Одноклассники 18 плюс

                Посвящается Сергею N...


           Завтра запланирована встреча выпускников. Через 25 лет после окончания школы собирается наш класс. Это вошло уже в традицию встречаться каждые 5 лет. Но в этот раз принято решение всем прийти со своими половинками. Для такого случая арендовали ресторан на пароме, самый крутой ресторан в городе.
Сегодня весь день думаю о школе и о нашем классе.

                I  ШКОЛА

              Школа наша была очень старенькой, с толстыми стенами довоенной постройки. В войну в здании школы размещался госпиталь. Находилась школа за городом. Но в 70-е годы город сильно расстроился, появились новые микрорайоны. Так школа оказалась в самом центре нового микрорайона. Классы были переполнены детьми и тогда в школе решили открыть еще один дополнительный первый класс «Д». В него перевели «излишек» детей из других классов. Тогда в советское время существовал негласный закон, что самых лучших детей, детей из «перспективных» семей, так называемой «элиты» брали в «А» класс, поэтому в дополнительный класс «скинули балласт», т.е. детей из семей рабочих, неблагополучных, малоимущих…
              Я родился в семье интеллигенции. Отец работал ведущим специалистом в НИИ, а мама закончила консерваторию, играла в городском духовом оркестре и одновременно преподавала сольфеджио в музыкальной школе.
Тогда наша семья получила квартиру в новом доме, когда занятия в школе уже начались. На одной лестничной площадке с нами жила семья рабочих с рядом находящегося завода Легпроммаша. У них был сын Сашка, мой ровесник, шалопай и баламут. Я с легкостью с ним подружился, потому, что по характеру я был застенчивым, а Сашка-сама простота. Он сам пришел к нам в гости знакомиться, принес мне показать свои игрушки, где самая дорогая была - учебная граната, совсем, как настоящая. Так началась в моей жизни первая настоящая мужская дружба. Мне всегда с ним было легко и просто, он защищал меня от местных хулиганов. Мы были как Чук и Гек, так называли нас родители. Я попросил родителей, по понятным причинам, отдать меня учиться в тот же класс, где учился Сашка, хотя в школе настойчиво предлагали меня зачислить в «А» класс. Так я оказался в классе «Д».
             Все 10 лет учебы в школе я дружил с Сашкой, мы были самыми закадычными друзьями. Но в отличии от Сашки, я учился на «отлично». Я понимал, что Сашка после школы пойдет работать на завод, как его родители, а мне надо будет поступать в институт. Надо сказать, что быть отличником для меня не составляло особого труда. Класс был слабым. На фоне прогульщиков и бездельников, я был солнцем в темном царстве для учителей. Они все меня любили, бывало, что даже уроки вели для меня одного. Моим родителям много раз директор предлагал перевести меня в «А» класс, но я отказывался. Я понимал, что в том классе я «потеряюсь» на фоне других отличников. Еще тогда в школе я понял, что можно выгодно занять свою нишу среди неучей и бездарей.
     В школе часто проводились танцевальные вечера- дискотеки, на которые я ходил вместе с Сашкой. Он всегда был заводилой, рядом с ним было всегда легко и весело. Девчонок я боялся, стеснялся даже на них посмотреть. Мне казалось, что я неуклюжий и неловкий. Вел себя всегда тихо и, наверное, поэтому девочки не обращали на меня внимание.

                II  Она

             В «А» классе было много красивых девочек, которые всегда модно и красиво одевались, даже в школьной форме они смотрелись, как модели. Но Она всегда выделялась на их фоне. Было в ней что-то такое - неземное. Томный взгляд обрамленных длинными ресницами зеленых глаз, прямая осанка и опущенная головка с кудряшками милых волос локонами спадавших на ее плечи и алые губы, как две вишенки. Она редко, когда танцевала, ее практически никто не приглашал и стояла вот такая вот Богиня в стороне от танцующих и всегда мило так улыбалась.
Я решил спросить у мальчишек, почему они ее не приглашают танцевать? Ответ меня поразил: «задавака!»
              Один раз я все же решился пойти и пригласить ее на танец. Я прошел к ней через весь зал, чувствовал, как на меня смотрят сотни глаз, но, когда она глянула на меня взглядом из самой, казалось, глубины ее души, я опешил и быстро не глядя пригласил девочку, стоящую рядом с ней. Она улыбнулась.
Сашка смеялся надо мной и это был первый раз в моей жизни, когда я обиделся на него.

                III  После школы

После школы наш класс разлетелся, как голуби, выпущенные из голубятни. Я, как и планировал, поступил в институт и закончил его с красным дипломом. В аспирантуру не добрал одного балла и пошел работать на завод, где работали Сашкины родители. Имея положительную характеристику из ВУЗа, меня, как перспективного молодого специалиста назначили на должность заместителя начальника цеха, где, проработав всего полгода, я стал его начальником, после смерти своего руководителя. Получая неплохую по тем временам зарплату, учеба в аспирантуре уже не казалась такой заманчивой. Однако, завод меня рекомендовал, и я поступил учиться в заочную аспирантуру. Вот так моя жизнь замкнулась на этом заводе. Но наступил период «перестройки» завод еле выживал, а после распада СССР пришлось многое менять в структуре управления, да и переоборудовать само производство. Руководство завода каким-то чудом еще находило заказы. Но объемы производства сократили, как и штат работников до минимума. Там же на заводе я познакомился со своей будущей женой. Она работала технологом, была тихая, малозаметная, застенчивая девочка. Как-то получилось, что само собой мы познакомились в заводской столовой и потом каждый день обедали вместе, а потом она пригласила меня к себе домой вместе встречать Новый год. Ее родители ушли к соседям, и мы остались одни. Я пытаясь преодолеть робость от близкого такого общения с женщиной, выпил много алкоголя и, видимо, под его воздействием осмелился на первый робкий поцелуй. Мне казалось, что я поступил некрасиво, потому, что не любил ее. А потом я чувствовал себя подонком и, чтобы загладить, как мне тогда казалось, свою вину сделал ей предложение стать моей женой. И она тут же согласилась. Мы так провели вместе эту новогоднюю ночь, а под утро нас сморил сон, что мы, не раздеваясь, в обнимку уснули на диване. А утром, когда пришли ее родители, мы сообщили о нашем решении. Потом она мне родила двух дочек, и мы жили дружно, и, казалось были, даже счастливы.

                IV Сашка

Мой друг Сашка еще в школе связался с какой-то компанией и промышлял фарцовкой. У него всегда были деньги, и он для себя точно решил, что не пойдет работать на завод, где работали его родители, потому, что не хочет повторять их судьбу. После окончания школы, он устроился на работу к одному из своих знакомых в авторемонтную мастерскую, по заказам клиентов пригонял автомобили и хорошо зарабатывал. Мы долгое время с ним еще поддерживали связь, но уже больше по-соседски, чем дружескую. Разные интересы развели нас в разные стороны, но иногда я ходил с ним на молодежные тусовки, но это было еще до того, как я женился. Однажды он вытянул меня на танцы в Дом культуры. Там должен был играть популярный ансамбль и билеты достать практически было невозможно. Но Сашка где-то по своим связям достал контрамарки, и мы с легкостью прошли по ним через служебный ход. В зале на редкость было так много народу, что танцевать приходилось стоя на одном месте. В основном присутствовала элитная публика - дети начальников, так называемая «золотая молодежь».  Я давно не ходил на танцы и не умел танцевать по-современному. Сашка стал меня учить прямо в зале, привлекая к нам излишнее внимание. Люди немного расступились, образовав вокруг нас небольшой круг. Сашка показывая себя, явно выпендривался перед  дочками чиновников, а я чувствовал себя «слоном в посудной лавке».
И вдруг мой взгляд упал в дальнюю часть круга, где стояла Она. Да, это была именно Она - наша школьная одноклассница, вся такая тонкая, трепетная, застенчивая и улыбчивая. И здесь я вспомнил, что она была дочкой Первого секретаря Горкома партии, а мама ее была главным врачом детской поликлиники. На ней было такое красивое белое с отливом платье, которое обтягивало ее стройную фигуру с красивой линией изгиба на местах, заслуживающих особого внимания мужчин. Локоны темных волос ложились на оголённые плечи и причудливыми завитками играли на висках. Я стоял, как вкопанный, вытаращившись на нее. Сашка поймал мой взгляд спросил: «Нравится?». «Да» - сдавленным голосом промямлил я. Он посмеялся и говорит: «Женись! Она еще не замужем.» я невольно попятился назад: «Нет, ты что? Кто я, а кто она!»
Она все также, как и в школе стояла в стороне одна и похоже, что ее и здесь никто не приглашал танцевать.  Сашка меня еще раз спросил: «Ну, как? Может пойдешь ее пригласишь танцевать?». Я помотал головой. «А я пойду и приглашу», - сказал он и направился в ее сторону. Потом я видел через головы их головы в танце: ее чудную кучерявую головку и белобрысый ежик Сашки. Домой я возвращался один.
Как-то так получилось, что с тех пор я не видел Сашки и не знал, куда он делся. Соседи рассказали, что он женился и уехал жить и работать в столицу. Вот интересно узнать, будет ли Сашка завтра на вечере встречи выпускников? Организаторы сказали, что практически весь наш выпуск подтвердил участие в мероприятии.

                V  Сборы

Вот так всю ночь я вспоминал школу и свои детские воспоминания, почти не выспался и утром так не хотелось вставать. Жене пришлось дважды подогревать завтрак. Она обиделась на меня, потому, что по такому случаю записалась в парикмахерскую на прическу. Весь вечер она копошилась дома в поисках «что надеть?» Вечный женский вопрос. И здесь вдруг выяснилось, что у нее нет ни одного подходящего для данного случая платья. Мы с ней были домоседами и не ходили ни в ресторан, ни в гости. Оказалось, самым нарядным было ее платье, в котором она ходит на работу. Она пришила к горловине белый воротничок, и оно приобрело торжественный вид. Когда она спросила меня «Ну, как?», я сморозил, что не хватает белых гольфов и пионерского галстука. Жена обиделась и ушла на кухню. Мы с ней так и продолжаем работать все на том же заводе «Легмаш», только его переименовали в завод «Импульс». И теперь я работаю главным инженером, а она технологом в НИИ завода.
Сегодня мне предстоял трудный день, потому, что сборы на мероприятие начались с самого утра. Жена убежала в парикмахерскую, а я решил прилечь доспать. Но сон опять ушел от меня. Память возвращала меня в те далекие детские годы и каждый раз перед глазами возникал образ этой хрупкой девочки. Я пытался додумать, а что бы могло быть, если бы я осмелился и пригласил Ее на танец, а потом напросился бы Ее проводить домой, а потом (ведь можно себе придумать все, что угодно!) я бы поцеловал Ее в подъезде и назначил бы Ей свидание на следующий день. А потом бы вместе с Ней встречали бы новый год у нее, нет, у меня дома. Там бы я, как по отработанному сценарию, напился бы водки и стал к Ней приставать. А Она, не оказывая сопротивления подставляла мне свои вишенки-губки, и я бы их целовал, а они такие сладкие и вкусные. Я реально уже ощущал под руками Ее упругое молодое тело, мои пальцы сжимали его, пытаясь захватить всей пятерней Ее груди и мягкие места сзади… Я чувствовал, как все мои мужские достоинства поднимались, готовясь в атаку и вдруг Она таким грубым и резким голосом крикнула: «Ах! Проказник! Ты опять спишь? Я уже в парикмахерскую успела сходить, а ты здесь развалился!»  Я мигом проснулся и не мог понять где я нахожусь, и кто эта такая странная женщина с гнездом для птиц на голове. В моих руках еще оставалось тепло Ее хрупкого, но такого упругого тела, но мой друг-приятель торчал предательски бесстыдно! «Ты чем это здесь занимаешься?», глядя на меня подозрительным взглядом спросила жена, и глаза ее опустились на то, что торчало ниже пояса. Я понял, про прокололся, потому, что в завершение всего мои трусы были мокрые. Пришлось скорчить глупую гримасу и промямлить: «Старею!» и тут же ретироваться в ванную комнату. Там я долго мылся, брился, чистился, тянул время, потому, что стыдно было выходить оттуда под пытливый взгляд жены. Но время неумолимо мчалось, и пора было уже реально собираться выходить из дома.
Время шло мне на пользу, жена уже отвлеклась на одевание и ей было не до меня. Она напялила свое пионерское платье с белым воротничком, накрасила голубыми тенями веки до самых бровей, алой помадой губы непонятной формы. И завершением всего была ее прическа из жестких непослушных пережжённых перекисью волос. Вот нам мужчинам нет никаких проблем. Одел костюм, белую рубашку и начищенные туфли, галстук и готов! Мы явно уже опаздывали, пришлось вызывать такси. У нас есть свой автомобиль, но я не собирался сидеть в ресторане трезвенником, поэтому воспользовались такси.

                VI Встреча выпускников

Приехали мы к парому почти одновременно с основной массой гостей. Все были такие нарядные, женщины благоухали дорогими духами. И здесь я вдруг подумал, что надо будет жене подарить французские духи. Мужчины все собрались на верхней палубе, а женщины в закрытом помещении нижней палубы, там, где дамские комнаты, доводили свой марафет до совершенства. Я сразу всех окинул взглядом в поисках Сашки, но его еще не было. Меня раздирало нетерпение, и я спросил у организаторов, будет ли Саша? Меня успокоили, что он только прилетел на самолете и уже едет к нам.
О чем говорят мужчины? Конечно о женщинах. С верхней палубы хорошо видно, как гости поднимаются по лесенке на паром, а также часть нижней палубы, куда, как бабочки, выпорхнули наши женщины.  Говорят, что женщины сплетницы, но я представить не мог, как обсуждают женщин мужчины.
- Ой, а кто это там в красном платье? Такая сексуальная!
- Это моя жена!
- Смотрите какая блондиночка, прямо сама Мерлин Монро!
- Так, прошу воздержаться от комментариев, это моя жена!
- Ой, посмотрите! Кто это за школьница? Ей надо было красный галстук одеть!
- Это моя жена, - ответил я и густо покраснел.
В это время внимание всех привлек картеж из трех автомобилей Мерседес-Бенсов G класса. Среди мужчин наступила тишина и все стали пялится на картеж, шепотом гадая, кто это приехал. Автомобили остановились. Из последнего вышло 6 крепких парней в черных футболках под черными пиджаками, они окружили средний автомобиль, встали спиной к машине, а лицом в нашу сторону. Открылись дверцы средней машины и из нее вальяжно выплыл мужчина в красном пиджаке, белых брюках и белой шляпе. Он с интересом посмотрел на палубы парома, где с нижней палубы раздались возгласы восхищения. Мы терялись в догадках, кто это был, но что-то мне подсказало, что это мой закадычный друг Сашка. Он оглянулся назад и что-то сказал своим молодцам, Те быстро, как «молодцы из дворца» синхронно извлекли из всех машин букеты цветов, которые также быстро доставили на нижнюю палубу и раздали всем женщинам. Визг и писк, аплодисменты раздавались оттуда, а Супермен ловко взбежал по трапу на верхнюю палубу, где находились все мы и предстал перед нами во всей своей красе. От него исходил гламурненький запах дорогого одеколона. Было явно заметно, что Сашка чувствовал свое превосходство над всеми присутствующими. Здесь он увидел меня и по-детски кинулся ко мне обниматься и целоваться. Я опешил, так как не ожидал такой его реакции. Он схватил меня за рукав и потащил со словами «мне так много хочется тебе рассказать!» в бар, который располагался тут же на палубе. Мы опустились в глубокие мягкие кресла бара, Сашка заказал по стаканчику виски и тихо его попивая, мы стали рассказывать друг другу о своей жизни. Обо мне вы уже практически все знаете, а вот, что поведал мне Сашка.

                VII Рассказ Сашки

В тот вечер на танцах, когда Сашка пошел пригласить Ее на танец, он подошел к Ней и сказал: «Ты думаешь, что я подошел, чтобы тебя пригласить на танец? Нет, я подошел, чтобы тебе предложить выйти за меня замуж». Она опешила от такого неожиданного поворота событий, но парировала, что «для этого ты должен понравится моим родителям». Как потом выяснилось, что ее много раз сватали многие женихи, но родители считали, что она должна выйти замуж за предприимчивого человека, который ей гарантирует успешную обеспеченную жизнь, а такие претенденты были только в окружении ее отца все преклонного возраста. Она устраивала истерики, один раз пришлось ей напиться таблеток и вскрыть себе вены, что бы папа ее не сосватал одному казахскому Баю. Вот так и жила она на грани того, что родители искали ей жениха, а у местных парней не хватало смелости явится на ясные очи ее родителей с заявкой на руку их чада. Поэтому предложение Сашки ее озадачило, она помнила его со школы. Их было двое неразлучных мальчишек Чук и Гек, один скромный и застенчивый, другой вулкан и смелость, один брюнет, а другой жгучий блондин, один смотрит так нежно и застенчиво, а другой смотрит наглым раздевающим взглядом. Ладно, пусть попробует, а кто знает, а вдруг он ее судьба.
- Ну, что согласна или ломаться будешь?
- Согласна, но сначала встреча с родителями.
- Хорошо, а теперь пошли танцевать!
 Он схватил ее в охапку сильно и смело прижал к себе за талию, что ей показалось, что спина ее переломится от его силы. Но она поддалась этой силе и прижалась к нему, почувствовав его защитную мощь. В его объятиях ей было спокойно и уверенно. А он кружил ее в танце и целовал завитки на висках. Его поцелуи щекотали ей ухо, она слегка ежилась и смеялась. У нее были маленькие беленькие ушки, один вид который приводил его в трепет. Шум в ушах не давал ему слышать музыку и танцевал он уже не танец, а все его движения были направлены, чтобы каждой клеточкой своего тела прижаться к ее телу. Ее трикотажное платье было не ощутимо, он чувствовал ее тепло, его руки ласкали, гладили ее. Она казалась такой маленькой и хрупкой, что он подхватил ее на руки и вынес из зала. Оказавшись на улице, он впился губами в ее губы. А Она, как воробышек, молча подчинялась его силе, закрыла глаза и почувствовала, что теряет сознание от его необузданной настойчивости, как ноги не слушаются ее и земля плывёт под ногами. Очнулась она уже в такси. Они ехали к ней домой на встречу с ее родителями, как она хотела. А его руки гладили ее ляжки, поднимаясь все выше к заветному месту. Она затаила дыхание, боясь выдохнуть стон, чтобы не привлечь внимание таксиста. А таксист уже получил задание кататься по городу, пока ему не скажут куда ехать. Сашка не ставил себе в планы овладеть ею в такси, но он почувствовал, что наступил момент, который он не хотел упускать. Он впился в ее губы, заглушая стон и продолжал ласкать ее мокрое чрево. Она сейчас принадлежала ему, но он хотел насладиться ее невинностью не здесь в такси, а в красивой спальне, чтобы по капельке овладевать ею. Она доверилась ему и уже не соображала, что происходит.  Он делал ей так все приятно, что она была готова быть его женой даже без согласия родителей, только бы он не прекращал и не останавливался… Вдруг сильная конвульсия охватила ее тело, она дернулась несколько раз, вскрикнула и затихла. Таксист получил команду везти их по адресу ее проживания.
Родители были дома. Их очень удивил приход неожиданного гостя. Сашка по-деловому сказал Ее родителям, что намерен жениться на их дочери и не через месяц, как это принято, а сегодня. И, как порядочный человек, счел нужным их об этом уведомить. Вот так прямо и сказал. У отца случился шок. Чего, чего, но такого напора он никогда не встречал, особенно от людей, зависящих он него и тем более от женихов. Сашка приказным голосом сообщил, что сегодня они улетают в столицу, где он намерен теперь жить, а Ей он сказал собрать самые необходимые вещи. Еще сказал не брать ничего лишнего, что надо - купим в столице. Она, как завороженная собрала дорожную сумку, кинула в нее первое, что попалось под руку и он одной рукой прихватил ее сумку, а другой Ее саму, выпорхнул из квартиры так и не дав опомнится родителям. Их ждало такси, и они помчались в аэропорт, в тот же день, вернее ночь они прилетели в столицу, где он снял номер в гостинице. По дороге в гостиницу он заехал в супермаркет, где купил шампанское, ананасы, деликатесы и огромный букет роз. Уже было далеко за полночь, когда они приехали в гостиницу. Она засыпала на ходу и упала в постель не раздеваясь. Утром она почувствовала, что ее раздевают. Сашка тоже уснул, как только голова коснулась подушки. По привычке он проснулся рано утром и смотрел на чудо, которое он вчера так хитро приобрел. Проснулся и смотрел на нее. Разглядывал Ее маленькие беленькие ушки и темные локоны волос, которые его соблазняли своими завитками, он почувствовал, что возбуждается не на шутку. Начал потихонечку ее раздевать, возбуждаясь все больше и больше. И, когда она уже совсем раздетая лежала перед ним, он начал целовать ее тело, добираясь до самых глубин девичьей невинности. От нее шел еле уловимый запах маленькой девочки, он дурел от этого аромата и уже не мог себя сдержать, овладел Ею. В этот момент она проснулась и смотрела на него огромными обезумившими глазами. Но его уже ничего не могло остановить, он сейчас понял, что любит это хрупкое создание так, как никогда никого не любил в жизни. Она была в растерянности, не могла понять, что происходит, но женское чутье ей подсказало, что она становится женщиной и он уже стал ее мужем. И в этот момент ее вдруг охватил такой же спазм, какой она почувствовала в такси. Но в этот раз он был сильнее, мощнее и незабываемым. Она вскрикнула и отключилась. Ей представилось, что ее хрупкое тело поднимается ввысь, растворяясь в космическом пространстве. Где-то из далека она слышала голос Сашки, который перепугался увидев, что она отключилась, он целовал ее, пытаясь таким странным образом привести ее в чувства. Неохотно она вернулась в этот мир и вот только теперь она поняла, что находится далеко от родителей, что вся во власти этого сильного и такого нежного мужчины. Ей захотелось обнять его и поцеловать. Что она и сделала, а Сашка принял ее поцелуй, как призыв к новым его ласкам и желаниям. Так они в гостинице провели безвыходно три дня и три ночи. После чего Сашка занялся обустройством их жизни.
Старые связи вывели его на людей, которые, как и он служили в войсках особого назначения, а сейчас они работали в охранном агентстве. Его взяли в команду по охране объектов стратегического значения. Здесь надо уточнить, что после школы, когда его забрали в армию, он служил в войсках ВДВ. Этому способствовали его занятия борьбой в школьные годы. Будучи десантником, он участвовал в боевых действиях в составе войск особого назначения в дружеских странах, исполняя свой интернациональный долг. Имел боевые награды. В то время в столице создавалась команда профессионалов по охране объектов и его давно уже приглашали на работу. Не буду здесь вдаваться в характер работы, который Сашке приходилось исполнять, но он участвовал в составе наемных войск в станах Ближнего востока, Африки и Южной Америки. За такую работу хорошо платили, и он жил припеваючи и создал для своей Богини элитные условия проживания. У них был свой дом в пригороде столицы, а также квартира в центре города.
Она окончила институт культуры, по специальности Режиссура театрализованных представлений и праздников и удачно устроилась на работу в Модельное агентство. Часто по роду своей деятельности выезжает за границу, где ей, как успешному специалисту, предложили контракт с одной очень известным модельным агентством.

                VIII Банкет

             Вот так за разговором мы и не заметили, как все гости переместились в банкетный зал. Мы присоединились к остальным участникам. Но на празднике не было Ее. Я спросил у Сашки, а где твоя жена. Он объяснил, что Она устала от перелетов и поехала в гостиницу передохнуть перед банкетом, что Она приедет, но чуть позже, ведь банкет планируется на всю ночь. В банкетном зале были расписаны так места, что все супруги сидели парами. Я чувствовал себя очень неловко от того, что моя жена невыгодно отличалась от всех присутствующих дам. Надо признаться, что все женщины одели на мероприятие самые лучшие свои наряды и смотрелись, как летние бабочки. Моя жена была в скромном платье темного цвета и белым воротничком, смотрелась, как школьница или прислуга. И, здесь опять меня выручил Сашка. Он, как всегда был в центре внимания, заводилой за столом, лучший танцор, шутник и юморист. Видя мою неловкость, он выбрал мою жену на роль своей партнерши по танцам. И она весь вечер, благодаря Сашке, была в центре внимания.
В самый разгар мероприятия, открылись стеклянные двери в банкетный зал вошла Дама. Именно Дама. На высоких каблуках, в изящном белом костюме, с короткой юбкой и обтягивающем силуэт талии жакете. Волосы были изящно подвязаны кверху. Где был приколот огромный белый цветок, который заменял крошечную шапочку. В ушах и на шее ее находились украшения, которые придали дополнительный блеск своим сиянием всему помещения. Да, это были бриллианты. Алые губки напоминали все те же вишенки, которые так хотелось скушать. Томным взглядом она окинула весь зал, а зал съедал ее глазами. Одноклассники смотрели на Нее. Многие узнали Ее. Ведь она практически не изменилась, все такая же восхитительно красивая. Но общее недоумение было вызвано тем, что она не являлась ученицей нашего класса, а была ученицей ненавистного нам «А» класса. Сашка подскочил к ней навстречу, и все поняли с кем она пришла. А Сашка привычным для него голосом вожака объявил всем, что Она его жена! Он изящным движением провел ее к нашим местам за общим столом и посадил ее между собой и мной. И здесь я уловил аромат ее духов. У меня дыхание остановилось. Моя жена, как почувствовав это, спросила, что со мной. Я ответил, что возможно много алкоголя выпил и стало жарко. Только сейчас я заметил, что на лбу у меня выступил пот.  Сославшись на духоту, я выбрался из-за стола и вышел на палубу.
           Паром тихо плыл по реке, освещая огнями с палубы воду за бортом. Я, как рыба хватал воздух губами и здесь у меня произошло то же, что и сегодня утром, когда я уснул и во сне видел Ее. Вот так я стоял на палубе и смотрел туда, в темную воду. Просто стоял и ничего не думал, просто приходил в себя от запаха Ее духов и завитков волос на висках. Этот запах меня преследовал даже здесь на палубе. Но вдруг на ухо я услышал грудной приглушенный голос: «Что с вами?» От неожиданности я дернулся и ударился головой о какую-то там железяку. «Ой, извините, я вас напугала? Честно я не нарочно, извините меня». Я, как истукан всматривался в сторону темной воды, боясь посмотреть в ее зеленые глаза. Но она взяла мой подбородок и повернула мою голову к себе. Я увидал ее миндалевидные глаза, которые светились в темноте зелеными, как у кошки в глазах, огоньками. Я утонул в Ее глазах. Я закрыл глаза, боясь потерять обладание над собой. Но здесь я почувствовал мягкое прикосновение к моим губам ее нежных губ. И тот же голос произнес: «Ты меня боишься? Как в детстве?» и легкий смешок. «Мне Сашка все рассказал о тебе, что ты любил меня еще в школе и, что сегодня утром ты во сне видел меня и с тобой произошла неприятность», - мило прошептала Она.
Я покраснел. Зачем он ей все рассказал? В этот момент к нам на палубу вышел Сашка и прогремел басом: «Что вы здесь делаете, целуетесь?». Я глянул на него с обидой и спросил: «Зачем ты ей все рассказал?»
- Я хочу, чтобы ты, наконец, рассказал Ей, как ты любишь ее всю свою жизнь. Хочешь, я возьму на себя отвлечения внимания твоей жены, а вы можете пойти в каюту номер 5. Я уже договорился, вот ключи, - И он протянул мне ключ.
- Ты, что? Как это возможно? Она же твоя жена? - возмутился я.
- А ты мой друг, да и Она не против, правда, Милая?
Она взяла ключ из его руки и потянула меня за рукав, увлекая в коридор, где размещались спальные каюты. Я не заметил, как мы оказались около каюты номер 5. Она тихо открыла дверь и нырнула в комнату. А я тупо стоял в коридоре в нерешительности. Она приоткрыла дверь и опять за рукав втянула меня в каюту. Там было темно и прохладно. На столе стояла бутылка шампанского. Она протянула ее мне, предложив открыть. Я откупорил бутылку, и она жадно стала пить ее содержимое прямо из горлышка. Потом она протянула бутылку мне и сказала командным голосом, что бы я выпил. Я выпил холодный напиток и чуть не поперхнулся его газами. Она стала хлопать меня по спине, помогла снять пиджак, галстук, рубашку. Снимая рубашку, она опять прильнула к моим губам своими губами. Поцелуй был жаркий и открытый. Я почувствовал ее язычок в своем рту и противный газ снова выдохнулся из меня. Я извинился. Но она взяла мои руки и положила их на свои груди. Только сейчас я заметил, что Она стоит голая передо мной. Я болван. Стал быстро снимать брюки, прыгая на одной ноге завалился на кровать… Она помогла мне снять брюки, развернула меня лицом вверх и села на меня сверху. Ее нежные прохладные ручки пролезли под резинку моих трусов и коснулись раскаленного жезла. А этот предатель тут же подскочил, приготовился к атаке. От шампанского и от водки, и от всего этого у меня кружилась голова и я уже не соображал, что делаю. Очнулся я от Ее крика. И здесь только я сообразил, что лежу на Ней, а она бьется подомной, как раненная птица. Но я, как чумной продолжал ритмичные движения, закинув Ее ноги себе на плечи.  Здесь я услышал ее мольбу: «Хватит! Хватит! Я больше не могу!» и в этот момент острая конвульсия пронзила все мое тело, а заорал и упал без чувств на нее...
         Она тихонечко выбралась из-под меня, оделась и выбралась из каюты.  Я, чувствуя неловкость и стыд перед своей женой и перед Сашкой, встал и начал одеваться. Как он, Сашка, мог такое позволить? Я чего-то не понимаю! А, что сейчас было? О! Боже! Как я посмотрю в глаза своей жене? Я быстро выбрался из каюты, которая все еще хранила запах Ее духов и вышел в банкетный зал, где царил полный хаос. Часть гостей уехала домой, часть танцевала посреди зала, часть продолжала загружаться спиртным. Часть тихо дремала на тут же, стоящих в зале, стульях. Часть вышла на палубу, подышать свежим воздухом. Я оглянулся вокруг, но нигде не увидел своей жены. Пошел на палубу ее искать, но везде натыкался на целующиеся парочки. Жены нигде не было. Я кинулся к Сашке, узнать, что он сделал с моей женой. А Сашка зажимал в углу какую-то дамочку, лапая ее в интимных местах, чем вызывал ее звонкий визг.
         Она сидела с прикрытыми глазами в глубоком кресле в баре, там, где мы ранее беседовали с ее мужем. Я топтался около Сашки, не решаясь ему помешать развратничать с бывшей одноклассницей. Но Сашка, заметив меня сказал, что отвез мою жену домой, что она изрядно выпила и не найдя меня, пожаловалась Сашке, что у нее болит голова и она хочет спать, а я куда-то пропал. Сашка ей объяснил, что отправил меня за шампанским в супермаркет, а ее может отвезти домой на одном из его автомобилей. Она согласилась и передала мне через Сашку, что я могу развлекаться, ведь это мой класс и мои одноклассники! После таких его слов, я почувствовал облегчение, подошел к столу и увидел там еще множество неопорожненных бутылок из-под шампанского. Зачем мне надо было ехать за ним в Супермаркет, когда его так еще много? Взяв первую попавшуюся бутылку шампанского, я отправился в бар, там, где сидела Она. В баре никого, кроме нас не было. Я выпил полбутылки шампанского, сел перед ней на пол. Придвинул Ее к себе раздвинув ЕЕ ноги и прильнул губами к ее нежному бутону. Нежно раздвигая язычком его лепестки, я проникал языком все глубже и глубже. Она не сопротивлялась, подставлялась мне, и я был безмерно счастлив этим. Вдыхая Ее ароматы, слизывая Ее нектар, я испытал сильное возбуждение. Я попробовал влиться в нее прямо на кресле, но не получилось, поэтому мне пришлось ее перенести на журнальный столик, где я овладевал ею снова и снова! Она стонала подомной, грациозно вытягивала свои длинные красивые ноги, обвивая их вокруг моей шеи. Когда обессиленный я упал на нее, она любезно мне позволила на ней отлежаться, а потом, когда я стал приходить в себя, увлекла меня в ту нашу каюту. Но я был уже не в состоянии больше сделать что-нибудь для нее. Тогда она начала меня целовать от ушей, прошлась язычком по моей груди, животу, опускаясь все ниже и ниже, пока не достигла моего достоинства. А этот предатель встал, как молодой герой, готовый к бою. Но она не дала мне возможности подмять ее под себя, она занялась им, лаская его своим язычком и губками. Я даже не знаю, что она там с ним делала. Но я расслабился и доверился ей полностью прислушиваясь к своим ощущениям. А ощущения мои были прекрасны.
       Потом мы опять вернулись в каюту. Где по очереди доставляя друг другу наслаждения мы уснули под самое уже утро. Утром я проснулся от того, что что-то тяжелое лежит на мне. Я открыл глаза и с ужасом обнаружил на себе волосатую мужскую ногу. Пришлось подняться, чтобы посмотреть, кто это. Выяснилось, что Сашка нагулявшись вдоволь, совратив не одну барышню, решил присоединиться к нам, чтобы поспать на нормальной кровати. А поскольку мы уснули в позе осьминога, места на кровати практически не было и Сашке пришлось лечь поперек кровати, сложив на меня свои ноги.
       Через полчаса проснулся Сашка. И спросил у меня: «Как тебе Она?» жестом головы показав на свою жену. Я закатил глаза и показал ему большой палец. Он мне предложил составить ему компанию вместе с ним овладеть ею. Я сначала не понял, о чем он это. Он мне показал, что буду делать я, а что он и пригласил присоединиться. Я согласился. Мы на пару упивались ее телом, а это милое создание спало сном младенца, только в момент экстаза она дернулась и подскочила. Но Сашка ее удержал и успокоил, лаская ее интимные места. Я подумал, что что-то я в этом мире не понимаю. А Сашка предложил нам встретиться семьями и как АББА заняться любовью вчетвером. Я ужаснулся! Нет не тому, что он мне предложил стать свингером. Ради обладание Ею я готов был на все, но вот только одно воспоминание о том, что в этом должна участвовать моя жена, повергло меня в шок. Это безгрудое и практически бесполое создание способна только на то, чтобы лежать бревном, раскинув ноги. Делай с ней, мол, все, что хочешь, а она тупо смотрит в потолок, здесь тебе ни ласк, ни объятий, ни поцелуев. А поцелуи ее больше похожи на поцелуи с черепахой. Сухие сжатые губы…, ни нежности, ни эротики. Иногда смотрю на нее и думаю, почему она такая рядом со мной? Каждый мужчина имеет рядом такую женщину, какой достоин, неужели это и есть мой предел?

                IХ Послевкусье…

           С этими мыслями я возвращался домой. Ждал, что мне устроит жена разнос, где я шлялся и почему она меня там не нашла. К моему удивлению дома было все спокойно, «милая» посапывая в две дырочке мирно почивала на семейном ложе. Однако ее поза поперек кровати, чего никогда не было, и вещи, разбросанные на полу дорожкой от ванной комнаты до спальни, заставили меня вздрогнуть и испугаться, что это с ней? Я подвинул ее на край кровати, она даже не подала признаки жизни, только храп выдавал, что она спит.
Я прилег рядом, мысли, как рой мух вились в моей голове, томное побаливание моего отростка не давало забыть прекрасных минут, проведенных с чужой женой. Я так и не понял, зачем Сашка мне организовал этот презент. Надо будет спросить при встрече.
. . . . . . . . . . . . . . .

         Утром меня разбудил пронзительный звук будильника. Передо мной с будильником стояла моя супруга в афигенно красивом платье, только вместо прически на голове опять была туго завязанная гулька. Я посмотрел на нее с подозрительным удивлением, что с ней случилось и где она взяла это платье? На мой вопрос об этом она ничего не ответила, а повернулась ко мне задом и, виляя им, пошла в кухню, по дороге крича, что через час за нами заедет Сашка, что он снял дачу за городом и приглашает нас поразвлечься. От всего увиденного и услышанного, я вмиг проснулся. Сашка снял дачу? Зачем? Почему моя жена так себя ведет, что с ней?
          Через час я был уже готов, помыт, побрит и одет, как плейбой, ведь на даче будет Она! Супруга ворковала на кухне, приготовила свое фирменное блюдо – «пирог со взбитыми сливкам и клубникой».

                Х  Дача

          Через час под окнами гудели машины, это Сашка со всей своей свитой примчался к моему дому- старенькой хрущевке. Во двор вылезли все соседи поглазеть на чудо машины, когда мы с женой вышли из дома на улицу. На нас смотрели и с завистью, и с ненавистью, как будто мы были хозяевами этих автомобилей. Мы погрузились и поехали за город.  Сашка снял дачу в чудесном месте на берегу небольшого озерца в березовом лесочке. Дача была высший класс и с сауной, и барбекю, и качелями, и с бассейном во дворе. Во дворе под навесом стоял стол, заваленный продуктами. Она прохаживалась во дворе в наряде Евы и под прозрачной туникой, но это мне так показалось с первого взгляда, на самом деле на ней был одет купальник телесного цвета и с блестками…
        Только я хотел пролепетать, что мы не взяли купальники, как Сашка объявил: Ваши все купальные принадлежности в вашем номере на 2-м этаже, надеюсь, что с размерами я угадал. Она взяла под руку мою супругу и сопроводила ее в дом, а мы с Сашкой улеглись на пуфы, которые были на лужайке под большими березами перед домом и Сашка предложил мне выпить. Сначала он предложил выпить легкий коктейль изготовленного по его собственному рецепту, с лимончиком и льдом, который отлично утолил жажду и моментально расслабил меня. Сашка долго лукаво смотрел на меня, а потом все же спросил:
-  Ну, как? Ты обдумал мое предложение?
-  Какое предложение? - не понял я.
- Какое? Заняться сексом вчетвером, - не задумываясь ответил он.
Я замешкался и не знал, что ему ответить. Потом я стал извиняться и говорить, что вот втроем он, Она и я, я не против, но моя жена, этого не поймет.
- Не волнуйся, твою жену я беру на себя, не переживай, она согласится, - уверенно парировал Саша.
Я рассмеялся и сказал ему, что ты плохо знаешь мою жену.  Она то и целоваться не умеет,
- Научим, - сказал неугомонный развратник.
Мы выпили с ним еще по стаканчику виски и Сашка стал мне рассказывать о своих сексуальных увлечениях. Что он обожает недотрог и фригидных женщин. Сказал, что такими их делают мужчины, что к каждой нужен особый подход. Что для него особое удовольствие, это из такой серой мышки сделать страстную женщину.


                ХI Сашкин рассказ

Он поведал мне, что его супруга еще в школе была в меня влюблена и на все школьные вечера ходила только с одним желанием- увидеть меня. Она видела, как я исподтишка ее съедал глазами и все ждала, когда я к ней подойду. Ей нравилась моя застенчивость и робость, как я краснею, стоит лишь нам случайно столкнуться в школьном буфете на переменке.  На каждом школьном вечере она ждала моего приглашения, но я все не решался только один раз я шел к ней, а пригласил другую девочку из ее класса. Она хотела схватить меня за рукав и остановить, но робость одолела ее, и она только рассмеялась сама себе.
Потом, когда мы встретились на том концерте, она смотрела на меня, как Сашка учил меня танцевать. И, когда наши глаза встретились, она прошептала: «Люблю тебя», надеясь, что я опять приглашу ее. Но ее пригласил Сашка. Он подошел к ней со словами: «Вы думаете, сударыня, что я вас на танец хочу пригласить? Нет! Я вас замуж за меня хочу пригласить!» Она смотрела на него вытаращенными глазами и ответила: «Вы шутите?» «Какие тут могут быть шутки, когда я вас люблю еще со школы и давно мечтаю посвататься!». Произнося эти слова, он схватил ее за талию, крепко прижал к себе и впился губами в ее губы страстным поцелуем. И так он держал ее несколько минут, пока Она не стала биться в его руках, как рыбка, попавшая на крючок. Тогда она подумала, а что ей выбирать? Тот робкий мальчишка так никогда и не осмелится к ней подойти, а его этот белобрысый друг такой шустрый, пусть оно так и будет. Напугаю я его своими родителями, если не испугается их, выйду за него замуж!
Уже потом, она призналась во всем этом Сашке, что любила меня и Сашка ей пообещал устроить интим со мной на встрече выпускников. Это была его идея пригласить всех семьями, и он хитро ее подкинул организаторам. Зная заранее, где будет проходить встреча, он связался с капитаном парома и договорился снять каюту, как бы для своей жены. Так, что он заранее все предусмотрел. Но, как он сумел обуздать мою жену, которая весь вечер следила за мной.
Здесь, он полушепотом мне сказал, что, если я поклянусь, что не убью его и свою жену, он мне кое-что расскажет. Я, доверяя ему, поклялся.
        В тот вечер, когда мы на палубе стояли с Ней, а потом ушли в каюту, Сашка отправился покорять недотрогу, серую мышку, мою жену. Он подсел к ней, тихо устроившейся в углу зала в кресле. Принес ей на подносе бокал шампанского и предложил выпить на брудершафт, что бы она ему не выкала. Она согласилась. Он заставил по этому случаю выпить полный бокал, а потом впился в ее «черепашьи» губы поцелуем захватчика.  Она пару раз пыталась освободиться, но только не из Сашкиных клещей. В то время в зале почти никого не осталось, большинство гостей вышли на палубу, а многие уехали домой, свет был притушен и в их углу практически было темно. Сашка бессовестно своим языком раздвигал ее губы. А своей рукой залез к ней под юбку и не только, стал пальцами раздвигать нежные нижние губы. Она пыталась возмутиться, вскрикнула, а он свой язык поместил в ее рот. От таких поцелуев и ласк ее стало расслаблять, да и выпитое шампанское несколько ослабило сопротивление, которые Сашка не мог не заметить. Его пальцы и язык делали свое дело и она, обессиленная, перестала сопротивляться. Когда он почувствовал, что пальцы рук стали утопать в слизи, он предложил ей пройти в уборную, чтобы умыться. Она согласилась. По дороге туда он прихватил еще один бокал шампанского, из соседней рюмки вылил в него остатки водки и дал ей освежиться. Она залпом выпила, потому, что от всех этих Сашкиных манипуляций у нее пересохло в горле. Они зашли в уборную, а Сашка стал стягивать с нее ее мерзкое платье, которое от его резких движений порвалось. Стащил с нее трусы и посадив ее на туалетный столик, стал продолжать ласки. Сейчас она, закинув голову, чтобы не видеть его колючей, как у ежика головы и не видеть себя в зеркале за его спиной, сидела голой на столе с раздвинутыми коленками, а он все наглее погружал в нее свои пальцы и на последних минутах перед конвульсиями вошел в нее по самый… упор. Он ритмично медленно входил в нее и резко выходил, каждый раз она вскрикивала и сжимала его коленками. Он упорно раздвигал ее коленки, продолжал монотонно входить и выходить, одновременно пальцем возбуждал ее клитор. Тело ее напряглось, выгнулось и с криком обмякло. Сашка упал на нее, потому, что от такой трудной работы его ноги подкосились. Здесь кто-то из гостей решил зайти в уборную, но увидев там две оголенные фигуры, тут же сбежал. Но наш неугомонный герой, придя в себя, стал теребить ее соски (надо сказать, что грудей у нее не было, а вместо них у нее были две сосиски сосков), он тер ее соски, целуя ее губы, а потом он опустил ее на пол, предложил ей поиграть его членом, засунув его ей в рот. Она пыталась возмутиться, но он, схватив ее за уши, прижал к себе так сильно, что она чуть не задохнулась, сжала губами его сокровище и начал движение вперед-назад. Так продолжалось до тех пор, пока он вновь не почувствовал, прилив энергии и набухании своего сокровища. Перевернув даму к себе спиной, он вошел в нее сзади, пальцами лаская клитор и задний проход. На этот раз оргазм у них наступил почти мгновенно и одновременно. Уставшие они разлеглись на туалетном столике. Он стал одеваться, а она сокрушалась об изорванном платье. Он пообещал ей завтра купить новое и пригласить их к себе на дачу, которую он снял за городом, пообещав ей продолжение всего того, что было на пароме, только в более комфортных условиях. Одев разорванное платье, Сашка проводил ее до своей машины и попросил охранника отвезти ее домой, прямо до двери ее квартиры. Утром ей принесли букет прекрасных роз и коробку, в котором было восхитительное платье.

                ХII Ночь на даче

          В это время, когда мы беседовали с Сашей, на улице стемнело и маленькие фонарики осветили весь двор и бассейн, женщины уже переоделись в купальники и от такой жары залезли в бассейн. Мы сели за стол и позвали их выпить аперитив. Они вылезли из бассейна и нашему взору открылась картина из двух нимф. Она изящна и прекрасна, другая, как посмешище природы, с квадратным телом, что плечи, талия и бедра, все на одном уровне и на этом квадрате трусы стринги. Я невольно улыбнулся комичности увиденного. И чем она могла привлечь Сашку? И вдруг при этих словах, он мне шепнул: «давай сегодня поменяемся женами?»
- Зачем тебе она? - спросил я, думая о своей жене.
- Не знаю, забавная. – ответил Сашка, - у меня таких неумех еще не было….
В этот момент женщины присоединились к нам. Им подали укрыться шерстяные пледы и они, как две маленьких девочки закутались в них. Сашка встал и подошел к моей жене и что-то ей прошептал на ухо, она засмеялась и ярко покраснела. Он налил ей аперитив. Что было дальше, я уже не видел, потому, что ко мне подсела Она. Она села на ручку кресла и поставила свои озябшие ноги мне на колени. Я невольно стал их гладить, согревать в своих ладонях, поглаживая их все выше поднимаясь по ее гладким и таким упругим икрам. А когда мои руки поднялись до такого теплого, мокрого и нежного упора, Она предложила мне пройти в дом, что ей надо переодеться в сухую одежду. Сашки и моей жены уже не было во дворе. Я встал и покорно пошел за нею. Она проводила меня в спальню на первом этаже, а сама пошла в душ. Я быстро разделся и лег в постель, ожидая ее прихода и от этого ожидания возбуждался все сильнее и сильнее.  Она вошла в белом пеньюаре на голое тело и казалось такой восхитительно волшебной..., что дух захватило.
         Я не буду рассказывать, что это была самая восхитительная ночь в моей жизни. Сначала мы оба удовлетворили свою страсть, а потом, расслабившись говорили о жизни о том, что, какие мы были глупенькие в молодости. Что оба были влюблены друг в друга, но у одного не хватило смелости признаться в этом, а у другой слишком много было гордости. Так в беседе и в обнимку мы уснули.
Утром, когда я проснулся, долго не мог понять, где я, но, когда я увидел рядом с собой обнажённое тело Ее, я все вспомнил. Тихонечко, чтобы не разбудить Ее, я выбрался из кровати, пошел принял душ и оделся. Одна мысль занимала меня, это где моя жена? Я вышел во двор, но там никого не было. Невидимые слуги прибрали все во дворе и на террасе стоял завтрак, я налил и выпил кружечку кофе, он был восхитительный. Потом решил обойти и посмотреть дом. Я врал сам себе, объясняя себе, что я так и не успел посмотреть дом, на самом деле я пошел искать свою жену. Я поднялся на второй этаж, там было много комнат, и я стал тихонечко заглядывать в каждую. Наконец, я открыл дверь, где посреди комнаты стояла огромная круглая кровать. Для чего нужны круглые кровати? Наверное, чтобы не упасть, когда ворочаешься.
На кровати лежали двое, и я тихим шагом приблизился к ним чтобы удостовериться, что одно из тел есть тело моей жены. То, что представилось моему взору не входит ни в какие понятия. Моя жена лежала обнажённая в неприличной позе рядом с чужим мужчиной, ее волосы были взлохмачены, лицо осунувшееся. Сашка лежал почти поперек моей жены широко расставив ноги и храпел во весь голос.  Я не смог больше созерцать эту композицию из двух тел, быстро вышел из комнаты. Я поймал себя на мысли, что у меня испортилось настроение. Неужели я ревную? Я ревную женщину, которая называлась моей женой, которую я всегда считал, что я ее не люблю… Это меня явно озадачило! Вот интересно, что Сашка в ней нашел? Променять свою жену на мою…, это даже смешно представить, а не то, чтобы увидеть своими глазами.
Выйдя на улицу, я ощутил, что мне стало жарко, быстро раздевшись, я прыгнул в бассейн. Вода в нем оказалась довольно прохладной, никто ее со вчерашнего дня не подогревал. Я лег на спину и закрыл глаза, стараясь вспомнить вчерашний вечер с Ней. От воспоминаний я возбудился опять и здесь я услышал голоса проснувшихся обитателей дома. На террасу вышли они все вместе и сели за стол пить кофе. Позвали меня, но мне не хотелось отзываться, я промолчал. Тогда Сашка тоже разделся и прыгнул ко мне в воду, обрызгав меня. Я не успел возмутиться, как он схватил меня за плечи и начал тянуть ко дну, здесь мне пришлось немного побороться с ним, и мы устроили поединок. Сашка спросил: «Как дела?»  «Хорошо» ответил сухо я. «Ты заходил к нам в комнату, я видел. Что тебя так расстроило, что ты не хочешь говорить со мной? Ты всю жизнь любишь мою жену, и я тебе предоставил такую возможность побыть с ней, так, что тебе не нравится? То, что я был с твоей женой? Мы можем объединиться и все вместе на кровати на 2-м этаже заняться сексом». От такой мысли меня стало тошнить. Я не мог представить, как буду смотреть на то, как другой мужчина трахает мою жену.  От негодования я покраснел. «Ну, не хочешь, так не хочешь, никто тебя не заставляет»,- парировал Сашка. «Но свою жену я у тебя сегодня забираю. Будешь спать один!» Я молча вылез из бассейна и пошел согреваться в душ. Она пришла ко мне, погладила меня по мокрой спине и спросила: «Что случилось?» подала мне полотенце. Я не знал, что ей сказать, поэтому просто пожал плечами и ничего не ответил. Весь день мы провели во дворе. Девочки купались в бассейне и загорали, а мы с Сашкой резались сначала в карты, потом в нарды. Вечер подкрался незаметно. Стало немного потягивать прохладой. Я стал собираться ехать домой. Моя жена тоже молча собралась ехать со мной. По всему ее виду было видно, что ей этого не хочется. Но она упрямо сказала, что хочет домой.

                ХIII Прошло пять лет

          После этой встречи я не видел Сашки и его жены ровно 5 лет. Но вот опять очередная встреча одноклассников намечена на ближайшие выходные. И опять, как в последнюю встречу решено было прийти со своими половинками. Моя жена, после перенесенной операции по онкологии, чувствовала себя уставшей, сразу отказалась идти. Я тоже уж было хотел не пойти, но жена меня уговорила сходить развеяться. Надо сказать, что последний год выдался у нас слишком тяжелым. Эта болезнь, больницы, многочисленные химиотерапии, вымотали и меня и ее. Надо сказать, что в последнее время, после встречи с Сашкиной четой, наши отношения несколько изменились. Жена стала более ласковая и я тоже к ней стал испытывать чувство благодарности, что она меня такого терпит и любит. Короче наши отношения значительно потеплели. При том мы ни разу не упоминали те дни, проведенные с Сашкой и его женой. Говорили, что они уехали толи в столицу, толи вообще за границу. Но о них никто ничего опять не знал. И мысль вновь встретить их на вечере не покидала меня. Интересно, как Она выглядит, все такая же молодая и красивая или состарилась? Я решил пойти на встречу, пообещав жене долго там не задерживаться и вернуться домой до полуночи.
           Как и в прошлый раз, сняли опять тот же паром. Собралось мало народу. Кто уже покинул этот мир, а кто просто уехал по своим делам. Организаторы решили устраивать такие встречи не раз в 5 лет, как было раньше, а чаще, потому что наши ряды значительно редели. Первая часть банкета так и прошла с упоминанием тех, кого с нами уже нет. Называли фамилию одноклассника, поминали его рассказами о школьных годах и переходили к следующему. Вдруг один из одноклассников предложил помянуть Сашку. Я опешил, как так? А что с ним могло случиться? И здесь в двух словах мне рассказали Сашкину историю, что они вместе женой по какому-то контракту уехали жить в Африку. Там Сашка представлял интересы какой-то крупной компании, которая в том числе промышляла толи изготовлением, толи сбытом наркотиков. Сашка был агентом по продаже и с этим поручением мотался по всему миру. В одну из таких поездок его с контрольной партией образцов взяли на границе одной из стран Юга-Востока. Был суд, его осудили на смертную казнь. И после этого следы его полностью исчезли. Никто не знал, может быть он еще жив в одной из камер тюрьмы, ожидая исполнение приговора, а может приговор уже привели в исполнение. Его жена пыталась его найти, но его друзья и компаньоны остановили ее, потому, что такие поиски ни к чему не приведут, а только могут усугубить ее положение. Она вернулась домой в наш уютненький город.
          Родители ее давно умерли и ей в наследство осталась их квартира. Она практически ни с кем не встречалась, детей у них с Сашкой не было и жила она замкнутой жизнью. Кто-то из Сашкиных одноклассников ее случайно встретил в супермаркете, разговорились и она ему поведала эту печальную историю. Ее также пригласили на нашу встречу в память о забияке Сашке, которого, как сейчас выяснилось из воспоминаний ребят, любил весь класс. Она не ответила, что придет, но приглашение взяла. Только мы обсудили историю Сашки, как в зал зашла Она. Девчонки повыскакивали из-за стола и кинулись к ней. Она опешила, не ожидала такой реакции и с мольбой посмотрела на меня. Я встал ей навстречу. Она была в таком изящном черном костюме, который полностью обтягивал ее все еще девичью фигуру, и выгодно скрывал ее возраст, с завитушками у висков и копной волос на затылке. И глаза ее были такими зелеными с бархатным обрамлением длинных ресниц и губы, как вишеньки, которые так хотелось съесть. Я подошел к ней и предложил ей свою руку, она охотно в нее вцепилась, и мы прошли к общему столу. Она присела рядом со мной. До меня доходил тонкий запах ее дорогих духов (наверное, французских) и здесь я вспомнил, как хотел своей жене подарить французские духи, которые так ей никогда и не дарил и, возможно, уже и не подарю, потому, что все понимали, что она скоро умрет. Слеза выступила у меня на глазах. Она прижалась ко мне и так печально сказала: «Спасибо тебе, что ты так печалишься о Сашке!» Мне стало неловко, будто она застукала меня за чем-то плохим. Я наклонился к ее уху и ей признался, что у меня болеет жена и, возможно, что скоро ее не будет. Она как вскрикнет: «Этого не может быть!» и ее ясные глазки стали влажными. В этот момент она была вся такая трепетная, такая желанная. Комок подкатил к моему горлу, а рука сжала ее тонкое запястье. И с этого момента я уже ничего не слышал, все мои мысли были о Ней и как я Ее хотел в этот момент обнять и поцеловать и, конечно же, обладать. Она почувствовала мои мысли и выдернула свою руку из моей. Ей посыпалось множество вопросов о Сашке, все хотели из ее уст услышать эту печальную историю, и она покорно ее повторила. Девочки сидели, плакали и причитали: «Бедный Сашка, как ему там, наверное, было страшно сидеть и ожидать своей смерти». Мужики предложили выпить за упокой его души. После Сашки мы помянули еще несколько наших приятелей. На этом первая часть мероприятия и закончилась.
              Потом беседа тихо перешла в воспоминания о школе, но в связи с присутствием Ее все больше в этих воспоминаниях были истории с участием Сашки. Потом каждый стал рассказывать о своей жизни. Поднимался и говорил, что у него нового в жизни, чем занимается и к чему стремится, у кого кто родился, женился, развелся. Дошла очередь и до меня. Но я был не в себе. Ее присутствие рядом со мной и прикосновение Ее ноги к моей под столом не давали возможности мне сосредоточиться и, когда у меня спросили, что нового у меня? Я встал и от неожиданности ляпнул: "а у меня умирает жена!" В зале воцарилась тишина. Все смотрели на меня глазами, полными соболезнования. Только один друг спросил, а чем мы можем тебе помочь? А чем поможешь, когда родной близкий человек умирает и никакая медицина, молитвы и мантры не могут ему помочь и спасти. Я залпом выпил стакан водки за ее здоровье и стремглав выскочил на палубу.
             Через несколько минут Она тоже вышла на палубу покурить (ах, она теперь уже курит). «Да, я курю, после того, что случилось с Сашкой я стала курить, это немного помогает», - будто услышав мои мысли ответила Она. Мы стояли с ней рядом, опершись на парапет, и смотрели в темную ночь над рекой. Наши руки и плечи слегка соприкасались, и я почувствовал дрожь в ее теле. Я снял пиджак и укрыл ее хрупкие плечи, а она закрыла глаза и подставила мне губы для поцелуя. Я не удержался и поймал губами ее вишенки. А они открылись у меня во рту, и я почувствовал нежное прикосновение ее языка к моему. Я обхватил ее за талию под пиджаком и прижал ее к себе. Жакет ее костюма расстегнулся, и я увидел, что внизу ничего не было, одно голое тело. Сквозь мою тонкую рубашку я почувствовал теплоту ее тела и мелкую дрожь. Я все сильнее прижимал ее к себе и впивался в ее сладкие губы. Мои руки опустились ниже ее талии, и я ощутил упругость ее ягодиц. Страсть овладела мной в конец, я двумя ладонями вцепился в эти два шара, подхватил ее и приподнял, чтобы подсадить ее на перила трапа. Но я крепко ее удерживал, чтобы она не упала. Я уверенно раздвинул ее ноги и прижался к ней настолько близко, что мне показалось, что я чувствую жар ее лона. Одной рукой я решил проверить свое подозрение. Да, так и есть, она была без трусов. Что это с ней? Она приходит на встречу в костюме на голое тело? Но ответ на этот вопрос мне так и не пришел, потому, что я резко наклонился и впился губами в ее горячие нижние губы. Она вскрикнула и замерла. А я продолжал целовать и ласкать языком ее бутон, который мне казался самим совершенством. Она периодически вскрикивала, но меня уже несло дальше. Я сорвал с нее пиджак и кинул его на пол, потом ловким движением завалил ее на пиджак, встал над ней и вонзил в нее свой кинжал. Я это все делал с таким остервенением, как голодный в пустыне пьет воду. Ведь у меня практически не было настоящего секса уже пять лет, после нашей последней с ней встречи. Я целовал ее губы и с каждым разом выходил и вонзался вновь…, но ожидаемой реакции ни у нее, ни у меня не возникало. Что это? Неужели старость? Я развернул ее лицом вниз, подхватил ее тело за верхнюю часть ног и надел ее на себя. Монотонные движения поршня усиливались, и волна необузданной страсти испустили в нее мои соки, она вздрогнула и тихонько вскрикнула, а я с ревом повалился на нее и затих. Не знаю, сколько времени мы так лежали. Я на ней, а она подомной, но я стал чувствовать, как холодок прокрадывается мне под рубашку. Она лежала бездыханна. Я испугался, перевернул ее к себе лицом и наши взгляды встретились. Ее взгляд был полон страсти, и я с новой силой стал целовать и кусать ее губы, мои руки срывали с нее части ее костюма, ее упругие груди поместились в моих ладонях, и я их сжал с такой силой, что она закричала. И ее этот крик возымел на меня такое действие, что мой кинжал встал с новой силой. Такого у меня не было с самой юности, что я повторно смог овладеть женщиной, да с такой силой, как молодой мустанг, я брал свою кобылицу. На этот раз все произошло значительно быстрее. Мы сидели и смотрели друг на друга, и не знали, что сказать. Я помог ей одеться, оделся сам. Когда мы зашли в зал, там уже никого не было. На пароме везде был выключен свет и дверка на трапе была закрыта на ключ. Мне пришлось перелезть через парапет и помочь ей также перелезть в ее узкой юбке, которая предательски, выдавая нас, разорвалась по шву. Здесь мы услышали голос вахтенного сторожа, который спросил кто здесь. Но мы были уже на земле и пулей бросились убегать. За углом стояла моя машина, мы залезли в нее на заднее сиденье и там продолжили целоваться и обниматься. Она предложила поехать к ней, и я обрадовался ее предложению. Она жила, как я говорил ранее, в квартире своих родителей. После их смерти в ней ничего не изменилась Та же мебель из дорогого румынского гарнитура, которую продавали со склада руководителям города, дорогие туркменские ковры, огромные вазы, стоящие на полу, картины (не репродукции) местных и не местных художников в золоченых рамах, огромные часы, стоящие на полу в специальном шкафчике, которые оглушали дом своим утробным боем. Все напоминало те далекие советские времена, когда жили пятилетками, строили БАМ и могли бесплатно учиться в любом ВУЗе и работу получали гарантированно по распределению. Я сел на огромный кабинетный кожаный диван и запах кожи, ударивший в нос, внушил мне уважение к этому дому партийного работника и заведующей поликлиникой. Она приготовила чай в старинном китайском сервизе и подала его на стол, мы медленно его пили и молчали.  Часы громко отсчитывали секунды, как бы напоминая нам, что время идет и его остается очень мало. Допив чай она вышла и, я услышал, как в душе льется вода. Мне тоже захотелось искупаться. Я разделся и вошел в душевую кабинку, где из-за пара не было ничего видно. Наощупь я нашел ее, мои руки скользили по ее мокрому телу. Так хотелось всю ее ощупать. В ее руках была баночка с гелем для душа. Я подставил ей свою ладонь, и она налила мне капельку состава. Растирая его в ладонях, я начал намыливать ее тело. Вам приходилось когда-нибудь мыть в душе женщину? Если нет, то попробуйте хотя бы один раз. Я растирал гель по всему ее телу, по округлым грудям, по животику, по ее плечам, по выпуклостям ее попы, потом низ живота, а потом она чуть-чуть присела, подставляя мне помыть свою киску, я сразу запустил туда в нее свою руку, другой рукой я придерживал за талию свою Богиню. Моя рука нежно скользила по ее половым губкам, одновременно лаская их и возбуждая. Она была в моих объятиях вся такая хрупкая и слабая, что мне приходилось ее немного поддерживать, чтобы она не упала, а моя рука все терла и терла ее губки, уже более отчетливо там ощущался набухший клиторок. В такт моим движениям двигалось все ее тело. Она тоже своей рукой, которая также была в геле для душа ухватило мое причинное место и в такт моим движениям по ее интимным местам двигала рукой по моему поршню. Он тоже пришел в боевое состояние, что терпеть это было уже невыносимо. Она застонала в первых приступах конвульсий, я слегка приподнял ее, прижав спиной к стенке душевой кабинки и вонзил в нее свой кинжал. Она сверху сидела на нем, мне приходилось одной рукой удерживать ее на весу, а другой направлять кинжал. Удачно за ее спиной оказалась небольшая полочка для мыла, я ее подсадил на полочку, не прекращая ритмичных движений, она обхватила мою голову полностью отдаваясь мне, ее стройные ноги обхватили меня за талию и двигались вместе со мной. Я чувствовал, как ее влагалище сжалось, ухватив мой кинжал, который казалось сейчас разорвется в ней. Я подсунул руки ей под попочку и пальцем залез в ее милую попку. Массируя намыленным там пальцем, я видел, что она вся напряглась сжалась, как пружина и вдруг как вся вытянется с пронзительным криком. Мы вместе в два голоса. И здесь она впилась своими губами в мои губы. Это был такой страстный поцелуй, что я не мог сдержать себя и кончил вместе с ней. Мне пришлось помочь ей спустится с полочки на дно душевой кабинки. Она сжалась, как маленький мокрый котенок, руками обхватив коленки. Надо сказать, что все это время душ был включен и поливал нас изрядно. Я взял огромное банное полотенце, обмотал его вокруг ее тела, приподнял ее с пола и в таком съеженном виде с поджатыми коленками отнес ее в спальню и положил на кровать. Она нырнула под простынь, и потянула меня к себе. Я наспех протерся тем же полотенцем нырнул под простынку и прижался всем телом к ней. Мы молчали и лежали так прижавшись друг к другу очень долго, я услышал ее мерное посапывание, увидел, что она спит, прижался к ней еще сильнее и тоже уснул крепким сном.
           Когда я проснулся, на улице было уже довольно светло. Она спала рядом, выбравшись из-под простыни ее обнажённое тело лежало сверху на простыни. Мне захотелось поцеловать ее. Я сначала поцеловал ее в губы, а потом просунул свой язык в щель между ее губок нижнего бутона. Нащупал языком клитор и стал его посасывать… он напрягся почти сразу. Она стала постанывать..., но продолжала спать... Я решил не мешать ей спать, встал оделся и собрался идти домой. Мне было стыдно за свой поступок, ведь я обещал жене прийти пораньше, а получилось все так некрасиво...

          Уже подходя к своему дому, я увидел, что у нашего подъезда стоят две «скорые», одна из которых реанимобиль. На душе сразу стало как-то неспокойно, я  взбежал на третий этаж, двери нашей квартиры были открыты, на пороге хозяйничала соседка, а в квартире было полно людей в белых халатах. Мне стало жутко стыдно за свой мерзкий поступок, ведь обещал жене вчера прийти рано, а пришел на другой день, какая я все же сволочь. Я спросил у соседки, что случилось. Она меня успокоила, что все уже нормально и предложила мне пройти в соседнюю комнату, объяснив, что Тане сделали укол и она спит.

                XIV Соседка

Я не из тех людей, кто заводит близкую дружбу с соседями. Моя же жена, кстати ее зовут Таней, подружилась с соседкой, которая живет под нами еще задолго до своей болезни. Они часто вечерами сидели на кухне попивая чаек и посматривая телевизор, когда я надолго задерживался на заводе по причине каких-то авралов.
Когда Таня заболела, соседка сама напросилась помогать ей и ухаживать за ней. Она долгое время работала медсестрой в больнице, умела делать уколы и не только. Когда заболела Таня, вид умирающей жены был удручающим, и я старался, как можно дольше засидеться на работе, чтобы прийти домой и сразу лечь спать, а рано утром уходил на работу и так я Таню не видел целыми неделями, а соседка приходила к ней каждый день, кормила ее, перестилала постель, убиралась в квартире, стирала. Я предложил соседке деньги, но она отказалась.  Тогда я ей дал кредитную карточку жены, сказал: «Вам на всякий случай. Я на работе, вдруг понадобится что-то купить Тане». Она взяла, и я считал, что на этом исполнил свой долг. Я постоянно пополнял карту своей жены, банк автоматически каждый месяц зачислял ей определенную сумму, но уже около года, Таня болела и не пользовалась картой и там накопилась приличная сумма. Что бы соседка могла постоянно приходить к Тане, мы ей отдали запасной вариант ключей. Еще я провел в ее квартиру такой прибор со звонком, что, когда Тане плохо, она могла просто нажать на кнопку и у соседки раздавался звонок и она тут же поднималась в нашу квартиру. Вот и сегодня Тане стало плохо, и она нажала на кнопку и потеряла сознание. Соседка зашла в квартиру и, увидев, что Таня безсознания, сразу вызвала «скорую помощь» и реанимацию, потому, что по признакам, поняла, что у Тани сердечный приступ. Удивительно, что «скорые» быстро приехали, это и спасло Таню. Еще соседка ей проводила сама реанимационные меры. Когда приехала скорая, Тане уже стало лучше, но ей все-равно оказали помощь, но в больницу забирать не собирались. С ее диагнозом, они боялись, что она может умереть в машине, что, для них нежелательно. Было решено сделать Тане реанимационные мероприятия, понаблюдать за ее состоянием и оставить ее дома. Таня спала, а я с соседкой пил чай на кухне. Потом соседка ушла в комнату моей жены, а я ушел в свой кабинет. Со времени болезни Тани я перебрался жить в свой кабинет. Потому, что спать на одной постели с умирающей было как-то кощунственно. Да и чтобы ее не стеснять, и она не хотела, чтобы я слышал ее стоны по ночам. Вот и сегодня я ушел спать в свой кабинет, но перед сном заглянул к Тане. Соседка устроилась спать под пледом на кресле рядом с женой. Какая она все же хорошая женщина! Надо будет ее хорошо отблагодарить.
Я долго не мог уснуть, день сегодня был долгим и трудным, столько впечатлений! Но события дома немного оттеснили на задний план впечатления о встрече с Ней! Утром я зашел в комнату жены, чтобы узнать, как ее самочувствие. На душе был осадок, и я боялся взгляда Тани с осуждением, и ее вопроса с кем я провел прошлую ночь? Но я заставил себя зайти в ее спальню. Таня уже проснулась, и увидя меня, она улыбнулась и извинилась, что напугала меня вчера. Таня смотрела на меня таким проницательным вопросительным взглядом, под которым я чувствовал себя неловко. Я стал оправдываться, что как всегда напился и уснул на палубе парома. Но она продолжала смотреть на меня вопросительным взглядом, я покраснел. Но она спросила: «С Сашкой пил?». Я понял, что ее интересовал только Сашка. Она очень сожалела, что не может пойти на мою встречу с одноклассниками. Как мне ей сказать правду о нем? Это может убить ее. Я решил ей ничего не рассказывать.
- Сашкиной четы не было. Они уехали жить куда-то в Африку и в этот раз не приехали.
- Да? Странно. Ты мне что-то недоговариваешь.
- Что странного? - не понял я.
- То, что он не приехал. - задумчиво ответила Таня. - Мне приснился сон, когда я потеряла сознание, что Сашка зовет меня, протягивая мне руку. Скажи мне, что случилось с Сашей?
- Я удивился ее проницательности, но решил ей сказать только одно, что Сашка пропал без вести, возможно, что его уже нет в живых.
- Тогда понятно,- грустно ответила Таня. - Он приходил за мной…. Мне тебе нужно рассказать что-то очень важное. Я не хочу умирать с этим. - грустно произнесла Таня.

                XV Рассказ Тани

Таня училась в той же школе, что и я с Сашкой, только на 4 класса младше.  Это, когда мы были в 10-м, она училась в 6-м. Таня была из семьи инженеров. Мама и папа Тани работали рядовыми инженерами на единственном в городе заводе легкого машиностроения, где работали Сашкины родители и где потом работала она и я. Она очень хорошо помнила по школе меня и Сашку. И Сашку даже еще больше. Она была влюблена в него и всегда по школе ходила его тенью выслеживая, куда он и с кем пошел. Вот так однажды в школе проходила дискотека для старших 5-10 классов, на которую сбежалась вся малышня. Сашка был в центре внимания, его облепляли малолетки на всех танцах. Он резвился и с некоторыми даже выходил в коридор целоваться. Таня следила за ними. И вот так в один из таких его выходов в коридор, Таня пошла за ними. Он повел девочку под лестницу, где лежали сложенными старые школьные маты.  Он целовал девочку и было видно, что это они делали не первый раз. Девочка сама прилегла на маты, сняла трусики и потянула Сашку к себе. Он неохотно взобрался на нее, одел презерватив и сделал свое дело. Здесь он заметил Таню. Он уже давно заметил, что эта девочка ходит за ним тенью. Он спросил ее: «Тоже хочешь? Иди сюда!». Таня не понимала, что она делает, но молча подошла к нему. Он обнял ее за шею и поцеловал. Это был ее первый в жизни поцелуй с мужчиной.  Целоваться она не умела и плотно сжала губы. «Так ты не умеешь целоваться,- рассмеялся Сашка, - Зачем зажимаешь губы, дуреха? Я буду тебя целовать, а ты приоткрой ротик». Таня послушалась, когда она почувствовала его язык у себя во рту, ее охватил ужас от того, как замерло ее сердце и дрожь прошла по всему телу. Только сейчас она заметила, что Сашка руками ласкает ее писю, но ей это было очень приятно, но она все-равно сжала ноги. «Я же тебе сказал, не зажимай, расслабься, - властно он дал команду и силой раздвинул ее ноги. Она послушно поддалась ему. Оно водил пальцем вверх и вниз по ее щели, и она чувствовала, прилив и напряжение там, одновременно, он продолжал целовать ее в губы. Ей все это было приятно. Она стояла спиной к стене и все шире раздвигала свои коленки. Сашка повалил ее на маты, стянул ее трусы. Она заплакала. «Ты, что еще не была с мальчиком?» - спросил он. «Нет» - тихо ответила Таня. «Не бойся, я тебе не сделаю больно»,- сказал Сашка, но продолжал и дальше ласкать пальцем ее половые губы. Они лежали на мате, и он все ласкал ее, пока ее тело не задергалось в конвульсиях. «Все! Сеанс окончен», - ответил Сашка. Он не хотел портить эту скромную дурашку. Что-то в ней было такое мальчишеское. Может быть ее угловатое тело без титек, он не мог понять, но решил ее не трогать. Он встал, застегнул штаны и ушел. А она лежала на мате и все думала, что это с ней было.
             Когда она пришла домой, вся светилась от счастья, но родители ничего не заподозрили, и она им ничего не рассказала. Но после этого раза, Сашка начал ее замечать в школе и стал с ней здороваться. Он попросил ее не преследовать его, сказал, что женится на ней, когда она закончит школу. И она жила всю оставшуюся жизнь с мыслями об этом. Потом она поступила в институт на технолога и по распределению попала работать на завод, где работал я. Она знала, что я Сашкин друг и она решила со мной ближе познакомиться, чтобы от меня получить хоть какую-то информацию о Сашке. Однажды она робко спросила: «А где твой друг, почему его не видно?». Я ей ответил, что, по всей вероятности, Сашка женился на Лизе - девочке из параллельного класса и с ней уехал в столицу.
Таня подумала: «Лиза, это первая красавица школы, скромница и дочка Первого Секретаря Горкома партии.  А она дура, ждет, что Сашка женится на ней» и она тогда дала мне согласие стать моей женой.  Она так же, как и я, ничего не знала о Сашке до того самого злополучного вечера встречи выпускников. Куда Сашка пришел со своей женой. Она пригласила его на белый танец и во время танца спросила, а не помнит ли он ее? Конечно же, Сашка не помнил ее. Тогда она ему напомнила лестницу и маты под ней. И то, что он пообещал на ней жениться, когда она закончит школу. Сашка спросил: «И что?». «Я ждала тебя». «И что, не дождалась?» «Так ты женился на Лизе». «Так это можно все исправить» - нагло сказал он и потащил ее к стойке бара. Где предложил выпить за встречу, где подлил ей водки в шампанское. А я в это время был с Лизой. Потом Сашка стал целовать мою жену. Они пили и пили шампанское, пока Тане не стало плохо. Сашка отвел ее у уборную и там овладел ею.  Порвал на ней платье и отправил ее домой, сказав на прощание, что теперь они муж и жена и завтра у них будет брачная ночь, он все устроит, сказал, чтобы она верила ему и была готова к этому. А назавтра была дача, где мы все предались своим усладам. Встреча с Сашкой для нее имела огромное значение, потому, что ее детская любовь проявилась с новой силой. Она понимала, что еще одна встреча и произойдет крах ее семьи, она уйдет от меня, поэтому, что не сможет жить с человеком, которого она обманула и которому она изменила. Именно поэтому она решила тогда уехать с дачи вместе со мной.

                XVI Смерть Тани

           Это признание Тани меня поразило. Оказывается, ее совсем не интересовало с кем это я провел ночь и почему пришел домой утром, а не вечером, как обещал. Ее интересовало был ли Сашка на встрече. То, что она физически не могла пойти на эту встречу сильно ее расстроило. Она весь вечер думала о том, что умирает и так и не увидит в последний раз объект своего обожания. А ей очень хотелось поговорить с ним, рассказать ему, как ей больно, как она любила и любит его, и у него найдутся для нее слова утешения, чтобы помочь ей смириться с мыслью о смерти.  Так она весь вечер страдала от того, что может умереть и его не увидеть... А я, черствый муж, разве я понимаю ее, как ей тяжело? Я практически к ней не заглядываю в комнату, будто ожидаю только, когда она умрет и освобожу его от забот. Все эти мысли взволновали ее настолько, что стало колоть сердце и комната стала плыть перед глазами, руки ее стали ватными. Испугавшись, она нажала кнопку вызова соседки.
            Когда она открыла глаза, увидела, что вокруг нее много народа в белых халатах, все говорили тихими голосами. Она пыталась посмотреть, есть ли крылья за их спинами и еще одна мысль мелькнула в ее голове, что, оказывается есть «тот свет» и он действительно светлый и все в белом. Вдруг среди этой толпы нарисовалась соседка и вполне реальным голосом прокричала: «Доктор! Доктор! Она открыла глаза!». Подошла ко мне стала причитать: «Танечка, деточка, как ты всех нас напугала!»  Я ничего не могла понять, где я и кто все эти люди и что на том свете делает моя подруга-соседка. Еще в голове проявлялись воспоминания, что к ней пришел Сашка, журил ее, что она не пошла на встречу, что он там ждал встречу с ней. Еще он сказал, что она все это специально придумала (свою болезнь), чтобы, сказавшись больной не прийти на встречу, тем самым заставив страдать и переживать его. Но, как только он узнал, что она болеет, он кинулся к ней, чтобы увидеть ее. Он подошел к ней, протянул ей руку и сказал: «Я пришел за тобой! Вставай и пошли со мной!» Она послушно встала и пошла за ним, взяла его за руку и почувствовал, что она холодная, как мороженое мясо в холодильнике. От этого прикосновения, она проснулась, открыла глаза. Ее рука лежала на грелке со льдом… Вокруг стоят все эти люди и соседка со слезами на глазах…

              Вечером того же дня Таня умерла.

              Я сидел и смотрел телевизор в соседней комнате. С Таней была соседка. К вечеру Тане стало немного лучше. Ее встреча с Сашкой, даже во сне имело на нее исцеляющее действие. Она попросила еды и томатного сока. Всю свою жизнь с самого детства она обожала томатный сок. Соседка все ей подала. Она хорошо поела, и они разговаривали о жизни. Таня все вспоминала школу, вспоминала школьную лестницу и то, как она впервые поняла, что такое любовь. Проговаривая эти слова, она затихла и уснула. Соседка решила ее не будить, но что-то ей подсказало, что Таня перестала дышать… Она закричала, позвав меня.
              В этот момент раздался пронзительный звонок городского телефона. Я снял трубку. Это звонила Она – Лиза. Она сказала, что хочет прийти и поговорить с Таней. Я ей ответил, что это невозможно. По-своему расценив мои слова, Лиза уточнила, что у нее есть для Тани письмо от Сашки.  Немая пауза зависла в телефонной трубке.
«Я же тебе сказал, что это невозможно. Тани не стало».
Лиза вскрикнула в трубке и расплакалась: «Как не стало? Что ты говоришь? Можно я зайду к вам, я стою уже у вашего подъезда?».
«Заходи».
Она вошла в квартиру, с согнувшейся спиной и опущенной головой. «Я хочу ее увидеть, можно?» - тихо прошептала Лиза.
«Она в спальне, там с ней занимается соседка».
            Тело Тани увезли в морг, и я остался один в нашей квартире. Я остался один. Вот именно сейчас я заметил, что нет в доме тени Тани. Она всегда старалась быть незаметной. Тихой, чтобы невольно не помешать мне. Именно сейчас я понял, что ее присутствие рядом не было для меня незаметным, я всегда чувствовал Таню даже, когда сидел к ней спиной, я чувствовал ее.
Лиза осталась со мной. Мы долго молча сидели на кухне и пили чай. Потом Лиза попросила налить ей водку. Я налил, она выпила и разрыдалась. Она плакала, как маленький ребенок, обиженно вытянув губки. И наблюдая за моей реакции. Я подсел к ней ближе и прижал ее голову к своей груди.
Не знаю, сколько мы так сидели молча. Нет только молчал я, а Лиза плакала.

                XVII Рассказ Лизы

               «Когда мне сообщили,- начала сбивчиво говорить Лиза,- что Сашку задержали на границе в одной из стран юго-востока. Я была в Африке совсем одна и не знала, что думать и что делать. Я пошла в наше консульство. Они пообещали разобраться. Потом они мне сообщили, что его задержали с партией наркотиков и, что не представляется возможным его высвободить. Что уже прошел суд и его приговорили к смертной казни. А в той стране исполнение приговора может произойти через 10 дней, если не было апелляции, или же через 10 лет. Понять их систему графиков казни невозможно. Еще ей просто посоветовали лететь в ту страну, чтобы найти людей, приближенных к судебной системе, чтобы попробовать выкупить Сашку».
                Она обратилась в компанию, в которой работал Сашка. Что бы они помогли ей. Тем более, что у Сашки были заработанные деньги, которые ему задержали выплатить. Ей ответили, что Сашка сам засыпался и с ним было наркотиков на сумму в десять раз превышающих сумму, которую ему задолжали.
«Вы, что не понимаете, что его могут казнить, если еще не казнили?» - прокричала Лиза.
                Аудиенцию руководители Сашки прекратили, ее попросили покинуть кабинет, но при выходе из здания, ее догнала секретарь директора и передала ей какой-то конверт со словами: «Вам просили передать».
Она открыла конверт, там была значительная сумма денег и визитная карточка лоера компании. Она тут же ему позвонила, и он ей ответил, что ему компания поручила поехать с ней в ту страну и помочь ей чем еще можно помочь. Они договорились завтра вылететь самолетом.
                По прибытию в ту страну, лоер нашел ей местного адвоката, который имел опыт работы по таким делам. Адвокат по своим каналам попытался найти Сашку. А также он добился организовать свидание Лизы с Сашей, что, по его словам, практически невозможно сделать, судя по какой статье осужден заключенный. Лиза заплатила за это свидание бешенные деньги.
                Тюрьма, куда ее привез адвокат была в какой-то провинции, и они очень долго ехали на джипе по тропическим лесам. Было очень душно и рой насекомых кружились вокруг головы, попадая в рот, нос и глаза. Окончательно измученная Лиза, наконец добралась до места содержания Сашки. Свидание проходило в каком-то бараке. Везде было грязно и душно. Ее завели в комнату, где стояли только два стула и стол. Адвокат что-то на своем языке сказал охраннику, тот кивнул и вышел. Ввели Сашку. Адвокат сказал, что у них есть только 10 минут и вышел из комнаты. 10 минут до вечного расставания! Сашка сказал, чтобы она не убивалась, сказал ей пароли от своих ячеек в банке, где лежат его сбережения. А потом он крепко обнял ее и заплакал. Ее Сашка плакал, такого она никогда не видела. Он всегда был веселым и шутником. А здесь он плакал и целовал ее, потом он взял ее руки и стал их целовать со словами «Прости меня». Она не могла понять за что Сашка просит прощение, ведь она всегда была счастлива с ним. И он даже удовлетворил ее в желании организовать свидание со мной. Потом Сашка сказал, что в ячейке она найдет его письмо к Тане. Он попросил ее его не читать и передать Тане. Она пообещала. Потом он сказал, что он очень любил ее, Лизу, и всегда будет любить до конца своих дней, даже, если она узнает о нем что-то такое, что может сомневаться в этом. Потом, немного подумав, он добавил, что бы она возвращалась домой и нашла меня, что я очень ее люблю и позабочусь о ней. Просил ее не пытаться его спасти, что здесь это невозможно, что у них здесь совсем другие законы, что они выудят из нее все деньги, но ничем не помогут. Они обнялись в последний раз. Поцеловались и его вывели из комнаты свиданий.
За всю их встречу Лиза не произнесла ни одного слова. Она была шокирована видом Сашки, рыжая неопрятная борода и усы, длинные косматые его белобрысые волосы были не расчесаны и скатаны, как войлок, осунувшееся лицо со следами побоев и ссадинами, выбитые передние зубы, потухший взгляд его ранее озорных глаз - все это произвело без слов на нее удручающее впечатление. Когда Сашку увели, зашел адвокат и она спросила: «Его что бьют здесь?»  Адвокат криво улыбнулся и пожал плечами ничего не ответив ей.  Он ей предложил дать денег директору тюрьмы, что бы Сашку хотя бы не били и, что бы смерть у него была не мучительной. Она отдала адвокату все имеющиеся у нее деньги. Только через сутки она вернулась в гостиницу. Ей надо было ехать домой, но она не могла. Она не могла уехать и оставить Сашку одного в этой страшной стране! Она проплакала всю ночь. Денег у нее не было и ее содержал лоер компании и каждый день уговаривал ее уехать. Так она прожила в гостинице 5 дней, практически не выходя из номера. На пятый день ей позвонил адвокат и сообщил, что Сашку казнили два дня назад и уже похоронили. Она попросила помочь ей попасть на его могилу, на что адвокат сказал, что это не реально. Заложив в ломбард все свои ценности и украшения, она заплатила адвокату и просила свозить ее на место, где похоронен Сашка. До этого она пыталась узнать, как можно забрать тело своего мужа, чтобы похоронить его на Родине. Ей ответили, что это невозможно.
               На следующий день адвокат заехал за ней, и они поехали опять в те далекие края, где находилась тюрьма, в которой содержали и казнили ее мужа. На этот раз дорога ей показалась короче, но на кладбище, где хоронят умерших надо было проехать еще пару километров. Они приехали к какому-то карьеру, который был обнесен колючей проволокой и имел свое КПП. Адвокат переговорил с дежурным, тот пожал плечами. Как оказалось, что всех умерших хоронят под номерами и системы в захоронении нет. Весь карьер состоял из тысячи таких белых столбиков с табличками, на которых черной краской был написан номер. Узнав, что Сашку казнили по статье «наркотики», дежурный безразлично махнул рукой куда-то в даль, что там хоронят таких. Лиза с адвокатом кинулись искать столбик с номером Сашки. Уже прошло довольно много времени, начало быстро темнеть, но Сашкиного номера нигде не было. Адвокат силой вывел Лизу с кладбища. Дал деньги дежурному, что бы он позвонил, когда найдет столбик с номером Саши. Лоер все же уговорил Лизу взять обратный билет на самолет, и она собирала уже чемодан, когда ей позвонил адвокат и сказал, что позвонил дежурный, что он нашел могилку ее мужа. Лиза бросила собираться в обратный путь, подождала адвоката и поехала с ним опять на то злополучное кладбище. По дороге она купила цветы и зашла в православную церковь, купила свечи-лампадки и крестик. Она не знала, был ли крещен Сашка, но решила зажечь свечу на его могилке. На этот раз ей показалось, что доехали очень быстро к кладбищу. Могилка Сашки была совсем в другой стороне, чем они искали и это было бы нереально им самим ее найти. Лиза села перед ней на коленки, поставила свечку-лампадку, поставила цветы в бутылку из-под воды, а на столбик повесила крестик на нитке. Она сидела у могилки своего любимого человека, не плакала, слезы высохли, а тупо смотрела на эти цифры… и вспоминала годы, прожитые с Сашкой, как они познакомились, как она призналась ему о своей детской несбывшейся любви к его другу, т.е. ко мне. Она не помнит, сколько времени прошло, но адвокат подошел к ней и тихо сказал, что ночью небезопасно ехать по тропическому лесу. Она понимала это и сама, но ноги не слушались ее, они стали мягкие, как ватные. Еле-еле адвокат поднял ее и довел до своей машины. Они сели и поехали. Всю дорогу до города она плакала навзрыд. Адвокат не имел возможности ее успокоить, ему очень было жалко эту красивую белую женщину. Но его страна борется с теми, кто занимается распространением наркотиков. Уже поздней ночью они приехали в гостиницу. На самолет Лиза опоздала, лоер улетел без нее. Рано утром она поехала в аэропорт, чтобы покинуть эту ужасную страну.
                Позднее в банковской ячейке она нашла конверт, который просил Сашка передать Тане. Сейчас он был у нее в руках. Она предложила прочитать последнее письмо Сашки, но я предложил оставить его личную тайну тайной. Предложил ей положить это письмо в гроб Тани, ведь оно принадлежит ей. Лиза согласилась. В ответ она попросила меня поставить на могиле Тани небольшой обелиск в память о Саше с указанием его имени и фамилии. Она привезла с собой немного земли с его могилы и еще ей вернули вещи Сашки. Она заказала маленький гробик, в который положила его вещи и положила в него ту землю, которую привезла с чужбины. А также попросила захоронить в могиле Тани этот гробик с тем, что ей осталось от Сашки. Я согласился.

                XVIII Похороны

                Соседка совсем недавно похоронила своего мужа и горе вселилось в ее сердце. Общение с Таней и помощь ей были для соседки, как шанс не сидеть одной в пустой квартире, где она более 50 лет прожила со своим мужем. Она хорошо знала, что надо делать в таких случаях. И здесь она предложила мне доверить ей организацию похоронных мероприятий. Я оставил соседки кредитную карту моей жены, скинул на нее дополнительные средства и был вполне удовлетворен, что мне не надо бегать по похоронным агентствам.
                На похороны Тани, к моему удивлению, пришел весь мой класс. Как они все узнали? Ну, соседка, ну умница! Она с таким трепетом организовала все на самом высоком уровне! Она же договорилась, что Таню похоронить рядом с могилой ее мужа. Мне же она это объяснила тем, что будет следить за Таниной могилкой одновременно, как и за могилой своего мужа. Но здесь произошел еще один конфуз. Лиза похоронила маленький гробик с вещами Саши в могилу Тани. Соседка пыталась этому воспрепятствовать, но я ее успокоил и сказал, что так надо!
                Потом были поминки, на которых все говорили о том, что у всех один конец, что жизнь имеет продолжение после смерти. Мне стоило невероятных усилий досидеть до конца поминок. После их окончания, я поехал домой. Лиза посмотрела на меня, я сказал, что хочу остаться один. По дороге домой я зашел в магазин и купил пять бутылок водки.
                Я не выходил из дома неделю. Неделю я поглощал целебный нектар. Иногда я просыпался ночью, звал Таню, хотелось очень пить и просил ее принести мне воды. Кричал ее и ждал, когда она войдет и принесет воду. Потом взбешенный тем, что она не откликается, я врывался в ее комнату и увидев пустую постель пытался догадаться, куда она могла сбежать среди ночи, но не иначе как к Сашке! И здесь страшная действительность, понимание того, что произошло непоправимое приводило меня в себя. Я начинал плакать, рвать на себе волосы, падал на кровать, где умирала моя жена и куда я просто боялся лишний раз заглянуть и выл, как потерявшаяся собака. Потом я шел на кухню, наливал себе стакан водки и залпом выпивал ее.
                Не знаю, сколько бы времени длилось это истязании своего организма, если бы в моей квартире опять не появилась соседка. У нее по-прежнему оставался ключ от нашей квартиры. Она увидела меня и все поняла. Ее муж был алкоголиком и умер он от цирроза печени. Многие годы она выводила его из длительных запоев. Она пошла на кухню и приготовила зелье по своему собственному рецепту. Дала мне его выпить залпом. Я подчинился. Горькое зелье сковало мой язык и подняло что-то внутри моего желудка кверху. Я бросился в туалет и меня вывернуло наизнанку. Потом она мне дала еще один стакан своего зелья, приговаривая: «Пей залпом, если хочешь быть здоров!»  Да, здоров! Отравить она меня хочет! Зелье горькое, как полынь. Выпил и мне действительно минут через 15 полегчало.
                Прошло полгода. За это время боль об утрате немного притупилась. Я многое успел обдумать. Но жизнь продолжалась и надо было жить. Лиза мне изредка звонила, интересовалась моим состоянием здоровья. Спрашивала, может ли она прийти ко мне в гости. Я отказывал. Во-первых, я не хотел, чтобы она видела меня в таком виде, во-вторых, я был не готов встретиться с ней после смерти Тани, мне казалось это кощунственным, а в-третьих, я просто боялся этой встречи, что смалодушничаю и наброшусь на Лизу, как голодный на еду. В глубине души я чувствовал, что все еще люблю ее, но я засунул это чувство в самую глубину своей души, куда даже мне самому было страшно заглянуть…
                И вот, прошло еще полгода. Когда однажды в моей квартире раздался звонок в дверь. Ко мне так давно никто не приходил и этой звонок прозвучал так пронзительно громко, что оглушил меня. От неожиданности я даже вздрогнул и неохотно пошел открывать дверь. Стоило только повернуть ключ в дверном замке, как дверь с силой открылась и из проема на меня накинулось что-то белоснежно-розовое с тонким ароматом дорогих духов. Я так ничего и не понял, что произошло, только запах знакомых духов напомнил мне, что это Ее аромат, что это аромат Ее духов. Но белоснежно-розовое создание меня обнимало, целовало и лепетало какие-то бессмыслицы, что очень соскучилась, что нет сил больше терпеть, что поздравляет меня с днем моего рождения…. Вот здесь я стал приходить в себя! Да, какое сегодня число? Я так давно не заглядывал в календарь, что чуть было не пропустил день своего рождения. Я попытался освободиться из объятий нежно-розового облака и посмотреть, кто этот ангелочек. Да, это была Она, все такая же хрупко-тонкая и белоснежной кожей и одетой в какой-то нежно розовый воздушный наряд. Она действительно походила на ангела. Мой взгляд остановился на ее алых губах, которые все также напоминали две вишенки. Видимо, она почувствовала, куда я смотрю и слегка приоткрыла свой ротик и показались ее белоснежные зубки и розовый язычок, который облизал эти губки… Все, я не мог уже больше на это спокойно смотреть. Я впился губами в эти очаровательные ее черты, хотел захватить поцелуем как можно больше ее губ. Мой язык ворвался в ее очаровательный ротик и от поцелуя языков у меня подвело в животе. Он сжался нервной дрожь и у меня в трусах произошел выброс. Она почувствовало, как что-то очень твердое уперлось ей в живот, невольно она попробовала рукой прикрыться и взяла его в руку. И в этот момент, я уже не соображал, что делал. Я стал срывать с нее эти розовые облака, добираясь до моих любимых заветных мест на ее теле. Мои руки сжимали до боли ее ягодицы. Она вскрикнула, а моя необузданная мужская сила порывалась в бой. Я повалил ее на пол тут же в прихожей, стянул с нее такие все из себя нежно-розовые кружевные одеяния, которые закрывали от меня заветную цель. Она даже не пыталась сопротивляться, вся сжалась и стала такой маленькой и податливой, что сила обладания взяла полностью верх надо мной. Не отрываясь от ее губ, сжимая ее упругие ягодицы, я вошел в нее с такой решительностью, в таком порыве страсти, что ей ничего не оставалось делать, как подчиниться мне и отдаться на волю победителя.
               Я брал ее снова и снова, за период больше, чем полгода, я настолько истосковался по ней, что теперь за один раз пытался утолить свою жажду. Наши тела одновременно выгнулись и вздрогнув пару раз в конвульсиях, получили такую разрядку и наслаждение. Я всем своим весом рухнул на нее и отключился.
               Она попыталась выползти из-под меня, стала потихоньку высвобождать свои ноги и руки, извиваясь подо мной змеей. В последний момент, когда казалось, что она уже совсем почти высвободилась, я зарычал, как дикий зверь и схватил ее за плечи и вернул в исходное положение. Мой кинжал казалось, что опять наполнился страстью искал место своего применения. Закинув ее ноги себе на плечи, я с легкостью погрузился в ее пучины и с ревом рывками погружался в самые недра, медленно выходил обратно и опять втыкал в нее свое мужское достоинство. Я делал это уже не так рьяно, но теперь я наблюдал за ее лицом и пытался по ее мимике определить ее состояние. Я как заправской фокусник стал управлять ее мимикой и когда она вдруг широко открыла свои глаза, а потом сквозь стиснутые зубы простонала, потом она открыла широко свой рот закричала, сжимая своими хрупкими ручонками мои плечи, я понял, что доставил ей то удовольствие, какое ждет женщина от мужчины. На ее глазах были слезы. Слезы счастья и наслаждения. Я поднялся с пола и помог подняться ей, она сделала неуверенные шаги. Подхватив ее на руки, я отнес ее в спальню и положил на кровать. Стал целовать ее тело везде, где могли достать мои губы. Она сама подставляла мне те места, где ей хотелось моих ласк, и я давал ей эти наслаждения. Потом моя нервная система вдруг дала сбой, и я уснул. Прямо на ней. Но теперь она лежала подом мной смирно не шевелясь, пробуя тоже заснуть. Проснулся я уже ближе к обеду от запаха свежеприготовленного борща. Она сидела в кресле напротив меня в моей рубашке. Судя по ее влажным волосам, я понял, что она приняла душ и сидела ждала, когда я проснусь. И в этот момент мне стало ужасно стыдно, стыдно от моего полного ощущения счастья. Да, я был счастлив, как никогда. Я счастлив был от того, что она моя и никто нам не мешает быть счастливыми. Я посмотрел на нее долгим взглядом и произнес: «Я тебя очень люблю! Я безумно тебя люблю! Я любил тебя всегда, как в первый раз тебя увидел! Ах, какой я был дурак!»
              «Я тоже тебя всегда любила,- спокойно ответила она. – И замуж вышла за Сашку назло тебе! И Сашка это всегда знал. Боже, какой он был прекрасный человек!»
              Немного помолчав, она добавила: «А ты знаешь, что Сашка всю жизнь любил твою жену? Еще когда она была школьницей, он мог изнасиловать ее, но он не стал этого делать, потому, что ее простота и наивность покорили его и он отпустил ее и потом всю жизнь думал о ней! Какой для него был шок, когда он узнал ту девочку в твоей жене! Когда мы жили в Африке, он мне все рассказал. А тогда на пароме он предложил мне поменяться с ней местами, что я буду с тобой, а она с ним».
              «Я знаю все. Мне Таня все рассказала перед смертью. А знаешь, что мне Таня всегда была хорошей женой. И я понял, что любил ее. Понимаешь, я понял это уже после ее смерти».
              «Я тоже, после смерти Сашки поняла, что он был мне очень дорог и близок. Но я его никогда не ревновала к Тане».
              «Ты знаешь, о чем я думал в последнее время? Что это мы их убили. Вернее, наша любовь. Мы должны с тобой были всегда быть вместе, но мы в молодости допустили ошибку, а наша любовь расчистила нам путь к сближению и счастью. Мне страшно думать об этом, но все случилось так, как должно было случиться! Мы с тобой вместе. И Таню к себе забрал Сашка. Представь, что перед смертью Таня видела Сашку и он звал ее к себе. Она ведь уже догадалась, что он там. Ты веришь в загробный мир? Если он есть, то мне бы очень хотелось думать, что они там вместе навсегда!»
              Я посмотрел на Нее. Она сидела в кресле и плакала. Плакала, как маленький ребенок, крупные слезы тепли по ее щекам и шмыгая носом она слизывала соленые слезы. Я не выдержал, соскочил с кровати и поднял ее на руках и стал крутить по комнате приговаривая: «Ты никогда больше не будешь плакать. Я сделаю тебя счастливой.  Мы так долго шли друг к другу, что просто обязаны быть счастливыми»


Рецензии
Про танцы, Катенька, МОЖНО писать РОМАНЫ!!!
Это ныне... нечто скачковое, банальное... Но ранее.... Не было НИЧЕГО волнительнее, чувственнее и ... сомнительнее... этих танцев вдвоём... УХ!!!!!
Да..., и пишите вы, замечательно...
Алексей, вспоминающий)))))))

Станов Алексей   21.09.2017 15:05     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексис, вы первый в комментариях и мне очень приятно, что вам понравилось. Ностальгия по школе и по одноклассникам, по первой любви и встреча с ним через 35 лет натолкнула меня на мысль написать этот рассказ. Еще раз спасибо за отклик.
С теплом

Катя Сталь   21.09.2017 21:35   Заявить о нарушении