Прометей с востока Главы 5-6

                Глава 5


        – Какое имя впишем в грамоту? – спросил полный коротышка, представившийся им как посланник великого герцога Филиппа шевалье Робер. – Повторите ещё раз, как вас зовут.
        – Глебом меня зовут, – ответил юноша.
        – Странно звучит, – с сомнением сказал чиновник. – По-моему, что-то такое было у скандов. Ладно, имя я вписал, а какой род? Что, нет родов? Может, запишем по отцу? Как имя вашего батюшки? Антип... А из какой земли вы родом? Можно использовать её название, а то имя вашего отца какое-то неблагозвучное.
        – У нас князь зовётся от княжества – Радомским, – сердито сказал Глеб. – Если до него дойдёт, что я взял себе в имя название княжества, с меня самое малое спустят шкуру и не посмотрят на дворянство. Может, использовать название деревни?
        – А какое у неё название? – спросил чиновник. – Берёзовка... Значит, вы будете Березовским! Глеб Березовский – это звучит! Держите свою бумагу, шевалье, мы с вами в расчёте. Учтите, что если с ней что-нибудь случится, то вам в любой из столиц за небольшую сумму выпишут другую. Если к нам придёт запрос, мы подтвердим ваше дворянство. Но это не сейчас, а примерно через полгода. Нужно время, чтобы разослать выписки во все представительства.
        – Одно дело сделали, – с облегчением сказал Корн. – Долго провозились, поэтому сегодня больше ничего не успеем.
        – Теперь обучаться? – спросил Глеб. – Может, отложим учёбу на потом, а я пока помогу вам в поисках Дарьи?
        – Не будешь ты никого искать, – ответил маг, – и я не буду. Этим займутся те, кто сумеет быстро выполнить работу. Ты даже города не знаешь, поэтому станешь обузой. Но и с учёбой пока повременим.
        – А что буду? Я не могу сидеть без дела на постоялом дворе!
        – Завтра займёмся фехтованием, – пообещал Корн. – Оно передаётся не так, как язык, а по-другому. Владеть мечом учатся годами, вот память этих тренировок в тебя и нужно впихнуть. Это очень трудное дело, оно не всем под силу и чревато неприятностями. Вместе с нужными знаниями ты получишь кучу ненужных, а это не может не сказаться на поведении. Поэтому я буду выбирать, что нужно писать, а что оставить в голове смертника. Если попадутся полезные знания по этикету или геральдике, прихватим и их. Я потому и хочу начать с фехтования, что можем при удаче сэкономить много времени на другой учёбе.
        – Как мы попадём в тюрьму, Корн? – спросил Глеб. – Магия под запретом, и вы не можете давать повода для подозрения!
        – Я немного знаю коменданта королевской тюрьмы, – усмехнулся маг. – Он тоже меня знает, но не в этом виде. Попасть к нему нетрудно, а потом он сам отведёт нас к смертнику и постоит в стороне, пока мы будем делать свои дела. Когда закончим, выведет из тюрьмы и забудет о нашем визите. Для такого мага, как я, это не очень сложно.
        Они приехали в столицу уже к вечеру и сразу же сняли одну комнату на двоих в «Удачливом купце». Глеб забрал деньги и вместе с магом отправился за дворянством. Пока дошли, пока слуга разыскал шевалье Робера... Потом самому шевалье понадобилось время на составление грамоты и заполнение отчётов. Вышли от него, когда было темно. За дворянство взяли три тысячи, и примерно столько же у Глеба осталось с собой, поэтому без оружия он чувствовал себя неуютно. Идущий рядом маг не внушал большой уверенности. Очень он поможет, если навалятся с разных сторон, да ещё в темноте! К счастью, их никто не тронул, и уже через полчаса были на постоялом дворе.
        – Складывай лишние деньги в ящик, – посоветовал маг. – Ключ от замка на столе, потом возьмёшь с собой. Не бойся, здесь не украдут. Глеб, ты ведь у нас теперь шевалье, это ничего, что я тебе тыкаю?
        – Ничего, – ответил юноша, – Мне все здесь тыкают, а дома мы так обращаемся даже к князю. У меня из дворянства пока одна бумажка.
        – Ты прав в том, что эта бумага не сделала тебя дворянином. Давай поужинаем и будем отдыхать. Завтра у нас с тобой тяжёлый день.
        Фраза о тяжёлом дне оказалась пророческой. Утром они не стали завтракать, а сразу отправились к королевской тюрьме.
        – Еда помешает, – сказал маг. – Мне будет труднее сосредоточиться, а тебя может вывернуть наизнанку. Это бывает, когда приходится давать сразу много знаний.
        Для того чтобы попасть к коменданту, магии не применяли. Они подошли к небольшому двухэтажному зданию тюрьмы, вход в которое охранялся нарядом из четырёх вооружённых алебардами стражников.
        – Сержант! – надменно сказал старшему Корн. – Мне нужно срочно увидеть своего друга, барона Людвика!
        – Пожалуйте, ваша милость! – любезно сказал сержант и приказал одному из стражников: – Проводи, а потом сделаешь так, как прикажет комендант.
        Они втроём поднялись по лестнице на второй этаж и подошли к дверям в апартаменты барона. Стражник в них постучал, после чего приоткрыл и доложил, что прибыли друзья господина коменданта. Корн применил магию, и провожатый потопал к лестнице в уверенности, что это ему приказал лично комендант. Подошедший к дверям барон не узнал своих гостей, но проникся к ним самой искренней симпатией. Вскоре они уже сидели за небольшим столиком, на который хозяин поставил вино.
        – Дорогой Людвик! – обратился к нему маг. – Нет ли среди ваших заключённых какого-нибудь висельника, который был бы отменным рубакой? Мне нужно поговорить с кем-нибудь из тех, кого должны казнить по приговору.
        Уже выпивший вина комендант заколебался, но маг усилил нажим, и он сдался.
        – У меня только один такой, а через два дня не будет и его. Это мастер меча и наёмный убийца граф Анджей Каменский.
        – Граф и мастер меча убивал за деньги? – удивился маг. – Ты меня удивил!
        – Он младший в семье, – объяснил Людвик. – Отец сильно ограничивал в средствах, а жить хотелось на широкую ногу, вот он и нашёл выход. Клиенты платили деньги, а он ссорился с их врагами и убивал их на дуэли. Когда список жертв перевалил за три десятка, им заинтересовались и быстро поймали на очередном заказе. Во всём этом есть один интересный момент. Граф исполнял не все заказы, а только те, в которых ему предлагали мерзавцев. Суд не учёл это смягчающее обстоятельство, и послезавтра графу отрубят голову. Всё ещё хотите с ним говорить?
        – А почему не поговорить с таким щепетильным человеком? – засмеялся маг. – Кто нас к нему отведёт?
        – Да я и отведу, – ответил комендант. – Так будет быстрее!
        На двух этажах тюрьмы располагались допросные комнаты, помещения для стражи и кухня, а камеры с заключёнными были в большом подвале.
        – Открывайте! – приказал комендант двум своим стражникам, которые спустились в подвал вместе с начальством.
        У одного на поясе были ключи от камер, а другой светил масляным фонарём. Открыв дверцу камеры, стражник отступил в сторону, пропуская барона.
        – Ну и потолки! – с досадой сказал тот, ударившись макушкой о потолок камеры. – Анджей, к тебе посетители. Вообще-то, к смертникам не положено никого допускать, но для них я сделал исключение. Беседуйте, а мы подождём наверху.
        – И о чём мне с вами беседовать? – с удивлением спросил узник. – Кто вы такие и что от меня нужно?
        – Хочу сохранить кусочек вашей личности в этом юноше, – ответил ему Корн.
        – Маг? – удивился заключённый. – И вы посмели сюда прийти? Хотя, конечно, вам же ничего не стоит подчистить память. А почему кусочек, а не всю? Я в таком положении, что не отказался бы поменять голову. Эту скоро отрубят. Что от меня нужно?
        – В каком возрасте вас начали учить мечу и когда стали мастером? – спросил Корн.
        – По-настоящему учили с десяти лет, – ответил он. – Раньше была не учёба, а баловство. А мастером стал в семнадцать.
        – Семь лет... – задумался Корн. – Многовато, но ладно. Мешать не будете?
        – Не буду я вам мешать, – с прорезавшейся тоской ответил он. – Пусть от меня сохранится хоть что-нибудь! Что я должен делать?
        – Встать можете? – спросил маг. – Значит, встаньте и вложите свои руки в руки этого юноши. Долго так стоять не придётся.
        Глеб не видел узника из-за слабого фонаря и того, что он сидел в самом тёмном углу камеры. После слов Корна Анджей вышел на её середину и позволил себя рассмотреть. Он был того же роста, как и Глеб, но заметно шире в плечах. Волосы у смертника слиплись, а одежда превратилась в лохмотья. Лица и сейчас почти не было видно.
        – Сколько же вы здесь сидите? – спросил юноша.
        – Красавчик? – с иронией сказал Анджей. – Со мной разбирались год, год и сижу. Несмотря на всю гнусность здешней жизни, готов сидеть и дальше, но у королевских судей на этот счёт своё мнение. Давайте ваши руки.
        Глеб протянул руки и удивился тому, какими горячими были руки заключённого.
        – Я начинаю! – напряжённым голосом сказал маг и застыл.
        В ушах Глеба возник шум, а перед глазами что-то замелькало. Он не ощутил никаких других последствий магии, пока смертник не прыгнул к нему, крепко обхватив руками! Шум в ушах превратился в грохот, в глазах так зарябило, что закружилась голова, а потом на него обрушилась лавина образов и сознание погасло.
        Когда Глеб пришёл в себя, вокруг был какой-то зелёный туман. Он ничего не видел, кроме клубящейся зелени, и не чувствовал даже собственного тела. Внезапно перед ним возник юноша лет семнадцати, такой же зелёный, как и всё вокруг. На его симпатичном лице застыло удивление.
        – Где я? – спросил он, глядя на Глеба. – И кто ты?
        Внезапно Глеб всё понял.
        – Ты сволочь! – указал он зелёной рукой на призрак Анджея. – Мы договаривались, что маг возьмёт у тебя кое-какие воспоминания и перенесёт их в мою голову, а ты бросился ко мне обниматься! И теперь тебя во мне слишком много, а я из-за этого не могу вернуть своё тело!
        – А почему это я согласился отдать тебе свои воспоминания? – недоверчиво спросил Анджей. – Ты врёшь!
        – Тебе за убийства должны были отрубить голову, – объяснил Глеб. – Ты что, ничего не помнишь? Сколько тебе лет?
        – Семнадцать, – неуверенно ответил Анджей. – Ни о каких убийствах не помню. Но если ты не врёшь, значит, я пришёл в твоё тело и получил другую жизнь!
        – Как пришёл, так и уйдёшь! – отрезал Глеб. – Мне не нужны в голове те, кто убивает за деньги, пусть даже мерзавцев!
        – А я убивал только их? – спросил Анджей. – Тогда ладно. Послушай, я отсюда никуда не уйду! И не хочу, и не получится. Давай мы с тобой объединимся, а то твоё тело останется без хозяина. Что тебе от меня нужно?
        – Фехтование, – буркнул Глеб. – Купил дворянство, но пока ничего не знаю, и всему нужно учиться.
        – Если сольёмся, тебе ничего не придётся учить, – пообещал призрачный Анджей. – Сразу станешь мастером меча и узнаешь всё, что необходимо дворянину.
        – Сразу не буду, – вздохнул юноша. – Памяти мало, нужно привести в порядок тело и всё опробовать.
        – Месяц – это не годы, – возразил Анджей. – Давай сливаться, а то мне почему-то стало страшно!
        – А как? – спросил Глеб, на которого тоже внезапно накатила волна ужаса. – Опять обниматься?
        – Можешь придумать что-нибудь лучше? – спросил Анджей. – Вот и я не могу!
        Он раскинул руки и бросился навстречу Глебу. Осознав себя в теле, юноша почувствовал, что лежит на полу. Вроде бы с ним не случилось ничего страшного: тело не болело и слушалось, и он по-прежнему был самим собой, а не каким-то там графом. Если магия Корна в чём-то его изменила, он пока не чувствовал этих изменений.
        – Поднимайся с пола! – сказал маг. – Шевелись, нам нужно побыстрей уносить отсюда ноги. О том, что случилось, поговорим потом.
        – А что с ним? – поднимаясь с пола, спросил Глеб, показав рукой на неподвижно лежавшего узника.
        – Жив, но превратился в идиота, потеряв память первых семнадцати лет жизни. Более поздняя осталась, но он разучился разговаривать и не понимает того, что помнит. Сейчас я сотру память о нас у коменданта и его стражников, поэтому все решат, что заключённый рехнулся от переживаний. Надеюсь, с ним никто не станет разбираться. Опытные маги сразу поймут, что здесь произошло, только их, наверное, уже вывели.
         Переговариваясь, они добрались до выхода из подвала и поднялись по лестнице.
         – Поговорил, – сказал Корн коменданту. – Пошлите кого-нибудь закрыть камеру, Людвик. Благодарю вас за услугу, теперь я ваш должник!
        Простившись с тут же забывшим их бароном, поспешили отойти от тюрьмы, взяли наёмный экипаж и вскоре были в своей комнате.
        – Рассказывай всё, что помнишь! – приказал Корн. – Садись на кровать, так мне удобней работать.
        Маг поставил стул рядом с кроватью Глеба, сел и закрыл глаза.
        – Плохо! – сказал он, когда юноша закончил свой рассказ. – Ты чуть было себя не потерял. Если это и лучше смерти, то ненамного. Извини, но я просто не подумал, что заключённый может на такое решиться. У него были кое-какие магические способности, которые не позволили мне сразу же разорвать ваш контакт. Ты запомнил семнадцать лет его жизни, более того, как-то договорился с перенесённой личностью. Вы слились, и если ты этого пока не чувствуешь, то почувствуешь в самом ближайшем будущим, скорее всего, после ночного сна.
        – И кем я буду? – с невольным страхом спросил Глеб.
        – Трудно сказать, – пожал плечами Корн. – Если бы мне не удалось разорвать контакт и в тебя перелилось всё содержимое головы графа, то ты им и стал бы. В новой личности от тебя осталось бы слишком мало. А сейчас... Пожалуй, ты больше Глеб, чем молодой граф Анджей, хотя сможешь пользоваться теми знаниями и навыками, которые он приобрёл к семнадцати годам. Могут немного измениться характер и привычки. Возможно, ты получишь от него симпатию или ненависть к каким-то людям, но этим чувствам двадцать лет. Сейчас останешься здесь, а я пойду договариваться о поисках твоей Дарьи. Вернусь – пообедаем. Старайся, пока меня нет, никуда не выходить из комнаты.
        – Вы можете меня усыпить? – спросил Глеб. – Мало мне было страхов из-за Дарьи, так теперь трястись из-за себя! Я до завтрашнего утра просто рехнусь!
        – Может, так лучше, – согласился Корн. – Ложись и закрой глаза!
        Посмотрев на заснувшего юношу, он вышел из комнаты и запер дверь своим ключом. Отсутствовал маг больше трёх часов. Когда он вернулся, в комнате ничего не изменилось.
        Глеб проснулся из-за того, что его трясли за плечо. Открыв глаза, он увидел Корна.
        – Как себя чувствуешь? – спросил он. – Пора просыпаться. Я распорядился об обеде.
        – Странно я себя чувствую, – прислушиваясь к себе, пробормотал юноша. – Столько нового... Я по-прежнему Глеб и люблю родных в Берёзовке, но у меня теперь есть любовь и к двум другим сёстрам и матери. К отцу с братом нет тёплых чувств. Это я говорю о графах Каменских. Вы не знаете, что с ними сейчас?
        – Понятия не имею, – ответил маг. – Вроде бы года три назад старший граф был жив. Что помнишь ещё?
        – Очень многое. Помню всё, чему учили Анджея, его приятелей и знакомых. Он до шестнадцати лет жил в имении и только последний год – в столице, так что я теперь и её знаю, хоть и не всю. Насчёт меча... Он мастерски владел мечом и кинжалом и мог применять в бою оба клинка. Теперь и я это смогу, хотя нужно хоть немного потренироваться. У меня хорошая подвижность, но не помешает добавить сил. Знаете, Корн, всё время, пока я жил на западе, чувствовал какую-то неуверенность... Я не знал вашей жизни и постоянно был от кого-то зависим. Сейчас ничего этого нет. Сегодня надо купить подобающую одежду и хорошее оружие. Никакая учёба мне не требуется, поэтому можно не экономить. Скажите, как сходили вы?
        – Нашёл нужных людей и договорился о поисках, – ответил Корн. – Заплатил полсотни аванса и столько же заплатим потом. Если они найдут девушку, надо добавить ещё сто монет. Я счёл, что для вас это не слишком дорого.
        – А почему на вы? – спросил юноша.
        – Потому что вы теперь настоящий дворянин, – ответил Корн. – У вас даже немного изменилась осанка. Только смотрите, Глеб, не стоит кому-либо говорить о вашей графской половине. Семья Каменских никогда вас не признает, а остальные отнесутся с подозрением. Магия противна Богу, значит, и всё, что сделано с её помощью, тоже греховно. Продолжать?
        – Не нужно, – покачал головой Глеб. – Но Дарье я скажу. Она слишком хорошо меня знает и сразу почувствует что-то чужое.
        – Дело ваше, – сказал Корн, – но я не говорил бы или отложил такое объяснение на будущее. Если она проболтается, может сильно осложнить вам жизнь. Потом это уже не так опасно. Вы к ней относитесь по-прежнему?
        – Да, я продолжаю её любить, – подтвердил юноша. – К счастью, у Анджея не было любви. Точнее, была, но в пятнадцать лет, и с ней ничего не получилось. Вот девушек у него было без счёту, но это не любовь. Он уже здесь сдружился с такими же... оболтусами, и они своими проделками поставили на уши всю столицу. Когда отца вызвали к королю из-за одной их выходки, Анджей был первый раз крепко бит. Позже надо разобраться с его знакомствами. Если эти люди уцелели, некоторые из них могут быть очень полезными. Но сначала Дарья, а остальное потом. Есть у вас на сегодня какие-нибудь планы?
        – Как вы и говорили, купим или закажем одежду и подберём для вас оружие, а потом зайдём к одному из мастеров меча. Вряд ли успеем сделать что-то ещё.
        – Завтра надо купить хороших лошадей, – сказал Глеб. – Моя лошадь меня не устраивает, а у вас её нет вообще. Неплохо было бы нанять слугу, но это подождёт.
        Две служанки принесли обед, поэтому прервали разговор и поели. Потом подождали, пока заберут посуду, и ушли к рыночной площади за покупками. Связываться с пошивом не стали и быстро нашли в лавках для Глеба два дворянских костюма. Один был тёмной расцветки для дороги, а второй радовал глаз яркостью цветов и кружевами и предназначался для визитов. С оружием провозились дольше, но приобрели хороший меч и большой кинжал с круглой гардой. После оружия купили новые сапоги и вернулись на постоялый двор.
        – Я знаю хорошего мастера, – сказал Корн, когда Глеб переоделся в дорожную одежду и повесил на новый пояс меч. – Сейчас сходим к нему и попросим вас оценить. До ужина должны успеть.
        До жилья мастера было далеко, поэтому не стали утруждать ноги и взяли экипаж. Им повезло: мастер был дома и недавно закончил занятия. Поначалу он хотел, чтобы они пришли на следующий день, но щедрая плата заставила передумать. Сражались в кожаных куртках с металлическими накладками деревянными мечами из дуба. Мастер за день устал и не ожидал такой подготовки у новичка, поэтому Глебу очень быстро удалось его достать. После этого мастер стал осторожней и вскоре взломал защиту юноши и пометил ему плечо.
        – Хорошая техника и неплохая гибкость, – сказал он, откладывая меч в стойку, – но вам нужно развивать мышцы. С вашими не добьётесь большой скорости. Кроме того, у вас не хватит сил, если придётся долго махать мечом. Запоминайте эти упражнения. Выполняйте их каждый день хотя бы полгода, и мы с вами будем сражаться на равных.
        Глеб расплатился, поблагодарил за науку, и они вышли на улицу. Уже стало смеркаться, поэтому поспешили найти экипаж. Пока возвращались на постоялый двор, из-за извозчика  ехали молча. В конце пути юноше пришла в голову интересная мысль, которой он поделился с магом, как только вошли в свою комнату.
        – Где будут искать Дарью? – спросил он у Корна. – На постоялых дворах?
        – В первую очередь, – кивнул маг. – Если там не найдут, будут действовать по-другому. А почему спрашиваете?
        – Потому что подумал о шевалье Робере.
        – Не лишено смысла, – признал Корн. – Одевая вашу невесту благородной дамой, барон должен выдавать её за дворянку или всем объяснять, для чего он это делает. Было бы куда проще, если бы он купил ей это дворянство. Конечно, это справедливо только в том случае, если девушка нужна для брака, потому что за неё нужно заплатить тысячу монет.
        – Почему так мало? – удивился Глеб.
        – Потому что дети наследуют титул отца, и женщинам покупают только личное дворянство. Завтра нужно справиться у этого Робера.
        Ужин не стали заказывать в комнату, спустились за ним в трапезную. Они ужинали поздно, поэтому в зале почти не было других постояльцев. Поев, вернулись к себе, заперли дверь и легли отдыхать. Спать было рано, поэтому Глеб стал вспоминать жизнь Анджея и сравнивать её со своей. Сравнение закономерно было не в его пользу. Две посредственные, как он теперь понимал, книги не шли ни в какое сравнение с двумя сотнями прочитанных графом. С восьми лет Глеб трудился наравне с взрослыми, а граф учился разным наукам и играл в игры с детьми других благородных. Конечно, праздная жизнь Анджея объяснялась тем, что он был младшим сыном. С наследниками много возились, поэтому у них почти не оставалось  времени на игры.
        – Корн, вы не спите? – спросил юноша.
        – Ещё не сплю, но собираюсь, – отозвался маг. – Что вы придумали?
        – Ничего я не придумал, хотел спросить. Сына у вас убили, но ведь он не единственный ваш ребёнок?
        – Есть ещё две дочери, – помолчав, ответил маг. – Обе уже замужем. Я не поддерживаю отношения с их семьями. Вам необязательно знать причину. Это все вопросы?
        – Ладно, не буду я лезть к вам в душу, – сказал Глеб. – Хотелось бы только узнать, не передумали ли вы сводить счёты с жизнью. Спрашиваю не из-за того, что боюсь остаться без помощи. Со знаниями графа я управился бы и сам. Просто вы мне симпатичны.
        – Помогу вам, а потом постараюсь побольнее укусить эльфов, – нехотя ответил маг. – Они являются первопричиной моих бед.
        – Чтобы больно их укусить, нужно узнать секрет огненного порошка и то, как его использовать, – сказал Глеб. – Одному это не под силу. Сами же говорили, что здесь нет таких знатоков, поэтому нужно плыть за море.
        – Давайте спать, – предложил маг и демонстративно повернулся к Глебу спиной.
        Несмотря на дневной сон, юноша и ночью неплохо спал. Вчера он чувствовал какую-то раздвоенность, сегодня, после пробуждения, ничего такого не было. Он по-прежнему считал себя Глебом, но и память Анджея уже не воспринималась как чужая. Завтракать спустились в трапезную, захватив с собой мечи, чтобы сразу идти заниматься делами. Здесь же стали свидетелями ссоры. Постоялый двор стоял в центре города, и его трапезной пользовались не только постояльцы, но и другие жители столицы. Дворяне сюда заходили редко из-за того, что многие из них недолюбливали купцов. Сейчас, по-видимому, был как раз такой случай. За одним из столов расположилось купеческое семейство. Его главой был здоровяк с традиционной купеческой бородой и большим кинжалом на поясе. Купцам разрешалось ношение мечей, но они пользовались этим правом только в путешествиях или выходах туда, где могла поджидать опасность. Просто так оружие носили редко. Купцы владели им хуже дворян и реже пускали в ход. Дуэлей между ними почти не было. Глеб появился, когда ссора была в самом разгаре, поэтому он не знал, что послужило её причиной. Судя по виду и поведению двух подвыпивших дворян, виновниками были они. Наверное, целью льющихся на купеческое семейство оскорблений было желание вынудить купца к поединку. Купец пока держался из-за того, что в него с двух сторон вцепились жена и дочь. Младшим был сын лет десяти.
        – Ладно, я готов вас простить, – ухмыльнувшись, сказал купцу один из дворян. – Но у меня будет условие. Вы отдаёте нам до обеда свою дочь...
        – Мерзавец! – не выдержав, вскочил купец.
        – Отец! – закричала девушка. – Неужели ты не видишь, что они только этого и добивались?
        – Не вздумайте вмешиваться, – вполголоса предупредил юношу маг. – Это опытные рубаки, а вы пока не в форме.
        – Ничего, обойдусь и тем, что есть, – неожиданно для самого себя сказал ему Глеб, после чего обратился к дворянам: – Господа, не скажете, из-за чего шум?
        – А вы кто такой, что встреваете? – недовольно сказал тот из дворян, который был выше. – Шли бы вы отсюда, пока я не рассердился!
        – Давно так развлекаетесь? – спросил его юноша. – Убивать тех, кто не сможет вам ответить, подло. Идите лучше в «Гордость наёмника» и задирайтесь там!
        – Ах ты, щенок! – заорал высокий. – За такие слова я настрогаю тебя по кусочкам!
        – Только не здесь, господа! – подбежал к ним хозяин заведения. – Решайте свои дела на площади!
        – Конечно, любезный хозяин, – согласился Глеб. – Можете подавать завтрак, я быстро их убью и вернусь. Еда не успеет остыть.
        – Я убью тебя, а потом вернусь закончить дело! – зло сказал тот, который был ниже, и добавил приятелю: – Пойдём, Лешек! Я выпущу ему кишки, а ты будешь свидетелем, что я сделал это по правилам!
        На площадь вышли не только они, но и кое-кто из посетителей «Удачливого купца». Здесь же был и Корн, который после своего предупреждения больше ни во что не вмешивался. Глеб снял меч с пояса, освободил его от ножен и отдал их магу, после чего спокойно двинулся к скандалистам. Он был уверен, что без труда справится с обоими противниками, но всё равно поражался тому безрассудству, к которому его подтолкнула графская половина. Неужели виной был умоляющий взгляд купеческой дочери? Аппетитная, надо сказать, девчонка!
        Поймав себя на несвойственной ему мысли, юноша нахмурился и атаковал уже стоявшего с обнажённым мечом дворянина. Проверив его оборону, он немного отступил. Злой, как демон, здоровяк не стал осторожничать и набросился на молокососа, осыпая его градом ударов. Злость и вино плохие помощники, Глеб подтвердил эту истину ещё раз. Отбив меч противника, он прыгнул вперёд и в сторону. Мало кто успел заметить быстрый, как укус кобры, выпад. Остальные зрители так и не поняли, как юноша очутился чуть ли не за спиной противника, а тот без видимой причины выронил меч и упал на камни.
        – Один готов, – сказал Глеб, обращаясь ко второму дворянину. – Вас долго ждать? У меня по вашей милости остынет завтрак!
        – Ты кто такой? – хрипло спросил мигом протрезвевший дворянин. – Что ты сделал с моим другом?
        – Шевалье Глеб Березовский, – коротко поклонился юноша. – С вами я поступлю иначе. Вы ведь хотели выпустить мне кишки? Пожалуй, я отвечу тем же!
        Когда противник тебя боится, он уже проиграл, а дворянин был так напуган, что не будь здесь окружавших их людей, он уже давно сбежал бы. Не столько отбивая очень сильные удары, сколько от них уклоняясь, Глеб ходил кругами, издевательски улыбаясь противнику. Тот обильно потел, уже не скрывал страха и делал ошибку за ошибкой. Отбив очередной удар, юноша сделал ложный выпад. Противник попытался прикрыться и уже не успел отразить колющий удар в низ живота. Графская половина была не прочь послушать животный вой, который издавал скрючившийся на брусчатке мужчина, но Глеб оборвал его вторым ударом.


                Глава 6


        – Зачем вам нужно было рисковать и привлекать к себе внимание? – спросил Корн, когда они вернулись в трапезный зал. – Вы понятия не имеете, кто эти типы и во что может вылиться их смерть. Иногда даже соблюдение правил не спасает от мести за убийство. Вы пошли на это осознанно или подтолкнула личность графа?
        – Второе, – буркнул Глеб. – Я с этим справился, но поздно. Отступить, не поступившись честью, было уже нельзя. Но я почему-то твёрдо знал, что они мне не противники.
        – Это интересно, – сказал Корн. – Такое бывает при скрытых магических способностях. Я проверял вас в карете и ничего не нашёл, а вот у графа кое-что было. Мало, но для такого много и не нужно. Неужели это как-то перешло на вас вместе с частью его личности? Доказано, что способность к магии не связана с телом. Ладно, ешьте, вечером я ещё раз вас проверю.
        – Извините за то, что мешаю вашей трапезе, – сказал подошедший к их столу купец. – Вы оказали большую услугу нашей семье, и я хочу сказать, что можете рассчитывать на мою благодарность. Максим Гурский, к вашим услугам!
        За такое не благодарили, Глеб и не стал, только приветливо кивнул купцу и посмотрел на его дочь, которая, поймав его взгляд, вспыхнула румянцем и стала ещё привлекательней.
        – Кто такие Гурские? – тихо спросил он у мага. – Я не помню их памятью графа.
        – Вы и не можете их помнить, – не отрываясь от еды, ответил тот. – Этот торговый дом выбился в первую гильдию лет десять назад. Полезное знакомство.
        Когда закончили завтракать и вышли на площадь, тел уже не было и даже следы крови успели смыть водой. Глеб не взял себе оружие и кошельки убитых, на что имел право. Если бы он дрался на дороге или в лесу, он это сделал бы, а заниматься срезанием кошельков в присутствии зевак было почему-то стыдно. Кроме того, такая щепетильность освобождала от необходимости заниматься телами. Если дуэлянта могли найти, заниматься уборкой должен был он, если он оставлял свои трофеи страже или владельцам находящихся рядом домов, тела убирали они. Нетрудно заказать подводу, а дворяне редко ходили без денег, поэтому такая уборка была выгодным делом. Тела свозили на городское кладбище и, если их не забирали родственники, хоронили за счёт магистрата.
        В этот приход им повезло: шевалье Робер скучал на своём месте и обрадовался посетителям.
        – Надумали стать бароном? – с надеждой спросил он у Глеба. – Жаль! Но учтите, что если надумаете, то мы учтём уже заплаченные вами деньги за дворянство.
        – Я буду иметь это в виду, – сказал юноша. – Шевалье, вы нас очень обяжете, если ответите на один вопрос. Не обращались ли к вам на днях за дворянством для молодой и красивой девушки? Покупать должна была не она, а барон из бошей.
        – Была такая пара, – подтвердил Робер. – Обычно мы не распространяемся о своих клиентах, только подтверждаем сам факт покупки, но для вас...
        – Я буду очень благодарен, если вы назовёте их имена, – сказал Глеб, позвенев привязанным к поясу кошельком. – Девушка дочь наших соседей, и я был обязан за ней приглядывать, но из-за разбойников потерял в пути.
        – Имя девушки я вам скажу, – пообещал Робер, перелистывая один из своих журналов, – а вот барона не запомнил. Он назывался, но я уже работал с девицей... Вот она! Баронесса Дарья Радомская. Вы не захотели взять название княжества, а ей оно понравилось.
        – Баронесса? – удивился Корн. – Надо же, как он расщедрился! Вы сказали о княжестве... Выходит, что они были здесь после нас?
        – Да, они приехали сюда вчера, после обеда. А насчёт титула вы зря удивляетесь. Для женщин они гораздо дешевле, а у барона была льгота. Не знали о льготах? Любой, кто сделал у нас покупку, при следующем обращении платит на треть меньше, а барон уже покупал для кого-то титул баронессы.
        – Не помните его имени? – спросил Глеб. – Может, в разговоре промелькнуло что-нибудь указывающее на место их постоя или ближайшие планы?
        – Не было таких разговоров, – покачал головой шевалье. – Могу сказать, что барон куда-то спешил и был чем-то недоволен. А имя, кажется, припомнил. По-моему, девушка называла его Густавом.
        Больше Робер не сказал ничего полезного, поэтому с ним простились и направились на рынок покупать лошадей.
        – Зря вы отсыпали ему столько денег, – сказал Корн, когда вышли из представительства. – Конечно, деньги ваши и ваше дело, как их тратить, но неизвестно, что ждёт впереди, а у вас нет никаких доходов.
        – Не так и много я ему дал, – отмахнулся Глеб. – Вы лучше скажите, как то, что мы узнали, может повлиять на поиски. Меня услышанное только лишний раз убедило в том, что он не отдаст Дарью.
        – Если они задержатся в столице, это может помочь, – подумав, ответил маг, – а если скоро уедут или уже уехали, то пользы будет немного. Купим лошадей, и я съезжу справиться, как идут поиски. Заодно скажу о том, что узнали. Что думаете делать, если мы их найдём?
        – Пока не знаю, – задумался Глеб. – Если появится возможность, постараюсь встретиться с Дарьей.
        – Вряд ли вам это позволят, – сказал маг, – хотя такой разговор не помешал бы. Девушка стала баронессой и окунулась в совсем другую жизнь. Может быть, её не сильно обрадует освобождение.
        – Я верю в её любовь! – возразил юноша. – Разговор был нужен не для этого. Она могла привязаться к барону, и если я его убью, да ещё без объяснений из засады... Вряд ли умно выяснять с ним отношения в столице, лучше проследить и догнать в дороге.
        – Лучше, – согласился Корн, – если у вас с собой будут наёмники. И учтите, что отправляться в путь верхом слишком опасно. Если попадёте в засаду, побьют стрелами или болтами, и не поможет ваше мастерство. Всё это нетрудно решить при наличии денег.
        – Ради любви я готов потратить всё, что у меня есть! – сказал Глеб. – А нанять карету и несколько бойцов можно очень быстро. Главное – найти этого проклятого барона! Как вы думаете, каким путём они будут ехать?
        – Если барон торопится, то поедет только северным трактом через Юрлов, – ответил Корн. – Это самая короткая и удобная дорога в королевство бошей, и на ней нет разбитых мятежников. Сражение было восточнее столицы, а уцелевшие бежали от неё прочь.
        – Родовое поместье графов Каменских почти по дороге...
        – Послушайте, Глеб! – рассердился маг. – Оставьте вы глупые мысли о семье графа! Вы не получите от них помощи, одни неприятности! Занимаетесь своей невестой, вот и продолжайте ею заниматься! Когда расстанемся, тогда делайте что угодно! А сейчас дайте мне свои деньги. Коней буду покупать я, а то вы со своими графскими замашками переплатите вдвое. Это рынок, и здесь торгуются.
        Глеб без споров отдал Корну оба взятых для покупки коней кошелька, и они, обогнув ту часть рынка, где стояли лоточники, вышли к рядам, в которых продавали лошадей. Их покупка заняла много времени. Маг придирчиво осматривал то, что предлагали, и, не спрашивая цену, шёл к другим торговцам. Походив так больше часа, он выбрал двух жеребцов и долго торговался с лошадником. В результате за осёдланных животных заплатили только полторы сотни монет.
        – Вы не действовали на него магией? – спросил юноша, когда уже верхом возвращались на постоялый двор. – Я рассчитывал потратить в два раза больше.
        – Поэтому и называют завышенные цены в расчёте на таких мотов, как вы, – ответил Корн. – В таких случаях нельзя использовать магию. Если я до этого скачусь, потеряю к себе уважение. Вы сейчас сходите в конюшню, а потом ждите меня. Верхом обернусь быстро.
        Глеб подъехал к конюшне, спешился и отдал своего жеребца конюху, получив взамен бирку. Когда он после этого вошел в дом и хотел подняться к своей комнате, был остановлен хозяином заведения.
        – Господин, вас дожидается девушка, – сказал он, показав рукой на сидевшую в трапезном зале девицу. – Это сестра одного из тех дворян, которых вы убили на дуэли.
        Юноше пришлось вернуться и подойти к её столу. Девушка была красива, но не настолько, чтобы ее красота била по мозгам. Красивое лицо, хорошая фигура и пышные волосы – у пшеков среди дворянок таких было много. Глеб так думал до тех пор, пока не заглянул в её глаза.
        – Чем я могу вам помочь? – спросил он, смущённый тем, что увидел. – Я причинил вам горе, но не чувствую за собой вины. Ваш брат замышлял убийство и специально задирал тех, кого можно было убить безнаказанно.
        – Лешек был моим единственным родственником! – с горечью сказала она. – Я не знаю, заслужил ли он смерть или нет, но что теперь делать мне? Наше имение после смерти отца забрали за долги, а брат привёз меня в столицу. У Лешека здесь друзья, которые обещали ему выгодную службу. Деньги были у него, а у меня вообще ничего нет. Теперь по вашей милости осталось только идти на мост и броситься в воду! Торговать своим телом не позволит честь, а больше вы ничего мне не оставили!
        – Я не могу сейчас вами заниматься, – ответил он с досадой. – У меня похитили девушку, и я в любой момент могу за ней уехать. Давайте сделаем так. Я дам немного денег, а помогу, когда вернусь. Если не смогу вернуться, выкручивайтесь сами. Как вас хоть звать и где остановились?
        – Звать Зоей, – ответила девушка и рассказала, как найти.
        Получив кошелёк, она быстро исчезла, а юноша, недовольный собой и непредусмотренной тратой, удалился в свою комнату. Недовольство собой было связано с влиянием графа. Сначала дуэль, а потом желание воспользоваться бедой этой девчонки и увести её в комнату... Увести было несложно, и она пошла бы, забыв свои слова о чести, но о чести не мог забыть он. Женщины и так давно не было, а тут ещё граф с его привычкой к доступным красоткам! И что теперь? Постоянно бороться со своими желаниями? Впрочем, долго он не расстраивался. Влияние личности молодого графа проявилось не только в тяге к безрассудным поступкам, но и в трезвом подходе к неприятностям. Если ничего нельзя поделать, то и нечего о них думать. Раньше Глеб таким не был. Сказать бы ещё, к худу или к добру такие перемены! Не прошло и получаса, как вернулся Корн, и жизнь перешла в галоп.
        – Они съехали с постоялого двора, – сказал он юноше. – Сегодня утром рассчитались, погрузились в свою карету и уехали. В охране четыре хорошо вооружённых всадника. Собираем вещи, рассчитываемся и едем к северным воротам. От них начинается тракт, а в часе езды стоит трактир «У Зигфрида», в котором коротают время наёмные охранники. Там же можно взять карету с кучером самому или в складчину с другими путниками. У вас хватит денег? Учтите, что до Юрлова не будет гоблинских банков, а это два дня пути. Ваша невеста выехала на полдня раньше, поэтому, если нигде не задержимся, есть шанс нагнать до города, в нём трудно искать. Юрлов недалеко от границы с бошами, поэтому их в нём много.
        – Денег должно хватить! – вскочил с кровати Глеб. – Поспешим!
        Котомки собрали быстро, и так же быстро рассчитались за постой, а до ворот пришлось ехать шагом. В это время улицы столицы были забиты всадниками и экипажами, да и горожане часто перебегали дорогу, поэтому никто не устраивал скачек. Миновав городские ворота, поехали намного быстрей. Трактир, о котором говорил Корн, стоял у дороги, а неподалёку виднелась большая деревня. Рядом с трактиром увидели кареты, а у коновязи были привязаны лошади.
        – Есть и кареты, и охрана, – показал на них рукой маг. – Неплохо было бы найти попутчиков.
        Они не стали пользоваться услугами конюха, сами привязали лошадей и, прихватив котомки, зашли в трактир. В большом трапезном зале порознь сидели три компании. Ближе к выходу за четырьмя столами расположились наёмники, чуть дальше пили брагу кучера, и за самым последним столом сидела семья благородных. Перед ними не было еды и напитков, поэтому Глеб решил, что отец с дочерью ждут попутчиков. Было понятно их желание разделить траты на карету и охранников, но юноше не понравились такие попутчики. Уж слишком надменным было лицо дворянина, да и молоденькая девушка вела себя не лучше.
        – С нами не поедут, – тихо сказал Корн, – можете даже не предлагать. Идите договариваться с кучером, а я сделаю то же самое с наёмниками. Троих хватит?
        – Хватит, – решил юноша. – Поспешим.
        Он подошёл к кучерам и поинтересовался, кого и за какую цену он может нанять до Юрлова.
        – Это как поедете, господин, – ответил один из мужиков. – Цена у всех одинаковая, а вот плата, если закажете в складчину, выйдет дешевле.
        – Папа, я с ними не поеду! – громко сказала девушка. – Посмотри на него, это же маоз!
        – Мы не берём попутчиков, – громко сказал Глеб кучерам, чтобы слышали дворяне.
        – Платите полсотни монет, – сообщил цену кучер. – Согласны? Тогда можно ехать.
        Корн уже тоже договорился с наёмниками, поэтому сразу же тронулись в путь.
        – Как вы догадались, что они не поедут? – спросил Глеб. – Магия?
        – Опыт, – ответил Корн. – Судя по одежде, это дворяне с востока, а они, хоть и живут рядом с вами, не в меру заносчивы и не склонны скрывать свою неприязнь.
        Четыре часа ехали молча и без остановок, потом остановились пообедать и продолжили путь. Незадолго до того как начало смеркаться, услышали впереди крики и звон оружия. Все остановились, а одного из наёмников отправили посмотреть, кто с кем сражается.
        – Разбойники напали на эльфов, – доложил он после возвращения. – Нет, господа, это не мятежники. Обычная ватага, только большая. С эльфами были охранники, которых побили стрелами. У эльфов такая броня, которую можно пробить только арбалетом, а их у разбойников нет. Но порубят, слишком уж неравные силы.
        – Что будем делать? – спросил Глеб у мага. – Вмешиваться на стороне эльфов не хочется, к тому же наших охранников могут точно так же убить стрелами, как и эльфийских. Но если стоять здесь и ждать, они нас надолго задержат.
        – Вмешаемся! – решил Корн. – И дело не в задержке. Нам не помешает знакомство с эльфом. Нужно подкрасться поближе, подождать, пока из них останется кто-нибудь один, а потом отогнать разбойников стрелами. Не разучились стрелять?
        – Слышали, что сказал господин Корн? – обратился Глеб к наёмникам. – Я буду стрелять сам, а вы не лезьте под разбойничьи стрелы. Карета пусть пока стоит здесь.
        Половину пути проехали на лошадях, а потом спешились и взяли их под уздцы. Когда юноша выглянул из-за поворота дороги, из пяти эльфов остались двое. Они сражались с отчаянием обречённых и искусно владели своими длинными мечами, но разбойников осталось больше десяти, и исход схватки был предрешён. У одного из татей был лук, из которого он вогнал стрелу в шею эльфу,  пробив закреплённую на шлеме кольчужную сетку. После этого начал стрелять и Глеб. Через три удара сердца в живых остались только два разбойника, которые изо всех сил рванули в лес.
        – Вы можете продолжить путь, – сказал подошедший к эльфу юноша. – Жаль, но мы не смогли помочь вашим спутникам.
        – Вы помогли мне, – с облегчением отозвался эльф. – А «мы» – это кто?
        – Шевалье Глеб Березовский, – представился Глеб. – Я здесь не один, но остальных не использовали из-за лучников. Это у вас броня, а у наших охранников обычная кожа с бляхами. Против стрел...
        – Да, наших охранников так и перебили, – согласился эльф. – Позвольте представиться, я Майк Адамсон! Послушайте, шевалье, как же я поеду... Кучера убиты, охраны тоже нет...
        – Давайте соберёмся вместе, а потом обсудим ваши проблемы, – предложил Глеб, обративший внимание на то, что эльф вряд ли старше его самого. – Сейчас я прикажу, чтобы подогнали нашу карету.
        Он помахал рукой одному из охранников, и вскоре на месте побоища уже стояла карета, из которой выбрался Корн. Представив мага, Глеб предложил эльфу высказаться.
        – Мы ехали из Юрлова в столицу, – сказал Майк. – Дядя хотел купить какие-то рудники на юге. А теперь я даже не знаю... Денег на покупку у нет, а банковский сертификат оформлен на имя дяди. К тому же дядя не говорил, что это за рудники, поэтому мне нечего делать в вашей столице. Надо вернуться в Юрлов, а потом ехать в порт Данциг, откуда я смогу вернуться домой. Но я не знаю, что делать с телами и не смогу долго управлять каретой. Вы не думайте, что это из-за спеси, просто я полностью выложился в сече. Если отдохнуть, тогда да, но здесь нельзя отдыхать. Если вы уедете, разбойники вернутся. Для них здесь немало поживы.
        – Можем предложить следующее, – сказал ему Корн. – Соберите всё ценное, что было у ваших спутников, и садитесь в нашу карету. Мы сейчас сделаем то же самое с убитыми Глебом разбойниками, а потом продолжим путь и отвезём вас в Юрлов. Дальше решайте сами. А в ближайшем трактире договоримся, чтобы прислали крестьян, которые похоронят тела. Вы не сохраните их из-за летней жары даже до Юрлова.
        – Спасибо, я так и сделаю, – согласился Майк. – Постараюсь долго не задержать.
        Глеб оставил своего коня одному из охранников, а сам прошёлся по полю боя, освобождая убитых разбойников от кошельков, украшений и хорошего оружия. При этом он не делал большого различия между «своими» разбойниками и теми, которых убили эльфы и их стражники. Он не хотел доверять эту работу наёмникам, поэтому провозился с полчаса, три раза возвращаясь к своей карете. За это время эльф собрал всё, что было в каретах, и обобрал своих убитых родственников. Разбойниками он заниматься не стал, заявив, что ему всего хватит. Из карет принёс два тяжёлых мешка, а у эльфов взял их мечи, кинжалы и кошельки.
        – Жаль оставлять нашу броню, – сказал Майк, забираясь в карету. – Её снимут с тел, но я не хочу этого делать.
        Перед тем как они двинулись в путь, из-за поворота дороги выехала никем не охраняемая карета. Увидев вооружённых мужчин и лежавшие на дороге тела, кучер хотел развернуться и дать дёру, но узнал своего приятеля и успокоился. Корн скомандовал отправление, и  Глеб успел увидеть, как скандальный дворянин опустился на колени возле одного из эльфов и принялся освобождать его от доспехов.
        – В первый раз у нас? – спросил Корн эльфа.
        – Наверное, и в последний, – ответил Майк. – У нас уже сто лет нет такого безобразия, как разбой на дорогах. Сколько мы ни несём к вам свет цивилизации, всё без толку!
        – А вы несёте? – с иронией спросил Корн.
        – Ну как же! – горячо сказал эльф. – У вас были только двузубые вилки, а теперь нормальные. И зубные щётки...
        – А что это такое? – спросил Глеб. – В первый раз слышу, что есть щётки для зубов.
        – Они на самом дне мешка, а то я вам показал бы, – ответил Майк. – Чтобы не было неприятного запаха изо рта, зубы нужно чистить. Понюхайте моё дыхание, правда, ничем не пахнет?
        – Пахнет чесноком, мясом и квашеной капустой.
        – Это у вас такой чувствительный нос. И в дороге трудно поддерживать чистоту.
        – А как вы живёте, Майк? – спросил Глеб. – Можете рассказать или это секрет?
        – Никакого секрета нет. Конечно, наше оружие является секретным, секрет и огненные машины на кораблях. Их нельзя открывать, потому что восторжествует дикость и рухнет цивилизация! А обо всём остальном рассказывать можно. У нас живут не только эльфы, но и люди, и даже чёрные орки. Сохранились и красные, но мало. Они плохо уживаются с настоящей цивилизацией. А чёрные орки только немного хуже людей. Технику им доверять нельзя, но на плантациях могут работать.
        – А что такое техника? – спросил Корн. – Я не знаю такого слова в языке англов.
        – Мы продаём вам мясорубки, – терпеливо сказал Майк. – Слышали о таких?
        – Что-то такое слышал, – ответил маг. – Это связано с котлетами?
        – Да, их делают из фарша, – кивнул Майк. – Так вот, мясорубка – это самая простая техника. А есть сложнее, которая двигает корабли. Хотели даже построить дороги из железа и пустить по ним машины, но пока это слишком дорого. Но у нас много каменных дорог, и повозки с рессорами и резиной на колёсах. Что такое резина? Это такие чёрные полосы, которые набивают на колёса. Нет такого грохота, как у вас. Есть ещё втулки...
        Когда поравнялись с трактиром, сделали остановку. В нём пообедали и договорились с потрясённым убийством эльфов хозяином о похоронах. У него же узнали, что барон из бошей с девушкой и охранниками проехал мимо трактира между завтраком и обедом. После обеда Майка потянуло в сон, и на время разговор увял.
        – Это я его усыпил, – объяснил маг. – Пусть поспит, а мы пока поговорим. Не получится у нас догнать вашу Дарью до Юрлова, поэтому придётся искать в городе. Я думаю, что это у нас получится. Что вы думаете делать дальше?
        – Хочу разобраться с семьёй графов Каменских и устроиться к ним на службу. Не нужно хмуриться, лучше послушайте. Всё равно к кому-то придётся идти на службу, так почему не к тем, кого я хорошо знаю? Раньше надеялся только на своё северное происхождение и мастерство лучника, теперь я ещё мастер меча. Такого воина возьмут на очень хороших условиях в любую дружину. Учитывая моё дворянство, можно дослужиться до капитана.
        – Вернётесь, если эльфы нападут на ваши княжества?
        – Откуда вы это взяли? – нахмурился Глеб. – Сами придумали или что-то узнали?
        – Слышал, когда ещё не гоняли магов, что эльфы хотели устроить против вас поход западных королевств. Лучше расправляться с врагами чужими руками, а вы для них враги. Не признаёте их деньги, не позволяете скупать свои богатства и проявляете излишнюю самостоятельность, поэтому являетесь препятствием к настоящей цивилизации. Если вас сомнут, как смяли нас, рано или поздно справятся с разноцветными орками, даже с жёлтыми. В тот раз у них ничего не получилось, но такие задумки могут откладывать, но обязательно постараются выполнить. Если не смогут собрать всех, бросят против вас армии двух-трёх королевств и подкрепят это своим огненным боем. Думаю, что на вас хватит. Если собрать очень большую силу, можно переломить любое мужество.
        – И что делать? – мрачно спросил Глеб. – Я не перестал быть маозом из-за того, что зарабатываю у вас деньги, и за родную землю буду грызть эльфов зубами!
        – Не больно их погрызёшь! – ответил маг. – Вот если узнать их секреты... Тех, кто их знает, сюда не пришлют, но можно поплыть самому, хотя бы с этим эльфом. Я маг, поэтому могу выжать из эльфов их секреты, главное – найти тех, кто их знает. Магов почти всех перебили, а оставшиеся спрятались и боятся высунуть нос. Вряд ли эльфы думают, что кто-нибудь из нас наберётся наглости их навестить. Но всё равно они должны оберегать тех, кто знает секреты. Маги есть и у маозов. Так что моя задумка нелёгкая и опасная, но я всё-таки постараюсь. Если получится...
        – Пока ничего не обещаю, но если будет возможность, помогу. Может, разбудите этого Майка? Он рассказывает интересные вещи.
        – Мальчишка, – сказал маг об эльфе. – В нём немного ума и почти нет эльфийской спеси. Возможно, вы могли бы подружиться, у меня для этого неподходящий возраст. Сейчас разбужу.
        – Неужели я заснул? – удивился проснувшийся Майк. – Обычно днём никогда не сплю. Наверное, это из-за переживаний. Я не был близок с дядей, а остальных вообще толком не знал, но всё равно это стресс. Не поняли? Ну это такая неприятность.
        – Вам хватит денег на путешествие? – спросил Глеб. – А то я много собрал и могу поделиться.
        – Не ожидал такого от людей, – задумчиво сказал Майк. – Спасли, предлагаете деньги... Хотя это как раз признак примитивных цивилизаций. Эльфы обычно ничего не дают просто так. Не из жадности, а из принципа. Каждый должен сам зарабатывать на свою жизнь! Даже мальчишка, который чистит на улице сапоги, может поймать удачу и стать главным вождём! Это наша великая эльфийская мечта! Главное в жизни – это заработать как можно больше денег и не упустить свой шанс!
        – Я не понял, для чего собирать так много денег, – сказал Глеб. – Что на них можно купить?
        – Это потому, что вы не развились, – объяснил Майк. – Ничего, с нашей помощью разовьётесь. Деньги нужны не только для покупки дома, еды или одежды, они нужны для того, чтобы развивать производство и зарабатывать ещё больше денег!
        – Деньги ради денег? – спросил Корн. – Получается замкнутый круг.
        – Я же говорю, что вам этого пока не понять. Мне трудно вам объяснить... Для таких объяснений нужно долго учиться, а я окончил только школу.
        – О школах слышал, – сказал Корн. – Хорошее дело. У нас простаков обучают только в храмах, а дворянам берут учителей на дом.
        Они разговаривали до остановки на ночлег. Когда начало темнеть, остановились в первом же встреченном трактире. Кучер и охранники после ужина отправились на сеновал, а господа сняли себе комнаты. Люди, к удивлению эльфа, взяли одну комнату на двоих. Перед тем как разошлись отдыхать, Майк спросил, нет ли здесь мальчиков.
        – А чем вас не устраивают девушки? – не понял Глеб. – Охота себя пачкать!
        – Они должны мыться, – возразил эльф. – А девушки... Вам не понять! Девушки – это не то. Они нужны, если вы хотите иметь детей, в других случаях лучше иметь дело с мужчинами. Никаких капризов и истерик, простые мужские отношения. И в дороге это очень удобно. Но если нет мальчика, подойдёт и девушка. Эльфы считают, что в любви допустимо всё!
        – Вряд ли я с ним когда-нибудь подружусь, – сказал юноша магу, когда они заперли двери и легли в кровати. – Я за полдня от него устал.
        – Этот Майк не всегда будет таким, – посмеиваясь, отозвался маг. – Пообщается с людьми и станет реже ссылаться на свой народ. Он немного растерян и своей болтовнёй пытается утвердиться. Их ведь воспитывают, как высших по отношению к нам, а сейчас он не видит никакого превосходства. Глеб, не хотите взять на ночь девушку? В заведении имеются свободные комнаты, а у меня есть деньги.
        – Я сегодня нагрёб этих денег тысячи две, не считая золотых украшений и оружия, – ответил юноша, – дело не в них. Я хочу женщину, но не буду брать. Моя графская половина говорит, что я дурак и зря лишаю себя радости, но я её не слушаю. Стоит ей поддаться, и в этом теле от меня мало что останется. У маозов есть свои законы, и один из них гласит, что имеющий невесту не должен ей изменять. И неважно, знает об этой измене кто-то ещё или только ты сам. Я потерплю.
        – Завтра к вечеру приедем в Юрлов. Надо расшибиться в лепёшку, но быстро найти вашу Дарью. В дне пути от города граница с бошами. Если её пересекут, я не буду больше вам помогать. Вырвать девушку и уйти не получится. И сами погибните, и её можете погубить. Я уверен, что они задержатся в городе, а у меня в нём должны сохраниться кое-какие связи.

     Главы 7-8   http://www.proza.ru/2017/11/04/1028


Рецензии
Читаю во второй раз, тоже из любопытства, будет ли так же интересно? Много иронии относительно запада, что мне очень нравится. Спасибо, Геннадий! Р.Р.

Роман Рассветов   18.08.2020 15:07     Заявить о нарушении
Роман не из самых интересных. Первый раз читается неплохо, вот перечитывать многие не будут, разве что через много лет.

Геннадий Ищенко   18.08.2020 15:16   Заявить о нарушении