Среди людей. Глава 25. Полина Михайловна

      Как бы ни были отвратительны некоторые знакомцы, доброе мнение о большинстве наших приятелей и соседей я сохраняла незыблемо. Но они навсегда оставались только мамиными друзьями, вовсе не моими. У взрослых людей были общие планы, дела, интересы, секреты, они собирались компаниями, сообща грустили или веселились. Я же часами молчаливо и односторонне общалась с дневником, выкладывая на бумагу тайные переживания.
      Мне очень не хватало собственного старшего товарища - надёжного, умного, чуткого, авторитетного, имеющего жизненный опыт и недюжинную силу духа. Такого, чтоб мог и поругать, и ободрить, и без упрёка простить нечаянную оплошность.

      Родители в закадычные союзники не годились. С отцом мы совсем не встречались, мужской поддержки я вообще не знала. Мамины праведные советы были слишком настойчивыми и категоричными, противоречивый подростковый дух отвергал их без разбора. Между нами уже выросла невидимая стена хронического непонимания, и я осознанно искала неродственную близость.   
      Маленькая Нина ещё не улавливала эту внутреннюю смуту, а со сверстниками мы доверительно не разговаривали. Только подружка Оксанка была в курсе моих волнений, сомнений, мечтаний, но редко их разделяла - наши характеры слишком разнились. Я по-прежнему равнялась на книжных героев и слишком много думала, определяя свой жизненный путь. Важность мудрого слова, сказанного живым человеком, стала первостепенной.

      Судьба не оставила меня без поддержки - привела в нашу школу не только новых учеников, но и преподавателей. Все они вызывали интерес по мере необходимости. Я усердно исполняла требования учителей, но ничего глубоко личного к ним не испытывала. Мы ведь не ровня. Только Полина Михайловна привлекла внимание как-то особенно. Она собиралась учить старшеклассников физике, а вдобавок приняла классное руководство в нашем необузданном восьмом, не предполагая тяжести этой ноши.
      Предыдущие сподвижники не выдерживали местных хулиганов дольше года и с радостью сдавали полномочия следующему несчастливцу. Понятно было, что всё повторится. Некоторые пацаны уже неприязненно насторожились, и я заранее посочувствовала молодому преподавателю. Её звучная горделивая фамилия Князева выделилась отнюдь не положительно. В классе давно был признанный неформальный лидер – беспредельщик Сашка по кличке Князь. Ни отдавать власть, ни делить её с кем-либо он не собирался. Ничего хорошего нечаянное совпадение не предвещало, но меня, в общем-то, не касалось.

      Пока в мальчишечьей коалиции зрели дурные идеи, девчонки незлобно обсуждали внешность Полины Михайловны. Наверняка, ей ещё не было и тридцати. По нашим понятиям - самое время красоваться. Однако косметикой она не пользовалась, маникюр не делала, стриглась просто и коротко, нарядов дорогих не имела и ни одного украшения не носила. Смуглое лицо было милым от природы - лоб высокий, гладенький, наполовину прикрытый чёлкой, глаза карие, блескучие, нос небольшой, ровный, губы свежие, и без помады довольно яркие. Подкраситься бы чуток, и выйдет красавица!
      Но Полина Михайловна за модой не гналась и даже одежду предпочитала классическую - юбка строго покроя, пиджак в том же стиле, кофточка неброская, тупоносые туфли на низком каблуке или сапоги, ничем не примечательные. Я припомнила первую учительницу и её чудесную способность блистать изнутри. Может, и в этот раз будет так? Теплом повеяло. Добрые детские впечатления меня обнадёжили, но поначалу события развивались не лучшим образом. 
         
      Терпение нового физика непутёвые подростки принялись испытывать с первого дня знакомства. Сначала внаглую оставили неприбранной классную комнату. В пору моего ученичества чистоту в кабинетах наводили дежурные, и заведённые в школе правила никто не обсуждал - все делали, что нужно. А тут вдруг резко позабыли о привычных обязанностях. Видимо, шибко хотели поконфликтовать с учителем. 
      Однако ничего из ряда вон выходящего не случилось. С утра пораньше Полина Михайловна обнаружила "подставу" и в одиночку отмыла класс до блеска, ещё и проветрить успела. Искать виновных не стала, директору не пожаловалась, обиду не затаила. Начала урок обычно и так же закончила. Мы без нотаций поняли, что поступили нехорошо. 
      На следующий вечер несколько совестливых ребят, в том числе и я, схватились за швабры и тряпки, помыли пол и доску, смахнули с парт пыль, полили цветочки, прилепили на видном месте график дежурств. Удивлённая учительница хвалила всех от души. Неизвестно откуда она принесла проигрыватель с пластинками, завела лучшую, и, нам помогая, развесила на стены тематические плакаты и выстроила в шкафу учебные пособия. Под музыку оркестра Поля Мориа работа так спорилась, что домой никто не торопился.

      Установиться бы миру, но привычка великовозрастных шалунов к мелким пакостям оказалась крепкой: теперь они не явились подметать школьный двор, который осень с избытком усыпала сухими листьями. Полина Михайловна долго махала метлой и собирала жухлый мусор. Зато участок восьмиклассников оказался самым чистым! Завуч наградила "отличившихся" огромным бисквитным тортом с кремовыми розочками. Есть его, вкусный-превкусный, было стыдно. То, что детские руки в благом деле не участвовали, осталось секретом. 
      Потом наша классная дамочка рисовала стенгазету, искала рабочий журнал, ключ от кабинета, свою сумку, собирала макулатуру и металлолом, делала разметку стадиона. Короче, не скучала. Ученики привычно игнорировали все намеченные общественные мероприятия. Хорошо, хоть на занятия являлись. Правда, не всегда и с опозданиями.
      После уроков девчонки мигом разбегались по домам, я присоединялась к ним, несмотря на внутренний голос, робко вещающий, что мы снова неправы. Мальчишки хихикали и довольно наблюдали маету терпеливого учителя. В ответ получали лишь молчаливое порицание. Оказывается, взгляды бывают красноречивее слов! Даже за выбитое оконное стекло возмездия не последовало. Странное дело!

      Когда плотник без шума устранил следы грязного деяния, отношения ребят и Полины Михайловны потеплели. Не были мои одноклассники законченными негодяями! Они пробовали прислушиваться к советам учителя, принимать подсказки и помощь. Глупых указаний Полина Михайловна не раздавала, чужие доводы учитывала, собственные не навязывала. Умела убеждать, причём не на повышенных тонах. Вскоре никто не желал ей вредить. 
      Пацаны запоздало признали авторитет учителя, с неожиданным рвением взялись за учебники, перестали вымогать у малышей деньги, громко ругаться матом и курить возле порога школы. Они уже не увиливали от школьных дел и охотно собирались в лаборантской комнате, чтобы приготовить приборы для уроков физики и поговорить по душам со взрослым человеком, небезразличным к их проблемам. Безбашенный восьмой реально сплотился, стал вполне управляемым. Шайка Князя незаметно распалась, нерастраченная энергия юности потекла в созидательное русло. Я таких чудес послушания и не представляла!

      Полина Михайловна без помех переключилась с воспитательного процесса на образовательный. Свой предмет она знала великолепно и любила непоказушно, но сильных учеников ей досталось мало. Притихшие неучи потянулись за хорошистами и с трудом поднялись на сносный уровень познаний. Я искренне восхищалась талантливым и настойчивым педагогом и незаметно увлеклась физикой. Усвоив сложнейшие темы, вызывалась отвечать с места и у доски, контрольные работы писала исключительно на "пятерки". Так обеспечила себе лестный статус неглупой девочки, а заодно и симпатию Полины Михайловны. Другого способа приблизиться к ней не нашла.   
      Одноклассницы тоже хотели признания и доверительного общения. При недостатке умственного багажа, они проявили другие способности - вдруг запели и заплясали! То поодиночке, то хороводом, да так здорово, что заняли первое место в конкурсе художественной самодеятельности и на радостях набились в гости к Полине Михайловне. Вместе с ней пили чай, обсуждали школьные новости и затевали что-то развесёлое. Идти в чужой дом без приглашения я не решилась, но адрес на всякий случай запомнила. Авось посидим когда-нибудь рядышком с любимой учительницей. В тишине, без девчонок...

      Собственной семьи Полина Михайловна ещё не имела и всё свободное время проводила с учениками: ходила с ребятами в кино, в бассейн, на каток, на разные выставки, демонстрации, городские праздники. Они часто выезжали на левый берег Амура и в лес, играли в патриотическую "Зарницу" и устраивали спортивные соревнования. Такое общение выходило за рамки учебной программы, но было нужным, увлекательным и притягательным.
      Не имея возможности всегда быть с коллективом, я скрытно и сдержанно ревновала Полину Михайловну к одноклассникам. Иногда казалось, что они ей дороже меня. Роль умницы стала маловатой, я уже разглядела своего заветного друга и мечтала о глубокой взаимной привязанности. Мой замах на духовную близость был фантастическим, но вряд ли несбыточным. Интуиция подсказывала, что нынешнее окружение скоро исчезнет из жизни Полины Михайловны, а я останусь и когда-нибудь пригожусь. Надо только подождать...


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/07/25/318


Рецензии
Прекрасно, что благодарные ученики хранят такую память о педагогах, которые силои нравственного примера воспитывают ум и благородство у питомцах. Вы и пригодились, написав такои чудесныи рассказ.

Нинон Пручкина   27.09.2022 23:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Нинон! В канун Дня учителя посылаю Вам поздравления и добрые пожелания.
С уважением,

Марина Клименченко   28.09.2022 15:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 88 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.