Мы увидим ангелов

 
              "Я верую, дядя! Горячо, страстно - мы отдохнем. Мы услышим ангелов, мы увидим небо в алмазах, мы увидим как всё зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир, и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как ласка. Я верую, верую..." –сквозь слезы говорила актриса, игравшая Соню. Занавес медленно опустился. В зале раздались жидкие аплодисменты. И тут же захлопали деревянные сиденья  кресел. Зрители быстро удалялись из театра. Алиса Петровна, игравшая Елену  Андреевну, сняла высокий парик и отодвинув занавес, посмотрела в зал.
              - Разбегаются как тараканы от яркого света,- устало сказала она.   
              - Именно и действительно, дорогая моя Алиса! Именно, как от света. Вернее от света и есть. Чехов великий просветитель, - заметил подошедший "дядя Ваня", актер Календарев, - не томитесь здесь у пыльных  кулис, дорогая моя. Ужинать пора. Верунчик стол накрыла, пока мы тут изголялись перед "тараканами", как вы правильно изволили заметить. Пойдемте, пойдемте. Ждут уже собратья! И стол накрыт  и свечи горят высокие.
               Календарев  нежно обнял Алису за плечи и повел в  большую  гримерную, единственную на всю труппу, в маленьком здание  заброшенного сибирского театра.
Актеры  снимали  грим  и парики, а  "Верунчик",  помощник  директора театра, сервировала стол. Театр отмечал свое десятилетие.

            - Скоренько, скоренько давайте,– приговаривала Вера. – Пока картошечка горячая.
            - А где же высокие свечи? Календарев,Вы  обещали свечи!- спросила Алиса.
            - А мы их вообразим, прекрасная Елена!

            - Обман, везде один обман, - прошептала Алиса Петровна и сев за стол, налила себе водку и выпила залпом. Не успела ещё рюмочка  остыть от её губ, как в неё полилась очередная порция. И была  выпита до дна. Алиса чуть качнулась, глаза зло засверкали, она огляделась, прищурилась и налила третью рюмку. Голова её слегка покачивалась от хлынувшей хмельной радости.
              Уже дрожащей рукой она пыталась налить четвёртую, но не получилось. Вера покосилась на актрису и плеснула в рюмку воды. Алиса Петровна, не удивившись, выпила и эту. Актёры  усаживались на стульчики и громко разговаривали, вспоминая десять лет работы в театре. Предложили первый тост, подняли бокалы, начали закусывать. Потом был второй тост, и за столом стало веселее. Алиса медленно и неуверенно, разливая водку, наливала себе сама, и глаза ее затуманивала отчаянная тоска затравленной собаки. Помощник директора начала волноваться. "Скорее бы Захар пришёл!"- метнулось в её голове.
            
              И в это время в двери показался Захар Викторович, муж Алисы Петровны.
            - Всем тройное приветствие. Лисёнок, ты как? - спросил он у жены.
Алиса, покачивая головой, встала и пьяно улыбнулась:
            - А вот и Лука наш пришел. Сейчас успокаивать меня начнет. Мол, все будет хорошо и распрекрасно. И мы увидим небо в алмазах, и мы будем счастливы... но только за гробом! За гробом, понимаете вы! За гробом! А кому нужно счастье, когда сдохнешь? Кому, отвечайте!
             Она обошла стол, цепляясь за стулья, и опрокинув один пустой, упала на пол.
           - Ну, началось! - процедил сквозь зубы Календарев.
           - Что началось, что началось?- поднимаясь прокричала Алиса Петровна и схватила актера за шею, – тебе-то что-о? Сиди, помалкивай!
             Календарёв отвернулся, и сбросил с шеи цепкие  руки  актрисы.
           - Захарчик,- сказала Вера,- ты вовремя подскочил, уведи супружницу,  нализалась уже... Не порти нам праздника, очень прошу!
             Захар  подошел к жене, взял пьяную жену на руки и вынес из гримерной. Вера догнала его и зашагала рядом.
           - Пойдем, я тебе открою директорский, там диван есть, надо её уложить.
            Алиса вырывалась из рук мужа и громко хохотала, подергивая ногами.
          - Ты, придурок, разве ты не знаешь, почему я вышла за тебя замуж? И когда ты только оставишь меня в покое? А кто это плетется за нами? Верка? А ну принеси водки, травистюха коротконогая.
            Но на неё не обращали внимания. В кабинете директора было тихо и прохладно. Тикали часы, подаренные на пятилетие  театра местной администрацией.
В открытое окно вливался весенний ветерок, и все  здесь дышало маленьким покоем.
Только крики Алисы сотрясали дивный воздух. Вера вышла, и  Захар уложил жену на диван. Он подложил ей под голову  маленькую подушку, и обняв за плечи, стал укачивать, как  ребенка.

          - Оставь меня, не трогай,- вырывалась  Алиса из объятий мужа,- ты противен мне, Лука поганый! Это с таких как ты Горький писал свой персонаж, и не верю я тебе. Нельзя быть таким добрым, ты притворяешься! Зачем ты притворяешься?
           Алиса вырвалась из рук мужа и стала бегать по кабинету, крича и задыхаясь от злобы.
         - Алисонька, милая моя, - пытался успокоить ее Захар. Лисёнок мой ненаглядный, ну выпила, ну нервы, ну жизнь у нас  гнусная актерская. Ну не удалась, только ты не отчаивайся. Отчаяние грех большой.

         - Ага! Грех говоришь? А что не грех? Жить в комнате  десятиметровой с сыном подростком это не грех? Играть в сорок лет Снегурочку на утренниках, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Это не грех? Перешивать старые сценические костюмы на платья, чтобы хоть как-то одеться  это не грех?
         - Алиса успокойся! Не нервничай. Ты знай - я тебя люблю очень.
           Алиса  подошла к своему мужу и начала бить его в грудь, выкрикивая:
         - Не смей, не смей меня называть Алисой. Ты же знаешь, что я такая же Алиса, как ты принц датский. Я Клава. Клава Хрюкина. И ты знаешь об этом. Ты сам и присоветовал взять мне этот  псевдоним. Идиот. Алиса  Авер. Ну и что изменил этот псевдоним? Что он изменил, я тебя спрашиваю!
           Захар  подошел к жене и обнял ее за плечи:
         - Голубушка успокойся! Господь знает настоящие наши имена, какая тебе разница, какое имя ты носишь на Земле?
           Алиса  медленно отошла от мужа. Глаза ее выражали пьяный ужас. Она вытянула руки вперед, как будто бы защищаясь и начала грозить  указательным пальцем.
        - Только не надо, не надо  говорить мне, что Бог любит меня. Не надо говорить, что страдание это хорошо. Ты, ты,страшный человек, и когда говоришь, мне становится хорошо, но только на  время, а потом опять ужас. Везде.
И твои сказки всем надоели. Говоришь- Бог есть, и он все слышит? А как же моя мама? Она прожила  всего сорок два года! Она страдала на войне, она мучилась от рака и умерла в муках. За что? Где же был твой Бог? Почему он не помог ей? Где он был твой Бог?
          Лицо актрисы сморщилось и стало похоже на  мумию. Она пыталась что-то сказать, но только замычала, как теленок, медленно раскачиваясь из стороны в сторону. Захар  взял её в охапку и посадил на диван.
        - Подожди, родная моя, сейчас я принесу тебе кофе, у директора всегда есть кофе. Подожди. Тебе станет легче, ты поплачь. Сейчас хмель выйдет и тебе станет легче.
          Захар включил чайник, всыпал в кипяток две ложки кофе, добавил сахар, размешал и подал жене.

        - Вот возьми. Что может быть лучше чашечки кофе в минуты отчаяния? Только вторая  чашечка! Правда? Пей.
          Алиса двумя руками обняла чашку и медленно начала пить. Глаза ее были пусты. Охрипшим голосом она спросила:
        - Нас так много. Откуда Богу знать о каждом?
Захар уселся у ног Алисы и поднял голову.
        - У Бога много помощников.
        - И кто это?- Насмешливо спросила Алиса.
        - Ангелы. Вот они сейчас здесь рядом. И плачут вместе с тобой, и утешают тебя.

      - Двадцать лет тебя знаю, Захар. И не пойму никак, ты  сумасшедший? Откуда ты всё это знаешь и почему ты имеешь право так говорить? Ведь над тобой все смеются, а ты опять свое: "Бог всех любит, вокруг нас ангелы!" Люди, живые люди, с ушами и глазами живут рядом с тобой, ходят рядом с тобой, дышат рядом с тобой и не слышат тебя. Давно уже никто никого не слышит, а ты хочешь, чтобы нас слышали те, кого мы даже не видим!
        Захар встал с пола  и начал расхаживать по кабинету.

      - Меня не обижает, что смеются надо мной. Это по немощи души. И это все пройдет. Вот послушай:  я чувствую, что ангелы защищают нас.  Их много. Они вокруг нас. Я знаю.
      - Откуда? – Алиса подняла уставшие глаза на мужа.
      - Знаю. И всё. Послушай, послушай, ничего не проходит даром! И все наши страдания уйдут. И у нас вырастут крылья. От земных  страданий вырастают крылья. Там, за гробом, в Небесах. А здесь,на Земле, нам надо потерпеть. Немножечко. Надо воспарить духом  над смрадом этой жизни. Девочка моя, я знаю, ты страдала. Ты росла без мамы. И мама твоя страдала при жизни. Я это тоже знаю, но поверь, она сейчас счастлива и покойна так, как мы, живущие на Земле, и не можем себе представить. Она в месте тихом и прохладном, в месте светлом и радостном! И когда-нибудь ты увидишь её снова. И обнимешь её, и вы уже никогда не разлучитесь. Ты только поверь мне. Я знаю!
         Дверь кабинета скрипнула и медленно отварилась. На пороге стояла  Елена Розова, актриса, игравшая Соню.
       - Захар, можно я посижу  с вами? Ты продолжай. Пожалуйста!
       - Садись, Леночка. Вот я объясню вам то, что чувствую с детства, а вы послушайте. Понимаете, за смертью существует жизнь. Жизнь светлая и чистая, жизнь непостижимо правильная и прекрасная! Она и создавалась такой!
         Елена посмотрела на Захария удивлённо и спросила:
       - Захарушка, но почему же она создавалась светлой, а получилась чёрной? Я никак не могу этого до конца понять!
         Захар опустил глаза  вниз и долго молчал. Молчали и женщины, внимательно смотревшие на него.
       - Что же ты?! - нервно спросила Алиса.
       - Сейчас, сейчас, -  Захар прошёлся по кабинету и посмотрел в окно.
Глаза его стали прозрачными и чистыми, как два алмаза.
       - Бог это чистое Добро, -  начал он, -  доверие и Правда. Правда, которая выше всякой Правды. Добро, выше всякого Добра. И Любовь! Отец Небесный любит всех и доверяет всем. Так было всегда. И ОН конечно был уверен в том,что Его создания, такие же как Он: добры и доверчивы. И не ожидал Всевышний удара в спину. Но нашелся один. И предал Создателя. И восстал против Света и Истины. Но однако есть Преданность такая, которая не делится -  это вечная преданность Создателю! И один из ангелов, созданных Отцом Небесным, великий и грозный Дух - Архангел  Михаил, защитник Престола Всевышнего, созвал  Воинство Ангелов и сказал:
        " Мы  должны быть добрыми и честными  перед Создателем нашим! Мы должны изгнать предателя!" И Ангелы  стали воевать против падшего своего  бывшего друга, защищая Добро и Свет. И изгнали его с Небес. Однако в злости своей  черный ангел стал вредить людям. И по сей день, все подлые предатели пользуются  доверием, а потом бьют в спину. А человек робкий и добрый всегда страдает. Всегда.
         Алиса посмотрела недоверчиво и спросила:
       - А почему же  никак не победят падшего  ангела на Земле?

         Захар помолчал, потом очень строго, и глядя как будто сквозь пространство, ответил
       - Не настало время. Но оно настанет. И Добро победит. А в утешение нам посланы ангелы. Они поддерживают нас, они рядом. И всё видят. А нам остаётся только одно - терпеть. Так пока. Это временно. Всё временно. И бедность, и отчаяние это всё пройдет. Надо потерпеть, и вынести все  испытания, которые даются судьбой. Надо выдержать  земную схватку со злом. Стойко и мужественно. А главное верить, что Господь никогда не оставит нас! Ну что такое страдание земное? Миг. Один миг.
       - Какой он длинный этот миг, - устало  сказала Елена, и две слезинки скатились по щеке, пробивая дорожку по гриму.
       - Это кажется так,- почти весело сказал Захар, подойдя к Лене, и вытирая ей слёзы, - конечно, легко жить на свете, когда  ты красив и состоятелен.
Но проживи-ка калекой, да в бедности. Вот тогда и будешь иметь право осуждать эту жизнь! Только тогда.
         Захарий подошел к жене, и поцеловал её в лоб:
       - У нас еще всё ничего, Алисонька, а как же Лена? А как она со всем справляется?
       - А что Лена? - спросила Алиса Петровна.
       - Вот видишь, ты и не знаешь о своей коллеге ничего!  А у неё отец парализованный, трое деточек, и муж  давно уже сбежал. И всё на ней. А жили все в одной комнатке!
       - Да ладно, Захар!- Тихо произнесла Елена,- Не надо. Век за тебя молится буду. Ума не приложу, как ты для нас квартиру выхлопотал.

       - Надо же! И мне ничего не сказал, - удивленно произнесла Алиса Петровна.
       - Добро хорошо, когда оно молчаливо,- ответил Захар.- Но я знаю, я
верую, что за всю  нашу усталость и неустроенность, за все  болезни, за тесноту и земные неудобства, за все  наши слезы, которые льются в минуты отчаяния, мы получим вечное блаженство! Когда-нибудь мы будем счастливы и покойны. И будем  жить в прекрасных и просторных  залах, и вокруг нас будут летать красивые бабочки всех цветов и размеров.
         И музыка... О! какая музыка будет навевать нам прекрасные сны! А в вечно цветущих садах каждый день, когда мы  будем гулять по сочным тропинкам зелени, нас будут приветствовать цветы изумительной красоты: огромные пушистые хризантемы, бледные фиалки, царственные георгины и великолепные розы. Мы будем спускаться к тихой речке по серебряному мостику, и над нами будут летать чайки, белоснежные чайки. И мы увидим рассыпанные в голубой лазури алмазные звёзды. И налюбовавшись вдоволь красотами  сада, вернёмся в дом, чтобы погреться у огня. И в том доме на  изящных столах будут гореть высокие свечи...
      - Высокие свечи...- эхом отозвалась Алиса.
      - Надо только потерпеть!- погладив жену по голове, тихо сказал Захар.
      - И мы увидим  небо в алмазах? -  сквозь слезы спросила Алиса.
      - Да. Мы увидим небо в алмазах.
      - И мы увидим ангелов? – прошептала заплаканная Елена.
      - Да, мы увидим  ангелов!
Елена  оглянулась вокруг:
      - А они сейчас видят нас?
      - Да,- уверенно  ответил Захарий,- Ангелы видят нас и знают наши страдания. И молятся за нас перед Господом! Ибо душа человека угнетенного и страдающего от земного зла - это Божия душа. И когда мы умрём,  Г о с п о д ь  выйдет к нам навстречу в сияющих одеждах. И улыбнётся. И всё земное зло, пережитое здесь, растворится в Его Милосердие. Надо немного потерпеть и мы увидим небо в алмазах. И отдохнём. Мы отдохнём. Я верую... В е р у ю...


Рецензии
Здравствуйте, Нина!
Сильный и мудрый рассказ, на контрасте жизненных горестей и страданий и Вере одного доброго и светлого человека!
Глубокий и в конце до слез!
Очень пронзительно!
«И мы увидим небо в алмазах? - сквозь слезы спросила Алиса.
- Да. Мы увидим небо в алмазах.
- И мы увидим ангелов? – прошептала заплаканная Елена.
- Да, мы увидим ангелов!
Елена оглянулась вокруг:
- А они сейчас видят нас?
- Да,- уверенно ответил Захарий,- Ангелы видят нас и знают наши страдания. И молятся за нас перед Господом! Ибо душа человека угнетенного и страдающего от земного зла - это Божия душа. И когда мы умрём, Г о с п о д ь выйдет к нам навстречу в сияющих одеждах. И улыбнётся. И всё земное зло, пережитое здесь, растворится в Его Милосердие. Надо немного потерпеть и мы увидим небо в алмазах. И отдохнём. Мы отдохнём. Я верую... В е р у ю...»...
Благодарю!
С прошедшим праздником!
Архангел Михаил!
Чудо в Хонех!
И наступающим
Праздником
Рождество Пресвятой Богородицы!
Всего самого Светлого!!!
Мира и счастья Вашему дому!
Творческой и солнечной осени!!!
С уважением,
Теплом и музыкой
Светлого приветствия,
Дария ☀

Дария Павлова   21.09.2019 00:29     Заявить о нарушении
Спаси ГОСПОДИ, Дария за сердечность! Поздравляю с РОЖДЕСТВОМ нашей ЗАСТУПНИЦЫ! Да хранит Вас ЦАРИЦА НЕБЕСНАЯ во всех жизненных путях) Да бережёт Вас всегда Сила Духа АРХАНГЕЛА МИХАИЛА)))
С теплом,

Нина Богдан   21.09.2019 14:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.