничились одним выходным днём вместо двух. Лечение одних москвичей проводили потому, что не были готовы больничные корпуса клиники. Вчера сдан в эксплуатацию первый из них, а вскоре достроят ещё четыре. В них, а так же в частично освободившиеся лечебные учреждения Москвы будем привозить людей с тяжёлыми заболеваниями из других регионов. Предпочтение будет отдаваться тем, у кого ограничено время жизни. В дальнейшем мы планируем в небольших количествах принимать таких больных из-за границы. Их будут лечить на коммерческой основе, а заработанные средства пойдут на развитие отечественной медицины. Хочу вас заверить, что количество платных больных не превысит двадцати процентов от их общего числа. Сама Настя не получает никакого вознаграждения за лечение. У неё на хранении много золота, поэтому нет нужды в деньгах. Единственное, чем её отблагодарили, это покупкой элитной квартиры в Москве и помощью с отдыхом.
     – Вот сволочь, – нелестно отозвалась о президенте Настя. – Обязательно скажу, что выкупила эту квартиру.
     – Я вам рассказал невероятные вещи, – продолжил президент. – Многое из сказанного удалось проверить, кое-что мы приняли на веру. Конечно, будут сомневаться и многие из вас, потому что нелегко поверить в сказку. Хочу сказать, что мы предоставим возможность представителям прессы пообщаться с Настей Никитиной. Я рассказал о ней лишь самыми общими словами и, наверное, сильно разжёг ваше любопытство. На пресс-конференции Настя сможет заполнить пробелы в моём рассказе и ответит на вопросы корреспондентов. Дополнительно мы организуем встречу с ней на телевидении. Надо сказать, что это необычайно умная девочка с железным характером. Она сама без репетиторов подготовилась и сдала экстернат за седьмой, восьмой и девятые классы на одни пятёрки, затратив на каждую годовую программу всего один месяц. Говорю для тех, кто может усомниться в честности такой сдачи, что экстернат за десятый класс она сдаст комиссии при использовании приборных методов контроля.
     – Это он хорошо придумал, – одобрила мать. – Будут гораздо меньше болтать.
     – Напоследок хочу попросить всех оказать уважение целительнице и не обращаться к ней лично с просьбами о помощи, – сказал президент. – Вы её не получите, а только превратите жизнь девочки в ад и навредите самим себе и всем остальным. Мы опубликуем номера телефонов клиники, по которым можно будет справиться о лечении, и будем оперативно освещать ход строительства объектов и все изменения в работе. Ещё пару слов о возможной реакции на моё выступление за рубежом. Я ожидаю, что она будет очень негативной. И из-за того, что мне не поверят, и потому, что их больных будем принимать не сейчас и с низкой квотой. По поводу веры или неверия могу предложить нашим зарубежным партнёрам собрать авторитетную комиссию учёных, которым мы предоставим возможность пообщаться с Настей Никитиной и провести те же исследования, которые проводили мы. Для этих целей они могут привезти в клинику любое оборудование. Обращения отдельных учёных мы рассматривать не будем. Что касается квот, то на первом месте для нас были и будут наши граждане, их жизнь и здоровье, а остальные пусть скажут спасибо за то, что мы им предлагаем. У нас нет причин жертвовать жизнями и здоровьем ради граждан тех государств, в которых Россию и россиян подвергают травле. В случае каких-то попыток оказать на нас давление, никакого коммерческого лечения иностранцев проводиться не будет.
     – Хороший ход, – сказала мать. – Ты не только заработаешь миллиарды для государства, но и заставишь кое-кого пойти на уступки. Жизнь и здоровье большинство людей ценит превыше всего остального. В наше время редко встретишь по-настоящему здорового человека, а медики со своей химией здоровья не дадут, в лучшем случае на время придавят болезнь. А ты, дочь, будешь исцелять за год два миллиона больных.
     В пятом часу раньше обычного приехал хмурый отец.
     – Что-то случилось? – забеспокоилась Надежда.
     – Нужно уходить с работы, – ответил он. – После этого выступления у меня побывали почти все сослуживцы. У каждого кто-нибудь болен, а некоторые рвутся приехать всей семьей. Намёки, уговоры и открытые просьбы. Уже и деньги предлагали. Если откажусь, буду сволочью, которой плевать на друзей. Я пока и не отказывался, сказал, что посоветуюсь с дочерью.
     – Считай, что посоветовался, – сказала Настя. – Я не могу их лечить. И не только потому, что остаётся мало сил, а потому, что об этом обязательно узнают. Одного-двух, но не всех работников вашего Управления с их жёнами и детьми. Ваше министерство я обработала, а московские управления – нет. Лучше тебе перейти в нашу службу: здесь к тебе не будут обращаться с такими просьбами, и никуда не придётся ездить. Кстати, ты мне подал хорошую мысль.
     Она сходила за телефоном и позвонила Зеленину.
     – Дмитрий Павлович, не обидитесь, если я ненадолго оторву от отдыха?
     – Излагайте, Настя, – ответил полковник. – Я ещё не успел приступить к отдыху. Что у вас случилось?
     – Отец подал полезную мысль. Мы лечили у себя в основном старших офицеров и тех, кто был действительно болен. Но у всех есть семьи. То же самое и у сотрудников нашего центра. Я думаю, что у них к нам с вами будет совсем другое отношение, если...
     – Я вас понял, – сказал Зеленин. – И сколько таких больных вы сможете вылечить?
     – Сколько нужно, – ответила она. – Если не хватит своих сил, возьму у браслета. Для него это пустяк. Только учтите, что эта информация только для вас. И есть ещё два момента. Нужно приводить только больных, а не вообще всех, и собрать их в несколько приёмов, чтобы не было большой толпы. Понятно, что об этом лечении никто не должен болтать. Наши офицеры однозначно не будут, а вот их жёны и дети... А работников центра предупредить, что за болтовню будем увольнять. И всем нужно сообщить, что я умею отличать ложь от правды. Слухи пойдут, но я постараюсь их пережить.
     – Одних лечим по блату, а других посылаем лесом, – насмешливо сказал слышавший разговор отец. – И зря ты ссылаешься на меня, я тебе таких мыслей не подсказывал.
     – Неважно! – махнула рукой Настя. – Ты меня на неё натолкнул. Пойми, папа, твои полицейские для меня чужие. Я не хочу из-за них рисковать. А этим лечением я обеспечиваю себе надёжный тыл. Я обрабатывала наших офицеров, а работники центра не получали внушения. А если я вылечу их близких, его и не нужно делать. Большинство людей всё-таки порядочные и не чужды благодарности. Так, мне кто-то звонит. Наверное, это Олег.
     Она угадала: звонил Олег, который натолкнулся в интернете на сообщение о выступлении президента и только что посмотрел его на сайте первого канала.
     – Теперь все узнают, что я влюбился в королеву, – невесело пошутил он. – Чем сейчас будешь заниматься?
     – Чем позже о тебе узнают, тем будет лучше, – сказала Настя. – Лишь бы не проболтались американцы. Насчёт королевы забудь: я уже давно не ношу короны, да и правила вынужденно и недолго. Хотела заняться с учебниками, но теперь буду думать о том, что рассказать на пресс-конференции, а о чём лучше умолчать.
     – Наверное, мы сегодня не увидимся?
     – Наверное, нет. Извини, но у меня сейчас не то настроение и куча дел, а для встреч нужна совсем другая обстановка.
     – Жаль, что я не могу тебе ничем помочь, – сказал юноша и отключился.
     Вздохнув, Настя пошла в комнату, которую отдали Оле и Марку.
     – Марк, ты здесь? – спросила она домового. – Покажись, нужно поговорить.
     – Для чего это я тебе вдруг понадобился? – пропищал появившейся на своей кровати домовой. – Уже и забыл, когда ты меня звала. И отдыхать два раза летала без меня. Я, конечно, читал о любви и понимаю...
     – Ничего ты не понимаешь! – покраснела девочка. – У нас не те отношения, о которых ты читал. А на отдых я тебя возьму, когда мы туда выберемся все вместе. И не нужно меня упрекать за невнимание: сам видишь, что я занята не лечением, так учёбой. С Олегом и то почти не встречаюсь.
     – Ладно, я тебя простил, – проворчал он. – Говори, что от меня нужно. Не просто же ты ко мне пришла поговорить, такая занятая.
     – У меня завтра встреча с корреспондентами, и я хочу, чтобы ты поехал со мной. Только там нужно будет стать видимым, и тебя увидят миллионы людей во всем мире. Ты жаловался на невнимание, так вот, там этого внимания будет выше крыши.
     – Вообще-то, это против всех правил и обычаев, – задумчиво сказал Марк, – но ради тебя... Я ведь вместе с вами слушал президента и понимаю, как важно, чтобы тебе поверили.
     – Тогда слушай, о чём можно говорить, а о чём нельзя даже заикнуться.
     Настя проинструктировала домового и переключилась на сестру.
     – Ты слышала наш разговор? Так вот, всё сказанное Марку справедливо и для тебя. Я не беру тебя на первую встречу с прессой, но они ещё будут. Запомни о чём нельзя говорить ни в коем случае. Всё остальное на твоё усмотрение. Старайся не врать и говорить как можно меньше.
     Закончив разговор с Олей, Настя ушла к себе и легла на кровать. К ней тут же забралась Джуна и подставила голову под руку. Пришлось чесать, но это занятие не мешало думать. Обдумав часть своего рассказа, она не выдержала и, оставив на кровати недовольную мартышку, села к компьютеру посмотреть, какая реакция на выступление президента. В Европе её можно было охарактеризовать тремя словами: удивление, недоверие и насмешка. Были даже заявления о безумии русского президента. Мы же говорили, что он чокнулся! Разве это выступление не доказательство? Или вы такие дураки, что верите в магию? В Штатах тоже издевались, но таких высказываний было заметно меньше. У нас реагировали немного иначе. С облегчением писали, что наконец-то появилась хоть какая-то ясность по поводу лечения. Естественно, многие ругали высказанную мысль о коммерческом лечении иностранцев. Лучше, мол, пусть лечат своих, а на медицину деньги найдутся, а не найдутся, можем сами сброситься. На хрен европейцев с американцами, которые спят и видят сделать нам гадость. В открытую кричат, что Россия им враг, а мы их должны лечить? Насчёт магии мнения разделились. Многие допускали, что такая сила действительно существует. Если лечит не машина, а эта девчонка, то чем-то же она излечивает тысячи людей! Скептикам этот аргумент крыть было нечем, поэтому они переключились на волшебное кольцо и пришельцев. Всё было примерно так, как она и предполагала. Оставив включенным комп, вернулась на кровать додумывать рассказ. Закончив, Настя с час почитала учебник, а потом занялась медитацией, которую закончила за полчаса до ужина. Медитации Блинова пока не давали заметных результатов, но она упорно тренировалась и старалась их не пропускать. Ужин прошёл без обычных разговоров из-за того, что все, кроме Оли, были не в настроении.
     Утром, когда сели завтракать, отец сказал, что решил сменить работу. Настя этого хотела, но его решение не доставило радости. Поев, она раньше времени пошла в клинику. Больных уже начали привозить, но пока отправляли в накопители, поэтому она прошла по пустым палатам, пытаясь представить, что чувствуют люди, которых сюда свозят и в спешке укладывают на кровати. Здесь все были очень тяжёлые или безнадёжные. Палаты проветрили, но к концу лечения, несмотря на вентиляцию, появлялся неприятный запах. Многие его не чувствовали, а у неё он вызывал озноб. Машины с потолка так и не сняли, но теперь их уже не включали. Жаль, они красиво работали. Сколько в них вложили труда! Надо будет попросить, чтобы хоть одну сохранили. Можно отдать киношникам, им пригодятся для съёмки какой-нибудь фантастики. Посмотрев на часы, Настя поспешила в коридор. Ей здесь хотели поставить движущуюся дорожку, чтобы не ходить взад-вперёд, а ездить. Как будто для неё это труд. Вот час за часом создавать заклинания было тяжело. Кто никогда этим не занимался, тот не поймёт. К концу лечения не хотелось вообще ни о чём думать. Хорошо, если ей перед пресс-конференцией дадут хоть немного отдохнуть. Загорелся зелёным светом индикатор заполнения первой палаты, потом второй. Когда три индикатора из пяти показали готовность, девочка начала работать. Семьдесят пять заклинаний и четыре часа хождения по пустому коридору. Когда всё это закончилось, Настя растерла виски и с силой ударила себя по щекам. Стало немного легче, и она поспешила покинуть клинику и добраться до квартиры. Больничный корпус был рядом, и на дорогу уходили минуты. Кухни в этой квартире не было, и они ели в гостиной. Обед уже стоял на столе, но девочка только выпила горячий чай и ушла в свою комнату. Медитация была единственным средством быстро привести себя в нормальное состояние, а горячий чай прогонял ощущение холода и пустоты в груди. Это чувство было связано не с потерей сил, а с чем-то другим, потому что притоком силы из браслета не убиралось. Медитация, на которую ушло двадцать минут, принесла облегчение. Настя хотела пообедать, но зазвонил телефон.
     – Звоню по поводу пресс-конференции, – сказал Зеленин. – Обычно о подобных мероприятиях предупреждают заранее и отрабатывают их проведение, но у вас на подготовку будет только сегодняшний день. С прессой встретитесь завтра в четыре часа. Хватит вам этого времени, чтобы отдохнуть? Вот и прекрасно. Никаких проработок с вами проводить не будем. Что говорить, решите сами.


                Глава 23


     Пресс-конференцию проводили в конференц-зале Московского государственного института международных отношений. В зале, кроме телевизионщиков, собрались больше сотни корреспондентов, которые слушали сжатый рассказ Насти о её приключениях. Девочка старалась говорить о главном и выбросила всё несущественное или опасное, поэтому смогла уложиться в полчаса. Когда она закончила, ведущий предложил собравшимся задавать вопросы. Он же, руководствуясь какими-то непонятными Насте соображениями, выбирал, кому дать слово.
     – Соединенное королевство, газета «Дейли Экспресс», Луи Фишер, – сказал поднявшийся со стула мужчина лет пятидесяти. – Мы выслушали занимательную историю. Хотелось бы услышать, чем это подтверждается.
     – Кое-что я смогу подтвердить на этой пресс-конференции, – сказала Настя, – что-то подтвердили учёные, например, внеземное происхождение моей сестры, а остальное... Хотите – верьте, хотите – нет, мне это безразлично. Давайте начнём с магии, потому что она вызывает больше недоверия. Лечение магией уже подтверждено десятками тысяч вылечившихся больных. Полное выздоровление происходит всего за несколько дней, и лёгких больных в наш центр не возят. Сейчас я продемонстрирую вам один из разделов магии, который требует мало силы. Это магия иллюзий. Проще всего создавать изображения, сложнее добавить к ним запах, а самое затратное – это придать иллюзиям видимость материальности. Я всем демонстрировала розы, подарю их и вам.
     Она прошлась взглядом по залу, и каждому корреспонденту на колени упала красная роза. Всё ещё стоявшему Фишеру она упала к ногам. Англичанин нагнулся и поднял цветок.
     – Пахнет розой, – с удивлением сказал он, – и даже шипы колются. И вы утверждаете, что это иллюзия?
     Все розы одновременно исчезли.
     – Это не внушение, – продолжила Настя. – Внушённые образы существуют только в воображении загипнотизированных людей, а эти цветы увидели миллионы телезрителей, и они останутся на фотоснимках. Могу вам наколдовать объект покрупнее.
     Рядом с девочкой возник Чужой, который подошёл к краю возвышения и зашипел на отпрянувших мужчин. Где-то в последних рядах послышался женский крик. Поискав взглядом, Настя увидела испуганную корреспондентку. Кажется, она здесь была единственной женщиной.
     – Эта иллюзия позволяет её потрогать, – сказала девочка, хлопнув ладонью по спине чужого. – Желающие могут выйти и попробовать.
     Чужой опять открыл пасть, из которой выдвинулась внутренняя челюсть, и желающих его трогать не нашлось. Убрав иллюзию, Настя вернулась за стол.
     – Магией можно внушать, не прибегая к словам, – продолжила она. – До того как у меня отняли почти все силы, я это могла делать сотням, а теперь нелегко справиться с одним человеком. Сейчас я напишу на листе бумаги, что хочу внушить, а вы проверите, что получится.
     Сделав надпись, она опять вышла из-за стола и протянула руку. Англичанин поспешил подняться на возвышение и попытался поцеловать её руку.
     – Я сняла внушение, – сказала она сконфуженному мужчине, – хотя целовать руку королеве, пусть даже бывшей, не позор, а честь. Смотрите на бумагу.
     Она показала всем лист, на котором крупными буквами было написано: «поцеловать руку».
     – Последнее, что я вам продемонстрирую в магии, это передача знания чужих языков. Я знаю все языки нашей планеты, но чтобы пользоваться каким-то из них, должна хоть раз его услышать. Сейчас я говорю на тридцати двух языках, а вам только что подарила знание китайского. В отличие от меня, вам на его изучение понадобятся пять дней. Через три дня вы овладеете речью, а через пять – письменностью.
     – Извините, а я? – спросил поднявшийся китаец.
     – Вам я дам знание французского, – под смех зала сказала Настя. – Ни у кого нет сомнения в том, что сила, которую я называю магией, существует?
     – Можно вопрос? – спросил ещё не ушедший англичанин. – Ваша магия исчерпывается тем, что нам показали?
     – Конечно, нет, просто у меня сейчас не те силы, чтобы демонстрировать вам материализацию или, например, огненную магию, к тому же я их почти все потратила на лечение. Я знаю огромное число заклинаний, жаль, что сама могу использовать лишь те, которые требуют мало сил. Из всех заклинаний боевой магии я смогу вам продемонстрировать только удушение и остановку сердца, но вряд ли найду здесь для этого добровольцев. Перейдём от магии к кольцу, существование которого многие ставят под сомнение. Оно не видно на моей руке, но желающие могут пощупать.
     Она спустилась к первому ряду и протянула руку одному из мужчин.
     – Есть кольцо, – с акцентом сказал он и, не выпуская руки спросил: – Я могу её поцеловать?
     – Если хотите, – разрешила Настя. – Руки у меня чистые. Давайте я вам покажу некоторые предметы, которые сейчас находятся в мире с очень медленным течением времени. Это моё королевское платье, на котором драгоценными камнями выложен герб династии Навальских. Это мой меч, а это кошель с золотыми монетами, который я оставлю на столике. Когда закончится пресс-конференция, можете взять себе по одной монете на память.
     – Разрешите вопрос? – поднялся со второго ряда высокий, крепкий мужчина. – Соединенные Штаты Америки, газета «Дейли Экспресс», Брет Варни. Как кольцо определяет, что вещь принадлежит вам?
     – Я думаю, что считывает из головы, – ответила девочка. – Я должна быть уверена в том, что вещь моя. Даже формальная передача в мою собственность даёт мне право забрать её из любой точки мира. Например, если американское правительство подарит мне один из ваших авианосцев, я его заберу, а потом смогу вернуть в какой-нибудь порт. Только уберите с него всех матросов, потому что при передаче на хранение всё живое гибнет. Ничего чужого я взять не смогу.
     – Как исследовали кольцо? – спросил американец.
     – По-моему, просвечивали рентгеном, – сказала она. – Никто не может снять его с моей руки, а я сама не собираюсь этого делать. Это мой шанс на бессмертие.
     – Вы нам об этом не говорили, – заметил он.
     – Я вам о многом не говорила. Неужели вы думаете, что можно за полчаса рассказать всё, что со мной случилось за девять месяцев? К тому же я вам больше рассказывала то, во что не так трудно поверить, или что можно хоть как-то подтвердить. В рассказе было несколько слов о Городе.
     – Расскажите подробней, – попросил он.
     – Всё, что я о нём знаю, взято из легенд и из короткого разговора моей богини с Владыками вечного города. Я с ними тоже говорила, но совсем немного.
     – Какая богиня? – не понял американец.
     – Я так называю женщину, которая меня украла, – пояснила Настя. – Её вид правит в тысячах миров, населенных разными разумными существами. Они настолько могущественны, что играют там роль богов. Но эти боги не создавали своих разумных, не говоря уже об их мирах. Я и с богиней говорила, точнее, больше говорила она, а я только слушала. Во Вселенной редкий мир не имеет бога, наш как раз из таких.
     – И что она у нас забыла? – с подозрением спросил американец.
     – Богине скучно в её мире, – ответила девочка. – Она как-то узнала о том, что Земля не имеет хозяев, и пришла на неё посмотреть. Ей здесь не понравилось и не захотелось с нами возиться. Но я отвлеклась. Вечный Город появляется в самых разных мирах, которые пополняют его население. Для того чтобы остаться в городе, нужно очутиться в месте его появления, заинтересовать Владык и пройти испытание. Я его прошла, но не собиралась там оставаться. Потребовалось вмешательство богини, чтобы они отпустили. Кольцо должно вернуть, если я этого захочу или когда буду умирать. Не знаю, чем занимаются жители города, но смерти там нет.
     – А для чего тогда это хранение? – не понял американец.
     – Мне сказали, что это просто полезная функция, чтобы я его не выбросила, и добавили, что кольцо может меня защитить и уничтожит любого, кто попытается его снять. Давайте перейдём к другим вопросам.
     – Федеративная Республика Германия, газета «Франкфуртер альгемайне цайтунг», Альфред Бартель. Хотелось бы вернуться к той, кого вы назвали богиней. Как она смогла вас похитить из квартиры и какая цель этого похищения? Вы говорили об испытании, но любое испытание имеет цель. Или это она так развлекалась?
     – Похитила очень просто, – ответила Настя. – Выдернула прямо со стула, когда я сидела за компом, засунула в какой-то шар, который пролетел сквозь стену и через минуту очутился в космосе. Просто так с планеты на планету не попадешь, только через космос. Я вам говорила о шаре. А цель... Может, она и развлекалась, но основной целью была оценка моих возможностей. В нашем последнем разговоре она сказала, что пока ничего не решила с Землей.
     – Вы считаете, что её здесь примут с распростертыми объятьями? – язвительно спросил немец. – У нас и в своих богов уже мало кто верит, а она вообще не бог.
     – Я ничего не считаю, – ответила девочка, – сказала вам то, что слышала. Больше мне нечего добавить по этому вопросу, поэтому прошу задавать другие.
     – Королевство Швеция, газета «Экспресс», Стиг Бринкман. Скажите, та, которую вы называете сестрой, пришла с вами по собственной воле?
     – Я уже говорила, что она сирота, – ответила Настя. – У неё не было тёплых отношений с оставшимся править братом. При рождении Лиссы умерла королева, и Недор этого не простил. Со старшей сестрой были очень хорошие отношения, пока она не вышла замуж. А меня она полюбила, как и я её. Моё появление ускорило мятеж, в результате которого были убиты король и наследник, но если бы не я, погибла бы вся семья. Я спасла малышку и отвезла к старшей сестре, но она всё равно вернулась ко мне.
     – Уйти в чужой мир, где у неё не будет детей... – начал швед.
     – Уйти с любимой сестрой в мир, где будет семья, – перебила его девочка. – Теперь у неё есть родители и дед, которых она любит. И единственное, что я с ней сделала магией, это дала возможность иметь детей. Магия – это вам не наука, она может и не такое. Ещё вопросы?
     – Аргентинская Республика, газета «Клариан», Эдуардо Фарбер. В вашем рассказе говорилось о сражениях с людоедами и профессиональными воинами. Извините, но, глядя на вас, в такое совершенно не верится.
     – Я гораздо сильнее сверстниц, – ответила Настя, – и быстрее очень многих. Как я уже говорила, в мою голову было записано искусство боя лучших воинов погибшей империи. Каждый день я развивала тело и много тренировалась. В лесу людоедов мне попался старый орк, который применил магию и не ожидал сопротивления от пищи. А схватки... Сначала помогло владение метательным оружием, а потом сказались многочисленные тренировки с гвардейцами. Жрецов я лишала магии, а только после этого убивала мечом. Для мага лишиться магии – это ошеломляющий удар, чем я и пользовалась. Уже здесь я какое-то время ходила на секцию борьбы для дочерей офицеров полиции. Когда немного отработала борьбу паладинов, стала побеждать взрослых девушек. Сила очень важна, но проворство и знание приёмов боя не менее важно.
     – Республика Индия, газета «Таймс-оф-Индия», Нирмал Тилак. Вы говорили об огромной силе. Неужели такое возможно для человека?
     – Магические возможности людей могут быть больше моих, но они ограничены, – начала объяснять девочка. – Но есть возможность безграничного накопления силы в специальных магических устройствах. Такое было и у меня. Я покупала силу у магов и заставляла делиться силой виновных в мятеже жрецов. Перед уходом я собрала силу тысяч сильных магов, но меня сюда с ней не пустили.
     – У вас отобрали этот артефакт?
     – У меня забрали из него почти всю силу. Оставили совсем чуть-чуть. Я вам ответила?
     – Я хотел бы узнать, есть ли маги на Земле.
     – Люди с силой есть, хотя мне пока не попадались по-настоящему сильные. Но магия это не только сила, это ещё умение ею управлять и знание нужных приёмов, поэтому я считаю, что у нас магов нет.
     – Китайская Народная Республика, газета «Жэнь минь жибао», Лу Маньшу. Я бы хотел услышать, с чем связано ограничение времени вашего лечения, и нельзя ли его как-нибудь увеличить?
     – Об этом уже говорил наш президент, но могу сказать и я. На лечение одного человека уходит очень мало силы, но, когда их пять тысяч, я на них трачу две трети того, что имею. В том мире, где я была, полностью потраченная сила восстанавливается за три дня, а в нашем – примерно за полтора или чуть больше, поэтому при больших нагрузках я просто не успею восстановиться. Кроме того, долго лечить тяжело. Я полностью выматываюсь за четыре часа.
     – Тогда почему не снизить нагрузку?
     – Потому что хочется спасти больше людей, а себя я потом быстро привожу в порядок отдыхом и медитацией. Следующий вопрос.
     – Итальянская Республика, газета «Коррьере делла Сера», Пьер Солера. Расскажите подробней о своей смерти.
     – Я вам и без подробностей о ней зря рассказала, – недовольно сказала Настя. – Это самые неприятные воспоминания из всех. Может, зададите другой вопрос?
     – Мне интересен этот. Если верить вашим словам, вы долго были мёртвой и при этом что-то чувствовали. Это противоречит данным современной науки. Нашим читателям, несомненно, будет интересно узнать, что их ждёт после смерти.
     – Ничего хорошего, – ответила девочка. – Мыслей нет вообще, остаётся только осознание себя. Такое иногда бывает и в жизни, но очень недолго. Темно и никаких ощущений и мыслей, кроме чувства, что ты есть. Это очень неприятно и трудно объяснить словами. К тому же, когда я ожила, почему-то была уверенность, что то состояние не навсегда. Если бы меня не вернули к жизни, я бы в той мгле постепенно исчезла. Растворилась бы, как сахар в воде. Следующий вопрос.
     – Федеративная Республика Германия, газета «Ди Вельт», Рихард Меринг. Я бы хотел узнать ваше отношение к лечению больных из других стран.
     – Как бы я ни старалась, всех не вылечу, – сказала Настя. – Даже в России это невозможно, что уж говорить о других государствах. Эта идея правительства не встретила у нас одобрения. Мне она тоже не нравится из-за того, что придётся лечить врагов. Лечение коммерческое, поэтому почти наверняка в первых рядах таких больных будут состоятельные европейцы и американцы. Напомнить, как вы к нам относитесь? Только не нужно меня убеждать в том, что мы сами во всем виноваты. Эти слова вам лучше оставить для своих читателей. Я служу государству и выполню то, что мне поручат, но только до тех пор, пока под ударом не окажутся мои личные интересы. Если правительство какого-нибудь государства будет делать мне гадости, я не стану на это спокойно смотреть.
     – Соединенные Штаты Америки, газета «Нью-Йорк пост», Френк Дальберг. Я хотел уточнить, действительно ли вы работаете на правительство без вознаграждения. Ваш президент говорил о золоте и о том, что вам купили квартиру...
     – С золотом всё правда, – улыбнулась ждавшая этот вопрос девочка, – а вот насчёт квартиры он допустил неточность. Квартиру мне действительно купили, но я тут же выкупила её золотом. Его у меня несколько тонн, так что можно не жаться. По этой же причине меня не интересует плата за лечение. У меня много денег и нет привычки ими сорить, поэтому нет надобности в оплате лечения. Это дар моему народу.
     – В развитых странах вы бы имели больше! – сказал американец. – И вас бы сумели защитить.
     – Я уже беседовала с секретарем вашего посольства, – сказала Настя, вызвав шум в зале. – Он меня как-то нашёл, когда гуляла в парке, и тоже обещал золотые горы. Я ему ответила, что от добра добра не ищут, то же скажу и вам. Что касается охраны, вы не смогли обеспечить её даже своему президенту. В вашей стране слишком много оружия, здесь я буду чувствовать себя спокойней.
     – Соединенные Штаты Америки, газета «Уолл-Стрит джонерел», Вуд Касслер. Я думаю, что всё, о чём вы нам рассказывали, и что здесь демонстрировали, можно объяснить не какой-то магией, а действием инопланетной техники.
     – И в чём вопрос? – спросила девочка. – Если вы так думаете, можете думать и дальше. По-вашему, над каждым из десятков или сотен тысяч магов другого мира вьются невидимые инопланетные штуковины, которые улавливают и исполняют их мысли? Или это мы вам дурим мозги, чтобы не делиться своими секретами?
     – Конечно, второе.
     – Вашим учёным будет предоставлена возможность всё изучить, хотя я от этого не в восторге. Они ничего не найдут, а я должна буду вместо отдыха заниматься с ними тем, что уже делала с российскими учёными. Знаете, Вуд, я почему-то уверена в том, что если бы всё то, что случилось со мной, произошло с какой-нибудь американкой, вы бы наших учёных не подпустили к ней и на пушечный выстрел. Следующий вопрос.
     – Российская Федерация, газета «Известия», Игорь Воронов. Вам помогли с отдыхом. Не расскажете об этом подробней?
     – Не расскажу. Это закрытая информация, разглашение которой может сказаться на моей безопасности.
     – Тогда, может быть, вы покажете нам что-нибудь ещё?
     – Если хотите, могу показать инопланетянина, – засмеялась Настя. – Настоящего, а не иллюзию. Правда, никаких технологий он вам не выдаст, потому что их не знает. Это мой домовой, который прилетел вместе со мной на Землю. Домовые обладают своей магией, и они не коренные жители того мира, в котором я была, а перенесены в него одним из богов. Его зовут Марк. Когда-то он мне служил, а сейчас фактически стал членом семьи. Марк, покажись прессе.
     У края возвышения возник домовой, который с удовольствием выслушал удивлённые возгласы.
     – Долго мне им себя демонстрировать? – пропищал он. – Вопросы не задают, только глазеют...
     – Разрешите задам я? – вскочил сидевший во втором ряду толстяк. – Какая была цель вашего появления на Земле?
     – Королева разрушила магией замок, который я считал своим, – ответил Марк. – Она разбиралась с графом Видьяром, а я пострадал. Но она была настолько великодушна, что спасла меня и отдала один из своих дворцов. Когда она стала принцессой, я последовал за ней. Её квартира, конечно, не дворец, но у вас интересней жить. У нас нет компьютеров.
     – Какая принцесса? – не понял толстяк.
     – Как какая? – удивился Марк. – Настя, конечно. Она была дочерью короля, а королевством правила временно и не была замужем. Когда она всё отдала брату, опять стала принцессой. Как можно не понимать таких простых вещей?
     – И чем же вы занимаетесь?
     – Сейчас отвечаю на ваши вопросы, – почему-то сердито ответил домовой, – а вообще, как вам сказала принцесса, я член её семьи. Усыновлять меня нельзя из-за возраста, но мне бумажки без надобности. Настя, может, хватит?
     Домовой исчез, а девочка предложила задавать вопросы.
     – Республика Польша, газета «Наш Дзенник», Яцек Бехлер, – представился так и не севший толстяк. – Разрешите задать один вопрос о вашем домовом. Его исследовали учёные?
     – В обычаях его вида вести скрытный образ жизни, – сказала Настя. – Он даже дома часто становится прозрачным. Меня просили об исследованиях, но Марк отказался куда-то ехать, разрешил только взять кровь и обследовать его ультразвуковым зондом. Я вам не скажу, что накопали учёные, потому что не интересовалась. Следующий вопрос.
     – Государство Израиль, газета «Едиот Ахронот», Йорам Гринберг. Вы говорили о том, что забрали с собой тонны золота. Неважно, кому они принадлежали, но разве не нанесло вред небольшому королевству изъятие такого количества золота?
     – Во-первых, откуда вы взяли, что оно небольшое? – спросила девочка. – Я этого никогда не говорила. По размерам оно больше Англии, хотя населения гораздо меньше. Во-вторых, хочу сказать, что большая часть золота извлекалась не из оборота, а из хранилищ. Живых владельцев этого золота не осталось, а изымалось оно у тех, кто создал богатство грабежами, и делалось это с их же ведома.
     – Как такое может быть? – удивился израильтянин.
     Пришлось рассказать о том, как она обобрала жрецов.
     – В довершении хочу сказать, что было и в-третьих. Половину своего золота я оставила брату. Это гораздо больше того, что было в королевской казне до мятежа. Если учесть то, что я не дала развалиться королевству и оставила брату сильную армию, орден магов и надёжных помощников, ему будет нетрудно править. Следующий вопрос.
     – Канада, газета «Торонто Стар», Дуглас Майтон. Вам нет пятнадцати лет, но после этой пресс-конференции я бы к ним без колебания добавил лет десять. И ваша учёба... Не скажете, в чём причина?
     – Их несколько, – ответила Настя. – Я очень много читала, а чтение развивает речь и даёт знания. Книжный опыт не заменит своего, но мне он сильно помог. Кроме того, когда в мою голову вкладывали курс Академии магии, её улучшили магически. Намного проще стало воспринимать и запоминать новые знания. К сожалению, я не умею делать магическую оптимизацию. Жизненные испытания отбили лень и заставили понять простую истину, что человек делает себя сам. Если хочешь добиться большего, засучи рукава и работай. Именно этим я и занимаюсь. Думаю, что через две недели сдам экстернат за десятый класс.
     – А зачем вам это нужно? – спросил корреспондент. – Вы собираетесь учиться дальше?
     – Не хочу быть невежей, – сказала девочка, – поэтому обязательно закончу школу. Дальше учиться не буду: хватит с меня и высшего магического образования.
     – Я думаю, мы на этом закончим, – сказал ведущий. – На днях на первом канале российского телевидения будет показана передача с участием Насти и Ольги Никитиных, из которой вы, несомненно, узнаете много нового об их жизни. А сейчас позвольте поблагодарить нашу целительницу за то, что она после трудной работы пришла сюда рассказать о себе и ответить на ваши вопросы.
     – Какая чушь! – ругалась Настя, когда на следующий день после лечения просмотрела обзор прессы. – Наши написали много ерунды, а в Европе – это вообще мрак!
     – А что пишут в Америке? – поинтересовалась мать. – Я только смотрела телевизор, так там высказывания, в общем, благожелательные. Многие тебе, правда, не верят.
     – Американцы уверены, что мы что-то нашли и не хотим ни с кем делиться, – ответила дочь. – Почти все публикации об этом. Пишут, что неплохо было бы создать какой-нибудь международный институт под их присмотром и нас там препарировать. Нас – это меня, Олю и Марка. Они не видели Джуну, а то приплюсовали бы к нам и мартышку! Европейцы пишут примерно то же самое, разве что больше оговорок и не так распускают языки. Свернуть бы им кукиш, да жаль, не получится.
     – Китайцы от тебя в восторге, – сказала вошедшая в гостиную Оля. – Я недавно смотрела. Японцы тоже не ругаются, но они вообще любят таких красивых.
     – Приплюсуй сюда индусов, – добавила Настя. – Эти действительно пытаются разобраться и не отметают всё сходу.
     – Что ты сердишься? – сказала мать. – А то не знала, что так будет. Если уж у нас, где многие настроены доброжелательно, больше половины не верят в твой рассказ, то в Европе всё и должно быть хуже. У них уже давно нет своего мнения, а мнение защитников и спасителей такое, что во всех мерзостях жизни виновата Россия. И приезд их учёных ничего не изменит. Если они ничего не найдут, воплей только прибавится. Им от тебя не будет никакой пользы, а вот мы со временем можем усилиться. Я боюсь, дочь, что многие могут решить, что без тебя жизнь будет спокойней.
     – А лечение? – возразила Оля. – Их же тоже собираются лечить!
     – Такое лечение – это палка о двух концах, – ответила ей мать. – Людей будут убеждать в том, что Настя не только лечит, но и влияет на мозги, поэтому нечего к нам ездить, особенно их элите. И потом оно принесёт нам большие валютные поступления и усилит влияние, а это однозначно плохо. Ладно, прошло слишком мало времени, посмотрим, что будет через несколько дней. Завтра вам ехать на телевидение, так что сможете там высказаться.
     Встреча в студии первого канала была организована как интервью двух российских принцесс, как стали называть Настю с Ольгой. Рассказ Насти на пресс-конференции изобиловал пробелами, их и пришлось заполнять, отвечая на вопросы ведущего. В основном говорила Настя, но много вопросов было и к Ольге. Это и понятно: Настя была своей, а Ольгу официально признали человеком другого мира. Ничего особенного от неё не услышали. Девочка только дополнила рассказ сестры и ответила на вопросы: почему решила уйти на Землю, и что ей здесь больше всего понравилось. Общее мнение смотревших передачу свелось к тому, что если их не дурят, то люди другого мира ничем не отличаются от землян, кроме генома. Говорили полтора часа, но теперь не осталось неясностей с тем, что делала Настя в другом мире, конечно, если этот мир был вообще. Многие по-прежнему в него не верили. Вот если бы вместо богов были пришельцы, а вместо магии работала их техника, в такое поверили бы.
     Прошла неделя. За это время в российских и зарубежных СМИ появилось много материалов о работе лечебного центра. Через него прошли уже в общей сложности сто тысяч больных. Полностью излечившихся было больше половины, остальные быстро шли на поправку. Прибывшие в Россию специалисты Медико-генетического центра из Мюнхена взяли образцы ткани у Ольги Никитиной и после их анализов подтвердили её внеземное происхождение. Сегодня сообщили об открытии центра обучения иностранным языкам, в котором каждый мог за минуты овладеть любым из трёх десятков языков. Государственных служащих обучали бесплатно, всем остальным надо было раскошеливаться. После первой поездки Настя взбунтовалась.
     – Чем вы думали, когда восстанавливали этот городок? – наседала она на Зеленина. – Пятьдесят минут езды туда и столько же обратно! В шаре это не имело значения, но как я туда полечу, когда за каждым моим шагом следит уйма народа? Как хотите, но этот языковый центр должен быть неподалеку от клиники. Эту неделю я, так и быть, поезжу, а потом вам придётся его закрывать!
     – Я передам, – пообещал Дмитрий Павлович. – Постараемся что-нибудь сделать. Возможно, временно освободим какое-нибудь здание. Я думаю, что управимся не за неделю, а раньше.
     Сегодня Настя отработала в языковом центре пятый раз. Возвращались обычным порядком: впереди ехал «форд» полиции, а за ним один из «джипов» охраны. С небольшим интервалом следом двигался бронированный «мерседес», в котором сидела Настя, и замыкали движение ещё один «джип» с бойцами ФСО и полицейская машина. Маршрут постоянно менялся. Водитель головной машины получал информацию о дорожном движении и направлял колонну туда, где можно было без помех проехать на максимальной скорости. В этот раз всё шло, как и в предыдущие поездки, почти до самой клиники. Когда до неё осталось два квартала, из переулка на большой скорости выехала легковушка, которая рванулась наперерез «мерседесу». Водитель попытался избежать столкновения, но не успел. За мгновенье до удара Настя вызвала сферу и вместе с вырванным из машины сиденьем улетела вверх.

     Продолжение   http://www.proza.ru/2017/06/10/350


Рецензии
Вот и делай людям добро...

Ольга Анисимова 2   28.05.2019 07:25     Заявить о нарушении
Если такую силу нельзя подчинить, ее пытаются уничтожить.

Геннадий Ищенко   28.05.2019 07:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.