ввп и безработица

Как Владимир Владимирович
 хотел побороть в России безработицу

Владимир Владимирович Путин редко сидел без дела. Вот так бегает целый день напролёт по делам, бегает, затем, когда ночь на дворе и все люди как люди ко сну отходят, наш неутомимый президент не то с братанами в хоккей режется, не то придумывает новые шутки в ответ на экономические санкции. А утром снова беготня: тут тебе и помолиться в собственной часовне за процветание нации надо, и водилу личного вертолёта за перерасход горючего отчитать, и с Мутко на тему грядущих побед российской сборной по футболу на будущем чемпионате перетереть. В общем, если наш президент и присядет где-нибудь в кремлёвском закутке дух перевести, он всё равно чем-нибудь себя занять норовит. Вот и сейчас: сидит себе на скамеечке под смотровым окошком, хмурит белёсые бровки над косыми глазками и освежает свой английский язык с помощью “Daily Telegraph”.
- …Special correspondent of our newspaper in Russia informs that unemployment reached record level there (1) …
- Опять! – по-русски воскликнул Владимир Владимирович и его лицо из просто бледного сделалось донельзя печальным. А то! Ведь как он только не старается перед евро-американскими братьями по капиталу, а их СМИ так и клепают на его любимую страну, так и клепают. Ведь мало, теперь вся Россия превратилась в сырьевой придаток зарубежного империализма, его любимая страна и живой валютой Европе с Америкой вот как помогает. А они всё туда же. Теперь вот доврались до безработицы.
- Да нет у нас никакой безработицы! – воскликнул президент. – Я ведь лично недавно во время телефонных переговоров с народом общался с работницами рыбного комбината, который на Курильских островах. Они мне лично сообщили, что им уже целый год зарплату не платят. А раз речь идёт о зарплате, то, значит, с работой там всё в порядке. И если работа есть на Курильских островах, то внутри страны её и подавно навалом…
Высказавшись довольно эмоционально и даже жестикулируя, Владимир Владимирович таки засомневался: а вдруг эта наипорядочнейшая “Telegraph” не врёт? Ну, типа, сильно преувеличивает, но таки основывается на фактическом материале? В принципе, безработица в стране могла и быть. Потому что он лично со своими братанами в своё время похлопотал, чтобы закрыть все дурно пахнущие фабрики и заводы. Или почти все. Но он же со своими братанами хотели как лучше? Ведь так они избавлялись от пролетариев, потому что – что это за специальность такая – пролетарий? То ли дело адвокат, дантист или, на худой конец, директор склада. А пролетарии…. Не любил, в общей, наш президент целую социальную группу, от которой иногда несло не самыми деликатными феромонами. Потому что давно ощущал себя барином-интеллектуалом с утончённым обонянием. Поэтому и хотел избавиться от неприятного запаха и неудобного соседства. Тем более что он с детства прочувствовал, каково это быть сыном пролетария. И жить в коммуналке, где иногда воняло и мамиными прокисшими щами, и отцовскими портянками. Хотя, если честно, Владимир Владимирович железно верил, что его родители лишь маскировались под рабоче-крестьянскую супружескую пару. Потому что в ненавистные советские времена попробуй не помаскируйся и – враз! То есть будьте любезны: либо сразу к стенке, либо бессрочная каторга. Сучьи времена, в общем, были: кто не работает – тот не ест, и каждому по труду, хотя требовали отдачи по способностям. Вот и приходилось папе и маме нашего президента прикидываться работягами. А ведь их предки могли похвастать благородным происхождением. Так, например, мамина прапрабабка была почти, что баронесса. И имела собственную ссудную лавку под людоедские проценты на Мойке.
Этой своей родственницей Владимир Владимирович гордился особенно. Дело в том, что это её хотел порешить дурак Раскольников. И мамина прапрабабка чуть не стала жертвой русской классической художественной литературы. Или героиней второго плана. Но в нужный момент нерадивый студент убоялся трудностей и пошёл махать своим топором в менее ответственном месте.
Папины предки также были шиты не одним только лыком. Но происходили почти что из графского сословия. Потому что папиных предков частенько пороли за всякие служебные промашки крепостного толка на графской конюшне.
Вот так. А с рабочими-крестьянами никаких отношений. И потом – фи! Неужели нельзя без них? Во всяком случае, Владимир Владимирович со своими благородными братанами типа Чубайса и Кириенки не только постарались очистить страну от неэстетического запаха, но и приложили все усилия для того, чтобы над страной пахло благородными кладовщиками, знатными бухгалтерами и ливрейными лакеями. Но, как говорится, в действительности всё происходит не так как сказывается в сказке. Ты, то есть, пытаешься вытащить народ из дурно пахнущих пролетариев в уважаемую прислугу для барских нужд, в каковом состоянии бывшие пролетарии станут пахнуть гораздо лучше, а они, заразы, упираются. И хотят, значит, прежних рабочих мест. Но где их взять, ведь заводы с фабриками – того-с! Вот отсюда и могла взяться безработица. А иностранным газетам только того и подавай. Только всё ли в их газетах правда?
- Да, надо бы провентилировать данный вопрос, - пробормотал себе под нос президент и снова побежал. На этот раз, по внутренним покоям, лестницам и коридорам поместительного московского Кремля. Долго ему бегать не пришлось: Владимир Владимирович нос к носу столкнулся со своим пресс-секретарём. Тот как раз выскакивал из трапезной, что-то на ходу жевал, а что-то прятал под полой пиджака.
«Опять какой-нибудь серебряный прибор из старинной посуды спёр», - понятливо подумал президент, поймал секретаря за пуговицу и спросил его в лоб:
- А скажи мне, Митя, есть ли в нашей стране безработица?
Митя переложил прибор, который был не только серебряный, но инкрустирован изумрудами, под полой своего представительского пиджака поудобней и задумчиво ощерился. Так он ещё больше смахивал на крысу, но президенту секретарь нравился именно за такую внешность. Дело в том, что на фоне подобных персонажей из ближнего окружения сам Владимир Владимирович мог смотреться чистым орлом-соколом. Или, на худой конец, декоративным петушком. Ну, типа бентамского (2) , но в чёрно-белом исполнении.
- Да какая там безработица? – наконец-то разродился господин Песков. – В нашей стране рабочих мест видимо – невидимо. Просто народ, ленивая сволочь, работать не хочет. Да знаете, сколько у нас одних только пельменных производств?
- Сколько? – переспросил президент.
- Сто сорок одна тысяча двести пятнадцать штук! – не моргнув глазом и не замешкавшись с памятью, доложил секретарь. – Тут, разумеется, учтены все пельменные производства. Начиная с мелких семейных предприятий мощностью полпуда пельменей в день и кончая целыми концернами, которые выпускают нашу народную продукцию вагонами.
- Да куда ж столько много? – удивился президент.
- Так и население же у нас, ого-го? – возразил господин Песков. – И жрать здорово, я вам доложу! Однако ж большинство крупных производств нацелено на подрядное сотрудничество с госструктурами. Типа: с образованием, медициной, детским дошкольным воспитанием и обороной.
- Ага! – понял президент. – Теперь в детсадовское, больничное, школьное и оборонное меню входят и пельмени?
- Так точно! – гаркнул секретарь и чуток скривился, потому что немного слукавил. Дело в том, что в вышеупомянутых казённых структурах теперешние пельмени лопали только воспитанники (пациенты, учащиеся и солдатики) плюс некоторая категория служащих (мало оплачиваемые сотрудники или полные крохоборы), тогда как верхние чиновники гнушались (почему-то) трескать данную продукцию чисто отечественного производства. Предпочитая питаться паштетами из гусиной печёнки из Венгрии, чёрной икрой из Ирана и швейцарскими сырами из Швейцарии (3) .
- Однако ж среди них, пельменных производителей, наблюдается конкуренция в теме взятии того или иного, я так полагаю, аппетитного подряда? – не отставал от секретаря пытливый президент.
- Ещё бы не аппетитного, - хмыкнул господин Песков. – Мне просто по долгу службы знать положено, так вот: давеча пельменный концерн «Хавчик-Смак Инкорпорейтед» заключил договор с нашим МО на поставку ста тонн пельменей в год для сухопутных войск. Пришлось, правда, Шойге подарить яхту за 12 миллионов долларов, так ведь дело долгосрочное и взаимовыгодное?
«Знаем мы твой долг, - снова понятливо подумал президент, имея в виду вступление секретаря к последней своей тираде, - поди, кое-что и тебе от этого подряда перепало».
Надо сказать, наш президент был весьма терпим к внеслужебным доходам своих подчинённых. А почему нет? Ну как можно корить того или иного госслужащего, если он, помимо казённых дел, напрягся на стороне и заработал лишнюю копейку? Авось, страна большая и от этого не обеднеет. Типа, ещё больше…
Свои мысли Владимир Владимирович озвучивать не стал, но решил поддержать тему взаимной выгодности.
- Это точно, взаимовыгодное. А то бедный Шойга у себя на даче недавно небольшое водохранилище вырыл, так, всего тыщу косых саженей на одну морскую милю, а плавать там ему не на чём. Пробавляется, в общем, миноносцем как какой-то неимущий проходимец. Поэтому новая яхта ему кстати. И сухопутным войскам хорошо. Ведь это в каких сухопутных войсках мира солдатики едят пельмени? Вот только хороши ли пельмени?
- Отличные пельмени! – прижал руки к груди господин Песков. – Из чистейшей китайской генетически-модифицированной сои! Никаких вредных доморощенных заменителей (4) !
- Что ж, это вполне, - согласно покивал головой президент. – Но, возвращаясь к первому моему вопросу о безработице: уже ли всё так, как ты рассказываешь? Неужто она в самом деле только от русской лени?
Секретарь чего-то себе в уме смекнул и слегка повернул тему: он знал, что президент, как чисто русский человек (можно сказать: кристально русский человек), сильно обижается, когда на его чисто русский народ таки клепают.
- Если честно, Владимир Владимирович, кое-какие неприятные явления в разрезе поднятой вами теме наблюдаются, - пожался господин Песков и снова поправил под полой пиджака спёртую из трапезной вещицу, – местами, действительно, есть люди, которые хотят работать, но работы нет. Так мы ж ещё только развиваемся?
«Грамотно излагает», - одобрительно покивал головой президент и уточнил: – Так сколько у нас безработных? Можешь назвать точную цифру? Или это не в твоей компетенции?
- Чего это не в моей компетенции? – обиделся господин Песков, – Точную цифру, говорите? Да легко – 2539 человек нормальных безработных. Остальные – примитивные бездельники. Таких, честное слово, следует сажать за тунеядство! Вот вы дайте мне из бюджета 10 миллиардов ру… долларов… нет, лучше евро, и я завтра распоряжусь построить специальную тюрьму для тунеядцев… на целых сто… нет, пятьдесят мест!
- Я бы дал, но как быть с демократией? – сердечно вздохнул Владимир Владимирович. – Ведь мы не для того побеждали своё позорное прошлое, чтобы снова возрождать гнусные советские традиции и начинать сажать честных людей за тунеядство.
- Ну, нет и не надо, - легко пережил потерю десяти миллиардов евро секретарь, - так у вас ко мне всё и я пошёл?
- Да, иди, - разрешил президент.
«Отличный малый, - тепло подумал президент, - и умница редчайшая».
«Опять крупняк обломился, - подумал, в свою очередь господин Песков. – Ладно, сопру чего-нибудь из алмазного фонда. Однако сколько можно мелочами пробавляться? Вон, Чубайс так и прёт к мультимиллиардной отметке со своими нано технологиями. А Мутко? Поди, на одних эксклюзивных тренерах насшибал башлей немеряно. А тут ещё эта мундиаль, что ещё за слово, прости господи. А Шойга с его кривой харей? То парад, то танковый биатлон. Пыль, зараза, в глаза пускает, а деньжищ на этих мероприятиях загрёб видимо-невидимо. А фигли? Запросит, положим, Шойга на очередной туфтовый парад семнадцать миллиардов рубликов, дадут ему десять, одним миллиардом он за свои азиатские глаза вот как управится, а остальные – в карман. Вон, сука, давеча заказал новые галифе поперёк себя шире, потому что в старых карманы протёрлись. А в новых теперь у него и под лампасами специальные пистоны будут…»
Шойгу секретарь не любил. А чего его любить? Всё трётся у президента под боком, всё трётся. Как кукушонок, всех приближённых Владимира Владимировича оттеснить норовит. И так, по сурдинку, то новый барашковый воротник выпросит, то новый орден мужества следующей степени.
«Ладно-ладно, - прикидывал господин Песков, направляясь к алмазному фонду, - я тоже чего-нибудь придумаю. Например, первый чемпионат мира по гольфу в России. И попрошу назначить себя главным организатором. И-и, сколько капусты на этом срубить можно. Одни Псковские болота осушить чего стоит. А искусственное покрытие, а дырки в нём, а песок с Багамских островов для ловушек? Да ещё можно патриарха взять в долю: типа, Кирюха берётся лично освятить мероприятие, но просит за это 5 лимонов евро. Дам ему два и – дело в шляпе…»
А президент брёл по одному из коридоров Кремля и продолжал переживать. Дело в том, что он очень любил свой народ, как чисто русский человек чисто русских соотечественников. Ну, и всякой мордвой с коми-пермяками не брезговал. Он даже давеча приказал поднять минимальный размер оплаты труда до целых семи тысяч пятисот рублей в месяц. А то раньше, когда МРОТ составлял всего шесть тысяч двести четыре рубля, даже стыдно было в глаза мировой общественности смотреть. А теперь – ничего…
«Нет, брат, целых сто двадцать пять доллара в месяц (5) , это тебе не хухры-мухры! – мысли Владимира Владимировича приобрели благодушный тон. – Да за такие деньги даже в такой передовой стране как Мексика, надо почти всю неделю вламывать. Однако как мне быть с безработицей? Это ж целых 2539 человек, не считая откровенных лодырей. Но ведь лодыри тоже люди…»
Президент снова сморщил свои великодержавные бровки и поканал в бывший дворец съездов. Там резвилась его приёмная дочь Алина Кабаева. Она одновременно смотрела какой-то ужастик по телевизору экраном с боксёрский ринг и резалась сама собой в сквош.
- Здравствуй, Алина! – крикнул президент.
- Здорово, старый! – откликнулась бывшая художественная гимнастка и очень аппетитная со всех сторон дама. – Как сам?
- Да, так, скриплю помаленьку, - ответил Владимир Владимирович и стал обходить зал, примечая то тут, то там облупившуюся лепнину. Придётся вызывать халтурщиков. Желательно, молдаван, а то таджики снова подорожали. Опять, значит, непредвиденные расходы. А что делать? Ведь не запретишь любимой дочке развлекаться. А она – то сквош до упада, то затеет тусню со всей бывшей своей сборной и их семьями.
- Придумал, в каком городе будешь проводить новый международный экономический форум? – поинтересовалась заботливая Алина.
- Чёрт его знает, - почесал затылок президент. Да, не было ему печали с этой проблемой, теперь вот думай, куда девать безработных. А проблема заключалась в следующем: однажды начав форумствовать, Владимир Владимирович, как гордый великоросс уже не мог остановиться. Надо сказать, он любил организовывать эти международные сходняки, и не жалел никаких бюджетных средств на их обустройство, начиная с королевской закуски и кончая царскими апартаментами для участников. А так как форумы проходили по три-четыре штуки в месяц вот уже семнадцатый год подряд, то количество российских городов, достойных для организации такого престижного мероприятия, уже, как говорится, себя достаточно исчерпало. Вот и думай, куда катиться президенту, его многочисленной свите и куче гостей-халявщиков в очередной раз? Не то в Новохопёрск, не то в Кологрив, не то в сами Чебоксары.
«Да, блин, проблема, - сморщил нос президент, с любовью наблюдая за любимой приёмной дочкой, - да тут ещё дефицит бюджета не за горами. Впрочем, фигли моему народу какой-то очередной дефицит, когда речь идёт о том, чтобы в очередной раз не ударить лицом в грязь перед представителями таких уважаемых стран, как Болгария и Польша? Да мой народ сам не доест, а перед гостями вот как расстарается. И ничего, что эти болгары с поляками нас грязью без устали поливают и чинят нам всякие пакости – мы, чай, истинные христиане. Хлопнут, то есть, мой народ по левой щеке, а он подставит обидчику правую. Или наоборот. Да ещё и приветит от души так, что этот обидчик потом ещё месяц паюсной икрой икать будет. Сам народ, можно сказать, иной раз тюри с квасом не доест, а эти – паюсной икрой. Во какой у меня народ… Да, не забыть поставить Шувалова на счётчик. А то занял, падла, у меня сто двадцать рублей, и уж вторую неделю не отдаёт. Ежели затянет на месяц, велю ноги переломать…»
Всё верно, Владимир Владимирович не любил давать взаймы из своего кармана. Вот из казны – другое дело. Что, трудно было Шувалову придумать очередное обоснование для получения очередной суммы из бюджета? А то, видите ли, ему на завтрак, который стоил в Белом доме всего 150 рублей и состоял всего из пяти блюд (овсянка, мясо отварное, сыр, сливки и чай с заварным пирожным), 120 рублей не хватило! Ну и придумал бы единовременное финансирование климатической акции для разгона облаков над Спасской башней. Ну, чтобы над ней постоянно не капало, отчего куранты могут заржаветь. И получил бы под это дело семь миллионов рубликов. Авось, и на куранты хватило бы, и позавтракать…
Так, между мыслями о том – о сём, президент таки обратил внимание на происходящее на экране. А происходило там следующее: опять какие-то зомби и снова нужно спасать человечество. И спасает человечество опять какой-то специальный департамент США. Им помогают, ясное дело, благородные британцы. А евреи вообще построили огромную окружную стену, через которую не могут перелезть никакие зомби. И, что самое смешное, добрые евреи как-то наловчились пускать за эту стену всех здоровых людей, независимо от их национальностей и вероисповеданий. То есть, и мусульман, и православных, и католиков, и буддистов, и баптистов, и даже адвентистов 7 дня, которые могли притащить на хвосте совсем уже полных религиозных извращенцев типа хлыстов, бегунов и дырников (6) . Однако евреи не убоялись временного соседства с людьми не их, избранных Богом, круга, поскольку, когда началась вселенская катастрофа, они враз смекнули: ведь если весь мир, кроме них самих, даст дуба, то для кого потом уцелевшим иудеям распиливать алмазы, держать банки или снимать фильмы? Или кому вставлять зубы? Или кого охмурять психоанализом?
В общем, евреи, как всегда, оказались на высоте. Но временно. Потому что стена таки не выдержала натиска и…
Короче говоря, полный звездец в шоколадном маринаде.
А потом какой-то институт (7) , где из первого поколения зомби в виде детей какие-то умные англичане пытаются сделать вакцину. Ну, чтобы потом спасти весь мир. И Россию в том числе. Но только тогда, когда она вернёт Украине Крым, а Польше – долг в три триллиона евро. Ну, за то, какие разрушения произвела в Польше Советская армия, освобождая поляков от немецко-фашистских оккупантов. Плюс проценты за 70 лет. Но неважно, потому что работа по извлечению вакцины в самом разгаре. Но тут – хрясь! – и оборонный периметр института не выдержал натиска голодных, шатающихся без определённых занятий, мертвецов, и спустя какое-то время сотрудники института сами превратились в покойников-бездельников, которым только и дела, что кого-нибудь сожрать. Типа, кого-нибудь живого. Потому что друг дружку эти зомби не едят.
Другими словами, снова звездец, но уже под фаршированным мармеладом. Однако несколько институтских деятелей таки уцелело. И одна девочка-зомби. Ну, англичане себе разводят руками и приговаривают: «И чё таперча нам делать, и куды идить?»
Один англичанин, в общем, белый, другой – африканского происхождения, учёная дама – с китайской примесью, её помощница – тоже какая-то не совсем блондинка, а девочка – явная мулатка. Да, и ещё два трансвестита.
Дело в том, что современный кинематограф, снимая ту или иную бодягу для идиотов (или тех, кто страдает жестоким похмельем), теперь чутко реагирует на самую продвинутую толерантность по всевозможным признакам. Поэтому в последнем американском фильме про короля Артура за круглым столом появилось несколько рыцарей африканского происхождения. Тем не менее, авторов фильма обвинили в нарушении прав сексуальных меньшинств, поэтому в новом переделанном варианте про короля Артура с его Круглым столом можно будет увидеть двух рыцарей-педерастов и одну лесбиянку из ближнего окружения Гвиневры.
Но это так, к слову.
А тем временем наш президент, зачарованно наблюдая за действием фильма, досмотрелся до такого интересного эпизода, когда уцелевшие герои картины стали пробираться через толпу спящих зомби. Чтобы потом попасть в какое-то другое безопасное научно-исследовательское убежище.
В этом месте ленты создатели фильма нечаянно обнародовали последнее исследование современных патологоанатомов, которые доказали, что тот вид зомби, про которых снимался именно данный фильм, имеет свойство дрыхнуть без задних ног всё то время, когда они, зомби, чем-нибудь не питаются. И дрыхнут, заразы, стоя. Ну, чтобы в случае нужды рвануть за объявившейся добычей. А пока добычи не наблюдается – дрыхнут. А эти промеж них куда-то пробираются…
Тут нашего президента начало потихоньку осенять.
Ну, да, он был немного тугодум (8) . В силу вышесказанного его не осеняло сразу, как некоторых гениальных придурков, но осеняло поэтапно, как это делается с людьми положительными и степенными. Поэтому – из-за своего врождённого тугодумства – наш президент в своё время пошёл учиться на юриста, так как юристу не нужна ни математика, ни физика, ни, боже упаси, химия. Однако ум Владимир Владимирович имел пытливый, одновременно он мог похвастать и хорошей усидчивостью, и похвальной ловкостью. Иначе как выучить свод законов, три языка и стать президентом самой богатой страны в мире? И занимать данный пост вот уже семнадцать лет?
Но это опять к слову, потому что нашего президента продолжало осенять. Он задумчиво подошёл к телевизору и остановил просмотр фильма на тот месте, где уцелевшие англичане из числа тех, кому снова придётся спасать весь мир, опасливо крались промеж жутких мертвецов, которые временно дрыхли. И было этих мертвецов…
- Раз, два, три, - стал педантично считать Владимир Владимирович, - сто тридцать восемь, сто тридцать девять…
Истинно, массовка была грандиозной. Огромный кусок нехилого Лондона и улицы, забитые зомби. Считая, президент тщательно разглядывал участников массовки: не применили ли создатели фильма во время монтажа сцены повтор? Нет, лента считалась классной и повтора не наблюдалась.
- Слышь, Вован, дай мне двадцать миллионов, - прервала занятого папу Алина Кабаева.
Владимир Владимирович применил свои навыки разведчика и запомнил того зомби, на котором его прервала приёмная дочь, и педантично уточнил:
- Долларов или евро?
- Да рублей же, дурашка! – шлёпнула по папиной лысине Алина. – Ира Дерюгина снова стала бабушкой! Вот, хочу порадовать её достойным подарком.
- Кто такая Ира Дерюгина? – уточнил президент.
- Старшая дочь художественной гимнастики! – воскликнула приёмная дочка.
- Что, родилась какая-нибудь альтернативная акробатика? – снова уточнил Владимир Владимирович. Говорил он совершенно серьёзно, потому что не признавал в своём почти царском положении никаких шуток. А если его высказывания и казались кому-то шутками, то это было не так. Дело в том, что наш президент, сидя ночи напролёт и придумывая новые так называемые шутки, наутро вовсе не шутил, а производил важные стратегические контрудары в ответ на происки евро-американских политиков. И таково знатно это у него получалось, что от подобных его «шуток» обделывались и госдеп США, и британский парламент, и польский сейм. Причём обделывались так капитально, что от испуга продолжали гадить. А так как Россия была самой большой территорией в мире, то гадить у перепугавшихся от «шуток» Владимира Владимировича вышеупомянутых зарубежных государственных структур получалось именно на неё.
- Ха-ха! – раздельно произнесла Алина. – Ещё один внук. Так дашь?
- Нет, не дам. До получки ещё неделя, а у меня у самого…
- Ну, ты и жлоб! – рявкнула Кабаева. – Сними с карточки!
- Какие у меня карточки? – удивился Владимир Владимирович. – Ей-богу, мне уже надоело слушать, какой я богатый теневой миллиардер и как я грамотно прячу свои огромные накопления. Так нет у меня ни хрена! И вообще: я настолько занятой человек, что куда мне ещё с теневыми миллиардами справляться? Да это же целый геморрой золотовалютного содержания! И чем больше накоплений, тем больше геморроя: тут тебе и за банками присматривай, в которых держишь свои миллиарды, а то, неровён час, на накопительном проценте обремизишься. А курсовые колебания, а валютные интервенции, а комиссии по доходным ставкам? Нет, некогда мне такой ерундой заниматься. Я вон давеча в Ново-Огарёво (9)  ещё две теплички построил, хочу новый сорт кабачков развести…
- Так не дашь?! – топнула ногой взбешенная Алина Кабаева.
- Не, не дам, - даже не моргнул глазом бывший разведчик. Да, опыт подпольной работы в Восточной Германии его сильно выручал. Недаром он в своё время наловчился столоваться в разных немецких харчевнях бесплатно. Придёт, бывало, в заведение, сам в гражданке, белобрысый, ну, чистый восточногерманский обыватель. И по-немецки шпарит так, что куда там Геббельсу. Однако, заказывая очередной обед с пивом, Владимир Владимирович так мог глянуть на хозяина забегаловки, что тот сразу понимал: перед ним агент КГБ. И уж чего бы бояться дружественным восточногерманским немцам советского шпиона, но на всякий случай плату с белобрысого проходимца они не брали.
«Вот связалась с крохобором! – подумала Алина Кабаева, выбегая из бывшего дворца съездов. – Денег у него нет! Эдак и Потанин с Миллером начнут босяками прикидываться: дескать, на хрена нам лишня морока с лишними деньгами?! Ничего, приползёшь ты ко мне сегодня сказку на ночь читать, я тебе покажу тысячу и один оргазм в устном виде!»
А Владимир Владимирович проводил дочь добрым взглядом искушённого в жизни человека и продолжил счёт.
- …Две тысячи пятьсот двадцать один! – с сожалением произнёс он. – Восемнадцать человек не хватает. Ну, так ведь не беда? В Москве, я думаю, больше места, чем в Лондоне.
С этими словами Владимир Владимирович снова побежал. Но теперь уже в свой кабинет, где он собирался написать предложение в союз российских кинематографистов. А именно: президент собирался рекомендовать нашим замечательным кинодеятелям начинать поточное производство лент с постапокалипсическим содержанием. Чтобы, снимая новые киношедевры известного содержания в отечественных условиях, привлекать для массовых сцен российских безработных.
«Нет, ну ни молодец ли я? – скромно думал президент, по-мальчишески прыгая с одной ступеньки на третью через вторую. – И кранты нашей безработице! Вот только добегу до кабинета. А что? В принципе, я бы и сам мог написать какой-нибудь киносценарий. Ну, типа, в промежутке между очередной шуткой и международным экономическим форумом. Ну, типа, как в самую большую нано-дыру в мире, которую изобрёл Толя Чубайс для того, чтобы всасывать в неё немереные бюджетные средства, вдруг провалилось пол-Подмосковья. А остальные пол-области заразились нано-зомби-вирусом. А Толя Чубайс с уцелевшими консерваторами и одним на всех огнетушителем спасают мою резиденцию. А сбесившаяся Алла Борисовна Пугачёва пытается сожрать Галкина. А Галкин свою бывшую звезданутую супругу вилами-вилами! И наутёк в сторону замка Дракулы, который он построил на Алкины деньги недалеко от дворца Шойги. А тут эти… И – эх! Да под такой сценарий можно такую массовку замутить, что получится не только наших безработных трудоустроить, но придётся приглашать и бедствующих украинцев. Вот это ай, да я! Вот это ай да Владимир Владимирович Путин! Или ай да президент Российской Федерации! А ещё ай да её верховный главнокомандующий! Не то, что Пушкин, сукин сын…»

 

9 сентября 2017 года






 (1) Специальный корреспондент нашей газеты в России сообщает, что безработица там достигла рекордного уровня





 (2) Порода декоративных кур, каждая особь – чуть больше голубя. Яйца примерно такого же размера, петухи очень красивые. В отличие от нашего президента





 (3) Автор в бедные советские времена пробовал икру и чёрную, и красную. И тому, кто знает толк в жратве, не рекомендует есть икру современного российского производства: за нехилые бабки такой неприхотливый гурман может легко попасть на диарею. Насчёт сыров: в России изготавливают до двадцати сортов якобы швейцарских сыров, однако съедобными в них могут быть только дырки





 (4) Автор как-то сдуру (в общем, спьяну) купил бутылку соевого соуса какого-то Владимирского производителя. Затем пытался употребить данный соус к мясу и потом очень долго удивлялся: это ж какого 150 миллилитров дерьма он купил за 70 рублей? Затем автор взял литр самогона-первача и сходил в школу к знакомому химику. Химик сделал анализ и выяснил, что в данном соевом соусе начисто отсутствует соя, но присутствует какое-то не поддающееся анализу (наверно, в школьных химических лабораториях ещё не появилось подходящее оборудование) непотребство неорганического происхождения. Вывод: граждане, если вы едите колбасу за пятьсот рублей килограмм и в ней 70 процентов настоящей ГМ сои (30% - вовсе не мясо), то вам сильно повезло





 (5) В соседних Украине с Беларусью МРОТ меньше процентов на двадцать, однако жизнь там дешевле в разы. Ну, за исключением ДНР и ЛНР, которые теперь снабжаются продуктами из «братской» РФ. Если же сравнивать РФ, Украину и Беларусь по таким примитивным экономическим показателям, как природные ресурсы на душу населения, то наши соседи должны жить хуже нас: Беларусь – в 2000 раз, Украина – в 1200 раз. А у РФ, к тому же, дополнительное преимущество в виде практически безграничного выхода в мировой океан. Плюс огромный кусок неоценимой по богатствам Арктики. Только все эти богатства большинству россиян по барабану, потому что Абрамович живёт в Англии, Прохоров – в США, а Дерипаска – в Израиле. А наш добрый – по отношению к братанам – президент и не собирается перекрывать каналы вывоза заработанных в России капиталов за кордон





 (6) Название старообрядческих беспоповских сект





 (7) Автор любит с похмелья, которое с ним случается довольно часто, смотреть постапокалипсические ужастики. И привёл в рассказе эпизоды из нескольких фильмов





 (8) Некоторых страстных обожателей Владимира Владимировича оскорбит его такое новое прозвище. Типа, ах, какой же он тугодум, если он знает целых три языка? Некоторые попугаи знают до ста слов, только никто от этого не назвал их умниками или эрудитами. И ещё. Если наш президент не тугодум, то кто? Вредитель? Информация для размышлений: Япония, 372 тысячи квадратных километров площадь, население – 127 миллионов человек; Россия – 17 075 тысяч квадратных километров площади на 144 миллиона человек. Так каким надо быть тормозом (или вредителем), чтобы средний россиянин, имеющий на душу 0,12 квадратных километра богатейшей территории против 0,003 островного неудобья на одного японца, жил хуже этого японца раз в двадцать?





 (9) Одна из шести резиденций бедного Путина. Её Владимир Владимирович выбрал в пожизненное пользование. Справедливо полагая, что он её заслужил. А где гарантия, что с уходом на пенсию он не прихватит и остальные пять? Уж кто бы стал перечить


Рецензии
Прочла не просто с удовольствием,но и развеселилась окончательно от каждого слова.Буду заходить ещё!вы замечательный юморист.Вот бы ВВП почитал!Удачи Вам!

Ларисса Климен   25.11.2017 17:13     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.