Концерт Звезды 80-х в уездном городе N

Эпизод из жизни маленького человека, рожденного в СССР.

Вспоминать и оценивать наше недавнее прошлое, безусловно, можно. Но только с определенным запасом иронии и юмора, которые долго еще будут служить спасительным лекарством от грустных дум и сомнений…

1.

Концерты звёзд разных калибров в уездном городе N, проходили всегда традиционно. Традиции, надо сказать, стали таковыми весьма недавно – в бурные годы перехода от развитого социализма к всеобщей демократии. Но зародились они именно в советскую эпоху, на кухнях, на пикниках разных, на иных импровизированных вечеринках, на которых возможность восприятия культурных ценностей только усиливалась принесёнными «вскладчину» продуктами и напитками разной степени крепости.
Да, да! Я о ней – о традиции приходить в «очаги» культуры на концерт кого-нибудь «залётного» гостя со своими разносолами. Концерт-то со сцены! А в партере: столики, стоящие вдоль стен главного зала так, чтобы оставить в центре импровизированный танцпол. А на столиках: нарезки разные, бутылки да банки, посуда пластмассовая одноразовая… Всё это изобилие перед мероприятием смешивается, распределяется по количеству стульев. Ой, простите! Не стульев, конечно, а гостей. То есть зрителей. При наличии некоторого сумбура в начале шоу, когда все только подтягиваются и занимают места, каждый за своим столиком, спустя некоторое время возникает картина всеобщего единения и неистребимой тяги к искусству! Да, да, к нему! А вы что подумали? Ведь не за созерцанием же разнообразия пищевого и питьевого мы все сюда пришли! Конечно, нет. За накрытыми столиками, да после «второй» – мы всегда и во всём единые, готовые к восприятию Прекрасного! Особенно песен «вчерашнего дня». Ностальгия по безвозвратно ушедшему – это у нас в крови!
…Итак, «топка» уже была разогрета ожиданиями. Она жаждала «первой порции угля»! И в этом тоже дань традиции: залог того, что дальнейшее действо пойдёт по правильному пути – освящение его первым тостом.
…Пуская в себя первые граммы живительной влаги, я успел заметить, что свет в зале, наконец, погас. Прожектор выхватил из темноты сцены человека у микрофона, судя по всему, конферансье. Пытаясь вслушаться в  произнесенные им слова, я, машинально, запустил процесс повторения «стартовой» процедуры. Мы ведь сильны именно своими привычками, давно ставшими нашей натурой – исполняем отдельные жизненные «па» практически «на автомате». Поэтому второй тост за «удачный вечер» и третий «за присутствующих здесь дам» были произнесены и, главное, реализованы с филигранной точностью хорошо отрепетированного спектакля.
А тем временем… Шла десятая минута музыкального вечера.
Настроение, с каждой каплей разливающегося по телу тепла, приобретало оттенки эйфории. Захотелось уже, даже без ожидаемого «залётного» певца, обнять весь этот мир и начать дарить друг другу «души прекрасные порывы».
Тем временем, ведущий, на сцене пытался по-своему придать настрой сегодняшнему вечеру. Он рассыпался в реверансах в сторону копошащейся публики, готовя нас к тому, что час «икс» вот-вот наступит. При этом им говорилось много душевного, но, почему-то, очень невнятного. Что утомляло немного и заставляло снова обращать взоры к друзьям, сидящим рядом и, главное, наполнять стоявшие на столе  ёмкости. Тост в нашей компании был уже четвёртым по счёту, а «звезда» концерта всё никак не выходила в массы. 
Глаза конферансье блестели весёлым безумием. Он активно жестикулировал руками, словно пытался дирижировать нашими душами. Чудак – человек! Программа в этом зале уже и без его увещеваний реализовывалась вполне успешно. Потому что не было ни одного столика, за которым бы чинно сидели покорные слушатели. Нет, везде кипела жизнь. Её интенсивность не зависела от происходящего на сцене – только лишь от активности «ведущих» за отдельно взятыми столиками и количества произносимых за успех мероприятия тостов.
…В общем, за привычной суетой и приготовлениями к Главному, быстро растаяли первые двадцать минут сидения в сумерках зала. Уже, в нетерпении, начали раздаваться жидкие хлопки с легкими посвистыванием. Наконец, мы услышали первые аккорды знакомой до боли мелодии. К микрофону вышел певец нашей юности. Вышел, взял нас тёплыми и уже не отпускал…до следующего тоста…

2.

…Первые полчаса с момента выхода Звезды к микрофону пролетели как одно мгновение. Гремучая смесь ностальгии со сцены и эликсира радости на столиках дала в поверженном зале свои всходы. Всё свободное пространство перед выступавшим было занято танцующими. Ритмы менялись в строгом соответствии с неписанным правилом советских дискотек: быстрый танец, медленный танец. Количество следовавших друг за другом быстрых и медленных ритмов всегда варьировалось в зависимости от усталости или задора танцующих. Одна - две быстрых песни, сменяющиеся одной медленной, в начале вечера давали возможность знакомиться, выражать симпатии и, так сказать, входить в раж. Угар же нескольких быстрых песен подряд во второй половине действа – исключительно для тех, кто достиг определенной кондиции. Когда душа просит надрыва и выплескивания эмоций по полной. Иногда на партнера по танцу.
Заезжая Звезда, безусловно, подстроилась своим репертуаром под запросы местной богемы, воссоздавая для партера такой знакомый всем нам дух районных танцплощадок. Она «давала жару» по максимуму. Пол помещения ходил ходуном от большого количества танцующих, ритмично, но «вразнобой» дёргающихся под надрывные звуки, издаваемые певцом со сцены. А что вы хотели? Это ведь не команда по синхронному плаванью отрывалась в зале под аккомпанемент мелодий своей молодости, а целая группа разными путями прошедших жизненный путь «товарищей», «братанов», «корифанов» и прочих «своих в доску». Однажды усвоенная ими в ранней юности пара движений под музыку, в последующие годы шлифовалась без оглядки на музыкальные течения уходящей эпохи, При этом, как правило, не имело значения наличие или отсутствие музыкального слуха и чувства ритма. Поэтому танцы у нашей публики под вечные мелодии «Дискотеки 80-х» всегда выглядят как скроенные под копирку, одинаково и ностальгически мило. Что придаёт им особый контраст по сравнению с современными молодежными «тусовками». Но…не о молодежи безусой сейчас речь, а о нас, отмеченных печатью или печалью уходящих времен.
…С каждой новой объявляемой песнью, градус происходящего в зале поднимался. Столики всё чаще пустовали – каждому хотелось отметиться на танцполе. Танцующие поначалу сбивались в кружки «своих». Но, через некоторое время, группы перемешались. В зале наступила гармония музыки и танца, объединившая всех в одну радостную толпу. Некоторые танцоры, кто, по старой памяти, рассчитывал на «нон-стоп», но недооценил своих силёнок, незаметно возвращались к своим столикам для принятия «энергетических» напитков и «общей дозаправки в процессе полёта». В такие мгновения за столиками, под звуки любимых песен звучали бодрые тосты, только усиливающие воспоминания об ушедших временах, когда-то полных надежд и веры в будущее.
…А вечер, между тем, продолжал набирать обороты. С каждым новым быстрым танцем силы таяли, а медленные композиции, звучащие со сцены, наполняли зал флюидами романтики. Внезапно у некоторых зрителей открылся «третий» глаз, который начал выхватывать из общей толпы сидящих и танцующих, соблазнительные силуэты особ противоположного пола, манящие в сумраке зала своей загадочностью...
Вот и у меня, с очередной медленной песней, возникло непреодолимое желание выхватить кого-нибудь из толпы и закружиться в вихре прикосновений. Сказано – сделано. Тем более, что в зале уже давно шёл обмен взглядами – судя по всему концерт стал той самой последней каплей, когда души, жаждущие освободиться от повседневных забот, наконец, начали искать друг друга, не скованные рамками обязательств и условностей. Да, такова, всё-таки, сила искусства уходящей эпохи.
Словно зажатые пружины, мы тянем свою лямку забот и мелких неприятностей, связанные по рукам и ногам жесткими обстоятельствами нынешних будней. И только оказавшись в абсолютно расслабляющей атмосфере нашего прошлого, мы возвращаемся к самим себе. Снимаем с себя цепи приобретенного опыта и, абсолютно юными созданиями, начинаем чувствовать себя словно в начале пути. На котором каждый поворот – тайна, и… возможно всё!
Я, затаив дыхание, подлетел к давно гипнотизирующей меня взглядом, миловидной особе. Она в этот момент вздохнула облегчённо. Или мне показалось?
Да и у меня, к слову сказать, как камень с души свалился. С первых мгновений появления нашей компании в этом благословенном зале, я ощущал на себе этот изучающий и многообещающий взгляд. Чувствуя флюиды от незнакомки, я даже «хвост распустил» в своей кампании – каждый новый тост произносил как гастролирующий философ-одиночка, немного вычурно, но красиво. Кто знает, может быть благодаря именно этим глазам, светившимся с самого начала вечера в противоположном углу зала, я и развеселился за своим столом так стремительно. Если бы не быстрые ритмы, что, как отрезвляющее лекарство,  повышали стойкость к постоянным дозам философского эликсира, поднимаемого на грудь за очередной шедевр, исполняемый Звездой, то, может быть, и рассказывать-то было бы нечего…
Но…всё сложилось так, как и должно было сложиться, надеюсь…
   
3.

…Итак, наступил переломный момент вечера, когда уже стало не важно, что поёт Звезда. Весь зал пребывал в полной эйфории, единении и в разной степени возбуждения. Краем сознания мы еще пытались улавливать знакомые слова любимых песен, но уже «на автомате». Ибо организм требовал только одного – душевного общения, застольного и не только.
А потому, заслышав очередную медленную композицию, зазвучавшую со сцены, я, повторюсь, подошёл к далекому столику, где сидела красивая девушка, продолжавшая сверлить меня очень откровенным взглядом.
Ни слова не говоря, я взял её за руку и повёл в центр зала, где уже танцевали еще две стойкие пары, сохранившие в себе силы для, так сказать, самой угарной части вечера. Пытаясь играть Романтика, я вспомнил все свои навыки, почерпнутые в далеком советском прошлом, и  плавно переставляя с ноги на ногу свою партнершу, начал подпевать Звезде. Намекая не очень тонко, что его репертуар мне знаком и даже близок. А поскольку песня была действительно «абсолютно душещипательная», то сдержаться в своём нынешнем состоянии у меня не было никакой возможности. Буквально с первых мгновений, что оказались мы в центре танцпола, я перешел грань, отделяющую просто танец от «магии прикосновений». Что делать, иногда бессознательное берёт над нами контроль и…оказывается правым впоследствии. А, может, я так и не научился до сих пор танцевать правильно, по-комсомольски? Не знаю. Всё случилось просто и по вдохновению. Я крепко обнял свою партнершу, практически всем телом прижавшись к ней. Где-то задней мыслью уловив, что её тело отвечает согласием. Безмолвно мы кружились в гармонии с музыкой и друг другом. При этом совершенно естественно, что уже через несколько мгновений мы танцевали «глаза в глаза». Я даже не успел понять, как это произошло: песня еще не закончилась, а губы наши слились в поцелуе. Мир вокруг остановился. Наступила полная тишина…
…Внезапно громкие звуки вывели нас из транса. Мы как шальные, озираясь, увидели множество скачущих вокруг нас людей. Оказывается песня давно сменилась на быструю, и наша, застывшая посреди зала, пара банально мешала другим получать удовольствие.
Я, честно признаюсь, почувствовал себя абсолютно растерянным. Давно уже в моей повседневности не было таких поворотов. А потому, организм не сразу понял, как повести себя в случившемся катаклизме. Еле отклеившись от партнерши, я с глупой улыбкой на лице, довёл её до места первоначальной отсидки, тщетно пытаясь, пока шёл, найти подходящие к ситуации слова.
Самое простое, что мне удалось из себя выдавить: «Могу я рассчитывать на следующий танец?» На что моя неожиданная знакомая ответила «Конечно, да. Я буду ждать». Чем привела меня в еще большее замешательство, единственным спасением от которого стало желание быстрей вернуться к своему столу и…осмыслить происшедшее за очередным тостом в кругу проверенных «философов». Я, почти бегом, расталкивая танцующих, полетел к товарищам по культурному мероприятию.
Обстановка накалилась еще больше, когда я увидел их хитрые лица, подмигивающие мне разноцветьем из-за батарей наших бутылок под томным светом концертных прожекторов. Они, лица, хотя и бутылки тоже, сверкали, а меня уже в жар бросило, пока я добирался до места. К моменту приземления я стал совершенно пунцовым, как подросток, нечаянно увидевший запретное.
В общем, подняв очередной тост за удачный вечер, я попытался терроризировать соучастников банкета вопросом «Кто это?» Но совершенно напрасно. Тем временем, опять зазвучала медленная песня…
Надо отдать должное Звезде – его неутомимое желание доставить нам удовольствие восхищало и одновременно вызывало удивление. Не каждый способен самозабвенно петь со сцены толпе постепенно теряющих к нему интерес граждан. Казалось, начни он петь что-нибудь на монгольском, при этом выдерживая четко основной стержень вечера – «медленно – быстро», народ, находящийся в зале уже не заметил бы подвоха. Ибо ему, народу, было хорошо как никогда. Души растревожены и умиротворены, тела подогреты, заботы забыты – это ли не Счастье? В зале творилось такое удивительное братание, что вряд ли снилось любой другой нации капиталистического толка. Только мы можем малыми средствами создавать ощущение гармонии внутри и вокруг себя. А иначе как бы мы прожили столько лет в эпоху всеобщего равенства и дефицита?
Вот и теперь в зале столы сдвигались, люди объединялись, последние границы стирались. Единство и любовь, за одним практически столом…
..Но, как я уже сказал, зазвучала медленная песня…Я дёрнулся в сторону своей новой знакомой, как зовут которую, я так и не узнал пока. И без удивления увидел, что она уже идёт ко мне через зал. Несколько мгновений спустя мы опять медленно двигались – практически стояли как единое целое посреди опустевшего танцпола. Всё-таки выдохся народ, в конце концов, предпочитая разговоры за общим столом, слушая в пол уха по-прежнему полного сил певца. Задача которого была в общем-то прозаична – отработать положенную программу, получить свои кровные и…Прощай провинция! А что народу до него уже нет дела, так он к этому привык. Он даже начал завидовать этим сияющим людям – они были счастливы сейчас, а он банально работал. Выпить, безусловно, хотелось. Он ведь тоже сын уходящей эпохи, как многие здесь оказавшиеся. Да что говорить, в антракте и он не удержался и принял на грудь с группой сопровождения, соблазненный атмосферой всеобщего ликования.
В общем, удался вечер для всех.
Звезда, в сопровождении группы поддержки, в конце концов добралась до машины и укатила в ночь, чтобы навсегда забыться усталым сном и стереть в столицах воспоминания о бурно проведенном времени в уездном городе N.
А я, все-таки, познакомился поближе со своей партнершей по танцу…Но это, как говорится, уже другая история…


Рецензии
Хорошо, что познакомился со своей партнёршей по танцу...

Борис Дьяков   18.05.2019 11:02     Заявить о нарушении
Да...Порадуемся за героя...
Спасибо за комментарий!
С уважением,

Алексей Хазанский   18.05.2019 12:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.