О цитировании

"Всегда проверяй цитаты: свои — перед тем, как сказать, чужие — после того, как они сказаны." (Уинстон Черчилль)
               
Эта короткая статья посвящена теме точности цитирования иностранных деятелей.

1. Со студенческой скамьи врезалась мне в память одна знаменитая черчиллевская фраза, которую в усеченном виде не устают цитировать до сих пор: «Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных».
Цитату эту приводят на всех континентах, в том числе и у нас, на Прозе.ру. Так, 1 марта 2017 г. (почему-то в международный день кошек) при обсуждении какого-то произведения, помещенного в рубрику «история и политика», один из обсуждавших лихо ввернул ее в текст своего замечания.
И тут зашевелился во мне червь сомнения (червь во мне – это отвратительно!), тем более что еще классики марксизма призывали нас ничего не принимать на веру без критического анализа, завещая подвергать сомнению любую истину. Тогда я задался вопросом: «А как эта фраза звучит на родном языке Черчилля?» Всё гениальное просто: «демократия» будет, конечно же, democracy, «наихудшая форма», скорее всего - the worst form , а «правление» вряд ли  - management, скорее – government. Набираю в поисковике три этих слова и почти мгновенно получаю: Democracy is the worst form of government, except for all the others.
В одной из статей, посвященных данному изречению, нахожу более широкий контекст, в котором эта фраза прозвучала: «В этом мире греха и горя испытывались (или опробовались - tried) и будут испытываться различные/будет испытываться множество (в оригинале – many) форм/формы правления. Никто не утверждает (в оригинале - pretends - "прикидывается"), что демократия совершенна или абсолютно разумна (в оригинале – all-wise)...», после чего и звучит наша коронная цитата.
Но далее меня ожидало самое интересное. Не зря – ох не зря! – точил меня червь сомнения! Оказывается, великий британец не был автором известного изречения и даже не претендовал на авторство! Некто Ричард М. Лэнгуорт (или Лэнгуорс -  Langworth), называющий себя биографом Черчилля и старшим научным сотрудником высшего учебного заведения «Хиллсдейл Колледж», сообщает, что политик в своей речи, произнесенной 11 ноября 1947 года в палате общин, лишь процитировал какого-то неизвестного предшественника (he was quoting an unknown predecessor). Вот что сказал тогда сэр Уинстон:
 «…В самом деле, Г О В О Р Я Т (заглавные буквы и разрядка – мои; в оригинале it has been said), что демократия — наихудшая форма правления, если исключить все остальные формы, которые время от времени испытывались…».
Отсюда вывод: крылатые слова были действительно произнесены Черчиллем, но, по-видимому, он не первый, кому пришло в голову произнести их.

2. Один прозарушник цитирует всё того же Черчилля: "Главный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо."
Еще раз убеждаюсь: люди, не потрудившись выяснить, чтО на самом деле сказал тот или иной деятель, берут из интернета фразу, якобы им произнесенную.
Во-первых, Черчилль выразил эту мысль в форме риторического вопроса: Is the only lesson of history to be that mankind is unteachable? Вариант перевода: "Неужели единственный урок истории заключается в том, что человечество необучаемо?" Во-вторых, тон этого высказывания был скорее оптимистическим. Оно прозвучало в речи, с которой Черчилль выступил в 1946 г. в Цюрихе перед молодыми учеными и в которой он призывал западноевропейские державы к созданию Соединенных Штатов Европы, чтобы прекратить разрушительные войны за господство на континенте и в мире.

3. И третья цитата из афоризмов Черчилля!
Некто Вагабонд-Антихрист цитирует следующее высказывание сэра Уинстона: "Русские сами создают себе трудности, которые потом героически преодолевают."
Тов. Антихрист, вы передираете не точно! На самом деле Черчилль изрек: "Bolsheviks create their own difficulties which they successfully overcome later". Как видите, о "русских" у Черчилля ни слова, как и о том, что трудности преодолеваются "героически". Они всего лишь "успешно" преодолеваются.

4. Прозарушник, признающийся, что он - "русский с имперской ментальностью", сообщает: "Уинстон Черчилль сказал: «Государственные деятели отличаются от политиков тем, что государственные деятели заботятся о будущих поколениях, а политики заботятся лишь о будущих выборах»."
Дался нам этот Черчилль!
Чувствую, что не говорил и не писал такого сэр Уинстон! Подтвердилось это чувство на удивление легко, причем старым проверенным способом. Набираем английские слова statesman, politician, difference between, generation, election, и поисковик с готовностью выдает нам фразу “The difference between a politician and a statesman is that a politician thinks about the next election while the statesman thinks about the next generation.” Только принадлежит она вовсе не знаменитому британцу, а мало известному российской общественности преподобному Джеймсу Фримену Кларку, американскому моралисту, богослову, одному из ранних поборников "прав человека"(1810-1888). Наш русский прозарушник с имперской ментальностью, по-видимому, просто купился на чью-то интернет-мистификацию - одну из тех, что так распространены в сети.

5. Один прозарушный почитатель британского поэта пишет: "Байрон сказал по этому поводу: «Чего не сделали готты, сделали скотты»."
Насколько я знаю, Байрон этого не говорил. На одной из колонн в Шильонском замке, расположенном на берегу Женевского озера в Швейцарии, некто коряво начертал "BYRON", что, как предполагают, является автографом лорда Байрона, посетившего замок в 1816 году. Точно так же поэту приписывают и латинскую фразу Quod non fecerunt gothi, hoc fecerunt scoti, высеченную на одной из колонн древнегреческого храмового комплекса в Афинах. Байрон этим (у него было хобби такое - "врезать в камень письмена"?), дескать, намекал на варварский грабеж античных сокровищ афинского Акрополя, которым прославился лорд Эльджин, шотландец по происхождению.
В одном из справочников указано, что "байроновское" выражение "образовано по образцу латинской сентенции эпохи Возрождения: Quod non fecerunt barbari, fecerunt Barberini - "Чего не сделали варвары, то сделали Барберини". Сентенция эта касается не римского палаццо Барберини (при строительстве дворца в Риме для семейства Барберини якобы использовались обломки древнеримских построек), а папы римского Урбана VIII (в миру Маттео Барберини), который в 1625 году повелел перелить бронзовые балки портиков древнеримского Пантеона в дарохранительницы для собора Святого Петра. Кстати, приведенный выше русский перевод этого изречения несколько натянут (рифма готты-скотты), так как в самоназвании готов "т" не удваивается, а "скоттов" мы, как правило, называем шотландцами.

6. Одна прозарушница приводит цитату из Цицерона: "Дом, в котором нет книг, подобен телу, лишённому души".
Мы очень любим приводить афоризмы известных людей, но практически не знакомы с их творчеством. Рискую ошибиться, но полагаю, что прозарушница не прочитала в жизни ни одного произведения этого древнеримского деятеля, а приведенный афоризм скорее всего нашла среди подборки цитат на соответствующую тему. На само деле знаменитый оратор выразился иначе, но почитатели творчества "отца отечества", видимо, решили приукрасить его слова. Цицерон в переписке с другом сообщил тому, что накопившиеся в его доме манускрипты (библиотека) были рассортированы под руководством одного ученого мужа (судя по имени - образованного греческого раба или вольноотпущенника*): "... после того как Тираннион* привёл мои книги в порядок, мне кажется, что мое жилище обрело разум" (варианты переводов с латыни: ...мое жилище обрело душу; в мое жилище вдохнули жизнь и т.д.; при этом основное значение слова mens - разум, сознание);(postea vero quam Tyrannio mihi libros disposuit mens addita videtur meis aedibus). То есть Марк Туллий хотел лишь сказать, что приведенная в порядок библиотека так сказать одухотворилась. Во всяком случае у Цицерона речь идет отнюдь не о доме, в котором нет книг. Они есть, но лежат навалом, в беспорядке! Однако в 19 веке какой-то умник ловко перефразировал "отца отечества". Впрочем, не исключаю, что Цицерон был бы польщен узнав, что приведенный выше афоризм приписали ему.

7. Еще одна прозарушница скопировала из интернета: "...кто-то восхищенно сказал Кромвелю: «Какая толпа собралась смотреть на триумф вашего превосходительства!» Кромвель, не потерявший на войне чувство юмора, ответил: «Когда меня будут вешать, народу соберется еще больше».
Очередная растиражированная в интернете красивость. Как это часто бывает, некто намеренно исказил в рунете слова, возможно и произнесенные Кромвелем, приукрасив их в переводе на русский язык. И вот "красивая" цитата начинает до бесконечности тиражироваться на наших сайтах. "На самом деле" в 1683 году в Англии вышла в свет книга "История моего времени", автор которой, некий Джильберт Бернет, так изложил данную ситуацию: в мае 1650 года, когда Кромвель вернулся в Лондон и на древнеримский манер справил триумф по случаю победного завершения войны в Ирландии, генерал Джон Ламберт, соратник лорда-протектора, созерцая ликующие толпы, с энтузиазмом обратился к триумфатору: "Я рад видеть (так и хочется вставить "сэр"), что народ (в оригинале the nation) на нашей стороне", на что Кромвель якобы отреагировал фразой: "Не доверяйте им, ибо те же самые люди (в оригинале these very persons) станут орать так же громко, когда вас и меня соберутся вешать (would shout as much if you and I were going to be hanged)".
Но, конечно, с "вашим превосходительством", народом, которого соберется "еще больше", и мрачным юмором, нафантазированные слова Кромвеля звучат гораздо красивше.

8. Недавно (4.12.2017) один прозарушник при обсуждении какого-то произведения блеснул цитатой из Вильяма Шекспира:

"Грехи других судить вы так усердно рвётесь,
начните со своих и до чужих не доберётесь".
И даже милостиво привел ссылку: Уильям Шекспир. Генрих VI (кавычить надо!).
 
Очередная псевдоцитата, некритично почерпнутая из интернета.
В оригинале у Шекспира всего одна строчка: "Forbear to judge, for we are sinners all." (в дословном переводе: "Воздержись судить (не суди), ибо все мы грешны.") В переводе Е.Бирукова она звучит так: "Не осуждай его; ведь все мы грешны."
У меня есть некоторые основания предполагать, что автор шекспировской псевдоцитаты - некто Фридрих Рюккерт (1788-1866 гг., немецкий поэт, полиглот, переводчик и ориенталист), изрекший, если верить интернет-сайтам (разумеется, в русском переводе): "Грехи людей пересчитать ты так усердно рвёшься? С своих начни, и до чужих едва ли доберешься".
Однако на сайтах ничего не говорится о том, в каком стихотворении Ф.Рюккерта фигурируют эти чеканные строки и кому принадлежит перевод блистательного афоризма. Не нашел я правды и в сборниках цитат из произведений поэта. В немецкоязычных подборках афоризмов, содержащих ссылки на источники цитирования, ничего похожего на приведенную фразу также нет.
Рюккерта, между прочим, переводили русские поэты В.Жуковский, А.Фет, Н.Заболоцкий, А.Плещеев, Ф. Сологуб, К.Р. (Великий князь Константин Константинович), переводчики А.Казарновский, В.Куприянов, В.Летучий, М.Михайлов, С.Таск, Б.Чулков и многие другие, но кто из них - автор искомого перевода, дознаться я не смог. А может быть, Рюккерту, как и Шекспиру, цитату просто приписали? Товарищи, подскажите! Кто же все-таки автор пресловутого изречения???

9. Мощный Аника-воин с Прозы.ру возвещает: "Аристотель говорил, что организованное меньшинство всегда в состоянии навязать свою волю и свои законы неорганизованному большинству!.."
Вряд ли Аника читал труды Аристотеля, зато горазд выдавать в своих трудах сомнительные цитаты, приписывая их авторство Аристотелю. Но вот истинный Аристотель: "Демократией следует считать такой строй, когда свободнорожденные и неимущие, составляя большинство, имеют верховную власть в своих руках."
Аника, кстати, вряд ли читал и Платона, т.к. если бы читал, то знал бы, что Платон написал не "книгу" "Республика", как утверждает наш умник, а диалог "О государстве" (по-гречески "Политейа", а в переводе на латынь - "De res publica").
А теперь представьте: на сайте http://stihistat.com/pr/avtor2/dvv1951 есть автор Геннадий Малинский, в одном из произведений которого можно найти слово в слово: "Ещё Аристотель говорил, что организованное меньшинство всегда в состоянии навязать свою волю и свои законы неорганизованному большинству!" Далее у нашего Аники, но на сайтах Стихи.ру и Самиздат, с восхищением читаем: "Основной закон демократии гласит: организованное меньшинство всегда в состоянии навязать свои законы неорганизованному большинству".
Так кто у кого списывает и что за основной закон демократии открыл Аника-воин?
На сайте мир-слово.ру (http://www.mir-slovo.ru/text/19392.html) в статье некоего Десницкого А.С. без труда находим: "...Один из первых теоретиков демократии, Аристотель, определял ее так: «правление неимущего большинства ради собственного блага». Много позже русский философ Василий Розанов скажет иначе: «Демократия – это способ, с помощью которого хорошо организованное меньшинство управляет неорганизованным большинством».
У нас на Прозе.ру в статьях Евгения Ткаченко, Владимира Касьянова и Анатолия Панина "Читая Розанова", "Ох уж эта многоликая демократия" и "У демократии нет народа", соответственно, приводится та же цитата с указанием, что она принадлежит В.Розанову.
Подобных цитирований в интернете со ссылкой на авторство В.Розанова - море. Даже океан. Поэтому сказанного выше вполне достаточно, чтобы понять, что Аника в своих произведениях и полемике время от времени жонглирует ложными цитатами, глубокомысленно прикрываясь именами великих философов, произведения которых он в жизни не читал.

В другой раз, мощный Аника замечает, комментируя свое произведение об ошибках самого Карла Маркса: "... ум с добром это мудрость, а ум без добра - подлая хитрость..." Здесь Воин фактически выдает цитату за собственную мысль. Не надо отсебятины, дорогой Аника, ведь вы цитируете мудрого человека, написавшего: "Мудрость — это ум, соединённый с добротой. Ум без доброты — хитрость." (Д.С. Лихачев, "Письма о добром и прекрасном")

10. Некто Мартин-Сказитель процитировал у себя на страничке изречение «ВСЯКАЯ ИСТИНА РОЖДАЕТСЯ КАК ЕРЕСЬ И УМИРАЕТ КАК ПРЕДРАССУДОК», указав, что автором цитаты является некий Thomas Henry Huxley.
Видимо, Сказитель оказался не в силах передать кириллицей как звали британского биолога 19-го века Томаса Генри Гексли (или Хексли, или Хаксли, если вам угодно).
Но посмотрим, что "на самом деле" изрек британец. А изрек он вот что:
History warns us that it is the customary fate of new truths to begin as heresies and to end as superstitions,
що в перекладе на росийскою мову вызначае что-то вроде "История учит (буквально: "предупреждает") нас, что, как правило (обыкновенно), судьба новых истин состоит в том, чтобы рождаться как ересь и умирать как предрассудок (суеверие)."
У меня нет желания вчитываться в контекст с целью выяснения, что понимал мистер Гексли под "новыми истинами". Для меня довольно и того, что Гексли говорит не о "всякой истине", а о типичном жизненном пути тех истин, которые он называет "новыми". Зато тиражируемая в интернете цитата претендует на излишнюю универсальность.

11. Прозарушница, склонная к цитированию авторитетов, веско изрекла: "Кишкой последнего попа последнего царя удавим!" - это Пушкин."
Смею утверждать, что это не совсем А.С. Пушкин, ибо знаменитая эпиграмма ему лишь приписывается. Да и стихи эти есть не что иное, как перевод с французского:
Et des boyaux du dernier prеtre/Serrons le cou du dernier roi", что можно перевести примерно так: "И кишками последнего священника/Сдавим шею последнего короля".
Сие дерзкое двустишие, говорят, с энтузиазмом распевали революционно настроенные граждане в разгар Великой Французской революции. Оно, опять-таки, говорят, обнаруживается в одной из статей аббата и радикального утописта впридачу Жана Мелье (1664-1729 гг.). Историк Лагарп счел двустишие кощунственным. Ни Мелье, ни Лагарпа я не читал, зато читал в интернете, что стихи принадлежат перу идеолога Великой революции, поэта, публициста и политика Пьера Сильвена Марешаля (1750-1803 гг.). Ну, а представление о том, что русский текст эпиграммы сочинен А.С. Пушкиным, видимо, отчасти основано на словах, якобы произнесенных поэтом в 1822 г. в Кишиневе: Александр Сергеевич, дескать, утверждал там при свидетелях, что дворян русских "надобно всех повесить, а если б это было, то он с удовольствием затягивал бы петли"(запись в дневнике князя П.И. Долгорукова от 20 июля 1822 г.).
У пушкиноведа М.А. Цявловского читаем: "Совершенно особое место среди политических стихотворений, ходивших с именем Пушкина, занимает эпиграмма
«Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим....».
Мне (т.е. М.А. Цявловскому) известны лишь три копии этой эпиграммы...Самой авторитетной из этих копий является текст, имеющийся в тетради стихотворений, принадлежавшей Алексею Васильевичу Шереметеву, двоюродному брату Ф.И. Тютчева... Судя по содержанию, тетрадь заполнялась в 1820-х годах...", причем "в тетради нет ни одного стихотворения, из числа ложно приписывавшихся поэту..."
И вот здесь меня ждала новая версия авторства французского двустишия.
М.А. Цявловский сообщает: "На стр. 59-й... тетради имеется такая запись:
Et ses mains ourdiraient des entrailles du prеtre
Au dеfaut d’un cordon pour еtrangler les Rois etc.
Voltaire" (И эти руки сплетут из внутренностей священника веревку, чтобы удавить ею королей и т.д.; Вольтер)."
Так кто же в конце концов сочинил эти возмутительные строки - Мелье, Марешаль, Вольтер?
Представьте - даже не Мирабо! По крайней мере, так сообщает всё тот же М.А. Цявловский, ссылаясь на другую копию "пушкинской" эпиграммы, приведенную в сборнике стихотворений А.С. Пушкина, составленном в середине 19 в. историком русской литературы, профессором Московского университета Н.С. Тихонравовым, нашедшем двустишие у П.П. Каверина, одного из друзей великого русского поэта. В каверинском источнике эпиграмме предпослано уточнение: "Подражание Мирабо".
Но не буду больше морочить голову читателю и снова предоставлю слово М.А. Цявловскому:
"Источник эпиграммы неверно указан и Шереметевым, ошибочно считавшим приведенные им стихи сочинением Вольтера, и Кавериным, приписавшим их Мирабо. Правильное указание источника дано в заглавии эпиграммы в сборнике Н.В. Гербеля. Третий и четвертый стихи эпиграммы представляют собой перевод стихов:
Et des boyaux du dernier prеtre
Serrons le cou du dernier roi...,
приведенных как стихи Дидро Лагарпом в его известном «Lycеe, ou Cours de littеrature ancienne et moderne» (т. XV, гл. III, стр. 136 — по изданию 1817 г.). Известно, что "наше всё" охотно читало в Царском Селе не только Апулея, но и вышеупомянутого швейцарского деятеля Ф.С. Лагарпа, который, выходит, и сослался в нашем с вами случае на бунтарский стишок французского просветителя Дени Дидро.
Итак, круг замкнулся. Следуя М.А. Цявловскому, мы не можем категорически отрицать, что авторство перевода принадлежит А.С. Пушкину. Оно хотя и сомнительно, но вполне возможно.

12. Один автор Прозы.ру, пишущий в жанре "Литературоведение", в своей ремарке на отзыв читателя, процитировал древнегреческого философа 4 века до н.э. Аристиппа из Кирены: "Учёный – это не тот, кто много читает, а тот, кто читает с пользой".
Признаюсь, меня захватывает поиск "корней" цитат! Это познавательно!
Итак, начнем с того, что труды Аристиппа, если он сочинял, до нас не дошли. Приведенную нашим автором цитату находим в сочинении таинственного позднеантичного биографа и историка философии Диогена Лаэртского "Жизнь, учения и изречения знаменитых философов" в переводе на русский язык М.Л. Гаспарова.
Сей достойный и уважаемый муж (говорю это без всякой иронии) в предваряющем свою работу обращении к читателям указал, что перевод выполнен им с латыни (каноническое издание Х.С. Лонга De clarorum philosophorum vitis, dogmatibus et apophthegmaticus, в свою очередь, являющееся переводом с древнегреческого). Для контроля М.Л. Гаспаров сообщает, что сверялся с английским и немецким переводами, выполненными в прошлом веке.
При этом, насколько я знаю, насчитывается несколько переложений произведения Диогена на язык Шекспира. Поразительно, что в одном из английских translations процитированная фраза Аристиппа выглядит так: "... it is not those who know a great many things, but they who know what is useful are valuable men." Вариант перевода: "Не те мужи мудры ("ценны", велики, заслужены, значительны, замечательны, достойны почитания и т.д. и т.п.), которые обладают знанием великого множества вещей, но те, чьи знания полезны/приносят пользу". Как видите, ни об ученых, ни о чтении в этой английской версии нет ни слова. Берем другую интерпретацию, - Р.Д. Хикса - слывущую у британцев самой удачной, и c удивлением читаем: "... it is not wide reading but useful reading that tends to excellence". Варианты перевода: "Хороша не широкая, а полезная начитанность." Или: "...важно не много читать, а читать с пользой." Здесь уже есть "чтение", но опять-таки ничего не говорится об "ученых".
Тогда, для разрешения противоречия, с некоторым трепетом обращаюсь к латинской версии аристиппова афоризма. И что же? Понимание латинского перевода древнегреческого текста дается на удивление легко: ... ita non qui plurima, sed qui utilia legunt, studiosi habendi sunt et eruditi. Наконец-то! Даже скудное знание романских корней позволило вашему покорному слуге сконструировать что-то вроде: "... итак (ita - итак, точно так же), не тот, кто читает (legunt - читают) много (plurima - многочисленный, многообразный, очень большой), но кто читает с пользой (utilia), является ученым (studiosus - приверженный наукам, любознательный, пытливый, ученый, учащийся) и образованным (eruditus - просвещенный, образованный, обученный) человеком." Значит, всё правильно: есть и "чтение" и "ученые"!
Правильно-то правильно, однако червь сомнения настойчиво требует обратиться к древнегреческому оригиналу. Его я трактовать здесь не берусь по причине практически полного незнания мною слов и грамматических правил языка эллинов начала нашей эры - а скопировать нужный фрагмент у меня не получилось; ссылка - не воспроизводится.
Тем не менее, пытаюсь хоть за что-то зацепиться в причудливой вязи всех этих "гамм", "эпсилонов" и "дзет" с "омикронами" и "альфами" в придачу. После мучительных поисков замечаю в рассматриваемом отрывке одно, показавшееся мне "знакомым" греческое слово - "логографон" (короткое словечко "алла" - "но", "кроме", "однако" ничего мне не подсказало). Заглядываю в древнегреческо-русский словарь и нахожу там слово "логографос". Справочник по грамматике языка Гомера поясняет, что речь идет об имени существительном второго склонения, употребленном в винительном падеже единственного числа, на что прямо указывает окончание "-он". Согласно "лучшему другу переводчика", т.е. тому же словарю, "логографос" - это "составитель речей" (для участников судебного процесса), "человек, пишущий не стихи, а прозу (писатель-прозаик)", и даже "историк"(?). В общем с натяжкой сойдет и за "ученого".
Теперь пытаюсь найти, как будет по-гомеровски "знать" и "читать". Со студенческих времен помню выражение "гносеологические корни", нередко ставившее меня в тупик. Оно было как-то связано с древнегреческим словом "гносис" - "знание", выросшим из индоевропейского корня G'n: "гн/дж-н/зн/кн" со значением "знать". Корень присутствует в санскритском "ДЖанати" - "знает"; латинском "coGNoscere" - "знать", славянском "ЗНати", готском "КуНнан" - "знать"; современном английском "KNow") С превеликим трудом нахожу в древнегреческом словаре глагол "гиГНоско", который переводится как "узнаю". Далее выясняю, что его близкий родственник глагол "анагигноско" означает не только "хорошо знаю" (первое значение), но и "читаю" (третье значение).
Снова обращаюсь к отрывку из Диогена.
Эврика! С радостью обнаруживаю в изучаемом нами фрагменте созвучное "анагигноску" слово "анагино". Но почему не "анагигно"? Оказывается, речь идет о форме всё того же "анагигноско", но переданной по-ионийски - на диалекте греков, населявших часть западного побережья Малой Азии. Мой друг-словарь утверждает, что на ионийском наречии соответствующая форма данного глагола звучала как "анагиноско". Кто его знает, может быть, Диоген (или Аристипп Киренский, т.е. Северо-Африканский, скорее всего писавший на аттическом диалекте, родственном ионийскому) был ионийцем? Ведь и "Илиада", говорят, кишит ионизмами. 
Завершаю свои поиски выводом: в первом из приведенных мною английском переводе интерпретатор, похоже, исходил из текста древнегреческого подлинника и поэтому счел более точным употребить "знать", вместо "читать", по ходу сделав "логографа" "ценным человеком"! А неизвестный мне переводчик с греческого на латынь, в процессе работы над книгой Диогена, похоже, остановился на третьем значении "анагигноско" ("читать"), заодно преобразив пресловутого "прозаика-историка" в "студиозуса-эрудита".
Какой же всё-таки дьявол скрывается в деталях!

13. В заключение позволю и себе (другим можно, а мне нельзя?) маленькую мистификацию с цитированием из... ну, скажем, Вильяма нашего Шекспира .

"Не бери и не давай взаймы,
Ибо с дЕньгами друзей теряем мы."

Уверен, немногие догадаются или дознаются, откуда, из какого произведения Стратфордского Лебедя взяты эти строки и почему приведенная цитата "неправильна".

* Позднее мне удалось выяснить, что Тираннион - личность известная. Это был греческий "интеллектуал" (грамматик); в 74 г. до н.э. во время второй войны Рима против понтийского царя Митридата он был захвачен римлянами в плен, продан ими в рабство, но впоследствии облагодетельствован победоносным полководцем Луцием Лукуллом. Ему дали вольную, он перебрался в Рим и стал близким человеком не только Цицерону и его другу Аттику, но и самому Юлию Цезарю.


Рецензии
Простите, Алексей, что не сразу дочитала Вашу статью до конца из-за пришедшей гостьи. Вот, зашла второй раз, чтобы дочитать. Хотя Ваша статья и была написана более двух лет назад, но она актуальна на все времена. Действительно, в своих работах мы часто кого-то цитируем,порой не проверяя достоверность таких высказываний. Каюсь, есть такой грех и у меня. Прочитав Вашу интересную, обстоятельную, аргументированную, сопровождаемую конкретными примерами статью, дала себе слово, что прежде чем процитирую кого-то, сначала проверю во всех источниках ее достоверность и автора. Спасибо Вам огромное за преподанный урок.
Творческих Вам успехов.
С благодарностью. Галина.

Галина Гостева   23.03.2020 07:02     Заявить о нарушении
Ответ на пункт 13, рискуя нарваться на критику, все же напишу отдельно. Стратфордским Лебедем называют У.Шекспира ( 26 апреля 1564 г. - 23 апреля 1616 г.)
и театр " Лебедь", построенный в Стратфорде на Эйвоне в 1986 году на фундаменте Шекспировского мемориального театра, чья история началась еще в 1879 году.
У Шекспира в драме " Гамлет" Полоний говорит сыну: "neither a borrower nor a
lender be" в переводе " не будь ни должником, ни кредитором". Существует множество вариаций перевода этой строки. Кроме того, некоторые пытаются доказать, что все произведения, которые считаются написанными Шекспиром, вовсе им не были написаны.
С уважением. Галина

Галина Гостева   23.03.2020 07:38   Заявить о нарушении
Когда меня ругают, испытываю чувство досады, когда хвалят, сомневаюсь, заслужил ли похвалу. Во всяком случае благодарю за отзыв.

Алексей Аксельрод   23.03.2020 09:11   Заявить о нарушении
"...некоторые пытаются доказать, что все произведения, которые считаются написанными Шекспиром, вовсе им не были написаны."
Это давняя история (так называемый шекспировский вопрос), которой я отчасти посвятил свою длиннющую статью "Загадка внутри головоломки..."

Алексей Аксельрод   23.03.2020 09:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.