Прометей с востока Главы 7-8

                Глава 7


        Утром Корн проверил Глеба на наличие магических способностей и опять ничего не обнаружил. Ломать голову над странностями в его поведении не стали, разбудили спавшего эльфа и поспешили в трапезную, чтобы быстрее продолжить путь. Первую половину пути до Юрлова слушали эльфа, а после обеда до самого конца поездки ехали молча. Эльф выговорился, а не любивший долгих разговоров Глеб устал от его болтовни и нервничал, так как опасался, что барон не станет задерживаться в городе. Кроме того, он начал сомневаться в своей невесте. Сомнения зародили слова Корна, а усилили их собственные размышления. Вот стала бы любящая девушка уезжать в другое королевство, где он почти наверняка её не найдёт? На обеде Глеб поговорил с трактирщиком, который подтвердил, что барон с молодой и красивой дамой останавливался у него вчера на ночлег. По его словам, Дарья выглядела весёлой и довольной. Значит, её никто не принуждал к поездке.
        К городу подъехали, когда стемнело. Стражники уже закрыли ворота и встретили приезжих руганью. Пришлось напустить на них эльфа, после чего ворота мигом открыли и им любезно объяснили, где в городе лучшие места для постоя и как к ним проехать. Юрлов неплохо освещался многочисленными фонарями, да и прохожих на улицах было много, поэтому не заплутали и быстро вселились в один из лучших постоялых дворов. Сразу же рассчитались со своей охраной и отправились ужинать.
        – Вы останетесь здесь, – сказал после ужина маг, – а я найму экипаж и съезжу к своему знакомому. Раньше этот господин знал обо всём, что творилось в городе, надеюсь, что он не растерял эту сноровку. Если мой знакомый не знает о вашем бароне сегодня, значит, узнает завтра, лишь бы он здесь задержался хотя бы на два дня.
        – А где здесь нанимаются экипажи? – спросил Майк. – Я съездил бы в наше представительство. Нужно доложить об убийстве родственников. Поможете?
        Маг с эльфом ушли, а Глеб поднялся в снятую комнату. Делать было нечего, и, чтобы хоть как-то отвлечься от неприятных размышлений и убить время, он развязал котомки и принялся разбираться с трофеями. Фонарь светил слабо, поэтому юноша не рассматривал украшения, а просто отложил их отдельно и посчитал свои деньги. Оружие пока не трогал, решив разобраться с ним утром. Первым вернулся эльф, но он сразу же заплатил за девушку и ушёл с ней к себе развлекаться. Корн приехал, когда Глеб уже собрался лечь спать. К удивлению юноши, маг был навеселе.
        – Нужно было расслабиться, – объяснил он своё состояние. – Я всё выяснил о вашей девушке. Я не знаю, где она остановилась, но завтра можете встретиться. Мой знакомый знает, что в город приехал барон Густав фон Витберг с баронессой Дарьей Радомской. Как было объявлено, баронесса является невестой его младшего сына. Они остановились у кого-то из бошей, но нам нет смысла затевать поиски. Завтра князь Луциан Кучинский даёт бал в честь совершеннолетия своей младшей дочери. Так вот, они туда приглашены.
        – А мы? – спросил Глеб.
        – А мы не вышли рылом, – невесело пошутил Корн. – Я сейчас вообще не отношусь к дворянскому сословию, а шевалье с купленным титулом не украсит этот бал. Но есть одна возможность...
        – Билет? – сразу же понял юноша. – И сколько за него сдерут?
        – Тысячу монет, – ответил Корн. – Я сказал, что вы согласитесь. На балу у вас будет возможность встретиться и выяснить отношения, хотя я уже не тратил бы деньги и ничего не выяснял. Можно, конечно, сесть в засаду на выезде из города, но тогда вам придётся драться.
        – Я пойду, – решил Глеб. – Любит она меня или нет, но с этой погоней нужно заканчивать.
        – На вас будут пялиться, – предупредил Корн. – Учитывая стоимость билета, вы будете с ним на балу один. Не вздумайте там начудить, например, пригласить на танец дочь князя. С вас станется. Бал начнётся в полдень и продолжится допоздна. Можете взять на него нашего эльфа, для них не нужно приглашений или билетов. Глеб... может, я помогу вам уснуть? Сами вы сейчас помучаетесь полночи, а завтра будете своим видом пугать дам. Вы и так с этой любовью извелись и похудели, можете вообще заболеть.
        – Не надо, – отказался юноша. – Мне нужно полежать и подумать, а вы спите. Не буду я страдать полночи.
        Глеб действительно недолго терзался. Обдумав своё положение и то, что нужно сделать завтра, он уступил той части сознания, которая в нём угнездилась от графа Анджея, и спокойно заснул. Утром его пришлось будить.
        – Вы меня удивили, – сказал растормошивший его маг. – Думал, что на вас не будет лица, а вы, наоборот, демонстрируете завидное самообладание.
        – Мы с графом очень разные люди, – объяснил юноша, – поэтому наше слияние не могло пройти до конца. У графа есть много такого, что мне не нужно, но иногда можно использовать. Он тоже любил и получил отказ. Каким бы ни был человек, он в таких случаях будет переживать и мучиться, мучился и Анджей. Но он себя приучил не терзаться раньше времени. Не знаю, как это у него получалось, но он переживал только тогда, когда не оставалось надежды. Если сегодня мне откажут, он ничем не поможет, но пока нет такого отказа, я с его помощью остаюсь спокойным. Такое получается ненадолго, но вчера мне хватило, чтобы заснуть. И ещё он научился давить горе злостью. Это просто, когда есть человек, которого можно ненавидеть, но мне не понравился этот способ.
        – Правильно он вам не нравится, – сказал маг. – Ненависть – это не выход. Она даёт только отсрочку и разрушительно действует на душу. Мой вам совет: даже если кому-то нужно отомстить, мстите с холодным сердцем. А кого ненавидеть в вашем случае? Барона за то, что он спас вашу любимую, или её за то, что предпочла другого? Жестокие и эгоистичные люди мстят, вымещая на других свою боль, слабые часто спиваются, а умные ищут замену утрате. Девушек много, рано или поздно одна из них станет для вас единственной. Впрочем, вам пока не отказали. Пойдёмте позавтракаем и займёмся подготовкой к балу. Костюм – это ещё не всё, что вам нужно. У вас слишком длинные волосы, поэтому нужно навестить цирюльника. Заодно он закрасит вам эти ужасные веснушки. Если бы ещё покрасить волосы, в вас никто не опознал бы маоза, только и ваша невеста прошла бы мимо и не узнала. Ей и сейчас трудно узнать в вас крестьянского парня, с которым разлучили разбойники.
        К цирюльнику Глеб сходил, но только подстричься. От предложения завить волосы и забелить лицо он отказался. Костюм был отдан в глажку служанкам, новые сапоги тоже начистили до блеска, а Корн под видом слуги съездил во дворец к князю Кучинскому и обменял тысячу монет на невзрачную бумагу с княжеской печатью.
        – Они были потрясены, – смеясь, рассказывал он о своей поездке. – Вижу, что вы ездили к цирюльнику, но ожидал большего. А что с парадным мечом? Не пойдёте же вы на танцы с боевым?
        – Оцените, – протянул ему меч Глеб. – Подобрал из тех, которые собрал у разбойников.
        – Несомненно, это парадное оружие, – рассматривая короткий и лёгкий клинок, сказал Корн. – Даже рубины на рукояти! Кому-то из разбойников повезло. Не боитесь брать такую приметную вещь? Если на празднике будут родственники того, кому он принадлежал...
        – Ничего страшного, – ответил юноша. – Герба на нём нет, поэтому я в своём праве. А отвести подозрения нетрудно. Майк подтвердит, что я взял его с боем у разбойников. Думаю, что это только добавит мне популярности. Можно было бы обойтись кинжалом, но не в моём случае. Надеюсь, что, когда я уйду с бала, вы будете где-нибудь поблизости от дворца.
        – И когда это будет? – спросил маг. – Я не собираюсь по вашей милости торчать там весь день.
        – Возьмите деньги и закажите экипаж, – предложил Глеб. – В нём нетрудно подождать. Сразу я оттуда не уйду и допоздна не задержусь. Прихватите мой меч, а то я этим много не навоюю. Мало ли чем обернётся для меня этот бал!
        У Майка была праздничная одежда, но не было второго меча, поэтому он отправился на бал с кинжалом. Вышли немного раньше, чтобы найти экипаж и на нём подъехать к дворцу. У парадного входа стояла толпа нарядно разодетых слуг. Эльфу почтительно поклонились, а билет Глеба подвергся тщательному изучению. Купленную Корном бумагу разве что не обнюхали и не попробовали на вкус.
        – Довольно! – прикрикнул на слуг Глеб. – Не узнаёте печать князя? Надо ему попенять на то, что экономит и делает свои билеты на такой паршивой бумаге. Или ему пенять на вашу слепоту?
        – Проходите, шевалье! – вернул ему билет один из слуг. – И постарайтесь в гостях не оскорблять хозяина, а то вам не поможет и билет!
        – Не тебе меня учить, холоп! – оставил за собой последнее слово Глеб и повернулся к эльфу: – Пойдёмте, Майк, пока они не надумали проверять ваши уши. А то, может быть, и вы поддельный.
        – Какое неуважение к гостям! – с негодованием сказал эльф. – Может, уйдём?
        – Мне нужно кое с кем встретиться, – ответил юноша, – иначе ноги бы моей здесь не было!
        Сам Глеб наверняка не стал бы раздувать свою обиду, это сделала его графская половина, которой юноша полностью доверял в таких вопросах. Голоса он не сдерживал и многие из заходивших во дворец гостей всё слышали. Не приходилось сомневаться, что вскоре его слова станут известны и остальным. Из огромной прихожей они прошли через анфиладу из трёх небольших залов в четвёртый, в котором и проходил бал. Круглый зал с куполообразной крышей, мраморным полом и тремя огромными люстрами выглядел великолепно. Ещё больше великолепия ему придавали собравшиеся дворяне, одетые в яркие костюмы и платья из дорогих тканей и украшенные драгоценностями.
        – Постарайтесь пока от меня не отрываться, – негромко сказал Майку Глеб. – Вы не умеете танцевать наших танцев, только опозоритесь. Сейчас я найду...
        Он замер, поражённо уставившись на ослепительно красивую девушку в роскошном платье, которая стояла рядом с пожилым мужчиной, одетым в чёрный бархатный костюм с золотой баронской цепью на шее. Над её прической хорошо поработали, открыв взглядам изящную шею и плечи. Впрочем, и платье было пошито так, что мало что скрывало. Глеб взял эльфа за руку и подвёл его к этой паре.
        – Позволь, дорогой Майк, познакомить тебя с бароном Густавом фон Витбергом и баронессой Дарьей Радомской, – громко сказал он на англе, после чего перешёл на язык пшеков: – Извините, барон, но я похищу вашу даму. Нет, не насовсем, а для короткого разговора.
        – Кто вы такой? – неприязненно спросил барон.
        – Я в недавнем прошлом жених этой девушки, – ответил Глеб. – Вам этого достаточно?
        – Глеб! – поражённо уставилась на него Дарья. – Ты жив? Как ты здесь очутился?
        – Я не понял, что тебя больше удивило, – сказал он ей на родном языке. – То, что я жив, или моё появление в этом зале? Я не услышал в твоём голосе радости.
        – Я тебя искала! – возразила она.
        – А разве я в чём-то тебя обвиняю? – спросил он. – Как может обвинять баронессу какой-то шевалье? Мне говорили, что ты обо мне спрашивала в трактирах и уезжала всё дальше с такой быстротой, как будто у тебя под ногами горела земля! Я не сманивал тебя из дома и не навязывал любовь. Ты сама из него сбежала и подарила мне свою. Мы не соединялись у алтаря, поэтому ты свободна в выборе. Скажи, и я уйду.
        – Мне объяснят, что здесь происходит? – громко спросил за спиной Глеба чей-то голос.
        Обернувшись, он увидел стоявшего в трёх шагах уже немолодого мужчину, рядом с которым находилась молоденькая девушка. Все гости молча смотрели на эту сцену.
        – Прошу прощения, сиятельный князь! – почтительно сказал Глеб, изящно поклонившись хозяевам. – И у вас, госпожа! Я хотел обсудить с баронессой наши дела, чтобы не мешать празднику, но воспротивился господин барон. Право, мы говорили не так уж громко, чтобы привлечь общее внимание.
        – Моё внимание привлекла чужая речь, – сказал князь. – Не скажете, что за дела у вас могут быть к баронессе? Вы ведь тот самый шевалье, который купил билет и выразил недовольство его видом?
        – Глеб Березовский, к вашим услугам! – ещё раз поклонился юноша. – Мы с баронессой родом из одного княжества, и до того как нас разлучил бой с остатками мятежников, я заботился о её безопасности. Когда я был ранен, эту заботу вместо меня взял на себя господин барон. Я всего лишь хотел убедиться, что баронесса больше не нуждается в моих услугах, для чего, собственно, и купил ваш билет. А его вид мне безразличен. Просто ваши слуги слишком долго его проверяли, поэтому я и сказал, что за тысячу монет можно было придумать что-нибудь такое, чтобы не оскорблять гостей недоверием.
        – Вы дрались с мятежниками? – с недоверием спросил князь. – И многих убили?
        – Примерно сорок, – ответил Глеб, вызвав общий смех.
        – И кто это может подтвердить? – отсмеявшись, спросил князь.
        – Вас устроит барон Маслав Венецкий? – сказал юноша. – Правда, он далеко, но у меня есть его рекомендация, и это может подтвердить его сын, который сейчас в свите принца. Да и зачем вам это подтверждение? Я не прошу у вас никаких милостей. И дрался я не за короля, а сначала за себя, а потом спасая барона и его родственницу. Для хорошего лучника это было не очень трудно.
        – Как же вас ранили? – уже без смеха спросил князь.
        – Попали в голову из пращи. Спас шлем, но сражаться я уже не мог, а потом потерял сознание.
        – Ваша светлость, – вмешался Майк. – Шевалье великий лучник. Он и меня спас, за один миг застрелив десять разбойников.
        – Вы достойный свидетель, – сказал князь. – Какую же охрану вы взяли, если вам потребовалась помощь?
        – Со мной были четверо моих родичей, – ответил Майк. – Были и охранники, но разбойники побили их стрелами. Всего лиходеев собралось под четыре десятка. Мы храбро сражались, но когда подоспел шевалье, я остался один против десятерых!
        – Погибли четыре эльфа! – с тревогой сказал князь. – Вы доложили в представительство?
        – Съездил вчера, – ответил Майк. – Это были обычные грабители, поэтому к вам нет претензий.
        – Не слишком ли много внимания нам уделяют? – спросил Глеб, посмотрев на покрасневшую девушку. – Кажется, сегодня чей-то праздник!
        – Ваша правда, шевалье! – рассмеялся князь. – Оркестр, музыка!
        – Мне можно вас пригласить? – неожиданно спросила Глеба девушка.
        Заиграл оркестр, и юноша, бросив взгляд на ухмыльнувшегося князя, подошёл к его дочери и закружил её в танце. В свои семнадцать Анджей был прекрасным танцором, поэтому и Глеб танцевал легко и непринуждённо. Закончив танец, он отвёл княжну к небольшому возвышению, где стояли два богато украшенных кресла, и хотел уйти, но был остановлен коренастым мужчиной лет пятидесяти с баронской цепью на шее.
        – Я попрошу вас ненадолго задержаться, – обратился он к юноше. – Дело в том, что мне знаком меч на вашем поясе. Не скажете, как он к вам попал?
        – Это трофей, – ответил Глеб. – Вы слышали рассказ эльфа о разбойниках? После боя я собрал у них деньги и самое хорошее оружие. Я сейчас в пути и не вожу с собой  парадный меч, а на этом не было герба.
        – Это меч одного из моих сыновей, – сказал барон. – Войцеху было пятнадцать, когда я отправил его в столицу. Сын и шесть сопровождавших его дружинников исчезли без следа. Я так и думал, что это дело ватаги Гавела. Есть у нас такой мерзавец. У него единственного полсотни ватажников, у других их было гораздо меньше. Одно время он куда-то исчез, а теперь, выходит, появился.
        – Из ватаги уцелели двое, – сказал Глеб. – Слишком быстро удрали. Если хотите вернуть меч, можете его забрать, но не сейчас, а когда я буду на постоялом дворе. Нет у меня желания оставаться безоружным.
        Кивнув так и не представившемуся барону, юноша вышел из зала и, отдёрнув портьеру, укрылся в одной из оконных ниш. Теперь, когда уже не было нужды держать себя в руках, он дал волю чувствам. Тоска по потерянной любви, обида за предательство и одиночество жгли душу. Глеб не хотел верить магу и доводам рассудка, вопреки которым явился на бал. Он был уверен в том, что у них была настоящая любовь. И как такое могло случиться, что любимая променяла его за возможность возвыситься? Сам он никогда такого не сделал бы. И как после этого верить женщинам? Анджея тоже обманула любимая, выйдя замуж за его старшего брата. Наследник графства – это не младший сын. Неужели они все такие и прав граф, использовавший женщин для тела и не допускавший их больше до души? Как он стремился встретиться с Дарьей, и что принесла ему эта встреча!
        – Вот вы куда делись! – воскликнула княжна, отдёрнув портьеру. – Ой, шевалье, вы плачете...
        – Это вам показалось, – сказал он, вытирая слёзы рукавом. – Неужели вам мало кавалеров?
        – Это из-за той баронессы? – догадалась она. – Зря вы так, шевалье, она вас не стоит! Я ведь видела, как она на вас смотрела!
        – И как же? – спросил он.
        – Сначала со страхом, а потом со стыдом. Тот, кто любит, так не смотрит. Пойдёмте, я постараюсь вас развеселить!
        – Хотите, чтобы ваш батюшка меня здесь же убил? Идите сами, а я подойду позже, когда приведу в порядок лицо. Ответьте только на один вопрос. Что сейчас с графами Каменскими? Они не попали в опалу?
        – Они принадлежали к королевской партии и не участвовали в мятежах, – сказала девушка. – Кто из них интересует? Младшего сына графа Ксавьера недавно казнили, но не за измену, а за убийство нескольких негодяев, а старший сейчас при дворе. Я не знаю подробностей, но вам может рассказать младшая дочь графа Касия. Она сейчас на балу.
        – Кася здесь? – удивился Глеб, забыв об осторожности. – Я её не видел.
        – А вы многих здесь видели? – спросила княжна. – Сначала выясняли отношения со своей баронессой, потом один раз потанцевали со мной и убежали.
        – Вы можете познакомить меня с графиней, княжна? – попросил он.
        – Можете называть Кларой, – разрешила она. – Зачем вам Касия, ей уже за тридцать! Я вешаюсь вам на шею, а вас интересуют старухи!
        – Ваше внимание, княжна, может стоить мне головы, а графиня нужна для дела. Я прошу вас быстрее уйти. Ваше отсутствие давно заметили и могут связать с моим уходом. Если мы появимся вместе, это будет вызовом традициям и оскорблением князя. Не уйдёте? Тогда с вашего праздника уйду я!
        – Уйду, – согласилась княжна, – но чтобы вы не посмели исчезнуть! Это оскорбит меня! Подойдёте ко мне сами, чтобы я за вами не бегала. Так и быть, познакомлю я вас с графиней, а потом потанцуем.
        Она ушла, а немного погодя и он вышел из ниши. Увидев одного из слуг, юноша узнал, где находятся комнаты с удобствами, и сходил в одну из них вымыть лицо. Он был недоволен вниманием княжны, прекрасно понимая, чем это грозит. И дело было не в князе, хотя ему вряд ли понравится, если он закончит этот вечер в постели его дочери. К шестнадцати немногие дворянки могли похвастаться девственностью, судя по поведению Клары, она не входила в их число. Отец мог посмотреть сквозь пальцы на любовные забавы дочери, но не с Глебом. У княжны наверняка было много ухажёров из знатных семейств. То, что им предпочли какого-то шевалье, да ещё маоза, было вызовом всем. От такого было рукой подать до их вызовов лично ему. Глеб прекрасно понимал, что на любого мастера меча можно найти управу. Многие молодые дворяне владели мечом не хуже Анджея, а он толком не освоил графское наследство. И главное, было бы из-за чего рисковать жизнью и портить отношения с сильными родами пшеков. Здесь ему не светило ничего, кроме мимолетной интрижки, а так развлечься он мог и в других местах без риска для своей шкуры. И что делать с княжной? Уйти было рискованно. Она оскорбится и захочет отомстить, а желающих угодить дочери князя пруд пруди. Вот ведь влип! Решив, что сейчас поговорит с бывшей сестрой, а потом будет действовать по обстоятельствам, юноша вытер лицо рукавом и направился в зал. Веселье было уже в самом разгаре. С полсотни пар танцевали, а остальные отошли к окнам и там общались и пили выставленные на столиках напитки. Самая большая компания собралась у кресел, на которых сидели князь с дочерью.
        «Хоть бы с кем-нибудь станцевала! – сердито подумал Глеб о Кларе. – Эти хлыщи разорвут меня на части!»
        Делать было нечего, и он, как и обещал, подошёл к княжне, вызвав общий интерес и перешёптывания. Как назло закончился танец, и оркестр почему-то не спешил играть другой.
        – Куда это вы запропали, шевалье? – спросил его князь. – Мы обсуждали ваши достоинства. Молодых людей интересовало, хорошо ли вы владеете мечом, или ваши таланты ограничиваются луком. Ваш приятель-эльф не смог ничего нам сказать, сам не знает.
        – Мастер, – коротко ответил юноша. – Извините, ваша светлость, ваша дочь обещала мне кое с кем познакомить.
        – Да, шевалье, – встала с кресла княжна. – Дайте же мне свою руку! Пойдёмте, ваша Касия была где-то там.
        Глеб не узнал сестру Анджея. Юноша помнил её пятнадцатилетней, а сейчас его подвели к стройной красивой женщине, которой было больше тридцати. Она стояла в компании двух пожилых мужчин и с интересом смотрела на приближающуюся пару.
        – Позвольте вам представить моего кавалера, – с улыбкой сказала княжна. – Графиня, шевалье хотел с вами поговорить, но он до невозможности робкий и не мог подойти без представления. Я ненадолго его оставляю, но не вздумайте этим воспользоваться! У меня самой на него большие планы!
        – Не будем вам мешать, – сказал графине один из мужчин. – А вам, молодой человек, советую быть осторожней. Хотя какая осторожность в ваши годы!
        Оба кавалера Касии ушли, оставив её наедине с Глебом.
        – И о чём вы хотели со мной говорить? – спросила она. – Я теряюсь в догадках, какое у вас ко мне может быть дело.
        – Не ломайте себе голову, – сказал он, – всё равно не догадаетесь. Дело в том, Касия, что я в некотором роде ваш брат Анджей.
        – Об этом действительно трудно догадаться, – согласилась она. – У вас есть ещё какие-нибудь доказательства, кроме наглости?
        – Этому маозу, – Глеб стукнул себя кулаком в грудь, – нужно было срочно стать мастером меча. Не мог он тренироваться годы. Ему повезло спасти мага, а спасённый оказался благодарным и решил помочь. Он подчинил себе коменданта королевской тюрьмы и вместе с ним и маозом спустился в её подземелье. Анджея через два дня должны были казнить, поэтому он согласился отдать часть своей памяти.
        – Теперь понятно, – с облегчением сказала графиня. – Вы подцепили какие-то воспоминания брата...
        – Вы спешите, – покачал головой юноша. – Если бы дело обстояло так, мы сейчас не разговаривали бы. Ваш паршивец-брат сделал вид, что согласен с предложением мага, а потом вмешался и испортил ему всю магию. Вместо нужных маозу знаний была переписана вся память Анджея за первые семнадцать лет его жизни. Он бы полностью перебрался в эту голову, но магу удалось остановить запись.
        – Что значит «перебрался»? – не поняла Кассия.
        – Может быть, вы не знаете, но память не копируется, а переносится из одной головы в другую. Поэтому трудно найти тех, кто на такое согласится. Стали бы мы иначе идти к смертнику! Потеряв свою личность, ваш брат стал идиотом. Он не мог разговаривать, связно мыслить и пользоваться той памятью, которая осталась. Он даже не осознавал, для чего его ведут на эшафот.
        – Для него так было легче, – сказала она.
        – Для него – может быть, – согласился Глеб, – но не для меня. Я потерял управление телом и в каком-то зелёном тумане встретился с вашим зелёным братцем. Он не захотел уходить из моей головы, поэтому, чтобы не погибнуть, мне пришлось с ним слиться. В результате я получил его знания и навыки за семнадцать лет, а также привычки и привязанности. Теперь у меня прибавились две любимые сёстры и ещё одна мать, правда, к отцу с братом нет никаких родственных чувств. Понятно, что его знаниям уже двадцать лет, и я не знаю, что с семьёй сейчас. Хотел выяснить, но помешала погоня за... баронессой.
        – Кто она вам? – зачарованно глядя на юношу, спросила Касия.
        – Была невестой, – ответил он. – Если бы не нападение разбитых мятежников, мы бы через два дня стали мужем и женой.
        – Почему же вы сказали князю...
        – Кому нужна правда? – сказал он, пожав плечами. – Я опозорил бы её перед всеми. Любовь этим не вернёшь, а мстить той, которую недавно любил... Я никогда так не сделал бы. Я вижу, что вы мне не верите. Поверите, если я расскажу то, что мог знать только он? Он ведь был вашим любимым братом, с которым вы советовались и которому доверяли тайны. Могу вспомнить серёжки, которые вы без спроса взяли у матери и потеряли. Из-за этой пропажи выпороли Лидию, а вы лежали в кровати и плакали. Служанку было жалко, а признаваться – страшно. Могу вспомнить сына конюха...
        – Довольно! – прервала она его. – Я верю, что в вас есть часть брата. Вы хотите войти в семью?
        – Я не идиот, – ответил Глеб. – Я и открылся-то только вам. Мама в такое не поверит, а Мартина может проболтаться. В ней никогда ничего не держалось. Об отце и брате вообще не говорю.
        – Мамы нет уже три года, – сказала Касия, – а сестре говорить не стоит, в этом ты прав. Я могу чем-то помочь?
        – Мне нужно как-то удрать, иначе скоро окажусь в постели княжны, а потом мою продырявленную во многих местах шкуру выставят на всеобщее обозрение. Если я как-то переживу недовольство князя, то прикончат на дуэли. Сейчас все поклонники Клары спорят о том, кому меня вызывать первому. Никто из них не примет в расчёт, что я ей нужен только на ночь, а она мне вообще не нужна.
        – Я могу вывести тебя отсюда, – предложила Кассия. – При мне тебе не посмеют делать вызовы. А что дальше? Ты хочешь уехать из Юрлова?
        – Уехать придётся, – ответил Глеб. – И дело даже не в поклонниках княжны. Но сначала мне нужно поговорить с кем-нибудь из тех, кто близок к королю или канцлеру. Есть у вас такие знакомства?
        – Когда мы вдвоём, можешь обращаться на ты или по имени, – сказала графиня. – Знакомств у меня много, но о них можно поговорить потом. Княжна уже прыгает от нетерпения и сейчас примчится сюда. Давай мы уедем ко мне и без спешки решим все дела. С такого бала можно уходить, не прощаясь, а недовольство Клары я переживу. Только я планировала отъезд на более позднее время, поэтому здесь нет ни моей кареты, ни слуг.
        – У меня здесь эльф, а возле дворца должен ждать друг с экипажем...
        – Потом пошлём эльфу слугу с запиской, – нетерпеливо сказала Кассия. – Можем и  твоих друзей поселить в моём дворце. Решай быстрее, она уже идёт сюда!
        – Вашу руку, графиня, – приглашая на танец, громко сказал Глеб и добавил, понизив голос: – В танце подходим к дверям и убегаем. Княжна и её поклонники не увидят нас из-за танцующих.


                Глава 8


        – А ты прекрасно танцуешь! – похвалила его Касия. – Наш танец и побег наверняка припишут тому, что я увела тебя у Клары для ночных забав. Всё, выбрались.
        Они прервали танец у самых дверей и не спеша вышли из зала. За дверью не было слуг, поэтому через анфиладу малых залов почти бежали. В прихожую уже вошли неторопливо и с достоинством и точно так же спустились по лестнице парадного подъезда.
        – До выхода из парка я с тобой дойду, – сказала Касия, – но идти по площади на моих каблуках...
        – Обопрись на мою руку, – предложил он. – Друг должен ждать возле дворца, поэтому тебе не придётся никуда выходить.
        Когда они подошли к воротам, командовавший стражей офицер пришёл в изумление.
        – Как же так! – вытаращив на них глаза, спросил он. – Без экипажа и без охраны! Графиня, вы только скажите, какая нужна помощь! Может, послать гонца в ваш дворец?
        – Ничего страшного не случилось, – успокоила она офицера. – Вместо стражи у меня шевалье, а экипаж сейчас подъедет.
        Ворота были открыты, и Глеб вышел на площадь, где сразу же увидел стоявший неподалёку экипаж с кучером и магом. Махнув им рукой в сторону ворот, он вернулся к Касии. Через несколько минут сели в экипаж, и графиня сказала кучеру, куда ехать.
        – Всё-таки не утерпели, – недовольно сказал юноше Корн. – На кучера можете не обращать внимания, он ничего не услышит.
        – Так вы тот самый маг, – догадалась Касия. – Кого-то вы мне напоминаете... Не могу вспомнить!
        – Не нужно вам меня вспоминать, – с нажимом сказал он. – Для всех я сейчас просто Корн Кучинский. Вы поверили Глебу?
        – Пришлось поверить, – ответила Касия. – Он знает то, что знал только Анджей, а брат не стал бы этим ни с кем делиться.
        – Что скажете о нас мужу? – спросил Корн. – Или его сейчас нет в Юрлове?
        – Муж умер три года назад, а сын в столице.
        – Почему вы так рано ушли? У вас неприятности?
        Глеб, не вдаваясь в подробности, рассказал сначала о разговоре с Дарьей, а потом о дочери князя.
        – Нужно срочно уезжать, – сделал вывод маг, – и желательно не в столицу, а в какую-нибудь дыру. Через месяц о вас никто не вспомнит, разве что княжна подстроит при случае какую-нибудь гадость. Праздник вы ей испортили. И дело не в постельных забавах: она найдёт, кем вас заменить. Вы оскорбили княжну, нарушили своё слово и сделали её неудачный флирт темой для пересудов. Женщины такое не прощают.
        – Помните наш разговор об эльфах? – сказал Глеб. – С любовью у меня ничего не вышло, а службу я себе теперь найду, поэтому могу съездить с вами за море. Только вначале я хотел бы поговорить с кем-нибудь из тех, кто не может не знать, готовится ли война с нашими княжествами или это только ваши домыслы. Извините, Корн, но я должен в этом убедиться.
        – Вы мне не объясните, о чём разговор? – спросила Касия. – А то я вас слушаю и не понимаю.
        – Я позже объясню, – пообещал Глеб. – Предложение принять у себя моих друзей остаётся в силе?
        – Мог бы и не спрашивать, – ответила она. – Если я что-то обещаю, это всегда выполняется.
        – Мне сейчас не стоит возвращаться на постоялый двор, – сказал Глеб магу. – Отвезёте нас, а потом вам нужно вернуться, дождаться эльфа и убедить его воспользоваться гостеприимством графини. Я думаю, что вдвоём вы перевезёте к ней наши вещи и пригоните коней.
        До дворца графов Лазович ехали недолго. Возвращение хозяйки в наёмном экипаже вызвало переполох.
        – Вы поступили легкомысленно, госпожа! – выговаривал графине пожилой, но ещё крепкий мужчина, который командовал стражей. – Если решили уехать раньше, можно было послать к нам гонца. Охрана князя оказала бы вам такую любезность.
        – В следующий раз так и сделаю, – согласилась Касия, – а сейчас запомните, что этот шевалье мой гость. Этот господин, – она показала рукой на мага, – тоже будет пользоваться моим гостеприимством. Сейчас он съездит за вещами и лошадьми и вернётся. Возможно, с ним приедет эльф. Скажите Влодеку, чтобы приготовил для них комнаты. Меня пока не беспокоить.
        Она опёрлась на руку Глеба и повела его на второй этаж, где располагалась господская половина дворца. Заведя юношу в свою гостиную, она с облегчением сбросила туфли и села на один из двух диванов.
        – Тебе не нужны свои комнаты, – сказала она, лукаво посмотрев на юношу. – Догадываешься, почему? Уже сегодня весь город будет болтать о том, что графиня Лазович отбила молодого шевалье у дочери князя Кучинского. Всем понятно, чем мы с тобой будем заниматься, поэтому не будем их разочаровывать. Ты лишил меня праздника и княжеского застолья, поэтому я должна хоть что-то получить взамен. Я не воспринимаю тебя как брата, хоть в твоей памяти есть его воспоминания. Ты не он, а я не та пятнадцатилетняя девчонка, которую ты помнишь его памятью. Я немного старовата, но ты уж потерпи. У меня не было ни одного маоза, вот сейчас тебя и попробую. Я не кричу, как некоторые, но всё равно пойдём в спальню, там удобней.
        Он молча последовал за графиней в большую спальню, помог ей освободиться от платья и разделся сам. Её слова не вызвали желания, желание вызвала она сама. До этого у Глеба были только молоденькие девушки, сейчас он слился с сильной и красивой женщиной, при одном взгляде на которую...
        – Да, – сказала она, подойдя к нему вплотную, – такого богатства у меня тоже не было. Даже страшно. Будь со мной осторожней, ладно?
        Сначала он был осторожен, но потом они убедились, что это лишнее.
        – С мужем я никогда не кричала, а с тобой меня, наверное, слышали слуги, – сказала Касия, когда схлынуло безумство и они отдыхали, лёжа в обнимку. – Извини, но я тебя покусала. Здесь и здесь. Глеб, маозы все такие или только ты один?
        – Не знаю, – улыбнулся он. – Это ты проверяй сама.
        – Расскажи, что вы задумали, – попросила она. – Ты что-то говорил о войне?
        Юноша коротко пересказал разговор с Корном о планах эльфов в отношении восточных княжеств.
        – И теперь ты хочешь убедиться в том, что это не выдумки, – задумчиво сказала она. – Кажется, я знаю, кто тебе нужен. Ладно, это будет завтра, а сегодня ты уделишь мне внимание. Всё было замечательно, но мне мало одного раза.
        Был у них и второй раз, и третий, а потом полностью вымотанный Глеб заснул. Немного позже заснула и графиня, обняв своего молодого любовника. Ужин они пропустили, но хозяйка приказала не беспокоить, поэтому всё съели сами повара.
        Утром первым проснулся Глеб. Он повернул голову и долго смотрел на умиротворённое лицо Касии. Ещё одна женщина, которая позволила ему себя любить. Поначалу он воспринимал её не как женщину, а как сестру, хотя между ними не было никакого родства, а от той девочки, которую Глеб помнил памятью Анджея, остались только глаза. Но когда он сливался с Касией, она их закрывала. Юноша слегка пошевелился, и этого оказалось достаточно, чтобы она проснулась.
        – Давно не спишь? – спросила Касия. – А почему не разбудил меня? Приятно, когда на меня так смотрит мужчина, тем более такой молодой, но мы можем найти занятие приятнее!
        Она сбросила одеяло и села в кровати.
        – Ну как я тебе? Глеб, скажи, что ты меня любишь. Я понимаю, что через десять лет стану старухой, а ты только войдёшь в силу, поэтому даже не подумаю тебя удержать, как бы мне этого ни хотелось, но соврать-то можно? Знаешь, как приятно, когда тебе такое говорят? Молчишь... Но я тебе хоть нравлюсь?
        – А то ты сама не видишь, – с улыбкой ответил он. – Ты только встала, и он сделал то же самое.
        – Вижу! – засмеялась она и стащила с него одеяло. – Глеб, а что тебе во мне больше нравится?
        – Груди, – не задумываясь, ответил он. – У тех, с кем я был, они не маленькие, но не сравнить с твоими. Они такие, что даже рукой не закроешь. Молодые, упругие и соски вон как торчат!
        – Знал бы ты, как с ними тяжело, – вздохнула она, – но я рада, что тебе нравится. У меня был один ребёнок, но и его выкармливала не я. Муж запретил и нанял кормилицу. Поцелуй их, возьми в рот, это так приятно.
        Она забралась сверху, впустила его в себя и наклонилась, чтобы ему было удобней. Долго они любовью не занимались.
        – Хватит, – придя в себя, сказала Касия. – Ты устал и голоден. Не хочется вставать, но мы пропустили ужин и можем из-за меня пропустить завтрак.
        – Рано, – посмотрев в окно, сказал юноша. – Кася, расскажи о своей жизни. Я ведь ничего о тебе не знаю, помню только девчонкой.
        – Не было в ней ничего хорошего, – вздохнула она. – Ты знаешь, что из всех детей отец больше внимания уделял Вацлаву, а остальные шли к нему довеском. Как же, ведь он наследник! Мы ни в чём не нуждались, но любила нас только мать. Как только мне исполнилось шестнадцать, сразу же выдали замуж. Выдали бы и раньше, просто отец не мог никого найти мне в мужья. Не так просто найти знатного жениха, чтобы не было урона чести и при этом не потратиться. Мартине ещё повезло: ей достался молодой муж, а мой был старше на двадцать пять лет! У него уже была жена, от которой родились три девочки. За полгода до нашей свадьбы она как-то странно умерла. Пообедала, а потом начались боли в животе. Никому другому от еды худо не было, а она в тот же день скончалась. Нужно ли говорить, что муж меня не любил? Ему была нужна не я, а наследник. Он даже меня не ласкал, забирался сверху и делал своё дело. Стыдно о таком говорить, но я знала, когда он придёт, и перед этим сама себя ласкала, чтобы не было так больно и противно. Конечно, я не выдержала и завела себе любовника. Был здесь один молодой офицер. С ним я почувствовала себя женщиной. Но то ли муж сам о нём узнал, то ли доложили доброхоты, но через два месяца офицер бесследно исчез. Больше я уже не рисковала с кем-то сближаться. Когда муж умер, я радовалась. Грех, конечно, но я сбегала в храм, покаялась и внесла пожертвование. Его нет уже три года, но почему-то нет и любви. У меня были мужчины, но с ними ничего не сложилось. Я уже начала думать, что со мной что-то не так. Такая вот невесёлая история. С сыном у меня нет любви, и это тоже из-за мужа. Он в свите принца и пока несамостоятельный, но вечно это не продлится. Сейчас я управляю графством и его доходами, но скоро это право перейдёт к нему. Вряд ли он выгонит мать, но я подготовилась ко всему. Купила небольшое имение и положила крупные суммы в гоблинский банк. Всё это на моё имя, поэтому бедствовать не буду. Встаём, пора идти на завтрак.
        На завтрак к господскому столу пригласили не только эльфа, но и Корна.
        – Чем вы так недовольны, Майк? – спросила Касия, когда Глеб представил ей эльфа. – Что-то не так с вашими комнатами?
        – Благодарю вас, с ними всё в порядке, – ответил эльф. – Я думаю, что напрасно дал себя уговорить сюда приехать. На постоялом дворе много красивых девушек, а здесь приходится спать одному.
        – А как же мальчики, Майк? – поддел его Глеб.
        – Так нет и мальчиков, – сердито ответил он. – И потом мне они здесь не нужны. Это наши женщины раздвигают ноги с таким видом, будто делают вам одолжение, а здешние девицы так отдаются, что не получается выспаться. Даже домой не хочется ехать, а надо.
        – А как вы посмотрите на то, что я и Глеб поедем с вами? – спросил его Корн. – Глебу после вчерашнего нужно на время исчезнуть, а я составлю ему компанию.
        – Буду только рад, – ответил Майк. – Одному в дороге скучно, а к вам я привык. Да, зря вы вчера ушли. Дочь хозяина даже плакала. Трудно, что ли, было утешить? Я это сделал быстро.
        – Так она затащила вас в спальню? – удивился Глеб.
        – Нет, мы нашли другое место, – ответил эльф, смущённо посмотрев на хозяйку. – В меньшем зале много ниш...
        – Найдём мы вам девушку, – успокоила его Касия, – если хотите, то даже не одну. У нас много любительниц этого дела. Господа, вы уже наелись? Тогда можете отдыхать, а вас, Корн, я попрошу уделить мне немного времени. Давайте пройдём в зимний сад, заодно его посмотрите. Это моя гордость.
        Они встали из-за стола и вышли из трапезной. Сад находился на этом же этаже, а дворец у графини был небольшой, поэтому не пришлось много ходить.
        – Действительно, есть на что посмотреть, – согласился маг, осматриваясь в большой комнате, заставленной кадками с кустами и деревьями, – но вы меня пригласили не для того, чтобы любоваться зеленью, её сейчас хватает в парке.
        – Вы правы, барон, – кивнула Касия. – Садитесь на скамейку, так удобней разговаривать. У меня к вам два вопроса, касающихся Глеба.
        – Всё-таки узнали, – с неодобрением сказал маг. – Для чего вам Глеб? Вы не воспринимаете его как брата и правильно делаете. Тоже попали под его обаяние?
        – Попала, – согласилась графиня, – и никому не отдала бы, будь я на десять лет моложе. Я не дура и понимаю, что ему здесь нечего делать, но не смогу выбросить его из памяти и из сердца. Он мне не брат, но и не посторонний человек. Не знаю, как вам объяснить...
        – Не нужно ничего объяснять. Когда в судьбы людей вмешивается магия, их отношения трудно судить, исходя из привычных для всех норм. Любовь этого юноши растоптали, причём незаслуженно, поэтому он был обижен и очень одинок. Вы тоже одиноки, поэтому неудивительно, что вас к нему потянуло. Но не рассчитывайте на длительную связь. Война, о которой я ему говорил, – это не выдумка. Эльфы давно её готовят и, как всегда, хотят сделать дело чужими руками. Догадываетесь, кого они будут использовать? Почти вся граница на севере у маозов с нами, нас и пошлют. Вы уже подумали, с кем свести Глеба?
        – В Юрлове живёт бывший советник короля, – сказала Касия. – Я с ним достаточно близко знакома, чтобы пригласить к себе. Вчера он был на балу и видел Глеба.
        – Барон ещё жив? – удивился Корн.
        – Жив и для своего возраста здоров, – ответила графиня, – и голова прекрасно соображает. Просто ему всё надоело: служба, королевский двор и интриги. Захотелось тихой провинциальной жизни. Как вы думаете, он подойдёт?
        – Лучшую кандидатуру трудно найти, – сказал Корн, – вот только захочет ли он откровенничать с каким-то непонятным маозом?
        – А если вы подтолкнёте магией? – предложила Касия. – Я думаю, вам не очень трудно стереть старику память о его откровенности.
        – Ладно, – неохотно согласился Корн.
        – А почему вы помогаете Глебу? – прищурилась она. – Если нам воевать с маозами, значит, вы хотите помочь врагам. Только не надо говорить о благодарности за спасение, всё равно не поверю. Не тот вы человек, барон, чтобы что-нибудь делать без расчёта. Вы могли испытать к Глебу благодарность и симпатию и даже как-то отблагодарить, но не таскаться за ним по всему королевству, рискуя угодить на костёр. Вы сильно изменились, но я всё-таки узнала, хотя видела только два раза. Правда, узнала только после того, как Глеб сказал о маге, но ведь есть много дворян, которые знают бывшего королевского мага лучше, чем я! Вы хотите отомстить?
        – Я похож на идиота? – сердито сказал Корн. – Да, я расчётливый человек и строю в отношении Глеба свои планы, что не исключает симпатии и благодарности. Но дело не в обиде и мести. Кому мстить, графиня? Нашему королю, который, как и короли соседей, послушно выполнил приказ из-за моря? Попробовал бы он этого не сделать! Дело в другом. Мало кто понимает, что эльфы считают нас союзниками только из-за нашей полезности. А полезны мы им в качестве цепных псов, которых можно натравить на их врагов. Пока стоят восточные княжества, так и будет. Конечно, нам по-прежнему будут указывать, что можно делать, а чего нельзя, но не будут управлять напрямую. Это независимость, хоть и не полная. А если их сомнут, со временем разберутся с орками и подгребут под себя весь мир. И что тогда? Кому мы с вами будем нужны? Эльфам? Ещё англам могут сделать какие-то поблажки, а нас с вами быстро переименуют в каких-нибудь орков, которым место только на плантациях или на рудниках. Поэтому, помогая маозам, я помогаю всем нам! Власти не должно быть чересчур много, для неё нужен какой-то ограничитель. Вот пусть для эльфов таким ограничителем станут вооружённые огненным боем маозы. Пусть они дерутся друг с другом, мы от этого только выиграем.
        – Надеюсь, что вы знаете, что делаете, – вздохнула Касия. – То, о чём вы говорили, случится через годы, а сейчас меня беспокоит, что вас за морем, скорее всего, убьют. Я не проявила бы беспечность на месте эльфов и хорошо охраняла свои секреты, а они умнее меня. Я не собираюсь чинить вам препоны, наоборот, буду помогать, но на сердце тяжело…

        – В последнее время у меня нет дел, – пожаловался Глеб вернувшейся графине. – Если не лежу в кровати с какой-нибудь женщиной, значит, маюсь от безделья или чего-нибудь жду. Но раньше хоть была цель – соединиться с любимой.
        – Я поговорила с твоим Корном, – сказала Касия, садясь на кровать рядом с юношей. – Это бывший королевский маг. Имей в виду, если его поймают и станет известно, что вы сообщники, тебя не выпустят живым. Слишком много секретов в голове твоего спутника, и никто не станет допытываться, делился он ими с тобой или нет. Если он сказал о войне, это почти наверняка правда, но я уже направила слугу к нужному тебе человеку. Это бывший королевский советник, которого я пригласила на ужин.
        – И он станет делиться со мной секретами? – с сомнением спросил Глеб. – Или опять используем мага?
        – Я предложила ему развязать советнику язык, а потом стереть память о разговоре. Он не станет вмешиваться в сам разговор. До вечера много времени, а любовью не занимаются на полный желудок. Не хочешь прогуляться в парке?
        В парке гуляли почти до обеда. Касия рассказывала о своей жизни и расспрашивала Глеба о жизни маозов.
        – Я не смогу удовлетворить твоего любопытства, – сказал он в ответ на её расспросы. – Я ведь крестьянствовал и почти ничего не знаю о жизни князей и ближних к ним людей. Отец, когда ходил в ополчение, тёрся с ними спинами и мог бы что-нибудь рассказать, да и то... Во время войны совсем другая жизнь. Когда люди ходят под смертью, разница в происхождении часто стирается и в них начинают ценить не знатность, а мужество, верность и воинскую сноровку. Расскажи лучше ты о сестре.
        – До смерти мужа я с ней почти не общалась, а потом встретилась только один раз. Жизнь не удалась, и хвастать ею не тянет, а плакаться не позволяет гордость. Это тебе почему-то выкладываю всё без утайки. Я ведь и Анджею рассказывала всё, даже о сыне конюха.
        – Рано тебе себя хоронить... – неуверенно возразил Глеб.
        – Да ладно, – махнула она рукой, – я уже с этим смирилась. Я ведь не пропускаю ни одного бала или званого вечера, толку-то! Молодым я не нужна, да и что я могу предложить, кроме себя? Графство-то отойдёт сыну. Дворяне постарше женаты, а старики мне самой не нужны. Перебиваюсь случайными любовниками, но это не жизнь. Хочется любви, может быть, даже родить ребёнка. Этот бы был моим. Дело ведь не только в постельных утехах. Вот мы с тобой просто гуляем и беседуем, и я счастлива!
        – И больше ничего не хочешь? – не поверил он.
        – Конечно, хочу, – она подошла к нему и прильнула с поцелуем. – И ты меня хочешь! Пошли быстрее, пока я не отдалась на этой скамейке. Знаешь, сколько слуг за нами подсматривают? Ты не думай, Глеб, что я такая жадная на любовь, просто чувствую, что ты скоро исчезнешь, и пытаюсь получить от тебя всё, что могу!
        Обедали без эльфа, который куда-то уехал, никого не предупредив. После застолья Касия ушла со своим экономом решать какие-то денежные дела, и мужчины остались вдвоём.
        – Не надоело сидеть без дела? – спросил юношу Корн. – Я не считаю делом ваши постельные развлечения. Учтите, что они тоже могут надоесть.
        – Мне уже давно надоело безделье, и вы это прекрасно знаете! – сердито сказал Глеб. – Может, предложите, чем заняться? Сегодня поговорим с вашим советником, а потом придётся говорить с Майком. Что-то я не вижу у него желания плыть домой.
        – Оно появится с моей помощью, – равнодушно сказал Корн. – И не нужно на меня так смотреть. Я никогда не действовал на вас принуждением и не собираюсь. В противном случае мы с вами уже давно плыли бы на корабле. А Майк мне не друг и не родственник, а представитель враждебного народа. Моя враждебность на него не распространяется, но и церемониться не собираюсь. Временно перейдёт с девушек на мальчишек. Я думаю, что это не слишком большая жертва для спасения ваших княжеств.
        – Сколько времени потребуется добраться до Данцига? – спросил Глеб. – К такому путешествию нужно как-то готовиться?
        – Дней пять верхом, – ответил маг. – Трактиров хватает, поэтому в дороге не понадобится ничего, кроме денег, надо только нанять охранников. О путешествии на корабле ничего не скажу, об этом спрашивайте у эльфа, когда вернётся. Вы уже решили?
        – Почти, – сказал Глеб, – но беседа с советником не помешает.
        Такая беседа состоялась сразу после ужина, на который удивлённый неожиданным приглашением старик приехал в своей карете.
        – Почти никуда не выбираюсь, но для вас, графиня, сделал исключение, – говорил барон встретившей его Касии. – После прошедшего бала все только и обсуждают вас и украденного вами шевалье. Вы, наверное, не знаете, но князь хотел предложить ему службу. Хотя, учитывая интерес, который к шевалье проявила младшая княжна, он недолго зажился бы на свете. Имейте в виду, что молодые дворяне возмущены и могут явиться сюда за сатисфакцией. Непонятно только, возмутил ли их интерес княжны к шевалье или то, что он от неё сбежал!
        Барону было за восемьдесят лет, но он живо перебирал ногами, немного шаркая ими при ходьбе. Лицо покрывали морщины, волосы поредели и были белыми как снег, но глаза смотрели ясно и с любопытством. Хозяйка сама провела его в трапезную и представила гостей, включая вернувшегося эльфа.
        – Не понял, почему не сказали ваш титул, – обратился старик к магу, – наверное, это от скромности. Да и имя у вас вроде было другое, барон. Рад, что вы уцелели, но боюсь, что моя радость ненадолго. Лицо вы себе поменяли, но всё равно можно узнать. Почему не уехали из королевства? Я считал вас умнее.
        – Зря менял лицо, – с досадой сказал Корн. – Надо было ограничиться гримом. Уеду я, Михал, и очень скоро.
        – Для чего меня позвали? – спросил старик. – Хочу предупредить, чтобы не вздумали влиять на меня своей магией. Секретов я знаю меньше вашего и не собираюсь ничего скрывать, а к эльфам у меня никогда не было склонности, вы должны это знать. Не побегу я с доносом.
        – Расскажите этому молодому человеку, как эльфы любят восточные княжества и что они с нашей помощью собираются с ними сделать! На эльфа не смотрите, он не услышит нашего разговора.
        – При моей службе пытались собрать нас, бошей и франков, – сказал барон. – Тогда из этой затеи ничего не вышло. Никому не захотелось драться с маозами, поэтому стали тянуть время и придумывать отговорки. Потом появились какие-то сложности у самих эльфов, и поход отложили. Я не знаю, как с этим сейчас, но маозы не изменились и не собираются прогибаться под эльфов, поэтому и эльфы не оставят своей затеи. Если наши станут упорствовать, на них надавят, да и сами примут участие, чтобы новый поход не окончился таким же разгромом, как пятьдесят лет назад.
        Они некоторое время просидели за столом, разговаривая и пробуя всякие вкусности, приготовленные поварами графини, потом старик попрощался и уехал.
        – Не беспокойтесь, – сказал маг Глебу. – Я не стал стирать память, только заморозил её дней на десять. Старик действительно никуда не побежит докладывать, но может случайно проговориться. Не так уж хорошо у него работает голова, как это может казаться. Когда он всё вспомнит, это нам не навредит. Майка я уговорил, и вы мне поверили, поэтому не вижу смысла затягивать отъезд. Лето идёт к концу, а нам надо вернуться до зимы. В зиму по морю лучше не плавать. Вы не против того, чтобы выехать завтра? Вот и прекрасно. И учтите, что поедем верхом, поэтому сегодня не слишком усердствуйте.
         Легко ему было советовать! Когда Касия узнала, что они завтра уезжают, она не смогла сдержать слёз. Глеб целовал её солёное лицо, потом подхватил женщину на руки и унёс в спальню. Этим вечером он старался вовсю, вспомнив многое из того, чему его научила Берта.
        – Это какое-то безумие, – сказала Касия, когда они закончили. – У меня никогда такого не было и уже не будет. Давай спать, а то ты завтра не сможешь сесть на коня.
     Кася его любила, а он испытывал к ней благодарность и жалость. Конечно же, утром она не удержалась, но всё проделали быстро и один раз. Потом были завтрак и короткое прощание. Графиня удержалась от слёз и с улыбкой помахала ему рукой, а потом вернулась в спальню, прижалась к подушке, на которой он спал, и разрыдалась.

        Дорога до портового города  Данцига запомнилась только одной встречей. Каждый раз, когда ночевали на постоялых дворах, эльф брал отдельную комнату и запирался в ней с очередной девушкой. Глеб не испытывал ни малейшего желания следовать его примеру. Встреча в трактире небольшого городка на третий день пути едва не нарушила его воздержания. Они только что сняли комнаты и шли ужинать, когда Глеб увидел сестру одного из убитых им дворян.
        – Зоя? – с удивлением спросил он. – Ты что делаешь так далеко от столицы?
        К его удивлению, девушка бросилась бежать, но тут же безвольно застыла.
        – Знакомая? – спросил маг. – Возвращаемся. Ужин никуда не убежит, а она может. Где вы её встречали?
        Глеб коротко рассказал историю с сестрой.
        – Воровка, – сказал маг. – Видела вашу дуэль и поняла, что на вас можно заработать. Но полторы сотни монет – это много. Надо заставить её отработать. Мы выйдем, а вы развлекайтесь.
        – Ну и что мне теперь с тобой делать? – спросил он у пришедшей в себя девицы. – То, что мне посоветовали, – это не наказание, а большое удовольствие.
        – Так я разве против? – сказала она. – Поможете расшнуровать платье? Не такое уж это большое удовольствие, но я отработаю.
        – Говоришь не такое уж большое? – усмехнулся он, расстегнул пряжку пояса и приспустил штаны.
        – Действительно большое, – с опаской сказала девица, пятясь от юноши. – Для меня так даже чересчур!
        – Успокойся, ты мне не нужна, – сказал он, возвращая всё на место. – Наш пожилой спутник не интересуется женщинами, а эльф не пропустит такую милашку, с ним и будешь рассчитываться.
        Майк с готовностью заперся в номере с девицей, а Глеб с Корном ушли ужинать. Когда они вернулись, в комнате ждал только мрачный эльф.
        – Плохо отработала? – спросил маг.
        – Слишком хорошо, – ответил он. – Пока я приходил в чувство, она открыла замок и удрала, а до этого сняла с моего пояса кошелёк. А там у меня было триста монет! На эти деньги можно на всю ночь снять двадцать девушек!

     Главы 9-10   http://www.proza.ru/2017/11/05/877


Рецензии
Только мне, вдовцу, и читать такую эротику, придётся потом искать приключения на свою пятую точку... Р.Р.

Роман Рассветов   19.01.2019 21:53     Заявить о нарушении
Это единственное из моих произведений, которое с небольшой натяжкой можно считать эротическим. Сочувствую.

Геннадий Ищенко   20.01.2019 06:24   Заявить о нарушении
Увы, Геннадий, чем старше становимся, тем меньше родных остаётся... Р.

Роман Рассветов   20.01.2019 21:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.