Близкие люди. Глава 28. Я сама

      После ухода Олега я несколько дней места себе не находила. Из дома не высовывалась, с приятелями не встречалась, телевизор не включала. В гнетущей тишине и отупляющем безделье слонялась по комнате из угла в угол.
      Задушевные разговоры с мамой исключались, закадычных подруг не было. Своё горе я переносила молча. Днём крепилась, а по ночам беззвучно плакала, обняв подушку. Утром поднималась с постели с распухшим покрасневшим лицом, зеркал избегала. Дорогой человек меня не видел, остальное не важно!

      Мир удручающе поблек, неделю-другую я утопала в его вязкой черноте. Потом натужно очнулась, потянулась к свету, утёрла остатки слёз, совестливо вспомнила неотложное «надо» и взялась за учебники.
      До выпускных экзаменов в институте оставалось несколько дней. Почти месяц, отведённый на подготовку к ним, бездарно проскочил в волнениях, далёких от медицины. Теперь следовало думать исключительно о дипломе.
      Я с утра до вечера штудировала конспекты лекций и специальную литературу, с немалым усилием отгоняя любовные переживания. Но стоило закрыть книгу или тетрадь, они неотвязным шквалом обрушивались на меня.
      Училась без передышки, лишь бы не сойти с ума от тяжести потери. Наконец внимание всецело переключилось на экзамены. Первый сдала на «отлично», два оставшихся сложностей не представляли. Вот-вот стану доктором! Чем не повод воспрянуть духом? Найдутся ещё в жизни радости! Непременно!

      Изрядно уставшая от последнего студенческого напряжения, я еле дождалась расслабляющей темноты и крепко заснула. Утихающая боль разлуки позволила отдаться добрым видениям и славно отдохнуть.
      Новый день, до краёв наполненный солнцем, неприятностей не сулил, однако спокойствие продлилось недолго. Ближе к ночи раздался звонок в дверь. Громкий, настырный, протяжный. Мама засиделась у соседей, гостей я не ждала. В тревоге метнулась в прихожую, кого угодно представляла на пороге, только не Олега.

      Он робко вошёл, виновато склонил голову, сказал, что жить без меня не может. Нет для женщины слов милее. Как не поверить? Я не сумела его прогнать, размякла в крепких объятьях как последняя дурочка.
      Навсегда расстаться не получилось. Любовь опять слепила блеском, оглушала высокими нотами сладостного мотива, мутила разум несбыточными надеждами. Я без раздумий согласилась с бесправным положением, лишь бы её не убивать. Позорно расписалась в бессилии и безволии.

      Отнюдь не праведная связь возобновилась и растянулась почти на восемь лет. Несмотря на строжайшую секретность и множество бытовых помех, за несколько месяцев она обрела завидную стойкость. Успешно окончить институт не помешала.
      Я подтвердила лестный титул умной девочки и стала для Олега ещё желаннее. Он одобрял мои текущие дела и разные начинания, при этом ни моральной, ни физической, ни материальной поддержки не оказывал. На первом месте оставалась семья. Так мы сразу определились.
      Мне доставались крохи внимания. Порой его катастрофически не хватало, но нечего сетовать – сама второстепенность приняла. Другая роль не светила.
 
      Олег являлся на свидания, жертвуя тренировками. Как ни странно, высоких атлетических результатов не терял. Я хотела отправиться с ним в спортзал, однако постоянно нарывалась на запрет: отвлеку, нарушу душевное равновесие, планы перепутаю, ход упражнений сломаю. Занятие вовсе не женское – тяжести таскать.
      Я не любила быть помехой, горестно вздыхала, признавая верным мнение Олега. Вдвоём лучше нигде не появляться, люди слишком болтливы и любопытны. Наше "вместе" никого не касалось.

      Ожидание каждой встречи переполняло меня сексуальной и рабочей энергией. Я вела приём в прекрасном настроении, ладила с коллегами и пациентами, делала карьеру. От трудностей за мужскую спину не пряталась.
      Моя позиция устраивала Олега, лишней ответственностью он не обременялся. Хорошо иметь непритязательную любовницу.

      Годы шли, я взрослела, обретала житейский опыт и устойчивость к невзгодам. Много раз задумывалась о нашей близости, искажённой неизменяемыми обстоятельствами. Изредка обращала внимание на других мужчин, но сила их притяжения была ничтожной по сравнению с властью Олега надо мной.
      Однажды я решила от неё освободиться и собственный жизненный путь проторить. Ясно представила себя матерью-одиночкой. Родительский опыт пригодился.  Трудно, но не страшно, я бы справилась. Мама на пенсию вышла, наверняка поможет.

      Замужество меня не привлекало. Рожать собралась от любимого. Только в известность его не поставила, опасаясь отказа от детообразующей миссии. На большее я не рассчитывала. 
      В намеченный день и час забеременела. Удивилась, сколь просто желанный процесс запустился. С его развитием влечение к Олегу стихло, избегая привычных контактов, я искала благовидный повод для окончательного расставания. Тайные планы не раскрывала - без лишних эмоций и головной боли когда-нибудь объяснимся.
 
      Всё складывалось чудесно! Доминанта предстоящего материнства сияла счастьем и светлой мощью тянулась в будущее. Я поспешила к доктору, чтобы засвидетельствовать лучший ожидательный статус.
      Никаких проблем при осмотре не обнаружилось. Меня сразу поставили на учёт, снабдив пищевыми и двигательными инструкциями. Вдобавок выдали пачку направлений на анализы и консультации разных специалистов.
      Около месяца я педантично выполняла рекомендации. Результаты обследования надежду на неплохое здоровье оправдали. Дэцэпэшные ноги родам не помеха.

      В связи с перестройкой организма на родительский лад, общее самочувствие не пострадало. Чрезмерные волнения меня не терзали, изнутри ничего не беспокоило, раннего токсикоза не было. Подумаешь, тошнило немного от запаха и вида любимого сыра. Перестала его покупать, и неприятность исчезла.
      На работе я не переутомлялась, спала крепко, питалась полноценно, принимала витамины, часто прогуливалась в парке. И мечтала, мечтала, мечтала…

      Вроде бы стойкое благополучие беда разбила мгновенно. Одна из обычных ночей превратилась в сущий кошмар. Она обильно окрасилась кровавым цветом и пропиталась болезненным страхом, который сначала расползся по телу и белью, затем по моей Душе.
      «Скорая» приехала быстро, менее чем за час я переместилась из тёплого дома в холодную больничную операционную. Медики озабоченно суетились в спасительных мерах, но ребёночка не сохранили. Кажется, они боялись и меня потерять. Обошлось.

      Под действием наркоза я долго парила в беспросветном тягучем тумане. Пришла в себя поздним утром. Не сразу осознала, что произошло. Когда прояснились недавние события, мозг опалился единственным вопросом: «Почему?».
      Как ни силилась, причину внезапного прерывания беременности я не нашла. Она выяснилась при разговоре с лечащим врачом. Оказывается, от природы мне досталась редкая резус-отрицательная группа крови. А плод унаследовал от отца положительный фактор. Организм принял его как чужеродный и вызывающе отверг.

      В глубоком отчаянии вспомнилось невероятное совпадение: жена Олега тоже не имела резус-фактора. Из-за кровяного конфликта одного их сына еле спасли. Та угроза жизни взволновала, но не насторожила меня, чужой показалась.
      О личной особенности я понятия не имела, соответствующему исследованию случайно выделила последнюю очередь, до которой немного не добралась. Может, с мерами предосторожности избежала бы трагедии.
      Непростительная глупость приносила острейшие душевные муки, сравнимые с болями в животе, и грозила перерасти в долгосрочную укоризну. От её натиска не было волшебных таблеток. Терпеть, терпеть! Молча страдать и ждать улучшения. Я научилась обходиться без слёз.
 
      Медицинские неурядицы ослабили физическую и моральную стойкость. Сомнения в правильности решения родить деточку без ведома Олега множились беспредельно. Сознательный обман всегда греховен.
      Запутавшись в любовных сетях, я много раз просила Господа о наставлении на путь истинный. Неужто услышал? И резко образумил. С великим напряжением разума я согласилась с его справедливостью.
      Несбыточными надеждами себя больше не тешила. Никогда не быть мне матерью, полноценную семью не создать. Это счастье проскочило мимо - за него уже не уцепишься. Потом, когда горечь потери станет сносной, поищу другое. А пока надо выбираться из больничной кабалы. Я сама навлекла беду, сама с ней разделаюсь. 


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/11/28/369


Рецензии
Марина, как жаль, что вам не удалось стать мамой! Примите слова поддержки и сочувствия! С теплом,

Любовь Мироненко   21.10.2018 16:23     Заявить о нарушении
Не судьба, Любовь.
Спасибо за прочтение сочувственное.
С теплом,

Марина Клименченко   22.10.2018 08:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 58 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.