Случай на свадьбе

 Слабонервных эстетов прошу удалиться...

         

           У Александра Милославского - бывшего ветеринара, а теперь частного предпринимателя, торгующего кормами для животных, в этой жизни все сложилось наилучшим образом. Он удачно женился на  умной, красивой, и, главное, не сварливой женщине, подарившей ему двух прелестных детишек - мальчика и девочку. Добротный особняк Милославских был, как говорится, полной чашей. А два джипа – белый и черный, на зависть односельчан обозначили статус этой семьи как успешной и самодостаточной. Сам Александр к своему неиссякаемому трудолюбию, прилагал природные ум и сообразительность, что в разы приумножало плоды его деятельности и достаток семьи. 
 
           Однако одно ужасное "но" черной «ложкой дегтя» омрачало счастье его близких. Саша Милославский оставался замечательным человеком лишь до того момента пока не выпивал свыше ста грамм водки. После этого он превращался в монстра, охваченого манией величия. Оторвав от себя вцепившихся в его одежду жену и детей, он начинал свой двухсуточный рейд по селу.
           Разбалансированно раскачиваясь и размахивая руками, он неустанно бродил по улицам, и неистово вопил:
           - Фак ю бич, палещуки!(1) Я Саша Милославский!!! Быдлота неумытая, бараны, уйки,  поцелуйте меня в зад!!!
           Он цеплялся ко всем без исключения прохожим, останавливал их, перекрыв дорогу, и, скорчив лицо в презрительной усмешке, начинал свой несуразный разговор:
           - Эй, уйко! (2), ты Сашу Милославскогого знаешь! Я – Саша! А ты – уйко с полонины. Сашу все знают, а ты - дурной палещук!
           Он на разный лад повторял эту абракадабру, пока ему не надоедало. Если человек держал себя в руках и терпеливо слушал этот бред, то через десять минут Саша, назвав встречного «нормальным уйком»,  оставлял его в покое и шел искать новую жертву. Когда же собеседник начинал возражать против такого обращения или же требовать уважения к себе, то воздух немедленно разрывался пронзительным воплем:
           - Поцелуй меня в зад!!!
           Тут бывший ветеринар молниеносно приспускал штаны и показывал оппоненту  обозначенное для поцелуя обнаженное место.
           Поначалу его несколько раз, конечно, избили, но потом привыкли к такой занятной неординарности. И когда на горизонте появлялась полноватая и расхристанная фигура, обозначающая свою субстанцию громогласным предложением поцеловать его в пятую точку, все только хихикали, предвкушая отличную экзотическую потеху.
          
           Через двое суток он успокаивался и с повинной возвращался в семью. Упав перед домашними на колени, Александр горько плакал, стонал, скулил, жестоко раскаиваясь за позорный свой запой и, потрясая руками, клялся, что больше никогда не возьмет в рот спиртного. Но горбатого могила исправит - спустя три-четыре недели неприличные крики Милославского снова радовали село. 

           Так случилось, что близкие родственники из села в соседней области, ни сном, ни духом не ведающие о пороке двоюродного брата, пригласили их семью на свадьбу.
           - Саша, а ведь ты пить не будешь… - решительно сказала жена, строго и внимательно посмотрев ему в глаза.
           - Конечно не буду, Любаша – тихо ответил он, хотя после четырех недель «завязки» его уже несколько дней, словно крупный глист, точило непреодолимое желание "вмазать".
           На свадьбу приехали на белом «Икс пятом» всем семейством. Поцеловались с бедноватыми родственниками. Те попросили покатать на шикарной машине молодых и свмидетелей. "БМВ" тут же разукрасили яркими лентами и красными розочками, а сверху прикрепили массивные позолоченные кольца.
           Во главе свадебного кортежа Саша с удовольствием возил брачующихся в церковь, а потом - в лесную базу отдыха  - на фотосессию.  В три часа, как раз к "перепою" они прибыли к ресторану «Колывань».
           - Спасибо Вам огромное, дядя Саша – со слезами благодарности произнесла невеста Тоня, выходя из джипа вместе с красавцем-мужем.
           - Да о чем речь, Антонина, чем можем - родне всегда поможем - отвечал он с улыбкою доброго волшебника.
           Огласили «перепой». И тут семья Милославских не ударила лицом в грязь – в открытую, не скрывая денежной сумы конвертом, подарили молодым больше всех – аж тысячу долларов!
           Сели за стол. Зазвучали тосты от самых близких. Саша потянулся было за коньяком, но после яростного Любашиного шепота «Не вздумай!»,  опасливо осек руку. Ему вдруг стало грустно и неуютно. После двух тостов, когда народ уже загудел и первые нетерпеливые мужики пошли на перекур, он кротко сказал жене:
           - Любаша, я пойду курну, ладно?
           - Что ж покури, но что бы через десять минут был здесь, слышал?

           Милославский прошел на лестничную площадку через зал, в котором часом ранее происходил «перепой». Тут уже прибрали и накрыли сладкий стол, а также организовали пивной уголок, где на столиках с художественным вкусом были разложены горки раков, креветок и сухарей и, а также высился деревянный бочонок с пивом. Александр подошел, посмотрел и тоскливо проглотил внезапно подкатившую обильную слюну.
           Как завороженный он стоял и глядел на это изобилие, не в силах отвести взгляд. «Ну, выпью я грамм сто пивка. Меня, конечно, не накроет, а чисто психологически будет мне разрядка». Подумав так, он моментально выхватил из посудного ряда пластмассовый полулитровый стакан и открыл кран бочонка, из которого полилось какое-то подозрительно темное пиво. «Наверное черное, крепленое, ну ничего, и пол литра не накроет…»
           Саша наполнил стакан и уже чуть не захлебываясь от слюны, начал пить. «Что-то тут не то... Да ведь это не пиво!!! Блииин - это же виски!Точно,целая бочка виски! Решили поразить широтой размаха...Будет им размах... Остановись же! Не могу! Стоп, прошу тебя, пожалуйста… Я пропал...»
           Нехорошо улыбнувшись, он посмотрел на донышко пустого стакана. Чувствуя, как в его голове уже поднимается знакомая пурга из доселе запрятанных в глубине трезвого сознания шальных мыслей, он, захрустел сухарем и, пошатываясь, вышел на улицу...

           Когда он вернулся, жена о чем-то мило сплетничала с мамой невесты и не обратила на него внимания.
           - А следующий тост для молодых скажет дядя невесты, приехавший из соседней Ровенщины. Слово Александру Сергеевичу Милославскому! – словно сквозь пелену густого тумана услышал Саша бодрый призыв тамады.
           Бросив на разбитного ведущего недобрый, посоловевший взгляд, Саша зло и презрительно усмехнулся, медленно встал и дважды дернул шей. Жена посмотрела на него расширенными от ужаса глазами, но было уже поздно.
           - Я прошу тишины! – медленно и угрожающе сказал Саша и размеренно ударил трижды по своему бокалу вилкой. На третьем ударе бокал разлетелся вдребезги.
           - К счастью, к счастью, ничего страшного...– пролепетал чей-то испуганный женский голос в мгновенно установившейся зловещей тишине. Двести пар глаз тревожно смотрели на Сашу. Жених и невеста,  как полагается, встали со своих мест и приготовились слушать тост в их честь.
           - Уйки и кобиты (3)! Я Саша Милославский! – внушительным баритоном произнес тостующий, обвел замерших гостей суровым взглядом, и продолжил – а тут, как я смотрю, одни дурные палещуки собрались?!!
           По залу понесся нарастающий шумок:
           - Что он мелет…пьяный что-ли… он же не пил совсем… - слышалось то тут, то там.
           - Сашенька, ну успокойся, сядь пожалуйста – голосом полным скорбной безнадежности тихо причитала жена.
           - Я прошу тишины! Быдло!!Фак ю бич!!! –  дико заорал он, схватил фигурный, из богемского стекла, бокал жены и разбил его о пол.
           Кто-то отчаянно взвизгнул. Снова повисла мертвая тишь. Любаша ничего больше не говорила. Отвернувшись от мужа, она сидела закрыв глаза, обхватив ладонями опущенную голову.   
           Милославский саркастически улыбнулся, без лишних церемоний забрал  бокал с минеральной водой у своего престарелого соседа слева и очень медленно вылил воду непосредственно на его плешивую голову. Обалдевший старичок из родни жениха выпучил глаза, откинулся на спинку кресла и лишь тупо проводил ладонью по мокрой лысине.
           До краев наполнив бокал коньяком, Саша торжественно взял его в руку, повернулся к молодым и полноголосно, с выражением, произнес:          
           - Я хочу выпить за то, что бы мои враги поцеловали меня в самый центр жопы!!!   
           Залпом проглотив коньяк, он смачно гыкнул и по-гусарски разбил свой фужер. Затем, хищно ощерившись, Милославский, словно сайгак, выскочил на стол. Посыпалась, громко разбиваясь о мрамор, посуда. Саша развернулся к гостям задом, проворно спустил штаны вместе с исподним и нагнулся…   

           Невеста потеряла сознание и плюхнулась с кресла. Следом за нею в состояние обморока перешли ее мама и беременная официантка c подносом. Из рук тамады с грохотом выпал и жутко зафонил микрофон. Жених продолжал стоять с бокалом в руках. У него непроизвольно раскрылся рот, а выражение лица стало идиотским. То же самое произошло и с большинством гостей. С этого момента эта удивительная свадьба вошла в анналы их памяти на всю оставшуюся жизнь…









1- палещук - пренебрежительное название жителей северных районов Волынской, Ровенской и Житомирской областей Украины.
2 - уйко - производное от галичанского - вуйко - дядя, мужик
3 - кобита - слово польского происхождения - девушка, женщина.


Рецензии
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.