Дикарка

Я люблю её, несмотря на скверный характер. Она, как никто другой умеет выслушать, лежит напротив и не мигая, смотрит на меня. Глаза её похожи на ночь, в них не отражается свет, если приглядеться внимательнее, то можно увидеть в центре серые горошины. Не любит уличную суету, гораздо больше ей нравится лежать на подоконнике и слушать звуки. Так она впитывает окружающий мир.

Веточка не зрячая, но в доме знает все углы и повороты. Как расставлена мебель, где находится еда. Любимое местечко – вторая нижняя полка в шкафу. Любит, читать со мной книги. Может тихонько подползти под руку и потереться шоколадным носом о страницы. О чём-то, понятной лишь ей расскажут запахи.

Обожает купаться. Не любит ходить с грязной попой. Не любит гулять. Вероятно, в той жизни дикарка была кошкой. Улица – враждебное государство, нас туда и не выманишь. Зачем, когда есть «лоток-туалет». Перед тем, как сходить «по-большому», кружится, пока не остановится на одном месте, начинает кряхтеть и оставлять кучки. После такого серьёзного процесса, ждёт у двери ванной комнаты. Весь её вид говорит лишь об одном: «Мама, подмой меня немедленно!» Чистоплотность – очень серьёзное качество дикарки. Но, какие-то гады не дают нормального житья, выедают шерсть и вызывают сильнейший зуд.

И ещё, мы запустили уши. Никак не подступиться, чтобы обработать.
Собаку надо сводить к ветеринару-дерматологу. Записались заранее. Пришли к 11.00. Народу тьма. Все сидят тихо, мирно. На коленях кошечки, собачки. Кто не на коленях, ведут себя достойно.
« У нас по записи», - говорю. «Вас пригласят» - отвечают. Моя, дикая собака Ветко. Так как мест нет, мы стоим возле стеллажа с медицинскими препаратами. Веточка, ничего понять не может. Что происходит? Где мы? Что мы? Вокруг миллион запахов. Язык высунут лопатой, капает слюна, дышит тяжело. Норовит поставить передние лапы на стекло.

Пригласили в кабинет. Сначала взвесили на весах. Минут десять ушло на «писанину». Сколько лет? Давно ли зуд? Есть ли течка, постоянно ли? Чем кормлю? Сколько раз купаемся? С горем пополам взяли мазки из ушей.
Назначено лечение. Придя домой, посчитала, в какую сумму это обойдётся. Опечалилась, прослезилась. Подумала: «дешевле усыпить». Озвучила вслух. Дикарка, ужасно обиделась, весь день просидела в шкафу, страшно рыча, обнажая дёсны, показывая клыки. Думаю, что запросто могла бы меня съесть, но видимо в глубине души понимала, что этого делать не стоит. Я ещё пригожусь.

И вот, час «икс» настал. Всё куплено: лекарства, суспензии, лечебные шампуни, раствор для промывания ушей, разные антибиотики в ампулах, специальная мазь. Неизвестно кто больше боится, она или я.
Приступаем. Первым делом, скормила «Бравекто». Это, такая, большая таблетка, которая стоит 1300 рублей. Убивает паразитов с первого «выстрела».
Ветеринар-дерматолог заверила, что таблетка, как конфетка, съест с большим удовольствием. Съела. Не набросилась с радостью, а очень даже интеллигентно пожевала, раскрошив крошки по полу. Далее, изготавливаем суспензию. Антибиотик, в виде порошка, в который добавляется водичка, взбалтывается и сладкая микстура, с ароматом карамельки готова. Потом смешиваю в мензурке лекарство из ампул, добавлю мазь, тщательно перемешиваю.

Теперь одно впрыснуть в пасть, другое лекарство в уши. Задача архисложная, если учесть, что рыжая, чувствует малейшее изменение, по отношению к ней. Объяснить, как человеку, что это делается для её же здоровья, невозможно.

Приступаем к сложной операции, под кодовым названием «Смерть микробам»! Перед этим блокируем пути все к укрытиям: плотно закрываем двери шкафа-купе (там у нас волшебная полка, откуда не выманишь даже за сахарную косточку), перекрываем подступы к журнальному столику (та же самая нижняя полка), короче застаём врасплох. Легко написать, но трудно сделать.

Она всем своим естеством чувствует приближающую угрозу, ощеривает пасть, показывая не шуточные клыки, тёмные зрачки глаз сверкают, в этот момент в ней просыпается далёкий собрат – волк. И звук рыка исходит из самого нутра. В этот момент, чувствую себя отважной укротительницей дикарки. Присаживаюсь рядом на корточки, кладу ладонь правой руки на загривок и чуть сжимая пальцы, придавливая, начинаю поглаживать, очень осторожно, приподнимая ладонь вверх. И не переставая, держать под контролем её злобное рычание. Мы обе напряжены. Что будет дальше?

Потом, подсовываю под грудину левую руку и приподнимаю передние лапы. Угрожающее рычание продолжается, что означает предупреждение, в случае, если я причиню боль. Тут, важно сохранять спокойствие. Очень медленно, подсаживаю её на правую руку, приподнимаю от пола, прижимаю к себе и не спеша встаю во весь рост. Моя красавица становится беспомощной в моих руках и рычать, когда, так нежно обнимают, не в состоянии. Прижимаю её к себе, и усаживаю на стиральную машину. Она, у нас будет выполнять функцию операционного стола.

Стиральная машина – полуавтомат, довольно-таки долго служит мне верой и правдой, чуть ниже высоты письменного стола, по ширине вполне подходит для размещения лохматой рыжей туши. Дикарку бьёт дрожь, меня тоже. Довольно таки убедительно щерит пасть, в которой белоснежные клыки доминируют. Я запираю свой страх на большой, амбарный замок. Одеваю, кожаные перчатки. Беру намордник, с двух сторон, изнутри придерживаю большими пальцами, и… влажный нос, оказывается в плену. Одна, за другой скидываю перчатки, и туго затягиваю узлом, на кучерявой шее. Уф… можно выдохнуть, но расслабляться ещё рано. Дикарка, крутится на поверхности, я не могу с ней справиться. В какое-то мгновение, теряю контроль над ситуацией, и она брякается на пол. Здоровый коготь на лапе отрывается «под мясо» и кровь брызжет во все стороны. Быстро подхватываю и водворяю на прежнее место. Злюсь на неё, на себя, уговариваю, чуть не плачу, от жалости к нам обоим. Коготь до конца не оторвался, висит на ниточке. Надо аккуратно его удалить. Нет, это невозможно! Ветка крутится, выдёргивает лапу, не даёт ухватить прочно. Наконец, я изловчилась и откусила когтерезом злополучный коготь.

Это не всё. Уши! Битва продолжается. Дикарка мотает кудлатой башкой и не даёт ухватить ухо. Надо влить очищающий лосьон. Улучив момент, шприцом, быстро пшикаю в ухо, потом массажирую у основания. « О…» - ей это нравится! Хоть что-то доставляет удовольствие. Ватным диском прочищаю ухо – сначала брыкается, потом затихает, поняла, что боли не причиняю. В завершении – лекарство. Лечебные процедуры окончены. Снимаю намордник, несу в ванну. Купаться мы любим! Намыливаю мою красавицу лечебным шампунем: спину, бока, шею, грудину, лапы. Тщательно жулькаю, и оставляю на 10 минут.

Потом тщательно смываю мыльную пену, хорошенько промываю проточной водой, отжимаю шерсть. Большим полотенцем просушиваю, насколько возможно, потом накидываю на дикарку, подхватываю под живот и несу крупняшку (15 кг) на диван.
Плюхаюсь на него, с наслаждением откидываюсь на спинку, дикарка лежит на спине, у меня на коленях. Мы обе в полуобморочном состоянии. Я от усталости и напряжения, она от блаженства!


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.