Среди людей. Глава 27. Родня

      В юные годы большие семьи казались мне оазисами любви, благополучия и надёжности. Я смотрела на них со стороны и полагала, что жить в таких гораздо лучше, чем нам вдвоём с мамой. Потому тянулась душой ко всем приветливым дедушкам и бабушкам, дядям и тётям. Родня хромую девчонку не привечала и детское расстройство постепенно переросло в стойкое отчуждение.
      Драгоценное общение, которого не хватало много лет, мне подарили родители Полины Михайловны. В добром доме Князевых я быстро стала дорогой и желанной, приходила туда без приглашений, уходила затемно. Старшие домочадцы смущали меня искренней симпатией и непритворной заботой. В ответ я ласково называла Михаила Павловича и Наталью Ефимовну просто Дедушкой и Бабушкой.

      Эти сердечные, мудрые и порядочные люди более пятидесяти лет неразлучно жили в ладу, каждый понимал свою половинку, уважал, берёг. Смолоду они обращались друг к другу мягко и любовно, не иначе, как Мишенька и Наталка. Никогда не ругались! Казалось, слов плохих не знали. Судьбы достались им непростые, но ни одной жалобы я не слышала. Войну пережили, смерть близких, голод, разруху, нищету, болезни.
      Бабушка редко и неохотно вспоминала страшные времена. Её, осиротевшую в пятнадцать лет, вместе в другими пленниками немцы вывезли по железной дороге в Германию. В холодном товарном вагоне она чуть не умерла без еды и воды. Потом, исхудавшая и обессилившая, три года батрачила на огромную семью жестокого офицера. К счастью, его жена не обижала малолетнюю работницу - тайком подкармливала, разрешала допивать остатки молочка, давала тёплую одежонку.

      Выжила Наташка! И с русскими войсками вернулась в родное Ставрополье. А там - ни кола ни двора. И все родственники как в воду канули. Мелкорослая смуглянка-южанка срочно выучилась на геолога и бесстрашно отправилась в дальневосточную тайгу. Там, в дебрях лесных, и нашла суженого - красавца Михаила, высоченного, светловолосого, сероглазого, умом и силой не обделённого. Не счесть ровных и непролазных дорог, что прошли они рука об руку. Не столько на своё благо трудились, сколько для Родины.
      Михаил Павлович был знатным специалистом по природным ископаемым. Даже в военное время искал важное для страны минеральное сырьё. Его личный вклад в Победу – это выполненные государственные задания. Почётные награды достались Дедушке по полному праву, только лучшим подарком судьбы оказалась Наталка.

      После женитьбы чета Князевых могла неплохо устроиться в любом городе России, но верности делу и таёжному краю они не потеряли. Купили в Хабаровске благоустроенную квартиру, родили двоих детей, воспитали их по чести и совести, выучили, а тут и пенсия подошла - можно заняться дачей. Простенький, но добротный загородный дом с садовым участком Бабушка и Дедушка предпочитали любым курортам. Свой клочок земли на левом берегу Амура они обихаживали с мая по октябрь.
      Ранней весной Наталья Ефимовна уставляла подоконники горшочками с рассадой и лелеяла каждый росточек. По теплу высаживала растения на благодатную песчаную почву, под горячим солнцем они наливались живительными соками, набирали силу и щедро плодоносили. К концу лета неподъёмные корзины с урожаем стояли во всех углах и превосходно наполняли душное городское жильё свежестью, травяными и фруктовыми ароматами.

      Меня настойчиво угощали сочными грушами, краснобокими абрикосами, жёлтыми яблоками, лиловыми сливами, разной зеленью, ягодой и даже небольшими арбузиками. Увесистую сеточку гостинцев я непременно уносила с собой - побаловать маму. Ещё и соседям доставалось. Одаривать Дедушка с Бабушкой умели! Осенью и зимой съедобные подарочки видоизменялись - в наш дом отправлялись баночки с вареньем и соленьями необыкновенного вкуса. У меня такие заготовки никак не получались!
      Разумеется, привязанность к участливой семье крепилась не едой. Михаил Павлович и Наталья Ефимовна всегда интересовались делами детей, заодно и моими. Они тактично давали советы, радовались успехам и горестно переживали неприятности молодёжи. С такой поддержкой я не могла ударить в грязь лицом и в любых начинаниях основательно настраивалась на удачу. Хотела, чтобы мной гордились!   

      Когда Полина Михайловна вышла замуж, я потеряла часть её внимания и забеспокоилась, что лишусь новых родственников, пусть не кровных, но очень дорогих. Однако серьёзные перемены не разбили оплот моей жизни. Через год после свадьбы родился Павлик, потом на свет появилась Танечка. Я стала тётей Мариной, почувствовала себя взрослой и всю преданную любовь выплеснула на ребятишек. Они быстро росли, умнели, были спокойными и послушными, правда, часто болели.
      С каждой стипендии я покупала малышам игрушки и сладости, мы ходили в цирк и кукольный театр, гуляли в парках и на набережной. Года два Танюшка плавала со мной в бассейне и даже лихо ныряла на пятиметровую глубину. Надо было записать её в секцию плавания, но что-то не сложилось.
      Лучшим домашним развлечением для деток были диафильмы. Я каждую неделю приносила новые плёночки, мы плотно задвигали шторы, превращали светлую стену в огромный экран и в загадочном полумраке смотрели сказки. Таня с Павлушей по очереди продвигали кадры поворотом ручки проектора, а я вдохновенно читала текст и окуналась в фантастический мир детства. Моя жизнь пропитывалась прелестью. 

      Теперь я проводила праздники не в маминой компании, а среди своих друзей. Наталья Ефимовна и Михаил Павлович устраивали грандиозные застолья с огромным количеством еды и почти без алкоголя. Склонность к спиртному испытывал только муж Полины Михайловны. Обычно гости пили соки, морсы и лимонад. И хозяева, и все собравшиеся любили вкусно покушать. Бабушка готовила изумительно! Её дочь тоже. А я, совершенно не склонная к кулинарии, только тщательно намывала посуду и натирала до блеска стопочки да вазочки. Потом расставляла их стройными рядками в сервант.
      Мечта о большой семье сбылась, казалось, желать уже нечего. Но однажды Бабушка с Дедушкой подбросили заманчивую идею породниться по-настоящему. Они задумали крестить Танечку, чтоб оградить её от болезней благодатью Всевышнего. Крёстной выбрали меня. Я так обрадовалась! Но вспомнила, что сама-то не крещённая. Наталья Ефимовна мигом решила эту проблему и стала мне мамой от Бога.   
 
      Собор Рождества Христова был единственным действующим храмом Хабаровска. Туда мы и направились. Церковь до сего момента я не посещала, ни одной молитвы не знала. Истинной веры ещё не было, но путь к Господу манил меня сильнее, чем путь к коммунизму. Я волновалась до дрожи в коленях и очень хотела защиты для себя и близких людей.
      Под Божьим покровительством прошли почти четыре десятилетия. Я успешно закончила институт и нашла своё призвание в медицине. Таня и Павлик сильно не болели, в школе учились хорошо. Оправдав надежды старших родственников, они получили бесплатное высшее образование, удачно устроились на работу, обзавелись семьями и квартирами. Но главное, выросли порядочными людьми. Вот только муж Полины Михайловны понемногу спился.

      Дедушка и Бабушка старели незаметно. Несмотря на преклонные годы, они сохраняли жизнелюбие, высочайший интеллект, прежнюю улыбчивость, живость ума и сердечное тепло. Я удивлялась их верности друг другу. Лет в семьдесят Михаил Павлович перенёс обширный осложнённый инфаркт, врачи дали понять, что он может умереть в любой момент. Но Дедушка принимал все назначенные лекарства и долго не подпускал к себе беду. Смерть настигла его только в восемьдесят два года. Явилась в праздник, чтоб ярче запомниться.
      На юбилей Натальи Ефимовны собрались родные, друзья, приятели, соседи, бывшие сослуживцы. Столы растянулись от окна до самой двери. Я привычно присела рядышком с Михаилом Павловичем и принимала его ухаживания. Вместо шампанского мы несколько раз пили пахучую смородиновую настойку и желали здоровья виновнице торжества и всей её родне. Вечер прошёл чудесно! Поздравления чередовались с шутками, светлыми воспоминаниями, просмотром фотографий, новостями из жизни внуков. Я наслаждалась разносолами, неторопливыми разговорами и домашним уютом.
      На прощание довольные Бабушка с Дедушкой обнимали-целовали званых гостей и каждому совали пакетик с угощениями. По давней традиции я помогла старичкам навести порядок и ушла последней. Наталья Ефимовна утомилась, прилегла. А Михаил Павлович устроился перед телевизором - "Своя игра" уже началась.

      Едва я перешагнула порог родного дома, как позвонила Полина Михайловна. Задыхаясь от рыданий, она сказала, что Дедушка умер. Вздохнул глубоко, отвёл взгляд от экрана и упал бездыханно со стула на пол. Ни слова не произнес, скончался мгновенно. Моя душа чуть не разорвалась от боли! Не может быть, полчаса назад ничто не предвещало беды! Эта смерть пришла без предупреждения. Лики её такие разные…
      Счастливая для семьи дата навсегда омрачилась невосполнимой потерей. Провожая Михаила Павловича в последний путь, я тихонько плакала у гроба, утопающего в цветах. Сердце ныло, разум туманился. Наталья Ефимовна страдала молча, без слёз, истерик и причитаний. Чего ей стоила эта сдержанность, не представляю. Родственники и друзья чуть слышно всхлипывали, постанывали и скорбели, скорбели, скорбели. Под траурные марши Дедушка ушёл в землю, которая непременно обернулась для него пухом. На белом свете одним замечательным человеком стало меньше.


      Фото из сети интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/09/19/754


Рецензии
Читаешь повесть, Марина, и удивляешься маленькой девочке, потом уже взрослой и мудрой женщине, которая сама, своим притяжением к Доброте, создала себе семью, удивительных родственников, стала равноправным членом маленького теплого мира, в котором всем хорошо и уютно.
Повесть хороша реализмом, пронзительной откровенностью, умением без прикрас описать простую жизнь. Спасибо!

Елена Антропова   29.08.2022 20:31     Заявить о нарушении
На это произведение написано 104 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.