Сон за гранью

Было легко. Не поняла, как оказалась в облаке, которое меня укутывало. Было ощущение, что я всегда    находилась  здесь и мне  было комфортно. Чувство распирающего, всеобъемлющего счастья бурлило во мне. Чего-то ожидала и  от этого  мне  становилось еще радостнее.

Свое тело не чувствовала. Не было тех  резких  болей, которые пришлось пережить, прежде чем попасть на стол к хирургу. Казалось, вишу. Не было видно ничего, кроме белого облака, но страха не чувствовала. Ощущала свою легкость и радовалась этому.
Вдруг облако стало принимать формы и через мгновение увидела бессчетное количество вращающихся столбов из облака, которые вращались от меня вперед, с двух сторон, где, по диагонали, прочерчивался некий узкий проход между ними. Не успела я осознать, что бы это могло быть, как стала, с неописуемой скоростью, двигаться  по этому «коридору». Ни верха, ни низа этих «столбов» не было видно, также не просматривался конец прохода, но  он манил так,  что казалось,  отдала бы все, лишь бы достичь его. А чего достичь,  не знала.  Скорость увеличивалась. На слух давил некий свист, который не раздражал, наоборот, словно  подбадривал. «Какое счастье» - мелькнуло в голове,  казалось  я этого полета и ждала всю свою жизнь.

С детства я боялась замкнутого пространства и даже ставили диагноз «клаустрофобия», но здесь я этого не ощущала и захлёбываясь от счастья летела вперед. А облачные столбы крутились и подталкивали  меня.

Вдруг полет резко оборвался. От резкой остановки и внезапно навалившейся  тяжести стало нехорошо, словно какая – то необъяснимая  сила давила на меня и тянула куда – то, куда мне не хотелось идти.

Я попыталась избавиться от груза и продолжить полет. Вращалась вокруг себя, переворачивалась, казалось даже делала сальто, но груз становился все тяжелее, отчего мне стало невыносимо больно.

И я взмолилась, не знаю кому, как и какими словами, после чего,  так же внезапно, словно и не останавливалась, полетела,  но через мгновение тяжесть снова настигла меня.  Опять – борьба, полет, снова - тяжесть, а затем  на некоторое время зависание, а  следом,  как мне показалось, препятствие отступило окончательно  и уже полетела, слушая  свистообразное шипение вращающихся облаков, как самую желанную музыку, которая словно проникала в меня, баюкала, успокаивала.

Конца  облачного «коридора» не видела, но была уверенность, что там ждет что - то очень важное и необходимое для меня. От этой мысли становилось светло. Внутри все ликовало.  Уже не останавливалась.

Этот полет описать невозможно. Я не летела,  меня, с неописуемой скоростью, толкали вперед вращающиеся «облачные столбы», они словно передавали  меня друг другу и я чувствовала радость от этого.

Так пролетела некоторое время и  не без удивления  стала замечать, что цвет «столбов» сначала стал как бы грязноватым, затем цвета кофе с молоком, а через мгновение,  от коричневого стал переходить в черный.

А узкий проход  впереди меня стал пронизывать переменный узкий луч, словно указывал мне путь, куда лететь.

Я всем своим существом устремилась туда, но в это самое время заметила, что скорость падает, лечу гораздо медленнее, чем было чуть раньше и, как бы испугалась.

В это время услышала тяжелый гул, природу которого трудно описать, он был во мне, словно переворачивал все мое нутро. Мне стало душно, стала вырываться, как казалось кричать, но никакого отзыва со стороны черных «столбов» не было, а луч, который пронизывал проход, становился все тоньше и вскоре и вовсе исчез, оставив меня в кромешной, пугающей  тьме.

Тут я обнаружила, что уже не лечу, а просто вишу.
Темнота, где оказалась, была странной, она показалась очень знакомой, живой сущностью, словно я когда-то уже была в ней. Пронеслась мысль, что такое со мной уже было, но никак не могла  вспомнить  где и когда. Страха не было. Паники – тоже.

А тьма меня  все впитывала в себя и через некоторое время стала чувствовать себя ее органической частью, словно всегда была в ней.
А что же дальше? – мелькнуло в голове и нечто, похожее на испуг, вызвало истерику. Я попыталась шевельнуться, старалась вырваться, но темная среда держала прочно.

В это время у меня появилась внезапная мысль,будто движемся куда-то, куда я так хотела попасть, чтобы узнать ответы на свои вопросы: кто мы? Зачем родились? Почему умираем? Что есть Бог? Как и почему появилась вселенная? Как из пустоты появилась материя?  Как и для чего было обеспечено бытие всего сущего и кем? и пр.

Мозг работал лихорадочно, вопросов рождалось множество, я словно малый «почемучка» все задавала вопросы, то ли себе, то ли тьме, которая меня вобрала в себя, то ли той силе, что владеет тайной вселенной.

Но пока они были без ответа, а тьма, которая стала мной или я стала ею, «вела» меня куда-то, куда, как мне казалось, я должна попасть.
Было ли у меня тело реально  или не было, не знаю, но чувствовала себя так, как и в жизни. Только не было боли.

И вдруг, совершенно без предварительных симптомов, меня охватила паника. Вспомнилась моя детская клаустрофобия, стало страшно, душно, появилось желание  вырваться. Память отчетливо нарисовала картину из  моего детства, когда в четырехлетнем возрасте  я оказалась под стогом сена, сваленного самосвалом, как пыталась вырваться, не смогла, задыхалась, а потом почувствовала руку матери в своих волосах.  Что дальше было не помню, но когда подросла мне  рассказали, что тогда я умирала и меня  чудом  спасли.

От мысли, что умирала  мне стало не по себе. Вдруг показалось, что сейчас тоже умираю, но нет спасительной руки матери, которая схватит меня за волосы и вытянет на свет. Все мое существо восстало. Я не хотела умирать. Я не хотела быть проглоченной тьмой, которая не давала мне двигаться и тянула куда-то. Я хотела жить!

Я стала вырываться из прочных «объятий тьмы, но видя безуспешность усилий,устав от бесплодных попыток взмолилась как все, когда - на краю: «господи, да помоги же»!

Не знаю, в голос ли взмолилась  или  только подумала, но  слова «господи, да помоги же!» - заполнили  всю меня, на душе стало спокойно и через мгновение  почувствовала резкий толчок, после чего наступило ощущение полета. Но это был не полет, а какое - то головокружительное движение, словно из прилипшего клея, с огромной скоростью,  меня вытягивала какая - то мощная сила. Я чувствовала,  как «тьма» отлипает от меня.  Но не было ни испуга, ни боли и, как мне казалось,  деформации тела. Скорость была неописуема.

Летела, но снова в кромешной тьме. Вытягивание было постепенным и чем дальше, тем больше я освобождалась, это чувствовала.

А в голове, как вулкан кипели  хаотичные мысли, но упрямо повторяла про себя  «господи, помоги же!»,  словно боясь потерять это волшебное заклинание, которое помогло мне сдвинуться с места и вытянуться из объятий поглотившей меня тьмы.
Желание освободиться, оказаться в обозримом пространстве и уверенность что это так и будет было так велико, что вперемежку повторяла все свои просьбы, мольбы и желания, повторяя имя творца, как заведенная и вся суть рвалась к ожидаемой, светлой перемене. Просила света, чтобы могла видеть. Я молила о возможности видеть.

Видимо переусердствовав в своих мольбах, я почувствовала что силы покидают, как казалось, ослабла и в это самое время, какая-то сила, словно ударила меня током высокой частоты.

Не было больно и не жгло, но внутри что-то менялось, это почувствовала и через мгновение на меня насела громадная тяжесть, словно была помещена под мощный пресс. Она была так ужасна, что тьма мне показалась лучшей участью и в истерике  стала вырываться, плакать, звать на помощь, молить, просить, кого не знаю.
К счастью, это состояние продлилось недолго. «Пресс» исчез так же внезапно, как и появился, на миг вздохнула, словно спаслась от смертельной опасности, затем снова почувствовала полет. Но радость моя была недолгой, тяжесть, зависание в кромешной тьме, борьба, тщетные попытки высвободиться повторились еще несколько раз, но потом вроде эти негативные явления отступили и отдышавшись продолжила полет, моля провидение, чтобы это больше не повторилось.

В это время вспомнила сестер и брата, которые знали меня такой деятельной, энергичной, помогающей всем, умеющей находить выход из любых ситуаций,  «что бы они сказали, если бы меня увидели сейчас?»- подумала я и от жалости к себе,  как показалось, разрыдалась. Я была беспомощна и это сводило меня с ума.
Мой протест усилился  и стала  то ли кричать, то ли думать, «когда же выйду из этой темноты и увижу свет?»

Паника толкала к хаотичным, бессмысленным движениям, дух мой никак не хотел смириться с тем, что происходило, любой ценой хотела выйти в обозримое пространство, а потом вернуться домой. Это желание, как казалось, стало всей моей сутью, словно оно было живое и пульсировало во мне.

В это время я почувствовала, что скорость стала медленной и пока сообразила, что бы это могло быть, зависла в полном покое. Но это не было покоем. Появилось ощущение, словно бессчетное количество глаз смотрят мне в затылок. Обернуться боялась, да и не увидела бы ничего во тьме. И я застыла в ожидании.

Тут меня пронзила  неизвестно откуда взявшаяся мысль, что  со мной случается то, о чем думаю и очень страстно хочу. Также, что якобы об этом я давно знала, но, вроде бы, забыла. «Желай и будет» - стучало в мозгу.
Поскольку в моем положении опираться было больше не на что, решила что это спасительная мысль.

А тьма все окружала и, видимо, не желала меня отпускать. Но я уже нащупала  эту спасительную мысль и не собиралась сдаваться без боя, лихорадочно перебирая в памяти все перипетии, которые привели  сюда.
Мозг выдавал: авария, боль,  а дальше тусклые воспоминания - скорая помощь, толпа, люди в белых халатах  и полет с «облачными столбами»… Вместе с этими воспоминаниями пришли и вопросы: где я, что со мной, что значит все то, что творится со мной?

«Почему нет света»? Эй, кто-нибудь! – воскликнула я,  или только подумала, не знаю,  и сразу же зафиксировала  странное свечение, словно слабый  лунный свет, пробивающийся через плотную пелену черных облаков. Вскоре  же увидела, как в темноте словно проделывается всерасширяющееся отверстие и следом  свет заполнил темное  пространство, где я беспомощно висела.

Меня охватила радость. Я видела перед собой сгусток света  от  сиреневого до синеватого, который, как мне показалось, являлся проходом туда, куда я желала.
Мозг твердил, что это проход и что мне нужно пожелать, чего хочу. И я, торопливо взмолилась: "Где я?"

Вдруг, какая-то сила, словно схватила меня за спину, повесила вниз лицом и я  отчетливо увидела привычные картины улиц родного города, затем молниеносно картина отдалилась, я же оказалась в бескрайнем, звездном пространстве, откуда  увидела ярко-голубую звезду. Это была Земля.

Меня охватила всеобъемлющая радость. Я поняла, что пространство, где я находилась, пыталось мне что-то сказать, поняла, что оно живое и разумное, что вижу, слышу, мыслю, живу!

Это чувство было похоже на тот восторг,  с которым я с визгом бежала встречать маму, когда она возвращалась откуда-либо и,  прижавшись к ней чувствовала,  что все вокруг заполнилось светом, радостью, счастьем.  Подобный восторг охватил меня.  Я еще не понимала с кем встречусь, что со мной  произойдет и, вообще, кого или чего жду, но во мне поселилась уверенность, что впереди меня ждет только хорошее.

Не знаю сколько времени я была в плену у своего внезапного восторга и блаженства, но мое ликование прервала странная  «капля», которая снизу вверх, медленно плыла, прямо по направлению ко мне. Сначала нечто похожее на испуг пронзило все мое существо, но потом, осознав свое положение, заставила себя приковать взгляд к  этому новому объекту.

В миг появилась мысль, что она мизерная копия чего-то большого и направлена ко мне, чтобы открыть что-то. «Она тоже живая» - промелькнуло в голове. Да, она была живая. И едва успела подумать, капля, которая казалось еще была далеко внизу, странно быстро растянулась, дотянулась  и буквально всосала меня в себя.

Проникновение в «каплю» было еще более пугающим, чем плен тьмы. Я долго скользила по какому-то узкому, липкому проходу, затем оказалась  на просторе, где взору открылось бескрайнее водное пространство, с коричневыми берегами и желтовато-зеленой водой, над которым я и зависла, как и тогда, лицом вниз. 

Море или океан, который слабо волновался внизу, внушал,  и  чувство беспокойства,  и любопытства одновременно, так как, по мере волнения на глади,  цвет «воды» менялся  от желто-зеленого до тёмно-коричневого. Было ощущение, что в этом «море» я уже была когда - то, оно меня притягивало.

Пока я справлялась с новым видением,  «море» заволновалось сильнее, волны стали подниматься все выше, вода в «море» закружилась как смерч, обнажив бездонную, черную  пустоту внизу. Огромный водяной столб поднялся высоко, вращаясь с громадной скоростью, затем загорелось мощным пламенем.

В это время во мне не было ни чувства, ни мысли, ни страха. Была словно пустая. Видела, смотрела и воспринимала это совершенно спокойно, словно это все происходит не прямо подо мной, а где-то совсем в другом месте. Но покой был недолог.  Охваченный огнем водный вихрь вдруг взорвался и разлетелся во все стороны, словно мощный фейерверк, ударив по краям «капли», в которой я пребывала.
Удивительно было то, что «море» мне виделось бескрайним, а стенки «капли» были очень близко и я видела, как они отступали, как живые, при попадании огненных струй, «загоревшейся воды».

Это было странно.
Бескрайнее "море" мне виделось в узком пространстве «капли» и я стала задавать себе вопрос, почему так, наблюдая, как нехотя, съеживаясь, как отпугнутое огнем животное, стенки «капли» растягиваясь отступали под огненным дождем.
В это время я вдруг увидела себя со стороны. Нет, висела так же, как и прежде, наблюдала, как и раньше, но моя копия,отражение или двойник,  стала частью огненной воды и так же как эти брызги,  давила на стенки «капли», желая расширить ее границы. "Море" или "капля",  таким образом, казалось,  подсказывали что мне нужно делать.

Не без удивления смотрела на "двойника"  и удивлялась усердию и силе ее действий.
Стенки «капли» не рвались, не рушились, не горели, а только отступали под натиском, растягиваясь и становясь все прозрачнее настолько, что вовнутрь «капли» стал проникать мощный, внешний свет.
Вскоре  натиск «огненной воды» прекратился, моя копия исчезла в "море", также внезапно, как и появилась.

Внизу «море» снова было спокойно, берега коричневы, вода желтовато-зеленая, на глади – легкая рябь.  От моря шел огромный заряд, который меня бодрил и вселял мысль, что нужно продолжать натиск на стенки «капли» и идти. И я подалась на внутренний зов, пошла к стенке и стала продвигаться вперед.  Не было трудно,  только думала и стена отступала с той же скоростью, с которой продвигалась я. Шла ли, летела ли не помню, но движение было быстрым,ощущала натиск воздуха, который бил мне в лицо.

Спустя некоторое время уже не видела стенок «капли». Передо мною открылось бесконечное серое пространство, где абсолютно ничего не было,  кроме пустоты. Я опять зависла. Несмотря на пугающую картину, на душе было спокойно и едва подумала, что бы это могло быть, как взору явилось «море», со своим вращением, смерчем и огненной водой. «Я должна заставить себя вращаться» - промелькнула мысль и попыталась сдвинуться, но  серое пространство обхватывала меня со всех сторон, затрудняя, как мне казалось, движение. Я вспомнила свой упорный характер, сказала себе, «буду» и стала еще и еще повторять свои попытки.

Сколько времени билась не знаю, но ощутила громадную радость, когда удалось сдвинуть себя влево и медленно повернуться кругом. А то, что случилось после этого можно было назвать чудом: я пошла вращаться со всенарастающей скоростью и вскоре превратилась в огненный столб.

Внутри себя ощущала бесконечное множество мелких тел, словно я разделилась на мелкие частицы, скорость вращения возрастала и достигнув апогея, резко остановилась,как показалось, остыла и, через некоторое время, рассыпалась. Я была, думала, действовала, но и те разлетевшиеся части, что покрыли это серое пространство, тоже были мной. Я была в великом множестве моих частей.

«Материя так создается» - пронеслось в голове.   «Материя вытекает из движения энергии».

Имея скромные познания в физике и не вполне понимая эту странную мысль, родившуюся в голове, пыталась увиденному придать какой - то смысл, объяснить это все моими привычными познаниями, но было тщетно. А внутренний голос все продолжал внушать, что «если охладить любое тело до - 273 (абсолютный 0), тогда любое материальное тело исчезнет, потому что перестанут колебаться атомы. Электроны и другие частицы не обладают массой покоя.  Они есть, пока  есть  движение, а как только скорость движения падает до определенного уровня, исчезают.

Пустота такова.  Но стоит пустоте придать движение, придут в движение и частицы, из чего и создается материя. И виды материи зависят от интенсивности и скорости первоначально запущенной энергии».

«Душа – движущиеся атомы» - пронеслось в голове. «Код энергии атомов и есть движущая сила всего сущего, его душа» - упрямо рождалось в мозгу. «Пустота – анабиоз частиц, которые запускаются при малейшем движении энергии, в любом её месте».

«А откуда берется такая энергия?» - подумалось мне и мой «невидимый учитель» в мозгу сразу же ответствовал: «когда энергия сжата до предела, она приходит в движение. Поэтому вселенная постоянно рождается, пребывает, затем превращается в пустоту, сжимается, от сжатия в каком-либо месте приходит в движение сжатая энергия и затем все начинается  снова, то есть, из из пустоты, с помощью энергии появляется материя».

Эти внушения продолжались, я успевала запомнить только то, что могла хоть как-то понять.

«А как же мозг, сознание, мышление, функции тела, свойства каждого типа материи»?  - лихорадочно думала я, боясь, что внушитель  исчезнет из моего мозга, так и не ответив на извечные вопросы.

«Движение энергии имеет свои границы, в зависимости от того, какая масса энергии пришло в движение. Это его код, граница возможностей, которая определяется по количеству задействованных частиц. Поэтому каждый взрыв (движение) энергии  может создать только ту материальную сущность, на что хватит его частиц.

Во  вселенной - бессчетное количество материальных сущностей и иных творений. Их виды и другие данности зависят от количества задействованных частиц».
«А как же разум? Как человек? Как созданы биологические объекты? Они же разные по структуре материи?» - растерянно подумала я  и ответ замедлил.

Мне показалось, что внутренний голос усмехнулся,  стало тепло, словно он погладил меня по голове так же, как мама в детстве и сказал: «Все объекты материального мира имеют идентичную суть. Разница лишь в том, какая сила энергии была задействована, сколько времени было нарастание энергии  и каковы были этапы замедления энергии. По структуре частиц почва, растительность и биологические сущности – идентичны, но они прошли разные мощности сжатия энергии и имеют разное количество частиц.

Что касается человека, то он получился из  сверхсжатой  энергии, которое, при взрыве, охватила большее пространство пустоты, а потому задействовала большое количество частиц.

Чем сильнее сжатие энергии, тем мощнее взрыв и многочисленнее частицы. Такая энергия способна создать более совершенные, более сложноорганизованные материальные объекты. 

При падении скорости энергии до определенного уровня, формируется  грубая материя, где частицы группируются и распределяются, согласно  коду, имеющейся в них энергии. Частицы, имеющие более мощный или менее мощный  заряд, по принципу необходимой целесообразности, группируются, переформируют себя, в зависимости от среды и определяют форму той или иной сущности.

Так, например, частицы, имеющие скорость (код) для  создания ногтя, не могут быть задействованы для того, чтобы "строить" мозг.

Первичная форма творений случайна. При зарождении, например человек, мог иметь  и иные физические данные. В процессе эволюции частицы расширяют или сжимают свой код, меняется их «память» в зависимости от среды и других условий, в результате чего, форма может  видоизменяться».

У меня было ощущение, что пухнет голова. Все что  рождалось в мозгу я не могла понять. Все это было ново, непонятно, странно.
«Но что же приводит в движение энергию, которая запускает движение (взрыв)? – спросила я своего невидимого собеседника.
И он ответил: «степень сжатия, сверхсжатие».
А кто или что сжимает? - не унималась я.
И внушитель продолжал:
«Материя, которая стала пустотой.
Во вселенной у всего есть свои границы, свое место бытия, они разделены разными кодами энергии, которые отталкиваются друг от друга. При столкновении этих взаимоотталкиваемых кодов, происходит сжатие пространства, провоцирующий взрыв энергии, что дает начало новой материи.
«Умирание» материи и его «рождение» энергетически балансируют друг друга.  Никогда не бывает так, чтобы все материальное  сущее единовременно перешло в стадию «покоя», то есть в пустоту и никогда не бывает такого, чтобы не было пустоты». Пустота - место анабиоза материи".
Я была растеряна и чувствовала свою полную беспомощность. И в это время взгляд упал на части, которые отлетели от меня и забыла обо всем. Мои осколки, которые недавно были мной, вращались с разными скоростями, обрастали  странными конфигурациями, увеличивались, меняли цвет, распределялись в пространстве серой пустоты.

«Что это?» - мелькнуло в голове и тут же пришел ответ:  «так создается все сущее. Твои части станут объектами, но они – это ты. Твой энергетический  код в них, а их – в тебе.  Пользуясь свободной зоной памяти, частицы скорректируют себя в пространстве по принципу целесообразности, в среде, где будут существовать  и ты увидишь громадный, многоликий, родственный  мир. Энергетический обмен между вами никогда не прервется, вы будете чувствовать друг друга вплоть до  остановки движения частиц и превращения в пустоту».

Мои части уже обретали какие-то формы, пока еще  их не различала, но сквозь их перемещения, вращения и странное щипение,  как мне казалось, видела какие-то  очертания знакомых, привычных объектов.
«Умирает ли человек в тот момент, когда мы считаем его мертвым?» -  задала снова вопрос я.

«Нет» - последовал ответ.  «Высокоорганизованная зона частиц, прошедшая стадии сверхсжатия и спаянная  единым  кодом, обречена на вечное бытие, так как там  аккумулируется память  свободных зон памяти всех частиц. Эта память и есть суть любой сущности. Это зовется душой. Когда менее заряженные энергией частицы заканчивают свое бытие, материальное тело периферийно начинает отмирать, высокозаряженные частицы вбирают в себя их "память" и долго пытаются взять на себя их функции, перестраивая свою структуру внутри объекта. По земным меркам это длительное время, потому, к сожалению, человек считается умершим слишком рано. Если тело повреждено и восстановлению уже не подлежит, эти центральные частицы, скажем "сердцевина", покидает тело и пребывает в пустоте, пока не случится новый взрыв, чтобы стать материей. Поэтому одна и та же "сердцевина", с каждым воплощением обогащая свою "память", может бесконечно возвращаться в материю и обратно в пустоту.

Она замирает на время в пустоте, но структуру не теряет и при сжатии пространства взрывается, давая начало возрождению своего вида.  Точно, как ты сейчас, распалась, чтобы возродиться.  Ты сейчас - сгусток  памяти тех самых частиц».
Это был шок.  Я где - то со страхом оглядела себя и не увидела привычного тела.  Не было ничего кроме серой пустоты. Но почему же чувствовала себя висящей  и чувствовала все тело, до кончика волос? Где же я?  Что со мной? – почти в отчаянии вскрикнула или подумала и пошел ответ: «ты – та часть  высокоорганизованных частиц, которая бессмертна».

Значит я мертва и меня похоронили – печально подумала я.
«Нет еще» - прочитал мою мысль внушитель. Ждут утра. Ты перешла грань  ночью, а морг откроется только утром. Ты одна была в палате. Тело лежит. Кстати, сказал «мой учитель»,  хоронить умерших – плохая идея.  Углубляя в почву чужеродные коды энергии, вы нарушаете  строй, лад частиц  Земли, поэтому она, время от времени, при накоплении  чужеродной  энергии, вынуждена выбрасывать их наружу, в виде вулканов и  разломов. 

Мертвое тело нужно оставлять в продуваемом саркофаге,  на  открытом месте, до полного высыхания.  Ваше определение смерти несовершенно. Все, кто не был деформирован  физически, умер своей смертью, как вы думаете, на самом деле еще  живы.

Склепы придумали люди, знающие суть жизни и смерти. Это верное решение».
Меня охватил ужас. Я вспомнила всех своих родных, которых хоронили, их  могилы и живые облики вереницей пронеслись перед глазами. Стало душно, словно меня  тоже могут похоронить, если не успею вернуться.

«Только утром тебя свезут вниз, не торопись, успеешь, на Земле – ночь,  прошло всего 4 минуты и 23 секунды. Желай вернуться! Преврати свое желание в мощную энергию!» - сказал невидимый «собеседник».

Меня охватило странное чувство, словно я предательски кинула  верного друга, который служил мне верой и правдой.  Вспомнила свое тело до мельчайших подробностей, не пропустив даже расширенную венку на левой ноге и меня охватила дикая, истеричная, какая – то взрывная  тоска, с болью вперемежку,  по самой себе, по дому, по людям, по всему, что было привычно и окружало меня.
«Я должна успеть!» - затвердил мозг. «Я должна!» - кричала вся моя суть.

И в этот момент случилось странное. Я вытянулась,  стала словно тонкий, извилистый луч, засияла  сиреневатым светом и буквально выстрелилась в пространство,  после чего  меня накрыла громадная тяжесть, та тяжесть, которую я испытала, когда «летела» между вращающимися «облачными столбами».  Тяжесть была удручающе, мне стало плохо, закружилась голова. тошнило, но  «мой советник», словно прощаясь, тихо, как показалось, несколько   угрюмо  внушил: «притяжение земли дает тяжесть. Пройдет". И как бы  строго добавил: "Думай, что ты шевелишься, открываешь глаза, зовешь на  помощь. Думай!»
Изо всех сил я стала думать, что шевелюсь, кричу, зову и, видимо,  так страстно этого желала,  что  впала в забытье.

Когда открыла глаза, я увидела перед собой  двух женщин и троих мужчин в белых халатах, которые, в поте лица пытались  проводить какие-то манипуляции.
«Вернулась» - прошептала полная  медсестра  и глаза, как мне показалось,  наполнились слезами, а мужчина, который стоял слева, неуклюже смахнул пот. Все пятеро стояли, как будто увидели НЛО, растерянные и завороженные.
Я их видела. Видела и потолок, затекший в углу, спинку кровати. Две пустые койки с железными ножками, рукомойник в углу.
Я была жива!

Через месяц, когда меня перевели в палату, ко мне явился гость, журналист, собирающий «видения» людей, побывших «там». Мужчина средних лет, охотник за сенсацией, буквально умолял меня детально рассказать, что я видела.
Но у меня не было желания говорить, потому что не знала, что было то, что мне привиделось.

Может это была предсмертная игра подсознания, или чудачества угасающего мозга.
Ответ мой был «ничего» и разочарованный журналист покинул палату.

Было солнечное, октябрьское утро. Обход только что закончился. Я решила попробовать встать, сначала легла на бок, затем села, отдышалась, выждала пока перестанет кружиться голова, а потом, держась за спинку кровати  продвинулась до окна, которая была в двух шагах от меня. Это была победа. Я сама дошла. За окном осень красила природу в золотые цвета. Солнце было яркое и било в глаза. Около приемной толпились люди, больные прогуливались, медицинский персонал занимался каждодневными делами.

Все они мне показались родными, словно чувствовала все их чаяния, словно все они связаны со мной. И всех нас стало почему - то жалко.

Как мало мы знаем о нашем видимом и невидимом мире – подумалось мне внезапно и нечто, похожее на тоску заключенного о воле, защемило сердце.

Что это было? – спрашивала себя я, вспоминая все «пережитое и внушенное» и сама же отвечала: сон за гранью.


Рецензии