Национальная идея и третий проклятый вопрос ч. 5

ЧАСТЬ5
ЧТО ЕСТЬ РЕАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ И ГЛАВНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ ОБЫВАТЕЛЯ.
        Миллионы обычных людей, которые ощущают себя маленьким человеком, на вопрос, – кто олицетворяет власть в России, дадут разные ответы: Президент, Правительство, Дума, а кто-то скажет – вся многомиллионная свора чиновников. Но все персонажи на политической арене – куклы и их пляски не более чем трепыхания в невидимой паутине. Титаны могут плясать свой танец, а гении – быть заводилой хоровода и даже под свою музыку, если её мелодия созвучна вкусам всех участников карнавала. Властитель, задумавший навязать народу чуждый ему ритм, например, Павел I или его отец, попросту сметаются со сцены. Кто же этот могущественный кукловод, правящий бал?

        И могущественные персоналии, и их свита подчиняются господствующей идеологии, которая возносит на Олимп власти своих приверженцев и не позволяет действовать случайно попавшим туда чужим.

        Яркий пример торжества идеологии над грубой силой можно найти в сравнении методов военных действий. Три тысячи лет назад древняя Ассирия воевала, применяя тактику "выжженной земли", уничтожая всё, что не могла или не желала забрать – и мирных жителей, и плоды их труда. Они действовали в соответствии с понятиями того времени. Сегодня так нельзя. США "проиграли" войну Вьетнаму, потому что на его стороне был непобедимый союзник – мировое общественное мнение. Сегодня ни одна из мировых держав не может уничтожить другое государство, пусть даже маленькое островное, потому что это противоречит принципам демократии.

        Ещё один пример определяющей роли массовой доминирующей идеологии в любых общественных деяниях. В 30-х годах прошлого века в России наступила вакханалия террора. Многие видят причины этого в личных качествах Ленина, Сталина и Троцкого, как теоретиков практического марксизма, или в личных качествах Ежова, Берии и их помощников, как палачей, переусердствовавших при исполнении. Однако из этих лиц смогли вырасти злодеи, оттого что произрастали они на зловонной почве, оттого, что на смену управленцам из дворянского сословия с "горьковского" дна всплыла гнилостная муть. Без масштабной, проникшей всюду, системы доносительства никакие суды-тройки были бы невозможны. Малограмотные люмпены, горлопаны и бездельники на революционной волне пришедшие к управлению, могли пробиться выше, пристроив свой зад на тёплое место, только избавившись от более образованных и умных. Таково было у этого революционного сброда индивидуальное осмысление мира, а также своего места и принципов поведения в нём. И они писали доносы, миллионы доносов, чтобы занять жильё, занять место и просто из зависти. Люди чести на такое не способны.

        Бороться надо не с ненавистными могущественными персоналиями. Истинная революция вершится не на массовых сходках недовольных и не на баррикадах, а посредством создания нового нравственного климата. Эта тихая революция, в которой может участвовать каждый хилый "ботаник". Её невозможно задушить. Протест сильных легко подавить, массовый протест физически слабых, пленённых некой идеей, сломить невозможно. Разрушать надо не государство, а систему клонирования власти на всех уровнях от царя до управдома.

        Мы ждём от власти правильных шагов и возмущаемся продажностью судов, но не желаем признать, что законодательная и исполнительная власть подчиняются идеологии, которую мы и породили. Приведу неожиданный и очень убедительный пример того, как именно и только мы создаём конечный результат, хотя нам кажется, что мы только зрители.

        Обратимся к современному искусству, над которым насмехаются и которое ругают уже не только искусствоведы. За редким исключением ширпотребные произведения представляют собой образцы безвкусицы, пошлости и бездарности. В погоне за прибылью, угождая массовому зрителю, театральные постановки пестрят скабрезными шутками и непристойными жестами. Это прямое следствие рукоплесканий зрителя. "Народ хавает, народу нравится". Театральное и эстрадное действо превращается в площадный балаган. И это характерно не только для отдалённой провинциальной сцены. Не где-нибудь, а в Большом, с 2014 года идёт опера "Риголетто", где присутствуют откровенные похабные сцены блуда.

        Зрители – полноправные соавторы таких постановок. Не согласны? Но тогда нужно приходить на спектакль с помидорами и тухлыми яйцами и освистывать, а не рукоплескать. Для культурного, уважающего себя, человека такое поведение не допустимо? Согласен, но ведь можно молча встать и уйти. И если мы не делаем ни того, ни другого, значит истинные авторы мы, а режиссёр и актёры – лишь соавторы, которые подстраиваются под наши вкусы. Переходя от частного к общему можно утверждать, что жизнь кардинально изменить можем только мы сами, а сверху можно произвести лишь косметическую лакировку.

        НОВАЯ ГЕНЕРАЦИЯ И СМЕНА ПАРАДИГМЫ ИЕРАРХИИ.
        Но как возникнет генерация новых людей, способных исцелить и возвеличить Россию? Каким образом новое движение может создать армию сподвижников? Единственно возможный способ – зарождение нового кодекса поведения. На всех известных нам сломах исторических эпох возникали неписаные, но действенные кодексы чести, отрицающие мораль приверженцев старых норм жизни и устанавливающие свои нормы поведения. Именно они и меняли жизнь.

        Любой член социума в эстетическом плане мнит себя индивидуальностью, а в интеллектуальном – величиной выше и выше многих, а посему убеждён, что достоин уважения и привилегий. Своё отличие от общей массы он демонстрирует ему доступными средствами – роскошными вещами, высокой должностью, нужными связями, культурой, образованием... А если уж у Эллочки за душой ничего нет, то тупым следованием за причудами модных веяний.

        В широком наборе средств для утверждения своей исключительности есть ещё один способ возвыситься – приобщение к неким высотам духа, недостижимым для простого обывателя ввиду внутренней нравственной тяжести ноши.

        Эта ноша посильна только избранным. Нравственные заповеди христианства, рыцарский кодекс, кодекс самурая, кодекс строителя коммунизма – чего только не было в череде цивилизаций. В момент своего возникновения все нравственные кодексы представляют собой набор поведенческих самоограничений, чуточку абсурдных с точки зрения массового обыденного сознания своих эпох. Но для носителя добровольных этических вериг их тяжесть сладка и приятна, так как она есть средство возвышения над толпой. Ведь способность в любой ситуации неукоснительно следовать определенным установкам свидетельствует о духовном превосходстве и наличии принципов.

        Кто же может создать новый кодекс? И какой он нужен: нейтральный объединяющий или демонстративно вызывающий? Если сойдутся князьки из захудалых родов и станут придумывать, как бы им из сегодняшней грязи в настоящие князи попасть, то с такими мыслями можно родить только скучный джентльменский набор приличий, написанный под себя. Нормы поведения, способные изменить жизнь, могут создать только неистовые люди с измененным состоянием сознания, не работающие на себя, а служащие своим идеалам.

        Не к месту здесь, да и автор не дерзнёт касаться содержательной части новых идей, – ибо это должно быть массовым творчеством молодых. Но на одну важную особенность хочу обратить внимание. Кодекс должен взрывать основы. Приведу пару специально подобранных очень одиозных примеров, иллюстрирующих, – подчеркну ещё раз, – не возможный состав норм кодекса, а отличительные особенности этих норм.

        Обратимся к "святая святых" современности – к Конституции. Статьёй 51 установлено, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого и близких. Как же так? Мы кричим со всех трибун, и совершенно справедливо, о двойных стандартах Запада. И в то же время позволяем о своём преступлении или о преступлении отца и сына умолчать. То есть в некоторых случаях мы санкционируем сокрытие истины. Вырвав из контекста данную мысль, можно на автора "навесить всех собак", обвинив в посягательстве на основной закон государства. Но это не так. Статья говорит, что "никто не обязан", но это не означает, что "избранные не могут". Да никто из общей массы не обязан, но человек чести, вступая в ряды, может наложить на себя обязательство всегда и везде свидетельствовать в пользу истины.

        Другой пример. Вспомним, как Атос покупал лошадь. Только после окончательного выбора он спросил цену и тотчас заплатил. Д’Артаньян не понимал, почему он сразу согласился с ценой. Кстати, для восточного базара – это вообще дикость и неуважение к продавцу. Но Атос покупал в Париже, и его объяснение замечательно и мне импонирует. Атос считал, что для графа де Ла Фер торговаться непристойно. И сегодня, человек уважающий себя, при недостатке средств лучше вежливо откажется от покупки, чем будет унижаться и по сути клянчить деньги.

        Возможно, что выбранные примеры смешны и абсурдны, да и не выдерживают критики с юридической или иной точек зрения. Читатель, в качестве шаржа на автора, может придумать ещё несколько образчиков подобной ерунды. Однако подобная чушь является таковой, если рассматривать её как цель. А если как средство? Нравственный кодекс никогда не является самоцелью, он является лишь средством достижения цели. Кодекс есть средство создания войска, которое свергает старую идеологию и утверждает новые идеи посредством создания армии носителей этих идей.

        Главной заповедью нового человека может стать тезис "Меня нельзя купить". Или любые другие, разрушающие климат вседозволенности для денежных мешков и власть предержащих.

        В дикой природе в сообществах животных тварей есть расслоение на подчинённых и властвующих. Здесь власть обеспечивает доступ к главным ресурсам – пищевым. В людях, как их наследниках, уже на генетическом уровне заложено стремление к превосходству над окружающими. Жалок и смешон пророк, который предпримет попытку уничтожить это естественное отправление организмов. Стремление к совершенствованию и достижению преимущества над себе подобными обеспечивает прогресс.

        В современной России деньги – ключ к власти, а власть гарант богатства. Эти два фактора обеспечивают властвующим материальное процветание. Но если система построена лишь на этих двух столпах, то период цветения – поколение, максимум – два, пока всё не прожрут. Иерархия общества по критериям богатства и власти в конечном итоге ведёт общество к гибели. Потому что стяжатели и карьеристы, всплывающие наверх, являются не сливками общества, а его отбросами. Кажется, что из замкнутого порочного круга нет выхода. И всё же он есть. Все дело в обмане зрения.

        Ошибкой является изначальный постулат, будто человек стремится к деньгам и власти. Сам стремящийся и наблюдатели искренне заблуждаются в его целях. А цель часто приводит к иным берегам. Вот несколько примеров обмана зрения. Колумб всю жизнь искал Индию, а открыл Америку. Есть поразительно точное наблюдение Ф.Котлера о том, что покупатели свёрл на самом деле покупают не свёрла, а дырки в стене. Женщина, восторженно и напряжённо перемеряя в магазине платья на предстоящий вечер, стремится приобрести не платье, а судьбу.

        Истинными целями являются не деньги и власть, а стремление человека к доминированию над себе подобными и завоевание уважения окружающих. Эта тяга глубинна, сильна и неистребима. Всё остальное – лишь сподручные средства, да и то – не всегда нужные. Сталину для достижения своих целей не нужны были личные деньги. Вождям ещё сохранившихся диких племён, почти не контактирующих с цивилизацией, не нужны богатства для исполнения своих обязанностей и долга перед соплеменниками. Иисусу Христу и Мухаммеду не нужны были ни злато, ни принудительная власть над людьми, они властвовали над чувствами и мыслями так безоговорочно, что люди считали за честь отдать за них свою жизнь.

        А раз так, то деньги, власть или нечто другое являются лишь инструментами достижения истинных целей. А инструменты можно и заменить. Как с малым дитя – мы отобрали у него плохие игрушки и дали хорошие. Замена чрезвычайно сложна. И она по силам только очень авторитетной и сильной в нравственном плане организации.

        Но какая разница – чем дитятко тешится? Великая! Материальные богатства и властные полномочия если и полезны, то только для их обладателя, но для общества власть денежных мешков – язва, потому что до неприличия богатые люди вовсе не Суворовы, Достоевские и Королёвы, а, за редким исключением, – нечистоплотные нравственные мрази. На перепутьях судьбы автору довелось встретиться с одним из таких "голубых ворюг", который на словах был непоколебимо и озлоблённо убеждён, что не воруют только трусы и те, кому не хватает ума украсть. Но злоба изобличала его. Он ощущал, что есть такие, коих нельзя купить, которые не меняют принципы на деньги, и он со своими миллионами был жалок рядом с ними.

        А вот наличие у человека, вместо власти и денег, культуры и образования, его стремление к духовному, нравственному и физическому развитию представляют огромную пользу не только для него, но и для общества. И новый кодекс должен этому способствовать. Он – основа для построения новой иерархии ценностей. А помощников этого поистине глобального процесса мы найдём в той среде, где менее всего, как нам ошибочно кажется, можно было бы предположить успех. Как говорил шофёр товарища Саахова: "Тот, кто нам мешает, тот нам и поможет".

        Известные нам семьи миллиардеров сколотили свои состояния на нефти, драгоценностях, вооружениях, компьютерах. Основой обогащения могли быть и табак, и вино, и даже наркотики. Их товар можно потрогать – он реален. Но самые баснословные состояния, – не миллиардные, а триллионные, – можно создать, продавая нечто эфемерное. Ведь нефть и газ когда-нибудь кончатся, а от наркотиков найдут лекарство.

        И только один рынок неисчерпаем – рынок страстей человеческих. Продавать можно возможность прикосновения и сопричастности к высшему миру. Вы скажете, что таких мест уже полно – сотни закрытых и открытых клубов, от бань до казино, для VIP-клиентов. Да, но только одно маленькое замечание. Такие сообщества "очень важных персон" являются анклавами вчера наворовавших, а сегодня страдающих манией величия. Такие искренне говорят: "У кого нет миллиона, пусть идёт в ж..." Для общества они являются раздражителями, а не образцами для подражания. Человек чести с такими "на одной поляне … не сядет".

        Вы скажете: "Честь купить нельзя, её можно только продать". Вы правы, но речь идет не о покупке чего-то недостающего и желаемого или того, что вовсе нельзя купить, а о возможности приобретения билета в места, где можно себя ощутить частью подлинной элиты, принадлежность к которой определяется отнюдь не властно-имущественным цензом.

        В настоящее время главная характеристика VIP-мест – их продажность: нам с посконным рылом в суконный ряд хода нет, здесь входной билет – толстый размер кошелька. Происхождение денег владельцев заведений не интересует. Их как истинных торгашей заботит только личный навар. Разнообразные сборища надувшихся от важности лиц, изображающих фальшивый бомонд, являются не клубами по интересам, а клубами по "понтам". В свинарнике нормы приличия устанавливают свиньи, а здесь – русские нувориши второй волны. У истинно достойных людей нет тяги к таким местам, а есть лишь отвращение и к ним, и к их завсегдатаям.

        Когда нам что-то продают, то часто для поднятия цены в комплекте добавляют то, что, по мнению продавца, увеличивает ценность продаваемого. Так, рекламируя автомобиль, предлагают некий слоган: "Уверенность в движении", "Лучшее или ничего", "Искусство удивлять", "За гранью обыденного". Менеджеры по продажам смутно чувствуют, что люди, выбирая, соотносят вещь со своими взглядами, предпочтениями, некими внутренними установками, со своим мнением о себе. Человеку очень важно подчеркнуть особенность своего "Я". Поэтому, чтобы достичь максимума продаж, нужно не товар продавать, а предоставлять возможность самовыражения и демонстрации своих принципов при покупке товара. Слоган "Вольво для жизни" хорош, но пресен, а вот "Хамы на Вольво не ездят" – он в яблочко.

        Аналогичная недальновидность присуща продавцам услуг. Владельцы домов отдыха соревнуются в уровне комфорта и разнообразии увеселительных забав. Каждый выбирает отдых по душе: грядки на даче, театр или застолье в кругу друзей. Но, есть и другие. Они, вместо уютного дивана перед телевизором, с риском для жизни поднимаются по горному склону или спускаются по бурным порогам. Кто-то отдыхает, расслабляясь, а кто-то, сдавая экзамен силам беспощадной природы. Покоряя вершину, человек испытывает гордость – он из немногих, кто может. И здесь чистая победа, Эвересту не сунешь взятку, ты перед ним голый – без чинов и связей.

        Стремясь увеличить прибыль, продавец руководствуется ложной аксиомой, будто клиент всегда прав. Ему кажется, что чем старательнее облизывать покупателя, тем лучше. И дело не только в том, что чрезмерная вежливость переходит в назойливость, а в том, что по отношению к тем, кто ведёт себя нагло и презрительно, она и неуместна и невозможна. Рост продаж, конечно, зависит от уровня обслуживания клиента, но кардинально – на порядок – величину покупательского спроса можно увеличить не повышением уровня ублажения, а повышением требований к покупателю, заставляя его сдавать экзамен…– ну пусть по культуре поведения.

        Смешно, да? Гениальные менеджеры современных торговых империй, стремясь увеличить денежную ёмкость своего рынка, затрачивают огромные усилия на создание товара с новыми характеристиками, на изучение и формирование покупательских предпочтений и на совершенствование технологий сбыта товаров. Но это проторённый путь. Есть другой, обеспечивающий гигантский прорыв. Надо не только и не столько предлагать новый товар или услуги, а создавать нового покупателя. При этом он будет не просто что-то у Вас покупать, он будет платить деньги, чтобы утвердить свои нравственные ценности, чтобы присоединиться и почувствовать себя частью новой подлинной элиты. И что особенно важно: для вхождения в круг недостаточно просто платить, надо ещё стараться.

        Ну, например, в доме отдыха легко установить порядок, при котором отдыхающий, в случае недостойного поведения, выдворяется за ворота с возвратом ему не только полной суммы денег за путёвку, но и вручением компенсации за прерванный отдых. Но компенсация здесь – вовсе не благотворительность, а пощёчина за недостойное поведение.

        При этом несколько первых сезонов будут финансово провальными, ведь цель на первом этапе – создание скандального имиджа заведения и формирование устойчивого спроса. Среди кого? Кто поедет? Много ли у нас истинно культурных людей?

        Человека мы встречаем по одёжке, о его культуре мы порой ошибочно судим по внешним атрибутам. За виртуозным владением столовыми приборами, приторной слащавой вежливостью и показной заботой о ближнем может стоять высокомерный гонор или безразличие. Так может улыбаться одна женщина, – безупречной красоты, – другой. И в этой улыбке – не доброта, а торжество превосходства. Внешняя культура – шелуха, под ней часто скрывается гнилая сердцевина.

        Внутренняя культура стоит на более прочном фундаменте – на уважении к себе и на презрении к свинье. Такой человек не бросает мусор, где попало, не потому, что ценит уборщицу и её труд, и пропускает на "зебре" пешехода не потому, что тот достоин уважения, а потому что уважает себя и презирает быдло, не уважающее других.

        Последних на порядок больше, – они и поедут.

        Стратегия борьбы за любого платежеспособного клиента менее эффективна, чем поиск и стимулирование нового покупателя, для которого процесс покупки не так важен, как утверждение своих жизненных принципов. По возвращении они станут говорить не о чёрной икре, вине и развлечениях, а о том, что они там были.

        Реализация подобного проекта – чрезвычайно сложное дело. Здесь мало привлечь специалистов по организации отдыха и грамотных юристов. Чтобы добиться успеха, необходимо привлечь самых разнообразных специалистов, в том числе психологов и как ни странно даже филологов.

        Отчего автор так печётся о чужих доходах? Боже, упаси! И свой прибыток от данных затей не нужен, и тем более не интересует чья-то прибыль. А вот дрожание рук и жадный блеск во взоре дельца можно использовать для нашей цели – становления нового кодекса и нового человека.

        ЗАПАДНЫЕ МИРАЖИ ДЕМОКРАТИИ И СОБСТВЕННЫЙ ПУТЬ.
        После уничтожения тоталитарных основ советского общества вместо ожидаемых устойчивых ростков демократии возник бардак, породивший идеологию стяжательства. Вместо лозунга "Пролетарии всех стран соединяйтесь" на свет был произведён демократический выкидыш "Все, кто может, обогащайтесь".

        В основе подлинной демократии лежит нравственность, образование и культура. Именно поэтому Царская Россия была более демократичной, чем Россия Советская. Вспомним, как Ленин, злейший враг государства, самостоятельно ехал в ссылку и по своим делам запросто отклонился от предписанного маршрута следования и сравним атмосферу 1937 года. Почему в Россию европейцы ехали несколько веков? И главное – зачем? Они стремились к свободе и грандиозным перспективам. И Российская империя это давала. Ничем другим этого объяснить нельзя. Это исторический факт, который не оспорить.

        В конце XIX века к дворянской элите сбоку примазалась появившаяся в тот период русская интеллигенция. Она родилась с отклонениями в психике и потому породила ранее немыслимый для православной страны терроризм, окончилось всё революцией, но не пролетарской, а люмпенской. Наверх всплыло быдло, как следствие – поначалу анархия, а затем – диктатура и полицейский режим. Во главе быдла – большевики, а на знамени – пролетариат. Однако, строить новое общество с отбросами общества невозможно, поэтому и появились: лозунг "учиться, учиться и учиться", моральный кодекс строителя коммунизма и миф о пролетарской сознательности.

        Для истинного торжества демократии нужны не комиссии по правам человека, защищающие его от произвола власти, а комиссии по правам людей, защищающие их от свинского поведения хама, понимающего демократию как вседозволенность для себя. В демократическом обществе права индивида не могут быть выше прав коллектива. Иначе хамы по убеждению, а также отдельные уроды, опирающиеся на властные полномочия или деньги, будут проявлять звериные инстинкты, не опасаясь возмездия.

        Сегодня демократия, как власть народа, может существовать только в форме диктатуры, где диктатор, – общественное мнение, – диктует обществу, чиновникам и прочим слугам народа волю народа. При этом неотъемлемый инструмент диктатуры – репрессивный аппарат, должен осуществлять не физическое насилие, а нравственную гражданскую казнь тех, кто зарвался. Социальный остракизм для них – единственное лекарство.

        Скопированные с общественной жизни Запада демократические процедуры и институты не дают аналогичного результата, так как на него влияет множество других факторов. К тому же к XXI веку Западная демократия выродилась в проказу современного общества. Она утратила свою изначальную суть – отражение воли народа, а готова учитывать пожелания различных маргинальных слоев общества.

        Если мы строим истинно демократическое общество, надо утереть сопли гуманизма и ввести смертную казнь, – в соответствии с волей народа. Так хочет народ. Невозможно сделать народу прививку демократии. Надо заботиться об образовании и повышении культуры народа, при этом демократия возникнет снизу. Она будет крепче, чем пудра демократии сверху. А Запад надо вежливо послать, про себя мысленно матом сказав "До свидания", и чтобы "туда же" забрал свою прогнившую демократию. Ибо речь идёт вовсе не о демократии, а о навязывании своего образа жизни. Нам нужна могучая Россия, а не Западная демократия на развалинах России.

        Наши западники в слепом восторге перед всем иноземным готовы бездумно жить по чужим лекалам. Самостоятельный путь для них – повторное изобретение велосипеда или дорожный тупик. Но история знает немало примеров выдающихся успехов на путях самостоятельного поиска.

        Малообразованными, хотя и с дипломами, людьми постоянно муссируется миф о вечности технологического отставания России от Запада. В основе этого мифа нелепый постулат, будто догонять можно только по следам. В противовес такому мнению вспомним один из эпизодов Советской космонавтики. Американцы уже пять лет как работали над перспективной двигательной установкой, когда мы только начали. Идти по стопам, в условиях куда более скромных финансовых возможностей, значило наблюдать постоянно удаляющуюся спину. Но к моменту развала Союза мы оказались впереди с огромным заделом. Этот задел был так велик, что и после прекращения в смутные десятилетия данных работ, мы сегодня ещё впереди. Как это? Просто мы пошли другим путём. Американцы проектировали и испытывали полномасштабный макет. Это очень трудоёмко, так как установка состоит из сотен новых и критически важных элементов. Мы разрабатывали и испытывали отдельные блоки. При этом был риск неудачи сочленения уже готовых модулей на финальной стадии. Но мы успешно прошли эти этапы и по времени опередили.

        Автор не участвовал в данных работах, но употребляет местоимение "мы", имея в виду и себя и Вас, как сопричастных ко всему, что творится в России.

        Технологическое отставание или опережение – следствие организации производства и квалификационного уровня персонала. Чем бы человек ни занимался: спортом, наукой, искусством или военным делом, – всегда в процессе его деятельности возникает колея. Самоизоляция дурака под девизом "Нам не надо этих новшеств, мы проживем по старинке" ведёт к гибели. А изоляционизм образованного человека, смешанный с наглой уверенностью "А мы сделаем лучше", ведёт к прогрессу. Просто всесторонне образованный человек, отвергающий копирование и задумавший идти своим путём, обманывает себя. Он – переимчивый человек, впитавший культуру прошлых веков, не замечает, что стоит на плечах своих предшественников. Самоуверенность снимает шоры с его глаз, у него расширяется угол зрения и он, при необходимости, легко покидает колею.

        Другой яркий пример – грандиозный успех Советского хоккея. Он интенсивно начал развиваться после войны в условиях почти отсутствия контактов с мировыми лидерами, а выход на мировую арену в 50-х годах показал его высочайший уровень, а не доморощенность. И здесь изоляционное развитие не привело к загниванию.

        Отдельные личности и даже цивилизации, добившиеся неоспоримых результатов, склонны фетишизировать свой путь к успеху. Им кажется, что пока догоняющие преодолеют пройденный ими путь, они уйдут далеко вперёд. На их успех повлиял ряд факторов и они знают какие именно. Другие факторы, как малозначительные, они не принимают в расчёт.

        Так высоколобые аналитики Вермахта, прогнозируя успех в схватке с Советским Союзом, опирались на доскональный анализ состояния Красной Армии, а также на анализ мощи и боевого опыта своей армии. И действительно, хвалёная Красная Армия терпела поражение за поражением и была уже почти разгромлена, да вот незадача – народ с этим не был согласен. Он создал новую армию, которая дошла до Берлина.

        Господа тупые аналитики, Ваш аналитический прогноз будущего России ещё не раз приведёт Вас к неверным выводам просто потому, что ошибочен выбор объекта анализа. И сегодня анализировать надо не мощь экономики, армии или запасы природных богатств, а нечто другое, кажущееся Вам смешным, непонятным и не заслуживающим внимания. Непобедимость нашего народа базируется на том, чего в России на два порядка больше, чем во всём остальном мире. Ни у какой нации нет такого количества литературных произведений и кинофильмов на военную тематику. У иностранца это вызывает удивление и иронию. Для нас война – это смерть, страдания, но и обязательный жертвенный подвиг. Для Запада – это смерть, страдания и недоразумение.

        Как ничто другое военные фильмы формируют наш менталитет. Западными мозгами не понять наш народ. "…Из-под стольких кибиток, из-под стольких копыт он вставал не убитый, – только временно сбит" (Е.Евтушенко).

        В цивилизационной гонке народов нельзя догнать, преследуя, а нужно идти своим путём. Тупые подражатели живут, копируя чужие стандарты поведения и вкусы. Но не всем нравится кастрированный английский газон. Меня, а может быть и Вас, завораживает и умиротворяет высокое разнотравье, волнующееся на ветру.

        Россия может обойти другие народы и победить, выдвинув на арену битвы нового человека. И это по силам лишь молодому поколению, которое нравственно мобильно и у которого "пока сердца для чести живы". Только вот нужно вдохновить его на путь образовательного, нравственного и культурного совершенствования.

        ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
        1. Для прогресса общества национальная идея несоизмеримо важнее принципов устройства экономики. Не развал экономики, а разложение нравственности и отсутствие возвышенной цели губит Россию. Модернизация промышленности, уничтожение коррупции и вообще любые глобальные проекты без появления новых людей с новыми нравственными установками не только неосуществимы, но просто карикатурны своими бессмысленными потугами.
        2. Новое мировоззрение не может быть провозглашено кликушами с трибун и баррикад или измышлено кабинетными учеными. Оно не может самопроизвольно возникнуть в толще народной жизни, а может быть рождено и выпестовано организацией, члены которой неистово исповедуют новые нормы поведения. Во все времени без исключения новый взгляд на мир зарождался и формировался в узком кругу его первоначальных приверженцев. Именно благодаря их нравственному подвигу, поначалу дикие идеи становились притягательными для широких масс. Самая величественная по замыслу идея останется блеклой, если у нее нет яростных сторонников. Нравственный облик носителя идеи гораздо важнее самой идеи. Именно притягательность образа проповедников идей создаёт армию их сторонников и обеспечивает победу идей.
        3. Возможно, автор ошибается в оценке способности, именно дворянства – этой замкнутой и вырождающейся сегодня касты, создать ядро нового движения. И идеализированный взгляд со стороны на "осколки старых поколений", быть может, скорее аванс им или мольба от безысходности, чем объективная их оценка. Но тогда ответьте Вы на третий проклятый вопрос России.

        p.s.
        Об авторе несколько фраз, но только тех, что помогут избежать предвзятого и неверного взгляда на написанное. Я родом из сельской глубинки России. Отец был рабочим, а дед и дед моего деда пахали землю. В деревне прожил в общей сложности около десяти лет. И косил, и стадо пас, и лошадь могу запрячь, и вообще – люблю и многое умею делать своими руками. Ни я, ни мои предки не состояли в каких-либо партиях и не занимались спекуляцией, а жили своим трудом. И я свой хлеб зарабатывал на государственных предприятиях, в основном, на заводе. Этим только и хочу сказать, что никогда в своей жизни я не кушал картофель, а просто ел картошку. Это очень важно для данной работы, так как считаю, что её главные тезисы должны быть озвучены не потомком дворянского рода, а выходцем из низов.

        Человек, стремящийся к расширению числа своих слушателей, доброжелательно настроенных к его речам, не станет поносить бранными словами часть возможных потенциальных сторонников. Отчего же автор не поёт елейным голоском, стараясь угодить всем, и вместо россыпи слащавых слов использует порой издёвку. Сделано это не по злобной глупости, а глубоко обдуманно. Для того, чтобы донести очень важную мысль, чего нельзя было сделать простым многократным повторением. Нравственная пропасть между различными слоями общества так велика, что достичь единства нации возможно не проповедью единения, а созданием ядра новой нравственной культуры.

        По теме "проклятых" вопросов России написано за последние четверть века очень и очень много, в том числе толстых книг. Автор также мог бы, жуя и пережёвывая одно и то же, вместо абзаца писать несколько листов, – и получить в итоге очень большой фолиант, который фактически воспринимался бы как мешок смешных советов и призывов. Но не такая цель была у меня. И как следствие, текст написан эскизно, отдельными мазками, в надежде, что уважаемый соотечественник его дочитает до конца, а между строк прочтёт потом, размышляя. Если главная мысль достойна внимания, то воспринявшие сделают больше для её развития, чем любой автор-одиночка. Если она не нужна людям, ей не поможет детальность изложения. Именно поэтому автор в своей работе стремился не к монументальности и завершённости, а лишь к "взмаху крыла бабочки…"

                31.12.2015

Примечание:
В заглавии размещённого произведения приведено его сокращённое название, что обусловлено техническими ограничениями сайта "Проза.ру". Полное название данной работы - "Русская национальная идея или ответ на третий проклятый вопрос".


Рецензии
Солидарен с Вами! Все правильно изложили.

Алексей Большаков   11.07.2022 11:08     Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.