Thеsaurus rex

                Заметки на полях ненаписанной книги.

   "Пристальное внимание увеличивает предметы до неразличимости деталей. Как смазанность кадров создает кино, так и неточность восприятия создает реальность. Мы живём в сказке кажимостей." Люк Яхве


... Само для себя сознание неуловимо. Невозможно укусить собственные зубы, но наука пытается это сделать вставной челюстью метода. Попытки бессмысленны, но благородны. Чем бы дитя не тешилось... Сознание может фиксировать только эффект собственного присутствия. Редукция эффектов неизбежно упирается бесконечностью уточнений в ничто. Ни одна концепция не соответствует реальности самого сознания. Буддисты не ломились в открытую дверь, они постигали великий парадокс сознания путём медитации, вхождением в состояние пустотности сознания. Удивительно, мы не можем разгадать тайну будучи сами этой тайной. Близость проблемы не дает её разрешить. Такое впечатление, что бытие это вопрос сознания к себе -- пока вопрошаю, живу. Феномены мира ни что иное как версии ответа в виде отождествлений. Сознание заворожено тайной собственного происхождения. Наш неистовый познавательный инстинкт тому свидетельство. Но герменевтический уроборос, пожирая свой хвост, никогда не доберётся до собственных зубов. Тайна в том, что познавать нечего. Сознание -- вот. Мы всегда были в пункте назначения. Ничто в оболочке нечто, так и остается ничто.
... Слышу, достаточно, мол, представить, что сознание является веществом, и размышлять дальше. Представить можно, но это ничего не меняет. Сознание не имеет субстрата, оно, скорее, поле. Горшок не может постичь свою глиняность через содержимое. Алхимический аргумент -- "чтобы делать золото, нужно иметь немного настоящего золота". Алхимики якобы прекрасно понимали вещественную природу сознания. Но в случае с проблемой сознания, наоборот -- золото пытаются позолотить "веществом". "Дайте мне такую бумажку, окончательную бумажку, подробнейшую бумажку с несомненной печатью -- что я существую!"
... Сознание непредикативно, оно уворачивается от определений. Тут как с апофатическим божеством монотеизма -- бог есть, потому что его нету. Совпадает ли оно с бытием, как у Гегеля или антагонистично ему, как у Канта до сих пор остается предметом дискуссий. Ситуация напоминает - не догоню так согреюсь
... Универсальность сознания в уникальных проявлениях его носителей, а отсюда интеграция для создания альтернативных реальностей. Существование перманентный поиск механизмов защиты. Цель истории сделать мир уютной материнской утробой. Врождённый страх открытых пространств заставляет нас жаться друг к другу. Мир невыносимо разомкнут и мы стремимся соорудить надёжный свод из того что есть. А есть не так уж много. Поэтому "Сказка о трёх поросятах" лейтмотив наших действий.
... Пару тысяч лет назад жизнеобильный Мифос забавы ради одел мертвящую маску Логоса, забыл снять и она стала его лицом. Теперь мы живём в Эросе по ту сторону Танатоса -- в Зазеркалье смыслов больше похожих на абсурд. Объясняем, не понимая.
... О радикальном несоответствии представления предмету внимания. Что интересно, логика в данном случае не призвана к полному нахождению соответствия образца и образа, а к поиску компромисса. Логика тогда логика, когда она понимает свою дипломатическую роль в субъект-объектных отношениях, а не выступает в роли законодателя как у Гегеля. Логика подсвечивает проблему, бесконечно проясняя детали. На этом понимании основан психоанализ, аналитическая психология Юнга, поздняя феноменология Гуссерля, поздний позитивизм Вигенштейна, вся пафосная онтология Хайдеггера. Лакана я исключаю, по его же нежеланию считать себя философом. Собственно, философия это захватывающая одиссея -- путешествие субъекта к объекту, где субъект всякий раз находит себя в опыте метафизического переживания.
... Пафос конечности бесконечен. Возгонка реальности до мифа, делает миф реальным. Что откуда берётся... Самоосуществляющиеся представления. Конечная цель объективации гегелевской Идеи --- абсолютный пафос. То что в христианстве называют "слава господня". Преодоление прозы поэзисом.
... Идея Бога это теория всего. И наоборот, теория всего — Бог ученых.  Я в связи с Эйнштейном эту мысль и высказал. Теорией всего Эйнштейн не пытался закрыть физическую науку, но объяснить физическое вообще. Без метафизики, думаю, дело не обошлось. Тут ведь вопрос о пределах математики. В какую сторону двигаться -- в сторону формализации или метафористики, сгущения или размытости. Формула тоже метафора -- маленький миф о истине. Квантовый дуализм частица-волна имеет к этой проблеме прямое отношение. Но Эйнштейн в такие фокусы не верил. А напрасно. Порой периферическое зрение нам больше говорит о предмете, чем разглядывание под лупой. Поэтому "теория всего" может быть обо всем и ни о чём конкретно. Мы видим мир смазанным, но именно в сверхбыстрой протяжке кадров появляется кино реальности. Сплошность сколько не сегменитруй, остается сплошностью в сегментах. Разбитое зеркало отражает всё небо во всех своих осколках. Остальное аберрации частного сознания, закупоренного в частности. "-- Тебе тортик на четыре части резать или на две? -- На две, четыре я не съем."
... Абсолют, Бог, Троица, чистое Я, трасцендентальный субъект, Логос, Монада, субстанция, теория всего и пр. -- всё это финалистичные идеи, вытекающие из необъяснимости мира из себя, но обозначенные в логике его внутренней иерархичности. То есть у мироздания должна быть какое-то метафизическая отдушина.
... Слабость эпифеноменализма в определении на каком звене феноменов начинается эмерджентный эффект сознания (квалиа). Кто чувствует боль от ожога как последний аргумент реальности? Боли самой по себе нет. С тем же успехом можно утверждать эпифеноменальность материи. Тришкин кафтан на прокрустовом ложе. На самом деле, неопозитивизм реанимировал старый спор Декарта и Гоббса -- идеалистов и реалистов. Извечный субъект-объектный тяни-толкай. Восточная философия давным давно не парится по этому поводу.  Эмерджентность предполагает индукцию суммы предикатов, но какая сумма может быть из бесконечности феноменов, вопрос. Дробление феноменов упирает нас в неразрешимую апорию начала квалиа.
    У кондовых реалистов всегда так, постоянно козыряют здравым смыслом и очевидностью. А то и палкой тов. Ленина по идеальной голове Маха. Неужели не понятно, аргумент боли палка о двух концах. Я уже воспринимаю это как комедию "Дебил и ещё дебилее".
    Можно утверждать, эмерджентность вообще ничего не объясняет. Об этом Шредингер писал, что переход в принципиально новое, а не агрегатное состояние, никакая эмерджентность не способна. Хотя это уже берклианская очевидность. Надо сказать, всякий аргумент обобщения от бессилия. Единственное, оставить проблему открытой по аналогии с открытостью сознания. Надо научиться у Востока не утверждать, а закавычивать. Говорить на языке намёков, негаций. Ну, типа японского асёбасэ котоба:"Мне кажется ваш отец сделал вид, что умер." Зэтетический принцип -- нет явлений, есть кажимости.
... Ещё о эпифеноменализме. Справедливости ради, аргументов хватает и у физиклистов и у ментальщиков. Субъектность (квалиа) в цепи феноменов возникает таинственным образом. Тяни-толкай редукции ничего не объяснил и физикалисты попытались объяснить субъектность неким голографическом эффектом нейронных процессов, что, собственно, уже из области суеверий -- вши заводятся от переживаний. У ментальщиков остается главный аргумент -- субъект не может обнаружить субъектность, как зеркало не может отразить амальгаму. Мозг может оказаться просто первичной объективацией сознания -- фокусом реальности сознания и его дескрипций. То есть с иллюзией протяженности попутно возникает и логика объяснения иллюзии.
... "Я понятия не имею, как работает гипноз, но, судя по всему, он действует так же, как мы учим язык" Дж.Гриндер. Суггестивный эффект слабый намёк на панпсихизм - всё наделено сознанием от нулевой статичности камня до экспансии в бесконечность человеческого разума в границах языка. Мы как носители сознания можем воздействовать друг на друга благодаря единому полю сознания.
Это как система "вайфай--провайдер--роутер". Не исключена и киберсимуляционная версия постгуманоидного происхождения. Почему нет. Похоже, мы живём в закольцованной системе компьютерных программ. Подглядывание за подглядывающим ради вожделения анонимности. Проблема Наблюдателя не снята из-за тайны восприятия во всём видеть тайну. Важно ведь, не что мы видим, а как смотрим. А смотрим мы всегда ниоткуда глазами ничто. Мимолетность видимого младше нас на целую вечность
... Если мы судим с позиции "срединного мира", полагая антропный фокус восприятия абсолютным, то инструментарно проникновение в оба крыла симметрии одинаково сложно. И микроскоп и телескоп вглядываются в одну и ту же бездну. Хотя, я слышал, ведутся разговоры о барионной асимметрии вселенной. Тогда муха нашего восприятия перевешивает слона. Мозг человека как бы от начала мира наделён кособоким суждением в пользу наглядности, загипнотизирован очевидностью. Поэтому здравый смысл всякий раз побеждает истину. Об этом в своё время рассуждал Кант соотнося "что я могу знать?" с "что есть человек?". Сколько не протезируй органы чувств совершенными инструментами аксиоматика останется чисто человеческой. В этом смысле претензии науки на объективность выглядят сомнительными. Кто-то в закулисье принципиально не заинтересован в нашем выходе за пределы декораций.
... Ещё и ещё раз -- всё упирается в проблему сознания, а она, блиннн, сворачивается в рекурсивную спираль до математической точки в конце истории сознания. Объективные референции имеют начало, субъект же априори безначален. Сознание смотрит глазами ничто. В сущности, мы смотрим глазницами смерти на жизнь. Бытие падает в "черную дыру" сознания, создавая на горизонте событий эффект времени. Не побоюсь метафоры, вечно выворачивающейся бутылки Клейна. Такая бутылка сама себе джин. Форма пытается стать содержанием. Динамика этого выворота и есть наш мир. Отсюда опостылевшее до пошлости -- движение это жизнь. Муравью в этом континууме надо постоянно бежать, чтобы оставаться на месте. Мы в аду, к которому привыкли. Горизонт событий это и есть "жизненный мир" Гуссерля. Бедняга из желания угодить науке, догадывался о большем, чем сказал. Не включил вовремя метафору в свои рассуждения и упёрся в надуманную проблему Я. Табу на метафизику само по себе метафизично.
... Такое плодотворное топо-крато-хронное умножение сущностей мне по душе. Человек как всегда заворожен кривлянием на сцене, а не духом театра. И идея бога возникла, чтобы мы пребывали в сказке и не узнали "как это делается". "Взрослые придумали сказки, что бы обманывать детей". Будто бы сработанный пластикой нашего воображения Творец боится, что мы, прозревшие, ворвемся в его мастерскую с криком: "Хватит лепить горбатого из пластилина!". Уверен, узнав "как это делается" мы неизбежно будем лепить горбатым горбатого. Это эксперимент над экспериментаторами. Круговое подглядывание за подглядывающими создает эффект скважины для ключа от всех замков.
... В бытовом обиходе порядка 300 слов. Основная масса это эллочки. Даже интеллектуал в семье словами не злоупотребляет. Язык повседневности не так и прост. Так, сдобренная матом речь прекрасно синтезирует мысль и чувство. Витгенштейн потерпел поражение со своей "атомизацией" именно столкнувшись с повседневными оборотами. Замечено, за счет общеупотребимости английский язык значительно оскудел как словарно так и синтаксически. Вообще считается, языки не вышедшие из этнической матрицы гораздо сложнее интерлингеров. Глобализация ведёт к оптимизации всего вся. Миром будущего, империей землян, будет гораздо проще управлять.
... Глядя на сюжет с говорящим, с артикулированной мимикой робота, думаешь, как жутко, а ведь это только начало. Жуть в нашей инфантильной склонности видеть в мёртвом живое, наделять куклу самосознанием, видеть такую же сущность как мы. Точно также мы пытаемся оживить бездушного человека, уповая на остатки совести.  Волевой, убежденный человек кажется мне такой же машиной. Троцкий и Тамерлан были такими историческими автоматами. Идея, омертвев в идеологии, производит массу социальных роботов. У Спилберага роботы трансгуманистического будущего воссоздают человека во всей его природной уязвимости, чтобы начать всё сначала. Тут недалеко от тезиса -- люди создали бога, чтобы его глазами посмотреть на себя. Может человек лишь звено в цепи роботизации как венца природы. Механистичность природы путём эволюции неизбежно должна закончится высокоразвитым механизмом, перемалывающим живое.
... Мой любимый пример калейдоскопической скуки мнимого разнообразия. Природа снимет напряжение календарными циклами. Человек включается в эти циклы по той же причине.
    Для меня красная тряпка регулярное многообразие "вечного повторения". К примеру, фрактальные структуры прекрасны, но утомительны. Глаз как бы привыкает к принципу их формирования и не ждёт ничего нового, кроме этих ажурных разводов, вырастающих друг из друга. Так же завораживают и законы природы во взаимопорождающей вязи. Нет ничего скучнее звёздного неба на фоне нравственного императива в голове. Сознанию тесно в себе. Человек поэтому избыточное существо, он сопротивляется оККаменению. Метафоричность языка, плодящая сущности, единственная отрада. "Искусство нам дано, чтобы не умереть от истины" Ф.Ницше. Истины о том, что богу нечем нас удивить, кроме возможностей воображения.
    Ницше возвестил смерть антропоморфного бога библии, навязывающего фарисейскую мораль. Думаю, "бог философов" и убил своего мифологического двойника. Монотеизм породил кризис представлений о боге. Атеизм его родное чадо. Бог сам полез в удавку Ницше.
... "Человеку даны этнос, язык, судьба. Любая национальная, общественная и другие особенности мировоззрения изначально дефективны, это тюрьма чужого мнения." А.Пятигорский. Вязкость истории в идеологическом засилии, берущего начало из структуры архетипов, которая по мере развития должна импровизационно усложнятся, увеличивая степень свободы. "Тот кто владеет символами -- владеет миром" Кожибски. От закрепощённости мышления к его карнавализации. История как судьба должна быть преодолена импровизацией. Гамлет должен обнаружить в себе Смоктуновского. Ибо все мы дети метафизической гримёрки, заблудившиеся в декорациях.
... Вы никогда не думали, почему Иисус Христос не умер за человечество тайно, как рекомендовал творить молитву, а с размахом на миру? Да потому что без пиара даже Бог не обходится. Про себя тихо плачут в подушку, а на людях рвут истерично рубашку. Закон драмы. От которой, впрочем, уже смешно.
... Невежество энергия масс. Эта энергия может выплеснуться кровью революций, и может десятилетиями сочиться вожделением при виде вождя по телевизору. Массы расходный материал истории, цель которой пафос процесса на время перекрывающий скуку вечности.
... Заметил, многократный просмотр любой хроники вводит в состояние идеального наблюдателя -- то есть бога в нимбе анонимности. В сущности, мир создан из одиночества бога, рождённого из тесноты мира. Идеальный мир империя одиночек. Идеальный же сценарий, когда персонажи находят выход из сценария. Но куда? В цикл вечного повторения или в нарратив линейного времени, которое может оказаться лишь точкой на несравнимо большем круге бытия? Такой "зависающий" сюжет, по-моему, ещё никто не создавал. "Не лезь в бутылку Клейна" подходящее название.
... "Иногда представляю себе 4-мерных существ, для которых странные петли, ленты Мёбиуса, бутылки Клейна так же просты, понятны и не парадоксальны, как для нас пять копеек. Для них нет парадоксов, или у них пятимерные парадоксы?"  Парадокс это аберрация перспективы. Для двумерного существа наш мир исчисляем, но не представим. Чем многомерней мир, тем больше степеней свободы.  Я в том смысле, что качество "жизни после жизни" зависит от готовности сознания обитать в n-мерном пространстве. Больше мерностей -- больше возможностей. В "Розе мира", допустим, Д.Андреев описывает ад как одномерный, точечный мир, где сознание чувствует себя заживо погребённым. Интенции схлопываются в сингулярность транссубъекта, что для "человеческого слишком человеческого" невыносимо. И как автор утверждает, за всю историю человечества в таком жутком положении оказались всего 6 великих человекомучителей. Рай для грешника хуже ада, его сознание, отягощённое эго, просто не сможет там обитать. По Сеньке и шапка, такскать. Но, как мне кажется, буддисты к сингулярному состоянию как раз и стремятся. Ад и рай для них равнозначная иллюзия. Оно понятно -- "вышелушенному" до математической точки сознанию не страшна пустота. Переживать блаженство и страдания уже некому и незачем. Ничто естественное состояние сознания, но оно же и начало всех интенций (дхарм).
...  Жизнь как и искусство можно определить как сопротивление времени, то есть смерти. Безусловно, мы что-то берём взаймы у будущего, чтобы вложив в прошлое, пребывать в равновесии настоящего. Жизнь это гребень волны, граница максимума энергии. Человек вечное, которое всякий миг умирает. Ошибка в этом парадоксе. Время проходит (vergehen) через и в человеке. Так плёнка в проекторе создает в быстрой протяжке кадров эффект кино. Картезианская протяженность (res extensa) возникает в несомненности мысли (сogito). "Из постоянства преходящности времени говорит бытие" М.Хайдеггер.
... Есть одна достоверная реальность -- простое наличие сознания, к простоте которого мы не можем прорваться в потоке сюжетной длительности -- времени. Ежась от голого факта сознания, мы как бы ищем ему тёплую одежду "доказательств", создавая ту самую протяжку кадров через объектив, в смазанности которой возникает кино. Завороженный мельтешением кадров в сюжетной канве "Нового кино о старом" вряд ли выдержит монотонность светящегося, а уж тем более погасшего экрана. Однако к этому простому наличию сознания самого по себе почему-то стремятся все религии, философии и мистические практики мира. Сознание "как оно есть" во всей его прозрачной чистоте скрытая цель любого познания. Пафосно, мир это сон сознания о себе. Сон о Великом Пробуждении.
... Предлагают к прочтению повесть "Труп из топора" автор Задвигай Такин. Эпатирующее название -- половина успеха. Ууу... а уж псевдоним автора остальная половина. В заданном алгоритме книгу и нужно читать. А, впрочем, можно и не читать -- знание тенденции вызывает зевок к деталям. Постмодерн на дворе... мать бы его...
На современный клипово-сериальный ум, даже читая Гегеля, сетуешь -- ну сколько можно нудить, дружок, хватит, всё уже и без крохоборских подробностей понятно. Масса накопившейся информации начинает фонить тревожной растерянностью. Теперь всякий, не освоивший пониманием ежедневный вал знаний, может иметь алиби Сократа -- "знаю, что ничего не знаю". Википедия стала досужей Ксантиппой осмелившегося мыслить самостоятельно мужа.
... Думаю, абсолютной субъектности будут лишены даже роботы. Сознанию без разницы в чем обитать, в ИИ или в человеке, но зазор восприятия носителя всегда останется кровоточащей раной дуальности. Вода принимает форму сосуда, оставаясь водой. И сосуд вне зависимости от материала останется сосудом -- формой ждущей содержания. И поди разберись кто кому Рабинович. Проблема субстанция-субстрат держит сознание на плаву реальности. Жидкости растворяющей всё не в чем хранится, кроме как в сосуде идеи, пропитывающей череду всех своих недолговечных воплощений. Воплощения ценны только временем удержания этого агрессивного содержания. Сознание во всех агрегатных состояниях остается сознанием. Сознание и есть Бог, Абсолют, Атман-Брахман, чистое Я, Эйн-Соф и пр.пр. Собственно, это Гегель вкратце.
... Процесс стохастический, явной тенденции не имеет. Принцип открытой системы, бегущей от своей системности. Мы как бы сканируем сознанием в уже готовом поле смыслов. Дорога возникает под ногами идущего (кит.) "Распаковываем" и связываем ячейки смыслов как у В.Налимова. Метафора "сорванных печатей", по-моему, об этом. Тут ведь проблема детерминизма, в подобии с квантовой дуальностью он вроде бы и есть и его нет. То есть мы в столь масштабном замысле, что мизер нашего выбора кажется нам свободным. Мораль заложенная нам монотеизмом лишь условия игры. Бог Библии аморален, потому что только он, как в случае с Иовой, может менять условия игры в своих непостижимых для нас интересах. Сатана тот, кто формально следуя правилам то и дело выигрывает душу человека, уличая Бога в "правоте силы". Создатель шахмат наверняка бы проиграл Каспарову. Поэтому Апокалипсис, где Творец якобы приходит на помощь своему квёлому творению, фиксированное поражение добра. Бог просто опрокидывает доску под угрозой мата. Глубина замысла, а может и неизбывный парадокс творчества, что творение со временем начинает ненавидеть своего создателя. Дарованное бытие рано или поздно превращается в праздник непослушания. Ученик не превзошедший своего Учителя, ничему не научился. Блудный сын не принёсший отцу дары опыта самостоятельности, зря пустился в странствия. Творение должно иметь метафизическое приращение иначе всё шапито Карабаса. Поэтому идея трансгуманизма мне ближе. Постгуманоидное человечество, преодолев пространство и время, в критической массе осознанности создает Бога, дающего начало миру на иных бытийных принципах. Здесь Бог-Художник, а не Великий Диктатор снимает проблему детерминизма свободой творчества, устремлённой по ту сторону абсолюта. По ту сторону гениально написанной картины.
... То есть как я понял, метаантропология, замахиваясь на преодоление антропоморфизма человечностью, уникальное возводит в степень универсального, придаёт человечности качества божественной субстанции. Но проблема, как известно, не решается на уровне возникновения. Чтобы почувствовать границы и суть человеческого необходимо представить принципиально иной вид сознания. Какова телеология, допустим, у негуманоидов, иномерных или газообразных существ? Я уж не говорю об ИИ, там вообще непредставимая перспектива. Гегель считал, человеческое лишь средством в испытании духа материей. Это посредничество человека христианство возвело в культ. Теологически цель человека постоянное преображение, работа личности над ликом. Процесс этот, как и в случае с юнгианской индивидуацией, бесконечен по причине трансцендентального разрыва Творца и творения. То есть человек это процесс. Пиноккио, по сути став живым, чувствующим мальчиком, так и не избавляется от комплекса деревянности. Поэтому по наивности или лукавству монотеизм мельчит, оставляя в утешение пафос вечного преодоления. Вопрос ведь по-буддистски радикальней -- или мы как носители сознания движемся по пути усложнения и дальнейшему овладению иллюзией, или к полному и окончательному её разоблачению. Стать богочеловеком, таким образом, не предел. По ту сторону бога открывается метатеология бесконечного. Образно говоря, все познавательные усилия, всё бремя страстей, вся драма существования результат гравитации чёрной дыры сознания, пожирающей бытие ради точки сингулярности. Этого пикселя ничто, в мультиплицировании которого всегда вспыхивает экран нечто с изображением кого-то и чего-то в новых сюжетных вариациях. И человечность один из таких сюжетов в сюжете.
... Вот поэтому в утешение сознанию остается всё более изощрённая методология. Не догоню так согреюсь. Совершенствуя инструменты, мы лишь добавляем очередное зеркальце в и без того ладно выстроенную систему зеркал, отражающих пустоту. Пора понять, сознание это глаза ничто. Субъект процесс поглощения видимого, профанного бытия. Непотаённое, хайдеггерианское Бытие и есть реальность самого сознания. То самое аутентичное Дазайн. Тайна восприятия в восприятии тайны -- мы хотим знать, когда уже нечего знать. Путешествующего в бутылке Клейна завораживает горизонт, не дающий видеть непрерывность континуума. Гуссерль, сломавшись на повышении горизонта, ушел из тесноты эпохе в "жизненный мир". К слову, постмодерн, зафиксировав, как тщету познания, так и психическую зависимость от него, предложил довольствоваться симуляцией, то есть превратить драму познания в игры разума. Ну что-то вроде "игры в бисер". В сущности, это отказ от рационального познания рациональным методом.
... Знать, похоже, нечего, но остались метафоры, эти мифы в миниатюре, из которых слагается реальность как сказАние о Бытии. Философия в невозможности уйти от метафизики всё больше осознает себя литературой с забавными иллюстрациями психологов. Ну, а какова цель литературы? Ради пары афоризмов пишется толстенный роман с лихо закрученным сюжетом. Так и в философии. На полях "Тимея" написаны миллионы досужих книг. Попытки уйти от метафизики стали новой метафизикой. Теперь вот джином из бутылки Клейна, исполняющим все наши прихоти можно объяснить что угодно. Метафора  стала тем самым сосудом, удерживающим жидкость растворяющую всё.  Если строгое мышление это различение границ, то размывание границ искусство образности. Метафора в этом смысле аура понятия.
Так позитивизм постепенно мертвел из-за угасания метафизической нимба, наполняя пространство мысли восковыми поделками мадам Тюссо. Объяснять мир из себя равносильно убеждению, что вши заводятся от горестных мыслей. Хотя это тоже своеобразный трансцензус застывших форм.
... Всё к чему прикасается смысл обращается в абсурд. Путешествие в бутылке Клейна с компасом представлений пустое, но забавное дело. Поэтому хватит драматически заламывать руки, пора превратить познание в забаву. Что, кстати, постмодерн и предложил. Одиссея сознания от драмы к игре. Мир это метафора в жанре человеческого. Научится жить в метафоре значит овладеть невесомостью сознания. Угодив в бездну, падение или полёт выбираешь по своему усмотрению. Или мы как носители сознания движемся по пути усложнения и дальнейшему овладению иллюзией, или к полному и окончательному её разоблачению. Нирвана в сущности иллюзия иллюзии. Тот самый кол последнего основания, на котором сколько себя помнит дёргается философия. Сон о пробуждении и есть явь.
... Сознание процесс поглощения бытия. Главное не поперхнуться. В аналогии, астрофизики заметили яркие вертикальные выбросы над некоторыми черными дырами. Оказывается даже в такую бездну не вся материя успевает ухнуть. И чёрная дыра от жадности "отрыгивает".
... "Итак тезисы по Гумилеву: этносы -- это объединения людей по стереотипу поведения и характеризующиеся понятием -- мы, наши и они, чужие и не наши - человека вне этноса не существует."
    Вне этноса человек всё же есть как уникальная единица универсального сознания. Иначе весь исторический пафос умножен на ноль. Общество созданное из ничтожеств априори энтропийно. Поэтому все деспотии оруэлловского типа, где государство всё -- человек ничто, обречены на деградацию. Этнос какое-то время может черпать энергию из национальных архетипов, но потом постепенно угасает из-за отсутствия открытости. Надо признать, время национальных государств прошло. Процесс глобализации с элементами глокализма не остановить никакими "консервативными революциями" и путиншествиями спиной в будущее. Процесс этно-культурной конвергенции эволюционно обусловлен. Грядёт империя землян, которым возможно предстоит отстаивать независимость от инопланетного вторжения и как ответная реакция самим совершить экспансию по освоению ближнего, а потом и дальнего космоса. Увы, анально-территориальный комплекс не преодолевается размерами песочницы. Избыток ведёрок и лопаток всё равно будет причиной раздора строителей замков из песка. Это моё личное мнение. Что касается уважаемого мной Л.Гумилёва и его пассионарной концепции, то я ею давно переболел и пришел по долгому размышлению к мысли, что парадигмально ближе к социальному идеалу концепты сочетающие в себе элементы гегелевской диалектики с неразрешимой кантианской антропно-трансценденталистской проблематикой -- то есть концепты, преодолевающие нигилистический тупик постмодерна волей к иной постгуманоидной структуре смыслов. Мы на пороге метамодерна с его неоклассикой, стоящей на величественных руинах гуманизма 20 века. То ли ещё будет...
... Постмодерн иронично показал, что философия особого вида литература, а всё разнообразие концептов подчиняется логике жанра. В сущности, история философии детектив по разоблачению Великой иллюзии реальности. Думаю, грядущая метафилософия сознательно будет имитировать мышление, то ницшеански заламывая руки, то, похохатывая Ноздрёвым, словно играет в подкидного. Подлинное это не то что есть, а то о чём договариваются -- станет основным тезисом. Эволюция разумных существ от драмы к игре. Драма азарта позволит играть в серьёзное. Гамлет обнаружит в себе Смоктуновского, драма которого покруче придворных интриг. Смею предположить, что человеческая реальность результат скуки богов, или кто они там. Впечатление,  кто-то постоянно подбрасывает дровишки в огонь истории, когда она становится менее интригующей. Даже бунт в кукольном театре может быть на руку Карабасу. Никакого Папы Карло и Карабаса, разумеется, нет, есть маниакальное наваждение разума о том, что за шторой убеждений шевелится заблуждение. Вера мумия сомнения. Так что в себе надо искать Чучельщика, Таксидермиста.
... У становления должна быть скрытая метафизическая дельта. В гегельянстве это пафос возгонки материи к духу в их скрытом тождестве. Профанное материал такого пафоса. «Хитрость мирового разума» в необходимости свободы закабалённых детерминизмом телеологии. Одержимость разума поиском средства и цели и есть смысл познания. История людей -- это процесс познания. Бытие и гносеология у Гегеля совпадают.
... Хаос как воплощённая бессмысленность и был, тем уконическим ничто, из которого монотеистическое божество сотворило мир. Поэтому "вначале было слово...", поименовавшее, означившее ситуацию неразберихи как нечто осмысленное, понятное. Слово-мысль стало блуждающим центром жидкой кристаллизации. Короче, слово за слово и пошло поехало. До сих пор рот закрыть не можем, кривляя Первослово. Даже молчание Бытия под подозрением умолчания, театральной паузы.
...  Поступок от безысходности. Человек вынужден поступать под натиском обстоятельств. Аналогично с мыслью -- нависание абсурда требует подпорок смысла. Фуко говорил о параноидальной настойчивости разума во всём искать определённости, различать, ставить границы, расчленять, концептуализировать. Страх сойти с ума в рамках клинического диагноза. Снять этот страх способно искусство. Творчество в этом смысле это искусство безумия, умение приручить бессознательное приманками эпатажного подражания, заглянуть за рамки запретного, не теряя ясности ума.
... Невроз сублимируется в самые разные способы аффектации. Чикатило, убивший 54 человека, в иных обстоятельствах мог бы с той же одержимостью написать 54 книги. Убийство вид примитивной эстетики. Настоящее искусство не сообщение, а приглашение к переживанию. Следователи только потому и ловят серийных убийц, что способны войти в их сферу переживаний.
... "Тепло и светло всем одинаково, а холодно и пасмурно каждому по-своему." Толстовский рисунок мысли, там, правда, о семье. То, что бытие не благо, как считали греки, а испытание, некий жернов перемалывающий мУку тела в муку духа скорбное открытие ближневосточной мудрости. "-- Изя, есть ли жизнь на Марсе? -- Таки и там её тоже нет..." Нет, потому что от себя не убежишь. Ты повсеместен. Не ты в мире, а мир в тебе. Нас преследуют не обстоятельства, а "невыносимость существования", чипом вшитая в сознание. В сущности, человек всю жизнь ищет способ анестезировать эту боль. Но иногда ничего не помогает и ты как подстреленный зверь забиваешься под корягу зализывать рану. На амундсовский манер, к боли невозможно привыкнуть, её можно только терпеть. Привычка к терпению со временем превращается в мужество быть. Отсюда толстовское, как констатация безысходности  -- делай, что должно и будь что будет. А что ещё остается... Не бойтесь впадать в меланхолию, это душеполезное состояние, после которого появляется смысл жить дальше, черпая энергию из абсурда.
... "Обычно, кому нЕчего сказать, того не остановить - не умолкает, сука, хоть вешайся. Только пулей можно заткнуть его/её." Есть подозрение, что язык возник как способ заклясть ужас перед Великим молчанием бытия. Gerede обывателя или глубокомысленное "злоупотребление речью" философа лишь истеричная реакция на это глухое безмолвие. Мы говорим, говорим, говорим, когда говорить уже не о чем. Даже молчание обесценилось до театральной паузы гамлетстующих хлестаковых. Так что все мы достойны очереди из пулемёта Будды.
...  В фильме "Девятки" герой говорит -- мы молимся, чтобы бог не забыл нас. Наши частные просьбы к нему лишь благовидный повод. Демонстрация преданности. В сущности, это сигнал sos. С мышлением похожая ситуация. Я есть, я есть, я есть....Мыслю значит существую. Хочу быть воспринятым другими как Трансцендентальным Другим.
... Очередная новость: жительница ЕС вступила в официальный брак с самой собой. Счастливая женщина. А я вот 62 года страдаю от безответной любви к самому себе. И никакой надежды на свадьбу...
... Может ли человечество в писках могущества и бессмертия, заигравшись в трансформации телесности, утратить человечность? Как только выйдет за пределы природной уязвимости так сразу и утратит. Вспомним классиков. Носорогом быть страшно пока им не стал. Сознанию без разницы в чём обитать. Ещё и ещё раз -- человеческое лишь жанровая сценка в самопишущейся Книге Бытия. Человек желает стать Богом и он им станет любой ценой. Выход из природного сценария скрытая цель истории людей.
... Свобода это осознанная необходимость свободы. Свобода в абсолютном значении исчезает в ничто. Из этого следует, что стремление субъекта к свободе это последовательная потеря бытийных атрибутов вплоть до потери субъектности.
... Монотеизм вообще красивый, но холодный как лягушка, которую по сюжету сказки надо поцеловать, чтобы она превратилась в пантеистическую красавицу. Всякая абсолютистская парадигма стремится сделать другие парадигмы своим частным случаем. Последнее слово о мире невозможно, тем мир и интересен. Ошибка именно в перманентной претензии на метаописание. Апория преодолима метафизикой безначального становления. Иллюзия последнего основания -- морковка перед носом ослика, принимающего её за вечно удаляющийся горизонт. И горизонт и морковка равноудалены от ослика, до тех пор пока он осёл......Я по жизни грустный ослик, разочарованный в хвостике "последнего основания".
... Украина такая какая есть. Два украинца--три гетьмана. Так было и будет. В этом и счастье и горе украинцев. Отсюда вы кажитесь еб**ой массой рабов, сражающихся за свои цепи. Мы просто устали строить идеократическую империю, в которой тысячу лет людям вместо хлеба подсовывали сизифов камень. Извините, хочется пожить как люди, а не как русские. Мы хотя бы дёргаемся на цепи, вы заняты их позолотой.
...  "...я начал говорить её в слова". А как-то по другому бывает? Или тавтология или "косяк". Тогда уж -- "... я начал сочетать её в слова". А так, стихо зачётное. Пророк, пустыня, мятущаяся душа ... и всё в бежевых тонах. Привычный библейский полимпсест на якобы ослиной коже.
... Ну так, ажурно-кисейное. Напиши кто другой, только хмыкну ли бы. А так -- Паааууууунд. "...в горячей полости горла холодным перлом перекатывается Гораций", -- этим все сказано. Гораций как бренд перекатывается, а не его стихи. Горрраааций -- ротация имени. Этот психологический нюанс стыдливо уводится в тень. На самом деле, культурная идентификация происходит через принадлежность к реперным точкам громких имён. Это как в религии, произнося имя Бога, приобщаешься к нему. Очень лёгкий способ что-то для себя значить. Примкни к значимому и сам станешь значимым.
... Антропологическое наблюдение. В первобытных племенах затянувшиеся благоприятные времена вызывали непреодолимый страх и воспринимались как наказание богов. Чтобы снять напряжение, затевались войны с соседями или проводились обильные жертвоприношения. Мифологическое сознание интуитивно регулировало баланс добра и зла, поскольку воспринимало мир как сакральное пространство, где ничего не происходит само по себе. Поход с кувшином к ручью, допустим, превращался в целую литургию. Природа была храмом, человек служителем алтаря. Но потом всё изменилось. Мифос одел маску Логоса, забыл её снять и она приросла намертво. Монотеизм, а в большей мере христианство "расколдовало" мир и сделало его холодной сценой, на которой разыгрывается драма преодоления трансцендентального разрыва Творца и твари. Мир перестал быть чудом, чудо стало дозированной акцией Божества для вразумления маловеров демонстрацией могущества и силы. Бытие утратило статус безусловного блага и воспринималось как временное испытание к предстоящей вечности. Циклическое время разъялось и стрелой устремилось к эсхатологической цели, став историей о торжестве духа над материей.
... На первый взгляд библейская история кажется примитивной, потому и усложняем интерпретациями, интуитивно подозревая глубину. Трансцендентальный альфа-самец уже не устраивает людей, им подавай Бога-Художника, Бога-Постмодерниста, творящего мир ежесекундно в потоке джойсовского сознания, и обрывающего его существование на пике метафизической интриги, чтобы удивить себя тайной творения. Наша страсть к моделированию, вызывает подозрение, что мир школа богов. Или базар демиургов, торгующих идеями будущих миров. Если уж быть до конца платониками, то Бог (Абсолютная Идея) подбрасывает идеи, а мы разрабатываем идеологии (читай -технологии) их воплощения. Рабочая модель, довольно близкая к библейскому оригиналу.
... Маркс говорил, что требование отказа от иллюзий в нашей ситуации есть требование отказа от такой ситуации, которая порождает иллюзии. Вполне себе буддистская мысль. Иллюзия тоже иллюзия. Шунья это аннигиляция иллюзии сансары и иллюзии нирваны, в их взаимоисключающей противоположности. -1 (0) +1
... Ухватываем метафорой футурологию, недоступную понятийному аппарату. Понятия потом подтягиваются к этому рубежу, присваивая победу себе. Но метафора опять делает бросок в неведомое и всё повторяется. В области трансцендентного похожий процесс. Метафора что-то вроде разрыва, движущейся границы бытия-ничто. Делёз, правда, по поводу структуры времени приводит фразу Эмиля Брейе -- "Когда скальпель рассекает плоть, одно тело сообщает другому не новое свойство, а новый атрибут "быть порезанным". Метафора играет роль такого сообщения. Негативной предикации атрибута.  В различении Бытия и Сущего у Хая похожий приём. Это как бы эксклюзивное различение, после которого начинается вечный фрактальный повтор различий Сущего в его перманентном падении в ничто. Хотя это, в сущности, попахивает ногами висельника судорожно ищущего ускользающий табурет "последнего основания". Опять метафора, как без неё.
... Я верую, потому что всего лишь человек, а мыслю, потому что имею сверхчеловеческие амбиции. Две эти реальности сосуществуют не смешиваясь. В таком шизофреническом шпагате находятся многие рефлексирующие личности.
...  Сингулярщиков всегда было в обрез. Вся эта возня с виртуалом и роботизирующей органопластикой так или иначе приведёт к "чистому сознанию". Материя снимает покровы, чтобы обнажить дух. Философия и теология подразумевают эротизм процесса, постгуманоидный прогрессизм -- хардкор. Два этих пути независимо ведут к единой цели. Адам и Голем окажутся одной сущностью Бога, или кто он там.
... Умереть, чтобы проснуться (с). Каждое утро мы умираем во сне, чтобы перепроверить сон явью. Каждую ночь мы умираем наяву, чтобы воскреснуть в сновидении. Быть может, существование и есть эшелонированное пробуждение к абсолютной реальности, где бытие совпадает с ничто. Где пространство сна без сновидений и есть реальность без существования. Может быть мы стремимся к тому, чтобы окончательно умереть, но всякий раз не можем. Потому что смерти нет. А есть лишь сон о вечном пробуждении, где мы мечемся между умиранием без смерти и воскресением без жизни. Между адом и раем великой иллюзии, которую нет сил стряхнуть -- потому что мы сами эта иллюзия.
... Смертожизнью пробавляемся потому что. Бытие имеет пористую структуру из-за наличия пустот ничто. Этой мочалкой кто-то кому-то спинку и трёт в баньке с паучками.
... Отсутствие присутствия, постоянное падение неаутентичного Дазайн в ничто Сущего, утрата слуха к зову Бытия и пр. пр. На немецком это наверное звучит пафосней и точнее. Не знаю, зачем писать толстенные книги, когда ту же мысль можно втиснуть в пару абзацев. Долгое время в угоду научности философы чурались метафоры, вот и грешили тягомотными длиннотами в тяжелых доспехах терминологии.
... Попробуйте рассуждать от обратного. Представьте, что во вселенной, где "в доме Отца Моего обителей много" существует цивилизация высокоразвитых пауков. И самое важное о чём стоило бы спросить у них при первом контакте, распяли они своего Богопаука или нет. Критерий паучности так же эфемерен как и критерий человечности. Я опять к тому, что сознанию без разницы в чём обитать, чтобы пережить онтологическую драму. Мне кажется идея метаантрополигии по доброй воле легла на прокрустово ложе "последнего основания".
... На поэтический Олимп длинная и тесная очередь. Многие так в ней и умирают. История выносит не многих.
... "Никогда я не был так занят, как во времена досуга" Цицерон. О чем это? А о том, что эквивалент свободы не время, а культурное пространство. Выбор лежит в объёме самовыражения, а не в линейной длительности, где ты размазан тончайшим слоем никчемности. Поэтому искусство это противодействие времени (читай-смерти). Как известно, мыслящий, человек легко переносит одиночное заключение, черпая энергию из продуктов воображения. Те кто попроще в том же положении, не зная куда себя деть, умирают скуки. Убивающий время, убивает себя.
... Заметил, люди двигаются по наиболее короткой траектории. Обилие пространства соседствует с нехваткой времени -- спешишь, рискуя столкнуться с таким же крохобором личного пространства. Загадкой остается другое. Идёшь по широкому тротуару максимально к краю, навстречу старушка, ковыляющая как хозяин жизни точно посредине. И вот эта старушка начинает издалека, медленно и неумолимо, линкором смещаться прямо на тебя, и в решающий момент таки задевает тебя плечом. Оборачиваешься, она опять шаркает посредине жизни как ни в чем не бывало. Останови, поговори, милейший человек окажется. Спроси, почему толкнула, она даже не поймёт о чем я. Думаете, не видела, всё она видела. Или вот свободная лавочка, ты скромнёхонько на краю, садится такая ровно впритык и начинает, бормоча, рыться в сумках, активно толкая локтем. С детьми похожая ситуация. И с их мамами, "угощающими" своими чадами дальних и близких от счастья материнства. Одёрни, тут же -- эта жэ дети! А это СДВГ-дитё лезет к тебя с карандашом на колени, только глаза береги. Что это? Откуда эти люди с размытостью границ? Откуда это невольное хамство?
... Карма. Уверен, пожарниками и свидетелями Иеговы рождаются. С палачами и работниками ЖЭКа сложнее. Те, кто поглубже разбираются в метампсихозе, говорят, чтобы кармический круг не казался мёдом существуют стандартные воплощения. В негодяи проходят вне конкурса. Кому-то же надо делать грязную работу. Насколько мне известно, Иблис, джинны и дэвы -- силы зла в исламе, в отличии от христианства, являются соработниками Аллаха по испытанию людей на верность.
... Латинское proditio означает "предательство", traditor --"предатель". Это к тому, что традиция на каждом ритуальном круге что-то неизбежно теряла. В этой имитации оригинала мы дожились до симулякра. Знак стал вещью. История стала фальсификатом. Короче, полный Бодрийяр.
...  Симуляция обычное состояние сознания, как оказалось. Реальность это дескрипция, миф о бытии. Сознание так быстро создает (моделирует) реальность вокруг себя, что принимает её за истинное положение дел. Проблема в рекурсии сознания. Мира вне сознания может и не быть. Проверить, что носители сознания не живут в собственной выдумке, нет возможности. Даже боль -- последний аргумент реальности, может быть частью такого непрерывного моделирования. Боль -- аларм для сознания, которое не может представить свою конечность. Сложная тема. Постмодерн снял проблему, похоронив субъект в могиле объекта, чем сделал познание бессмысленным занятием. Всё уже украдено до нас. Теперь надо моделировать по-новой. "Если в мире всё так бессмысленно, давайте придумаем хоть какой-то смысл", -- сказала одна умная девочка.
... Душа определяется метафорой, ну, типа "душа амальгама зеркала сознания". Казалось бы -- ни о чем. А что в таком случае сознание? А что оно отражает? А зачем? И пошло поехало...Та же петрушка с понятием времени, бытия, ничто, свободы, вечности, бога, любви, счастья, ничто...Антиномии называется.) Метафизическая избыточность языка требует постоянных уточнений. Достоверные кажимости стали нашей реальностью. Бытие это верёвка, принятая с перепугу за змею. Сознание это грёза о невозможном. Время жидкость, растворяющая всё кроме своей идеи. Свобода это ничто, обвладевшее человеком. И пр.пр.пр. Мы живём в состоянии апории, в спринтерских догонялках марафонствующей черепахи. Мы живём в мифе о существовании. Метафоры, метафоры, метафоры...Только они и остались. Пока мы подбираем слова, чтобы объяснить происходящее -- мы живы. Поэты в этом смысле живее всех живых. "Чем незримей вещь, тем оно верней, что она когда-то существовала...". Самые бесполезные вещи имеют заоблачную цену. Тот случай, когда плацебо действует как виагра. Метафизический адреналин.Вопрос в другом. Есть ли тот (Тот?))), кто заинтересован, чтобы мы на него подсели.Процесс интерпретации безграничен как сам бог. Семиозис в своей самодостаточности. Деятельность знака по производству своей интерпретанты и есть творение мира. Апофатическое богословие -- бог есть, потому что его нет.
... Хаос высшая степень порядка. Хаос кажется нам хаосом, из-за сверхбыстрой смены n-порядков, которую мы не в состоянии отследить. Поэтому мы видим кино реальности в смазанной откадровке собственных интерпретаций. Аналогично с бессознательным -- оно сознание более высокого уровня. Муха на полотне "Демон" видит лишь наслоение краски, не зная ни о смысле картины, а уж тем более о Врубеле. Да и Демон, никогда не узнает, что он нарисован. Реальность интерсубъективная конвенция, миф по умолчанию. Луну мы договорились видеть в определённом месте и времени. Она существует только в фокусе коллективного внимания. Это как в компьютерной игре, игровая ситуация возникает в зоне действия курсора. Но... так недалеко и до Матрицы.
... Знание механизма чувств даёт нам возможность нажимать на нужные клавиши, когда уж совсем никак на душе. Искусство в целом такой орган... или Орган? "Искусство нам дано, чтобы не умереть от истины" Пышноусый знал о чем говорил. Человек творит, анестезируя невыносимость существования. Время враг сознания, и сознание судорожно хватается за края собственной бездны. Самостимулирующийся оргастический механизм. Ну, чё уж там... мастурбация на вечность.
... Шунья это аннигиляция двух базовых иллюзий -- сансары и нирваны. Иллюзия тоже иллюзия. Шунья не пустота, а фиксированная бессмысленность иллюзии. Как ноль в математике, сводит всю математику на нет и в то же время являет весь её смысл. Шунья, кстати, и означает "ноль". Форма всех формальных содержаний. Джива и есть шунья в сансаре, удерживаемая в капсуле нирваны. Тут перекличка с онто-онтологией Хайдеггера, где Бытие ничтоится в Сущем посредством Дазайн. Сущее, читай -- сансара, находится в перманентном падении в Ничто.
... Сама догадка, что с миром что-то не так уже указует на выход из сценария. Кукла догадавшаяся, что она кукла уже не кукла. Поэтому у греков философ был чем-то вроде бога, лишенного могущества. Философ новый Адам, объявивший что сакраментальное яблоко из папье-маше и есть его идиотская затея. Это о тщете познания. "--Ты догадался? --Да...--Ну и что ты будешь делать поле этого? -- Ничего. Цена догадки бесценна. А вот что Ты после этого будешь делать? -- Мучить тебя вопросами похожими на ответ." Человек хочет и станет богом. Но потом окажется, что это не выход из сценария. Тут буддисты правы. По ту сторону Абсолюта абсолютная неизвестность.
... Бывает и другое. Известный В.В.Бибихин так был захвачен переводами Хайдеггера и Витгенштейна, что подхватив их пафос, попытался превзойти авторов своей эклектичной онтологией с жутко усложнённым синтаксисом. Правды ради, местами он действительно на славянский лад оригинален. Сейчас у В.В. солидная секта последователей, сдувающих пенки с его "унаследованного наследия".
... Дискретное в быстрой протяжке -- усреднённое конкретное. Так из хаоса субъективных переживаний рождается объективная реальность. Бытие мерцает небытием.
... Бытие--небытие... то ли кадры бегут через объектив твоего внимания, то ли ты бежишь невнимательный по кадрам.) Шар Бытия -- это шарманка настроенная на звук "оммм". Шар манки...хм...шар манкий...шар мани....шар-Man...шар-манифестаций...
... День как жизнь. Говорят, для особо исстрадавшимся в кармическом круге существуют "холостые" воплощения. Что-то вроде пикника на обочине. А потом снова в упряжку бесчисленных дней и ночей махакальпы.
... На глаза попался перевод "Метафора как вырождение" У.Ственса.
                Если человек белый, как мрамор,
                Сидит в лесу, в самой зеленой части,
                Лелея звуки образов смерти,
                То человек в черном пространстве
                Сидит ни в чем, нам известном,
                Лелея звуки речного шума. и пр.   
    Неясно, почему вырождение. Предполагается какой-то образец в череде копий? Метаморфоза, вязь перетекающих метафор, что-то сноявное -- да. В глубоко личные переживания поэта трудно войти. Сон невозможно пересказать. Чувствуешь, что-то искреннее, звенящее, слёзно-пронзительное, а о чём, бог весть. Возможно, надо знать биографический контекст, но тут на свой едва внимания хватает... Пробежал глазами раз-другой, приобщился к общепризнанному, ну-ну, и пошел дальше. Горстка людей в этой поэтической шкатулке роется.
... Мысль о том, что мир наведён, возникала с разной степенью сомнения почти у каждого сколько себя помнит человечество. Философы возвели такое сомнение в культ. Моделей "как оно на самом деле" хоть отбавляй. Самая свежая "компьютерная симуляция реальности", открывающая бездну вариантов ответа очень похожих на вопрос. Вполне возможно, что драма существования лишь условия игры. В неком постгуманоидном мире, победившем пространство и время, юные геймеры, создают миры вроде нашего и с трогательной непосредственностью мучат их обитателей. Прикола ради сами иногда являются сюда в виде аватар, пророков, а то и богов, тихо хихикая в кулачок. Фильм "Девятки" посмотрите для развития воображения.
... Добро и зло условия дуальной игры. У офицера на доске есть выбор между белым и черным, но не в исходе игры. Все религии заинтересованы в нашей ангажированности в пределах этих условий -- заплыл за буйки, выстрел в голову. "Делай что должно и будь что будет", -- крик подавленного отчаяния. Иисус Христос предложил нам очередную иллюзию выигрыша на той же шахматной доске. Выход есть, но он вне сценария. Гегель знал больше, чем сказал. Развитие истории от драмы к игре. Азарт создал мир и правит миром. Во вселенной избыток скуки и мы её результат.
... Амикошонство с Б-гом национальная черта иудеев. Иова оказался мудрее Творца. Троица это вымученная ересь. Б-г всегда был миром и самим собой. Христос человек, решивший стать Б-гом. В фокусе вер живых и мёртвых, поверивших в него, он им и стал. Величие Творца в том, что Он разрешил нам выдумывать Его. Наше воображение превосходит Его величие. Творение должно иметь метафизическую дельту, иначе всё "вечное повторение" пышноусого безумца.
... Возможно, мы уходим в мир навыворот, туда, где мы вспомним себя в негации. В "медленных мирах" вроде нашего особо держаться не за что. Начувствоваться и умереть, чтобы потом дрожать слезой ностальгии о пережитом. Аберрации памяти душистая флеш наших скучных усилий. Упрощенно, жизнь это съёмка с неудачными дублями ради темноты зрительного зала. Поп-корна хватит на целую вечность.
... Магия логики в том, что она может обладать свойствами и живой и мёртвой воды. По желанию пользователя логика то клей, то смазка. С одинаковой преданностью она служит и вере и сомнению. Логика и верная жена и проститутка, обслуживающая эрекцию наших несокрушимых убеждений.
... Бог понимает развитие тенденции, мелочи ему знать не обязательно. Детерминизм есть, но он вариативный. Идеальное творение, это когда бог не знает что от него ждать. Бог создал мир, чтобы удивить себя результатом. Это как в поэзии -- первая строка уже беременна неожиданной концовкой, то что между -- родовые схватки. "Вначале было слово...", в вибрациях которого возник язык, периодически сбивающийся на вавилонский гвалт. Вначале был жар поэмы в постепенном остывании прозы. Мы живём в мире созданном из кирпичиков слов, обожженных тем Первословом. Поэтому перенести таинственное молчание Бытия нам не под силу и мы говорим, говорим, говорим... и эхо наших слов мнится нам ответом.  "-- Раби, какое у вас впечатление от двадцатилетнего общения с Б-гом у Стены плача. -- Впечатление, что я говорю со стеной..." Молитвами верующий озвучивает молчание Бога. Таков же смысл искусства. Художник хочет заклясть невыносимое время, грозящее непредставимым для сознания концом.
Поэзия прежде всего импровизация. Мелко продуманная структура выдает себя тщательно закамуфлированной "кухней". Тут не обманешь, интуиция угадывает подлог. Мастер должен уметь пользоваться бессознательным -- профанным началом. Творчество в этом смысле это искусство безумия, умение приручить бессознательное приманками эпатажного подражания, заглянуть за рамки запретного, не теряя ясности ума. Вся поэзия о том, что с реальностью что-то не так.
... Миф как метаметафора задает тенденцию всем сложно ветвящимся реальностям. Сон о вечном пробуждении резонатор мифа реальности в реальности мифа. Миф о Боге -- миф о том, кто не спит. Дьявол резонёр, подстрекающий к сомнению о природе сна.
... Мир движется к реальности сознания через реальности, которые оно порождает как мир. Событие сознания в событийности мира. Все мы дети гримёрки, заблудившиеся в декорациях.
... Химера "последнего основания" -- будь-то абсолют, бог, чистый разум, протоконтекст, монада, имажинер, дао, шунья и пр.пр. -- преследует нас, клацая зубами критериев, повсюду. Вообще, мышление в конечных категориях апофатическая редукция тонущая в себе. Кант, задающий вопросы, понимал это лучше бойкого на ответы Гегеля. Вещь в себе -- тайна восприятия. Ускользающий центр наблюдения в диссеменативном мультиплицировании сам создает пиксельный экран, транслирующий очередное кино реальности. Единое видит сон о том, что его много. В этой метафоре, допустим ризома это перцептивный экран "тела без органов". Реальность индивидуальная и историческая возникает как комплекс перцепций. Так индуция фактичности у Делёза создается наведением эона на хронос. Во истину "истина там, где разум перестанет гонятся за своей тенью".
Как только мы осознаем, что сценарий фильма связал нас смирительной рубашкой  персонажей прозвучит "последнее слово о мире" бухого в стельку киномеханника:
"Всё! Кина не будет, ликтичество кончилось"
... Кульбит ускользаний, снимающий Гегеля на "лейку" Делеза в моём сне о БОГиниче с бородой Толстого в окровавленном исподнем Анны на рельсах у станции Астапово.
... Безусловно, у меня есть личный миф о реальности, но я его ставлю в ряду равных прочих. Думаю, все версии реальности имеют потенциал непересекающихся возможностей. Мне ближе теория возможных миров Хью Эверетта. Возможно всё и даже как вариант отсутствие такой возможности. Короче, по мифу вашему будет вам.)) "И не легче пригвождённым к одному кресту, всё равно уходит каждый на свою звезду..."Х.Хименес. Мир неотвратимо движется к реальности сознания, через реальности которые оно порождает как мир. У Гегеля -- история это марш Бога через мир. Боги заигравшиеся в карликов вспоминают свой прежний образ.
...  Оппозиция материи и сознания снята ещё в начале 20 века. Материя растворилась в мире квантов. Раньше полагалось, что материя это процесс застывания духа, теперь же близкая к нулю степень осознанности. Камень при дороге есть, то что он есть и только человек, носитель сознания, сомневается в своей сущности. В пантеизме мир игровое сокрытие финального тождества Абсолюта и его проявлений. Монотеизм и отчасти панентеизм настаивают на непостижимой метафизической дельте с глазом на вершине тварной иерархии. По мне так "мировое яйцо" в профиль для пущей таинственности. Перекантованный Гегель.
... "Сознание — переоцененный феномен. Оно не важнее, чем материя. Материя не существует без сознания, регистрирующей инстанции? Да. Но что есть сознание без материи, регистрируемой субстанции?", --Эльнур Нуралиев
     На счёт переоценённости говорили до середины 20 века. Упоминать сознание в среде академических философов было почти ругательством. Сейчас после открытий в области физиологии мозга в аналитической философии проблема сознания обсуждается с новой силой. Похороны плавно перешли в свадьбу ожившего покойника. Нейрофизический дискурс о возникновении квалии в цепи феноменов напоминает давно забытый субъект-объектный тяни-толкай Декарта, Гоббса и Ньютона. Все эти "китайские комнаты" и "учёные Мери" эксплицирующие проблему, несколько продвинули её воз вдоль линии размежевания. Аргументов у физикалистов так и у когнитивистов хватает поровну. Семиозис в гирляндах метафор становится самодостаточным. Сознание как и прежде тычет в себя пальцем Будды. "--Кто там? --Я... --Я?!"
... "В душе человека дыра размером с Бога". По тому же Сартру сознание зазор между бытием и ничто. Полезно перечитать "Бытие и ничто" как чисто французский отклик на зов Бытия. Г.Джемаль, светлая ему память, много на эту тему рассуждал. Теперь он знает всё, о чем только теоретизировал. Душа амальгама зеркала сознания. Апофатический, самотождественный Бог монотеизма, он же Идеальный наблюдатель, он же Трасцендентальный субъект по отношению к бытию ничто. Абсолютное ничто полезная фикция. Никогда не бывает так мало, чтобы не было совсем ничего. Поэтому ничто всего лишь более широкий план сознания. Бессознательное, если хотите. Короче, там черепахи, черепахи, черепахи... замкнуто восседающие друг на друге. Если умело задавать вопросы из тотального тождества невозможно выйти даже при наличии последнего, самого распоследнего основания вроде Бога или шуньи. Разум никогда не удовлетворится определённостью. Поэтому бесконечность мышления у Гегеля не укладывалась в его диалектику. Мышление, в моём понимании, всего лишь карандаш сознания, рисующий на полотне ничто "картины мира". Сознание я всегда сравнивал с черной дырой коллапсирующей до математической точки. Бытие падает в неё, создавая на горизонте событий эффект сюжетной длительности т.е времени. Возможно, через эту сингулярную точку, как игла сквозь бумагу, сознание проваливается в антимир, который отсюда нам кажется небытием. Что вполне укладывается в барионную ассиметрию вселенной. Это как если бы герои фильма проковыряли собственное изображение до грубой холстины экрана в попытке выйти из сюжета. Самые диковинные варианты я неоднократно обыгрывал в своих эссе.
...  "Как я понял, здесь напрашивается финал интеллектуального, рассудочного режима постижения и скачок в аффективный режим, т. е. схлопывание числового ряда, когда математика понятая как онтология посредством самореферентных операций взрывает собственные мнимые основы (основы онтологии-как-перцепт-онтологии). То есть речь идёт о проработке нон-дискурсивных технологий постижения." Теймур Дейми
     Как можно говорить о том, о чём говорить нельзя? Разве что в метафоре. Технологии, в которых даже предельные формализации не действуют, трудно представить. Тогда это принципиально иной, пока недоступный уровень логики, что ведёт к тому же умножению, если не субстанций, то методов. Гуссерль, помнится, потерпел поражение со своим эпохе, пытаясь вывести за скобки метафизику. Может это предел антропного опыта вообще, за которой простирается вещь в себе? Того кантианского соотношения "что я могу знать" и "что есть человек". В этом случае ставится под сомнение универсальность логико-математического аппарата. Я как-то рассуждал о квантовом мире как пределе формализации. Невольно возникает мысль об искусственности нашего мира вроде компьютерной симуляции реальности. Однако такая анфилада миров в мирах априори энтропийна -- каждая последующая модель оказывается информационно беднее. Следствие хуже причины. Гносеология её обитателей никогда не выйдет за пределы собственной системы. Возможно и мы в похожей ситуации. Тогда монотеисты с их трансцендентальным разрывом бытия-бога-в-себе и твари-для-себя близки к истине. Кант в этом смысле был монотеистом. Если добытийная логика по Гегелю и существует, то это логика хаоса.
... Декарт задавался вопросом, существует ли он, когда спит. Во сне отсутствует рефлексия, реальность сна сновидцем не ставится под сомнение. А мышление как раз и есть перманентное сомнение. Во сне же мышление "объективировано" образами сна, которые суть сам сновидец. Декарт пришел к выводу, что во сне он существует только потому, что может перепроверить сон явью. То ест сон лишь пауза в существовании мысли. В случае с Богом всё наоборот. Бытие-Бога-в себе -- чистое ничто, перепроверяемое актом творения -- то есть сном о существовании. Мышление это попытка разбудить Бога сомнением. Вера в своей грёзе о вечности стремится продолжить сон до бесконечности. В тексте я намеренно взял картезианскую ноту. Тут ведь вопрос в системе отсчёта и в диапазоне интерпретации -- сон-явь, бытие-реальность, мифос-логос, сознание-бытие, язык-речь, сцена-гримёрка, Атман-Брахман, пантеизм-монотеизм, манифестация-творение... Мышление, я как-то определял как миФление то есть фактически сон наяву, неспособность разума прорваться к сущности явлений. Но тут возникает вопрос, а есть ли такая сущность вообще. Может кроме явлений, сотворённых нашим воображением ничего и нет. Наше воображение освещает явление и оно же прячется в тени явления. Та самая кантианская вещь в себе. По аналоги, мир как явление возникает в сознании Бога. Именно Бог как Идеальный наблюдатель являет суть мира.
...  Искусство пространство свободы, в которое в постмодернистском значении входит и искусство делать из своего творчества товар. Из-за обилия качественных предложений тенденции и условия выбора лучшего среди лучшего стали предметом манипуляции "культурных элит", не соответствующие классическим представлениям о "высоком". Как оказалось, критерии во все времена были не предметом разногласий, а договора по умолчанию. Просто теперь это делается без утайки, с циничной наглядностью. Постмодерн как бы говорит, так всегда было, просто мы только сейчас это обнаружили. Имитация подлинности стала новой подлинностью. Симулякр уже претендует на оригинал в силу оригинальности подачи. Ирония стала мерилом зрелости ума. Предметом искусства отныне может стать всё на что упадет взгляд соответственно настроенного потребителя. Важен только контекст. Означающее и означаемое слились до неразличимости в "это". Тут даже эпатаж не обязателен, укажи пальцем на старинную икону, камень на обочине, дохлую кошку, мусорный бак с граффити подростка или блик закатного солнца на стене под удачно совпавшую музыку и нужное состояние дзен-психоделии достигнуто. Все вещи одинаково важны в циркуляции символов. Что уж говорить о выставленной за 10 миллионов на аукционе двухметровой акулы в аквариуме с формалином, которую автор по причине "износа" периодически менял на другую или шерстяную чашку в руках бородатой Моны Лизы. Мир удивителен уже своим наличием и возможностью обналичивать это удивление творчеством. Освободившись от уз морали человек готов лепить себя заново в априорной свободе самовыражения. И это не так уж плохо, вернее, никак, если воспринимать мир в традиционном смысле как шедевр божественного откровения. Даже, если Бога нет. "Иди и смотри", -- ужасайся или приходи в восторг. Кадры ручья с хламом ненужных вещей в "Сталкере" как нельзя лучше отражают ситуацию в искусстве и с искусством. Даже самая примитивная цивилизация так или иначе порождает культуру уже фактом своего появления на ленте истории. Дедуктивное восприятие каузальной истории закончилось, теперь мы живём в индукции всевременья. Будущее стремительно не поспевает за настоящим. Это не "конец истории", а осознание бесконечности Начала. Время свидетельствует о непреходяще новом -- реальности сознания в реальности проявлений. Сознание как карандаш о бумагу стирается во времени до многоточия сингулярностей. Сказка "Бесконечность и одна ночь Шехрезады" продолжается в метафоре -- пока повествую, живу. Вселенная -- нарратив, приключение жанра "вначале было слово". А посему любое высказывание это часть сказания. В том числе и это.
... Да, Руднев со своей философией психиатрии много чего полезного набредил. Что-то о нём не слышно, как бы не спился. Творчество и есть управляемое безумие. Клинический безумец не способен структурно сдерживать шквал бессознательного. "Корова тоже мычит о чем-то искренне, но мы её не понимаем". Психика играет роль сфинктора, которому тяжело приходится как при запорах так и при поносе. Каловые массы бессознательного... мне продолжать?
... Бог, который не считается со мной ради непостижимости замысла, мне не нужен. Это старая и во многом неразрешимая проблема Авраама занёсшего нож над сыном и троекратно поверженного в прах Иова. Бог, которому невозможно угодить как ни старайся, уже никого не устраивает и он постепенно сходит со сцены. Монотеизм потому и породил христианство с его вочеловеченным богом, страдающего за людей во имя тихого блаженства Царствия Небесного, что трансцендентальный разрыв Творца и твари стал экзистенциально непереносим. Закупоренного в своём бытии бога, творящего миры по неведомой прихоти, придумали садомазохисты. Ислам в своём химически чистом единобожии выродился в тотальный терроризм только благодаря идее неуступчивого и недоступного божества, карающего всех кто в него не поверил.
Безусловно, есть нечто за гранью представлений, но оно тоже представимо в ином пока недоступном контексте. И всё же нам дана роскошь выдумывать бога по своему усмотрению. Каждому по вере опирающейся на миф о невозможном.
Начинать стоило бы с парадоксов восприятия. Тайна мира коренится в тайне сознания. Сознание опирается на абсолютные идеи, чтобы не провалится в собственную пустоту. Идея бога одна из таких опор. Бездна взирает на мир нашими глазами и одновременно его творит.
Обобщая, в философских дискуссиях мы опять и опять наблюдаем столкновение двух базовых религиозных парадигм -- пантеизма и монотеизма -- стремящихся сделать друг друга мелким эпизодом своих мифологий.
Блажен тот, кто наблюдает этот тяни-толкай со стороны.
... Счастливы от неодостижимости счастья... сильная мысль. Я тоже не хочу быть даже органом под Чьими-то чуткими пальцами. А ведь Гамлетом играл рок... Двусмысленная аллюзия. Судьба упирается в рок. Симфония в рок-музыку. Поэзия в прозу. Душа в тело. Деньги сами в себя. Аум в мык коровы. "Выход из лабиринта ведет в тупик" (Х.Борхес)
... В реальности сна все образы суть сам сновидец. В этой аналогии напрашивается вывод, что вся жизнь это "размазанный" тонким слоем событий ты, с которым всё давно уже случилось в обратной проявке. Сознание манифестирует себя в мифе существования. Единому снится, что его много.
... Не подавать виду, что ты с трудом обитаешь в среде способ сохранить хоть толику достоинства. Чехов говорил, ты такой каким ты есть наедине с собой. Мало кто держит осанку на унитазе. Природу не обманешь, аффектация неизбежна. Хочешь узнать человека подсмотри как он ест. Вы, женщины, по естественным отправлениям много чего узнаёте о сексуальности мужчин.
... Выносил мусор только что, собачонка сунула морду в обрезанную пластиковую бутылку, тычется, не поймёт в чем дело, я, вот дура, хотел снять, вначале шарахалась, потом, выворачивая шею туда-сюда, убежала, мороз, пропадёт. Скверное чувство...Сижу с бутылкой на голове.
.
...  "Истинный лидер всегда ведом" К.-Г.Юнг. В худшем проявлении фашизм --"Германия -- это я". Или имперский консолидаризм -- кгбистская Моль стала Путиным, когда подчинилась реваншистской воле масс. Это не Путин такой, это русские такие.(с) В самом примитивном -- стаи саранчи, опустошающие всё на своём пути. (Кстати, мистическая двусмысленность -- путина, путать, путы, путь, Распутин). У хасидов существовало поверье, если все евреи до единого станут непрерывно молится два шаббата подряд, Мошиах обязательно появится. У Хайдеггера критическую массу аутентичных Дазайн ждёт эсхатологическая развязка -- Ereignis --вспышка сверхновизны Великого Начала. "Бытие сущего собирается (legesqai, logoz) в последнем моменте своей судьбы (Geschick)." У Гегеля дух через историю людей достигает абсолютной свободы. "Земляне всегда вели себя так, как будто с неба на них глядит громадный глаз и как будто громадный глаз жаждет зрелищ." К.Воннегут («Сирены Титана»).
... Проблема не решается на уровне её возникновения. Системный дефицит идей выводит на идею внесистемного решения. И до Гёделя это знали. Обобщение невозможно, метаязык в молчании.
... Прежде чем подать нищему, копеечка должна запотеть в руке, -- говорил один богослов. Хотя моральный императив рекомендует подать без раздумий. Принцип не терпит исключений. В одной из буддистских интерпретаций учения кармы, помогать страдающему значит усугублять его дальнейшее положение в цепи воплощений. Нечто схожее у Ницше -- "толкни слабого". Лично я действую по принципу -- просят, дай. Помнится, что-то интересное о магии дарения у маури О.Манюк однажды выставлял. Вообще, тема тянет на солидное эссе.
..... Заметил, есть особая порода русских с врождённым имперским сознанием, они могут всю жизнь прожить в "национальной провинции", но так и не удосужатся выучить пару слов на местном языке. А если и сподобятся, то, морщась, коверкают речь, мол, мы тут праездам в Маацкву. Ну вот там, литовский или киргизский, ладно, далёкие языковые группы, но не выучить украинский это надо умудриться. Потом жалуются, что их, видите ли, притесняют, то есть имеют наглость обращаются к ним на "туземном диалекте". Чуть что -- бандеровцы. Думаю, с окончательным развалом этой горе-империи, в которой за тысячу лет так и не смогли накормить народ досыта, таких господ в пробковых шлемах не останется. Сложность в том, что бывшая метрополия заинтересована в существовании таких реликтовых типажей, они естественные агенты Кремля. Империя судорожно хватается за края своей пропасти, отламывая окровавленные куски "русского мира".
... Григорий (Спичак), я всего лишь подметил явление, закономерно ли оно, вопрос открытый. Думаю, тут накладывается определённый психологический тип на тенденцию. И вопрос не в языке, а в его атрибутивности. Ведь можно жить по принципу -- моя родина русский язык, но не Россия. Канадец и австралиец говорят на интерлинге, а не на сакральном языке нации. Одно дело удобство, другое идеологический подтекст. Допустим, я с рождения живу в аутичном состоянии, игнорируя "объективную реальность", и кто знает, будь я ригидней, в той же поведенческой матрице делал проекции на политическую реальность. Пример, по моему, у тебя не корректный. Одно дело приехать на заработки, другое, жить агрессивным идеологическим агентом. Да и последствия, как мы видим разные. Великодержавный снобизм, будь он британским, китайским или русским, производит киплинговский тип личности. Не мной замечено, имперообразующие нации носители особого культурного кода, возможно имеющего генетические корни. Франция появилась не потому что собралась критическая масса французов, а потому что возникла идея Франции, а уж потом её носители. Тут метафизикой попахивает. Нам с тобой трудно договорится, потому что мы живём в разных мифологических реальностях, но в едином идеологическом поле СССР мифологическая интеграция была возможной. Народы ладили в апелляции к верховному арбитру. И нам ещё повезло, что "империя зла" относительно бескровно распалась. Наблюдаемые конфликты лишь растянутый во времени процесс, которому так сопротивляется путинская Россия. Границы разлома тонкой паутиной уже тянутся и к вам, несмотря на разговоры о мобилизационном сознании русских. Патриотический приапизм рано или поздно приведёт к гангрене. Будем наблюдать.
... Человек не понятие, а должность. Я дал по ассоциации. "Смерть профессиональная болезнь человека" И. Кормильцев. О "работе жизни" говорил М.Мамардашвили. Мы наняты жить. Надорвавшиеся на службе Башмачкины ещё снимут шубу с барского плеча бога.
... Попперовская фальсифицируемость верна только рамках рационализма т.е. "научного мышления", не допускающего метафизических околичностей. Однако метафизика кроется в самом познающем разуме. Познавательной активностью сознание пытается преодолеть собственную рекурсивность, ища истину в некой предельной реальности в виде чистого разума, абсолюта, фихтеанского Я, бога, имажинера, ризомы, интертекста и пр.пр. Кантианская вещь в себе -- ноуменальность сознания проявленная миром феноменов, этой же вещью и ограниченной. Вещь в себе просто другое название тайны происходящего. Разум не удовлетворяется ни одной определённостью. Гоняясь за собственной тенью,разум одержим проблемой фигуры и силуэта -- что на чём -- то ли светит он, то ли он в подсвете. Кант ведь поставил вопрос предельной просто -- мы мыслим или мыслят нами? Наш опыт или опыт над нами? Мир дан или задан? Если дан, то это теизм, если задан -- манифестационизм. В скрытом виде борьбу этих парадигм, стремящихся сделать друг друга мелким эпизодом своей мифологии, можно заметить во всех областях познания. Что само по себе уже выглядит как принцип фальсифицируемости, но уже на уровне метафизических обобщений. Поппера можно понять, он пытался приторочить свой принцип к аналитической философии, к постпозитивистскому дискурсу. В то время философия назойливо напрашивалась в служанки к науке. Любой намёк на метафизику выглядел комично. Упоминание проблемы сознания в академической среде приравнивалось чуть ли не к оккультизму. Метафизика как бы исключалась априори, поэтому никто не заметил, что Поппер подошел с её тёмной стороны. Под гипнозом человеку можно внушить даже отсутствие отражения в зеркале. Примерно в этом состоянии находилась философия науки.
... Вначале был пиксель сингулярности, мультиплицировавший экран, на котором появилось кино реальности. Первослово и всё что возникло в его резонансе всего лишь титры вначале soap opera "Мила мыла Раму". Домоет и всё снова окажется милой сказкой об их соитии в точке вечного невозврата.
...  Голему будет до лампочки во что и как пражский раввин верил. Человеческое лишь модальность -- в теологическом смысле средство души слиться с духом, в философском -- путь частного сознания к точке всецелостности. Сознанию ведь без разницы в чём поселиться. Не факт что только в живом. У Спилберга роботы наделённые сознанием вновь воссоздают нового Адама. Мы из своего человеческого не знаем в какие ещё формы оно облекается. Допустим, мыслящая плазма на Юпитере должна иметь совершенно иную эволюционную траекторию, возможно враждебную нашей. Вспомним фильм "Чужой". В панпсихической модели сознанием наделено всё сущее от 0 до 100%. Человек в этой шкале проявляется в широком диапазоне. То есть не все люди люди. Мера осознанности равна мере божественного. Любовь в этом смысле высшее проявление осознанности. Поэтому тема Другого так актуальна. Реальность мы имеем как своё иное.
... Опять св.Троица, как без неё нам человекам. Если по Хаю, то Бытие -- Сущее (предметный мир, онтика) -- Дазайн (родник бытия, вызов Сущему) -- Время (онтоистория). Симпатичных моделей пруд пруди. Трясущимися руками разум подбирает ключи к пустому сейфу. Бытие может оказаться интригой ради интриги. Бог не обманщик, обещал сказку и мы её сочинили.
... По любому всё возвращается по безграничному кругу, для которого любая касательная линия становится его частью. Кузанский, кажется. Поэтому "последнее слово о мире" невозможно, и в этом всевозможность Первослова. Титры всякий раз разные, а онтологический жанр остается тем же.
... Вечное повторение не подразумевало дурную бесконечность, а бесконечное наложение впечатлений от всё более детального проживания жизни, а отсюда и сгущение смысла существования. Помню рассказ, одной репрессированной женщине удалось на этапе украсть в библиотеке "Науку логики" Гегеля, на осмысление которой ей не хватило всего срока заключения. Позже она стала профессором философии. То есть в иносказании сверхчеловеком. Не уверен, то ли имел в виду Ницше, но в моём изводе, сюжет остается прежним, но глубина переживания увеличивается. Это как в примере с Гамлетом, которому предстоит стать Смоктуновским. В этом дне сурка ничего не меняется кроме тебя. У Хайдеггера есть понятие дазайн-вины, неискупимой никаким поступком. Лишь настроив свой слух на зов Бытия можно выйти в онтоисторию ещё при жизни. Ну это как в "Пари" у Чехова, где герой студент обрёк себя на добровольное заключение за обещанный купцом миллион рублей. В результате преображение личности. Мир безусловно дар. А дарёному коню, как известно, в зубы не смотрят. Бывает состояние, когда богу уже нас нечем удивить кроме нашего воображения.
... Грехом в монотеизме является само существование, остальные грехи производны. "Я виноват, потому что существую". Вина Адама неизбывна, угодить библейскому Богу невозможно. Ситуация онтологического коана -- что бы ты не делал, всё не так. Апория существования преодолевается пустотностью сознания, достигаемой только через личный опыт отождествлений. Буддизм о том, что проблема надумана "обезьяной ума". Ум это диагноз эго, паразитирующего на пустоте. Болезнь болезни.
... Движение мука материи(с). МУка тела это мукА духа. Ни для чего большего эта мельница не предназначена. Бытие не благо, а испытание. Реальное дает сдачи нашему воображению. Мышление это искры сознания, трущегося о наждак времени. В сущности, познавательная активность это сигнал бедствия. Но кому и куда?
... Текст, в котором предложения состоят более чем из двадцати слов, насилует внимание. Насилует не объём текста, а раздутость синтаксиса. Сериально-клиповое мышление требует кратости и кротости автора. Достаточно фабулы, остальное сами додумают. Все уже сами с усами. Смешно сидеть на унитазе как будто бы сидишь на троне. Слово убивает, а молчание расчленяет. Додумают, разумеется, не то, что задумывал автор. Текст прежде всего концепт -- гвоздь, на который можно повесить что и кого угодно. Тексты должны быть умнее автора. А умнее они в широте интерпретаций. Отсылочная диалогичность интертекста. "Я тебя люблю" или "я существую" по определению не может быть оригинальным выражением. В сущности, всё надо закавычивать. Контексты тонут в контекстах, смысл отсылает к смыслу. Семиозис сам себе интерпретанта. Номадизм ныне в моде. Эффект стал эффективным.
... В отжимании от пола на максимуме усилий возникает чувство, что раскачивашь огромную массу планеты. Подобным образом, тавтологичным усилием мысли толкаешь Сизифов камень реальности на гору Бытия. Ну и... финальными фрикциями мужчина хочет затолкать себя туда, откуда он появился.
... "Есть разлитый свет, который мы не видим и не фиксируем как определенный свет, потом мы берем линзу и этот свет конденсируется как отдельный "лучик-зайчик" или пятно, это конкретизация отдельного света как абстрактной и невидимой через эту точку являет блик". "Световая точка это сознание"."Чистый свет - это смерть". Гейдар Джемаль.
... Да, всё верно. Я тоже пришел к подобной метафоре, но в негативе. Сознание -- точка нетождественности, чёрная дыра, поглощающая бытие, на горизонте событий проявляющееся как время. Мы смотрим глазами ничто, актом внимания превращая видимое в нечто. Словами Джемаля, нами смотрит Бог. Что в апофатическом смысле одно и то же -- Бог ничто по отношению к тварному бытию. Мир отпечаток пяты Пятницы, восторг Робинзона, что он не один. В метафоре кино -- мы не на экране, а в зрительном зале. И только акт внимания к сюжетной длительности, переносит нас на экран. Мы просто загипнотизированы происходящим, которое сами однажды и запустили. Бытие одно, реальностей много. Нечто это интерпретации ничто - то что-то беленькое чернеется, то чёрненькое белеется, а в результате быстрой откадровки имеем пятьдесят оттенков серого. По версии монотеиста Джемаля -- кино реальности нам транслирует Бог. Это он вставил нам спички в глаза, чтобы мы не моргая смотрели фильм только в его режиссуре. Поэтому единобожие предельный материализм. Я думаю, умирая, каждый уходит в свой фильм. Джемаль полагает, что после смерти все выйдут из темноты зала в кино абсолютной реальности, где кадры уже не бегут по экрану. Сияющее зияние Абсолюта это снятие оппозиции света и тьмы.
... Собственно, спор манифестационизма и креационизма -- спор о фигуре и силуэте, что на чём. Возникает вопрос спектра восприятия. Всепоглощающий свет уход в бесконечность восприятия. Апофеоз каббалистической практики как раз в этом. Эйн -Соф -- чистое самовосприятие. В теизме - Бог сам себе свет.
... Делёз как раз двумерную карту и проповедовал. Эон наведённый на Хронос создают иллюзию территории и её обитателя. Делёз упрощал до слёз от смеха над пальцем Бога. Все они приходят к метафизике изгнания метафизики.
... В украинском показательный глагол и его производные. Маешь (имеешь), маты (иметь), маячня (бред), майно (имущество). Быть в русском сливается с иметь, чего нет в немецком, оттого и непонятки с Хаем. Бытие новояз начала 19 века, слабая калька европейского понятия. Имя ведь тоже от майи. Дать имя вещи значит её иметь. То есть быть в иллюзии обладания. Плен представлений.  Слово ****ь, кстати, тоже онтологически означено. Пик обладания. Эякуляция в ничто."Моё", "мой", "мы" тоже от майи. А люди, думаю, от индоевр. "люд" -- играть. Отсюда же и "иллюзия". Играть с ничто как с нечто. Поэтому моё утверждение, что эволюция движется от драмы к игре имеет смысл. Ну и Хейзинги там всякие тоже маленько правы, но тему не докопали.
... Как писал Дидро:"Идеи Беркли настолько абсурдны, но к стыду человеческому, их невозможно опровергнуть". Деннет тоже утверждает, что в силу запутанности концепция квалиа не работает в непротиворечивой системе. Ясно, что в закрытой системе природу сознания не объяснить. Без метафизики общезначимые понятия не имеют смысла. Аргументы "от реального" тут не годятся.
...Уже понятно, человечество на развилке развития -- органической и духовной, Голема и Ангела. Все варианты должны быть отработаны. Яблоком познания человек научился лихо сбивать плоды с Древа жизни. "Как боги" будет реализовано во всём имитационном объёме. И в конце окажется, что оба пути вели к одной и той же цели. Киберреализм обнаружит относительность всякой реальности, кроме реальности самого сознания. От гуманоида будущего останется разве что нейронная сеть, да и та подключённая к информационному полю. Вначале органопластика, сведение природной уязвимости до минимума, потом преодоление пространства-времени и новая ИИ-демиургия с выходом в иной бытийный план, где грань между живым и мёртвым сотрётся. Человек не избежит соблазна стать богом. Файлик о прежней морали и социальных проблемах затеряется в дальнем уголке глобального архива рядом с кролиководством и таксидермией.
... Мы старше того, что видим на целую вечность. Происходит просмотр кино реальности на экране Бытия глазами агентов Ничто.
... Люди с достоинством обычно отправляются в дорогу налегке. Кстати, в охотничьей практике туземцев тоже не принято что-то тяжелое нести в руках, теряется точность владения оружием. Обычно несут всё за плечами в подобии рюкзака. Думаю, тут интуитивный опыт использования энергетики тела. Обо всех этих чакрах и меридианах они знают с рождения.
... Есть мнение, что Иисус Христос пришел разорвать кармический круг, дурную бесконечность "дня сурка". Но, похоже, Царствие Небесное оказалось "вечностью овцы". Одну иллюзию перекрыли другой -- как тут только лучше.
... А вдруг мы живём в замкнутой анфиладе подсматривающих друг за другом миров или, не к ночи, в матрёшечных реальностях, где каждая последующая ничтожней предыдущей. Тогда уж лучше одноразовая вселенная монотеистического божества, с её одноразовыми обитателями.
... Теорема Гёделя о неполноте прежде всего по умолчанию говорит о примате теоремы Гёделя. Что касается теологии, догмы как и аксиомы висят над бездной неизвестного, то есть являются конвенциями. Вера капитуляция разума, не способного перешагнуть стены познания. Теология настаивает на справедливости законов только в пределах тварного бытия. Поэтому идея Бога это теория всего. Дурная бесконечность познания лишь указание на волевое ограничение представлений в представленном волевым порядком мире (привет Шопенгауэру))). Проще, угрожающее нависание абсурда требует предельных смыслов.
... Помыкавшись в понятиях, понимаешь, кроме метафор у нас ничего не осталось. Даже предельно формализованный язык это сжатая в точку метафора.
... Уходя насовсем, мы оставляем "флеш" Другого? Выходит, есть только "здесь", а "там" ничто. То ничто, из которого сознание создает наблюдением мир.
... Ну вот поэтому Гегель и облегчил себе задачу, замкнутой на себя теологией, перекрыв проблему вещи в себе. Кант в трансуъектности был пессиМистичней, но честнее. И это не боготворящий сомнение агностицизм, а уверенность в тщете познания, поскольку знать кроме субъектности нечего. Дзен, блиннн, чистый.
... Тайна открывается нам настолько, насколько мы близки к ней. В её эпицентре та самая Точка, затаившаяся в нас. Смерть это окончательное откровение, уход за точку невозврата. Вот поэтому Дазайн у Хая принципиально смертен. Бросив экзистентный вызов Сущему, Дазайн исчезает на обратной стороне "шара Бытия" -- в Ничто.
... Бесконечно трудно, обнаружить, что ты уже в пункте назначения. Дискурсивно это состояние не ухватывается. Поэтому только медитация на Пустоту, но не как пространство, а как место вечного отсутствия в нигде. Хм, «место вечного отсутствия в нигде» — какой оксюморон!Вся поэзия построена на оксюмороне. На то и расчёт, чтобы смысл обнаружить в абсурде. Там где язык заплетается в косичку, сознание перестает быть его рабом.
... Постмодерну оказалось недостаточно простого удвоения реальности и он сделал реальной только бесконечность симулякров.
... Пришла блажь перечитать "Идиот".
Примерно на 11 главе, подумалось, неужели Достоевский не понимает, при столь плотно развивающихся событиях в течении дня князю Мышкину элементарно некогда отлучится в туалет. Так не бывает."Князь ушел из гостиной и затворился в своей комнате. К нему тотчас же прибежал Коля утешать его. Бедный мальчик, казалось, не мог уже от него отвязаться." Бедный князь...не мог уже...
... Буратино изначально был живой. И живее других. "Если бы у меня были мозги вместо соломы, то я подумал бы..." Был то он был, но Буратино ещё предстояло осознать себя живым мальчиком. Тут есть интересные переклички с трансфером у Лакана.
... Грандиозность происходящего может оказаться одиозной игрой. Вот очнёмся после "смерти" за монитором, чтобы, сменив памперсы и покурив, "родится" в иной симуляции.
... Утром, силясь вспомнить притаившийся по веками сон, вдруг понял, что детали всплывают только в удержании сюжетной тональности сновидения, в его общей композиции. Это как, вспомнив мелодию, вспоминаешь и слова. Стоит открыть глаза, сон тут же улетучивается и лёгкий ветерок досады несёт явь. Говорят, забытые сны провидческой силы не имеют. Но есть странный эффект попадания реальных событий в ту самую тональность, когда сны далёкого прошлого ярко обнаруживают себя, то как дежавю, то как забытый вкус прустовской "мадленки". Стоишь очарованный, в предчувствии вот-вот распахнувшейся тайны, и вдруг всё куда-то улетучивается, как по звонку будильника, и ты снова раб царства необходимости. Мне кажется, из этой загадочной обморочности души родились представления об аде и рае. Сон не отдых и не работа мозга, а совпадение мифа и реальности в первичной субстанции, из которой этот мир и создан. Каждую ночь мы черпаем из тёмных глубин энергию для света предстоящего дня.
...  В рациональной прижимистости европейца возврат долга -- окончательный расчёт, в соборном сознании славян, нет -- ты, брат, мне по гроб жизни будешь должен, мы с тобой круговым милосердием повязаны. Так в микромире за миллионные доли секунды существования микрочастица занимает энергию у будущей частицы. Вот тысячу лет истории ставки и растут, и дорастут таки до критической массы. Безысходность милосердия взорвётся справедливостью. А пока умудряемся из шкуры суслика пошить медвежьи тулупы на каждого.
... Делай что должно и будь что будет, -- скорбная констатация обречённых на жизнь. Главное, умело сыграть самого себя, подчиняясь жанру. Но... как раз себя то и наблюдаешь из безличных глубин. Из кино о себе тоже возможно выйти.
... Я другу священнику говорю, что как нибудь сам разберусь с Богом. Жизнь сама по себе литургия, тело -- храм, душа -- алтарь, мысли -- молитвы, желания -- благодать, тайна существования -- бог.
... Говорят, кармически у нас обусловленное количество контактов с людьми. Мы как бы следуем по заданному сценарию с небольшими отклонениями, называемым свободой выбора. Величие пути не в масштабах, а в ситуации. Нам надо сыграть самих себя, не глядя на обстоятельства. Гамлет должен обнаружить в себе Смоктуновского и по завершении пьесы спокойно удалится в гримёрку, готовится к следующей роли. Главное, чтобы нас не освистали.
... Д.Быков правильное определение дал -- упоение мерзостью. Русским позволили быть плохими и они оттягиваются по полной. Никто не оболванен пропагандой, все всё знают и понимают. Так что, это не Путин такой, а русские такие. Все вдруг стали пацанчиками на корточках. Хамский тон стал нормой, мы русские, и потому правы. А этот мем. "Зачем нам мир, если в нём не будет России?". После волошинского "нет Путина нет России, есть Путин -- есть Россия", -- фраза Путина звучит -- зачем мир, в котором не будет меня. Вспомним "Германия это я!" и чем это для всех закончилось. То же прославление "тайного оружия", тот же реваншистский угар. То же сжимание кулачков в "послании". Фашизм имперского разлива, худшее что может грозить миру.
... Лев всех мышей... хм... точно. Я как раз, перечитывая, думал, какая светоносная натура среди кишения теней. Явление "бедного рыцаря" -- из пушки по воробьям, собственно, как и Евангелие. Две тысячи лет "деление одежд". Мышкин мне симпатичней Иисуса Христа. Сотвори он мир, я бы не прочь в нём поселиться. "...отчего Мышкин более любящим выглядит?" Да оттого, что Богу любить легче, чем князю Мышкину. И умирать было легче, не рискуя падением в ад, и зная, что воскреснет. У Мышкина таких сценарных гарантий не было. Эпика книги сплошной эпилептический припадок. Мышкин сошел с ума за нас всех. Человек, умерший за людей, становится Богом, а не наоборот. Боги же по определению не умирают, а лишь имитируют ими же придуманную смерть. Отец гениально сыграл Сына, испустив Дух. Люди так сяк сыграли восторженных зрителей. "Бессмертные смертны, смертные бессмертны, живя их смертью, их жизнью умирая" Гераклит. Но эта формула, к сожалению, чужда христианству.
..."Мамардашвили и Пятигорский, судя по трем беседам о мета теории сознания, совершенно по-разному понимают, что такое "структура сознания"
    Шел поиск инструментария схватывания сознания. Вообще это вопрос вопросов, возможна ли столь абстрактная конструкция, которую к привычке мыслить картинками уже не отнесёшь. Укусить собственные зубы сознанию не удается даже протезом метода. На всякий метод лучше метод есть. Мне, допустим, непонятна настойчивость А.Пятигорского отождествлять "мышление о мышлении" с сознанием, а то и придавать мышлению субстанциальную значимость. Сознание по большому счёту не мыслит, оно являет простое наличие. То есть чистое восприятие, экран, по которому не бегут кадры очередного кино. А мышление, вторичная функция, даже в крайней формализации склонно к геометризации пространства, тем самым картинкам, фильмам на экране. Поэтому только медитативный путь, да и то не всякий.
... Когда всё валится из рук -- пролил чай, закатилась под стол ручка, некстати зазвонил телефон, больно ударился ногой -- я шепчу:"Боже, какой скверный мирок ты сотворил. Смотришь наверное и помираешь со смеху над тварью в тисках твоего тупого законодательства". А иной день ничего, всё вроде на месте. Пристыдил, понимает, Ему бы наши проблемы. Ну, а потом, опять шутку юмора включает. Так и живём...
... Чистого наблюдения не существует, потому что сознание выглядывает из ничто. В сущности мы, носители сознания, взираем на мир глазницами смерти. По центру нашего зрачка чёрная дыра, пожирающая материю бытия. Метафора тезы ничто-небытие-бытие -- экран погасший, светящийся и транслирующий изображение. Наблюдение соответствует фазе светящегося экрана, небытию с его скрытыми потенциями. "Ничто в поле моего глаза, не говорит о том, что это видит глаз"Л.В. Субъект не в мире, а граница мира, полагаемая языком. Граница же языка чистая субъектность. Сознание само по себе и есть бессознательное. Язык и сознание соотносятся попеременно то, как фигура, то как силуэт. Именно в субъектности полагается субъект-объектная оппозиция, как агрегатное состояние сознания. Существование, вообще и чего либо в частности, уже являет собой молчаливое вопрошание о себе. Целое функционирует как самость без Я -- то есть субъектность, сон без сновидений, чистое восприятие без субъекта. В последнем значении восприятие соответствует бездне ничто. Стоит добавить, ничто в моей интерпретации просто иной, более глубокий план бытия. А тут и до бога рукой подать.
... Натоптать свой смысловой остров до размеров континента в океане социального цель всякого мылящего человека. Для начала надо стать Робинзоном (читай, богом) на расстоянии вытянутой руки. Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи Пятниц. Социальное синоним бессознательного, в котором разворачивается бесконечный процесс индивидуации - то есть концетрации сознания. И тут дело не в масштабах, а в раскрытии возможностей в ситуации безысходности. Дзен повседневности актуализированная вечность. Спасётся Робинзон -- спасётся и Пятница, тихо переходящая в Шаббат. Острова на всех хватит. Самый верный способ спрятать -- оставить на виду. Сознание озадачено своей транспарентностью. Истина неуловима в своей тотальной наглядности.
... Гении творят в вечности, для остальных время субъективно. Один никуда не спешит и успевает, другой едва встал уже вечер. Важно не сколько сделал, а что понял. Люди несчастны от непосильных обязанностей, заданных общественными стереотипами. Надрыв в жестком тайминге болезнь современного мира. Успешен не тот, кто больше успел, а тот кто живёт в произвольном алгоритме -- подчинил время. Еврей-портной из анекдота, в ответ на сетования клиента на сроки пошивки брюк, которые после примерки сидели на нём как влитые, ответил:"Бог создал мир за шесть дней, и вам это нравится?"
... Вот я и говорю о низком КПД всех религий. Спасутся единицы, остальные в утиль. Скорлупа эго не нужна в вечности. Её просто сожгут для обогрева немногочисленного рая.
... "Ради чего напрягается вселенная!" Л. Пиранделло. Ради метафоры. Вселенная это большая "Шехризада" -- пока повествую, живу. Мысль это отложенная эмоция. Мышление в сущности непрерывное мифотворчество. Познание тихая истерика, попытка сделать мир объяснимым. Человек бессознательно стремится сделать вселенную тёплой материнской утробой.
... Если бы любовь истекала сверху, она бы стала диктатом любви бога к самому себе. "Бог наказал любовью всех...". Мы здесь для того, чтобы высечь огонь из льда. Любить всех - никого не любить. Наш мир это мир скрытых от Абсолюта потенций. Иначе всё вокруг лишь гармошечная гармония и косметический космос - то есть повторение того, что и без того идеально. Я люблю без оглядки на всевышнего. По воле моего уникального Я проявляется универсальный принцип. Иначе мы просто дырочки душа, мнящие себя водой, а не струи огромного водопада.
... Умер Мавроди. Его деятельность скрытая попытка стать пантеистическим божеством, конвертирующим нашу наивность в собственное величие. Да упокоится он в МММ. Каждый уходит туда, что сам себе здесь нагородил.
... Экзистенция это текст выраженный в синтаксисе поступка. Время, сюжетная длительность, поневоле делает нас персонажами стихийно возникающей драмы. Кажется Ницше говорил, что жизнь оправдана как эстетический акт. Вселенная от атома до человека напрягается ради метафоры. Бытие вызов и зов одновременно - вызов требует воли, зов - запредельной цели.
... Греки уверяли, родившись, человеку ещё только предстоит обрести душу, чтобы было чем оценивать прожитое. Существование потенциально реализуемый шанс между быть и жить. Социальная реализация не всегда означает онтологическую завершенность, то что Хай называл аутентичным Дазайн. В социологии индивидуум всего лишь воронка социальных отправлений, пятно Роршаха. Есть ли кто и что либо помимо "пучка перцепций" до сих пор остается загадкой. Мыслим ли мы или мыслят нами, наш опыт или опыт над нами, Кант в своё время оставил на уровне квантовой неопределённости. Что, кстати, и стало основанием для постструктуралистских упражнений, в результате которых не осталось не только человека, но и самой реальности.
... Чему тут удивляться, истинно видящий понимает, встань в одно прекрасное утро все с требованием высшего смысла, мир тут же прекратил бы своё существование. Как вода в луже не испаряется мгновенно, так и Майя, плотная иллюзия, должна разоблачаться медленно и постепенно. Извилистая очередь на духовный Олимп и есть лента истории человечества. Можно, конечно, сокрушаться, проявлять нетерпение, но многосерийный фильм, прокрученный за три секунды, вызовет ещё большее недоумение. Скопище духовных вундеркиндов дискредитировало бы саму идею многоуровневой манифестации. Кто-то творит миры, кто-то их обживает, все на своих местах в нужной пропорции духа и материи, мёртвого и живого, света и тьмы. В этой игре в финальное тождество все уровни сознания абсолютны. Единое сознание инсценирует драму невежества ради игры посвященных. Ради этой иллюзии абсолютное сознание и напрягается, чтобы выйти из замкнутого круга рекурсии. Ему просто необходима сложная система зеркал, чтобы увидеть себя с непостижимого ракурса. Того самого Сефира Даат. Так что, не заламывайте патетически руки, выйдете из образа гуру, а то наверху вас не узнают. Со соцеловательной соулыбкой сослуживца соосознания.)
... По поводу второго эссе. ....Всё это можно сказать короче -- все реальности иллюзорны кроме реальности самого сознания. Но сам принцип реальности универсален. Есть время величия солнца и его светоносного ореола (брахмаджьоти) и есть время "смерти звезды", гравитационного коллапса (ночи Брахмы). Процесс никогда не достигает максимума -- все колеблется на зыбкой грани жизни без воскресения и умирания без смерти. Вообще-то, Абсолют удобная фикция ума, склонного сложное сводить к простому, но никогда не удовлетворяться никакой определённостью. Поэтому мы так расплывчато многословны в мифотворчестве "как оно есть на самом деле". Так что пишите, Юлиус, пишите, весьма приятное занятие, по себе знаю. Не догоню, так согреюсь. Очень лёгкий способ что-то для себя значить.
... "Да, - человекобог - "Может это "может" всё на ноль умножит";
А Богочеловек - "всё на ноль поделит" Ю.Гольштейн
    Результат тот же. Уже понятно, человечество пойдёт по двум сюжетным линиям -- в лице техногенного Человекобога в трасгумнистическое будущее, преодолевая время и пространство и Богочеловека, вознесения по духовной вертикали. Символ креста, а ещё более символ вращающейся свастики, как раз эту ситуацию и отражает. Все варианты должны быть отработаны. Таковы условия игры. Парадоксальным образом, оба пути, знания и веры, приведут к одной цели -- реальности сознания в самоданности.
    "То бишь в оконечности ко Ночи Брахмы?" Ю.Г.
     Ну, если в этой мифологии, то да. Кант бы сказал к Транссубъекту, а Гуссерль -- к схлопыванию интерсубъективности. Черная дыра сознания рано или поздно превратит поглощаемую материю бытия в сингуляр. С какого края и на какой манер в эту дыру падать, судорожно цепляясь за горизонт событий, не так уж и важно.
... Поэтому так смешны надежды на крионику. В одно тело невозможно войти дважды.) Возможно, посмертная правда настолько цинична, что отбивает охоту жить напрочь. Детям не рассказывают как делаются дети.
... Унять любопытство теней к теням, то есть привязанность лучей к тьме. Интенции стремятся к аутенциям.
... Жизнь малого стоит, если равняться на худшие образцы. Ну там, у соседа одна нога, а у меня пока обе на месте. Хотя прошедшие концлагерь уверяли, что и там были счастливы иногда по ничтожному поводу. Вот меня измотала многолетняя бессонница, хотя возможность выспаться есть. Просто не сплю больше 4-х часов и всё. Утром так сяк, а к вечеру никакой. Однажды выспался как лет на 20 помолодел, всегда бы так. А другой и 10 спит, дряхлея от дефицита мотивации. Порой дело упирается в голую физиологию. После крепкого сна или сытости мир становится уютным и обитаемым. Можно иметь всё, и выжечь себя за удержание статуса богача.
... Осознание собственной конечности свидетельство перерастания судьбы в рок, подгонка жизни под печальный эпилог, больше похожий на эпитафию.
... Весенний марафон.
...Последнее время живу со всё нарастающим чувством внутренней неуверенности, временами переходящей в страх. Раньше это покрывалось избытком жизненных сил, теперь полезло наружу, вспоротое ножом неотвратимости. Все выглядит так как будто тебе совершенно необходимо проделать некую тончайшую, требующую крайней сосредоточенности филигранную работу, но в темноте, сутолоке, духоте "безлюдной толпы" проделать её невозможно. Кажется начнёшь, грубо окликнут, толкнут, замахнутся, наорут, выбьют из рук, затопают, а ты будешь жалко отмахиваться, лепетать, без конца, теряя остатки сил, защищать начатое, заслонять, принимая на себя удары, нечто хрупкое, тонкое, нежное, живое, беспомощное и ни-ко-му не нужное кроме тебя, то без чего итог существования невозможен. Всю жизнь не знаю что это, но знаю что без этого никак. Зы. Только бесполезные вещи имеют заоблачную цену. Жизнь это сплошной незавершенный гештальт.
... Вы никогда не задумывались, почему Иисус Христос не умер за человечество тайно, а с размахом на миру? Да потому что без пиара даже Бог не обходится. Про себя тихо рыдают в подушку, а на людях рвут истерично рубаху. Закон драмы. От которой, впрочем, уже смешно. Одна только просьба И.Х. не разглашать увиденное чудо, незамысловатый на наше лукавое время пиар-ход -- свидетели тут же становились болтунами среди болтунов. Бог гениально сыграл человека и люди воскликнули:"Верую!, -- тем самым объявив конкурс на лучшую роль в массовке. Даже то, что масть ослика была известна заранее, а слепцы и калеки попадались под руку Исцелителя с завидной регулярностью никто от восторга не заметил. Ликование тоже было частью сценария длинной в две тысячи лет. С тем же ликованием они убивали своего Бога, чтобы потом истерично каяться, жечь пудовые свечи, вкушая тело и кровь убиенного. По мифу вашему будет вам... Бог обещал сказку и мы её придумали и стали в ней жить.
Реальность декораций зависит от игры актёров. Но почему тем, кто не желает вживаться в уготованную роль, эдемское яблоко кажется сработанным из папье-маше?
"Я догадался", -- шепчут они, воздев глаза к незримому Режиссеру.
"Попробуй с этим жить дальше", --- отвечает доверительно тот.
... "Человеку даны этнос, язык, судьба. Любая национальная, общественная и другие особенности мировоззрения изначально дефективны, это тюрьма чужого мнения." А.Пятигорский
    Сетовать тут особо не на что. Всё идет своим чередом. Вязкость истории в идеологическом засилии, берущего начало из структуры архетипов, которая по мере развития должна импровизационно усложнятся, увеличивая степень свободы. От закрепощённости мышления к его карнавализации. История как судьба должна быть преодолена импровизацией. Гамлет должен обнаружить в себе Смоктуновского. Ибо все мы дети метафизической гримёрки, заблудившиеся в декорациях.
... "История людей" сплошная вешалка, где орудуют Пети Ручечники в гениальном лицедействе Евстигнеевых. Пока так. Сцена начинается с вешалки. Потом в бассейн таки нальют святой воды.
... Проще и короче -- человек вдыхает абсурд, а выдыхает смыслы. Смысл в отличии от сингуярности абсурда, всегда отсылает к высшему смыслу, который на герменевтическом круге оказывается абсурдом. Так в религии идея Бога упирается в апофатизм. В метафоре, персонажи фильма никогда не узнают, что это кино. Рекурсия смысла и есть абсурд "вечного повторения". Сознание в профанической фазе одержимо тайной своего происхождения, упуская из виду свою безначальность.
... В метафоре сна -- сну снится сон о сновидцах и пробуждённых. В понятиях теохолизма -- абсолютное сознание в профанической фазе создаёт дуальную драму. Всеполнота "проливает" себя как относительное. В терминах трассубъективизма -- объект реализуется в опыте субъекта.
... В метафоре гипертекста -- мир самопишущаяся "Шехризада" под дамокловым мечом Идеального Читателя. Как только ему станет не интересно, нить повествования оборвётся в самом скучном месте. Апокалипсис не кульминация, а деградация "Книги бытия" до трэша. Сюжетные и жанровые вариации в конечном итоге исчерпываются. Драма разрешима только на уровне анекдота, у которого рано или поздно отрастает моисеистая борода Маркса.
... "Последние исследования, сделанные после недавних предпоследних исследований, ложно нас всех обнадеживших на счет пользы небольших количеств алкоголя, показали что любой прием алкоголя сокращает жизнь на 28 минут"
    Алкоголь не сокращает, а оптимизирует время до ничто. В сущности, 28 минут оправданная потеря, жизнь взаймы, такскать. Это как обменять "деревянные" на доллары.  Принцип реальности дает шанс принципу удовольствия создать нирваническую иллюзию победы над временем, то есть смертью. Отчаянное "сколько той жизни" перед очередным стаканом -- по ту сторону принципа удовольствия. Рай исполнения желаний здесь и сейчас даётся адом вечного повторения. Алкоголизм это мастурбация желания при общей импотенции. Пьянство не способ провести время, а стремление молотком желания разбить часы, убить себя как воплощение времени.
... Язык враг сознания. Слова -- дознание с пристрастием, того, что и без того известно. К сожалению, молчание стало формой речи, театральной паузой. Тишина стала обслуживать уровни шума.
... Мы так устроены, что даже в нагромождении линий видим образы. Святость это тайна, пусть она такой и остаётся. Сказки надо не рассказывать, а жить в них. Истина цинична, потому она так глубоко спрятана. Сколько не разворачивай, свёрток из газет не таит в себе ничего, кроме текста давно забытых новостей. Впрочем, шорох бумаги тоже имеет свою мистическую прелесть.
... У Гоголя в "Портрете" описан подобный случай. Лично сам не раз имел такой опыт, жутковатые ощущения. Факт эшелонированного пробуждения, может говорить о том, что любой уровень реальности может оказаться сном. Возможно, реален только сон о вечном пробуждении. Тогда в принципе снимается оппозиция сна и яви. Просто реальность так себя проявляет. В модели миф-реальность похожие парадоксы. Миф реальности это реальность мифа.
... Язык относится к речи как бессознательное к сознанию. А посему, каламбурная философия извлекает из языка больше, чем идеоцентричная. С языком надо играть, а не допрашивать.
... Чай не 19 век на дворе. Искренность ныне выглядит как потеря контроля. Проницательность принимают за досужесть. Живой ум за резонёрство. О человеке уже столько известно, что ему пора быть чем-то другим. В последней глубине мы не люди. Вот из этих глубин и стоит вести репортаж о происходящем. Обычно ироничный тон по серьёзному поводу располагает читателя. Скептик выглядит внушительно в глазах дилетанта. Трикстер провоцирует любопытство. "Убивают не гневом, а смехом. Вставайте, помогите нам убить дух тяжести!" Ф.Ницше.
... Поиск идеи и есть главная идея России. Русские и воюют словно отмахиваются, чтобы их не отвлекли от этого поиска. "Не мешайте нам быть рабами идеи." А вообще, Россия, как юнгианская тень Европы, будет в очередной раз принесена в жертву модернизации Запада - 6му технологическому укладу. Так было и будет."Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо".("Хищные вещи века" Стругацкие) У русских один ответ -- мы лучше, потому что мы хуже. Теперь это "упоение мерзостью" обнажилось как никогда. Путин разрешил народу гордиться своей низостью.
... Известный случай. К.-Г. Юнг сам пустил слух, что заснул на 120 странице "Улисса", после чего дал восторженный отзыв, посчитав погружение в сон психоделическим эффектом романа, текстом, ведущим в медитативные глубины бессознательного. О "медленном" и экшн кино в своё время спорили А.Кончаловский и А.Тарковский. Триер и Линч довели магию тарковщины до абсолюта. А вообще, интеллектуал от природы наделён энзимами переваривать "скушшшные" вещи. В медленной подаче с соответствующим саундтреком чувствуется "остранённость", призванная по выражению В.Шкловского вывести из автоматизма восприятия, как будто бы смотришь глазами иносущества. Созерцательность делает реальность чудесной. У зрителя должно возникнуть ощущение, что он сам это снял.
... Человек флуктуация квантового океана. Все феномены мира сотканы из одной энергии в иллюзии отчуждения. Вот поэтому в Евангелии хула на Дух (квантовый потенциал), а не на Сына (логос) и Отца(сознание), считается фатально гибельной.
... Дуальность стремится к максимуму отчуждения, но в пиковом значении всегда обнаруживает себя как единство. В сущности, Гегель. Абсолютная любовь имеет свою теневую сторону в частных проявлениях -- ненависть, право на абсолютное обладание.
... Вы замечали, с какой нежностью лев облизывает обречённую на съедение жертву? Через время её тело станет его телом, её кровь его кровью. Замкнутая пищевая цепочка продолжается и в циркуляции духа -- ад на поверку оказывается котельной рая. Абсолютная Любовь сияет короной ненависти к тьме.
... Что откуда берётся...Я не жрецам верю, а тем миллиардам живых и мёртвых, которые им поверили, и сделали миф реальностью.
... Юлиус, ты никогда не задумывался в своих страстных призывах, если всё так хреново устроено, зачем было так сложно затевать? Дотягиваться к правому уху со спины левой рукой. Чтобы жрецам "в пышных воскрылиях" было о чем поговорить и с этого покушать? Ах, вернитесь-вернитесь в обитель небесную, вы не так живёте, мир во зле лежит. Если это драма, то смешная, если игра, то с нарушением правил, того, кто игру придумал.
... Кот не наделён рефлексией, его сознание равно своему содержанию. Когда кот голоден, он воплощение голода, и только человек способен отчуждаться от "пучка перцепций" да ещё и жалеть себя при этом. Мало сказать "я мыслю", чтобы осознать себя существующим, необходимо допустить, что мыслят тобой. Возможно, мы перчатка, мнящая себя рукой. То есть сознание наблюдает как бы ниоткуда нашими глазами. И только эмоциональная воволечённость создает концепт-Я.
... Страшно не жить во сне, страшно проснуться в чужом сне. (М.Мамардашвили). Достоверность может оказаться таким сном. "И всё б сбылось! Но зазвонил будильник..."
... Герой "Тошноты" тоже взялся было описать жизнь мелкого исторического деятеля, чья личность на тот момент ему показалась интересной, но потом понял всю мелочность занятия по сравнению с тем, что происходит с ним самим. «Одинокий и свободный. Но эта свобода несколько смахивает на смерть». Ему уже незачем писать, жизнь сделала это за него. Тошнота пройдёт, надо только быть её верным читателем.
Уж если мы не в состоянии проникнутся бытием нагелевской летучей мыши, то вникнуть в чужой духовный опыт, минуя свой, нам и подано не суждено. Мы себя то не можем понять, что там других... А писать, если руки чешутся, можно о чем угодно. Скрытая форма господства, претензия на метаязык одолевает всех сочинителей. Обратите внимание, как ловко евангелисты пропиарились на субъективном пересказе жизни Спасителя. Знали, если дело выгорит, то все их описки, преувеличения, дефекты памяти, пафосные всхлипы станут догмой, за верное толкование которых будут проламывать черепа. Так оно и случилось...
... Знал шумные, многодетные семьи, у которых при общей сутолоке грязная чашка на краюшке стола могла стоять сутками без риска упасть и разбиться.
... Чем выше шедевр, тем уже элитарный круг его оценки. Любящие тишину "все деньги мира" конвертируются в произведения искусства.
... Я люблю своё становление. И всем рекомендую так себя любить. Во многом мы ещё не люди. В стремлении стать людьми есть риск стать нелюдями. На моём уровне сознания всё неоднозначно. "Или-или" здесь не проходит, "и-и" ближе к преодолению проклятия дуального восприятия. Человек бесконечное в конечном, сильное в бессильной ситуации, бог в положении ничтожества. Будто бы неведомая воля говорит -- а вот попробуй ещё так. И не факт, что я сам не решился играть эту роль.
... Живопись ушла, остался способ подачи концептов реальности. Икона первая постмодернистская проекция -- окно в иное. Мы не знаем, кто на кого смотрит - икона на нас или мы на неё. Тайна в тайне восприятия. Вопрос выше ответа. Вообще, революция в изобразительном искусстве предопределила судьбу философии. Беспредметность тихо перекочевала в область человеческой мысли как взгляд из нечеловеческого.
... Понедельник начинается в Шаббат. Евреи даже отдых умудрились сделать обязанностью.
... Мир как система представлений из себя не объясним. Здесь я на стороне Гёделя. Без метафизических допущений, иной физики явлений -- не обязательно теологических, а, предположим, скрытого "квантового потенциала" или там "теории бран" -- проблема на уровне своего возникновения неразрешимая. Плен очевидности долгое время не отпускал фанатиков "здравого смысла", но физика ушла в те глубины, где материя "рассосалась" в сфере чистых энергий, чья реальность не поддаётся описанию. Да и нейронаука, покопавшись в мозгах, сознания там не обнаружила. Вопрос здесь не в тривиальном противоречии идеализма и реализма, ставшего не актуальным ещё в начале 20 века, а в многомерной природе реальности, её пластике, напрямую связанной с восприятием. Сознание и материя просто разные состояния единой субстанции, создающей субъект-объектную иллюзию -- волшебство овеществлённого представления. И греков, интуитивно догадывавшихся об этом, никуда не денешь. Призрак Платона всегда будет бродит по континентальной философии.
... Кто ожидает увидеть рано или поздно увидит ожидаемое. Восприятие создаёт объекты восприятия. Сознание не терпит собственной пустоты, заполняя её "картинами мира" в границах "языковых игр".
... Текущий смысл всегда отсылает к высшему смыслу, граничащему с абсурдом. Так стремление к Богу, как всеобъясняющей идее, проваливается в чёрную дыру апофатики. Тайна мистиков шепотом на ухо посвящённым -- Бог никакой и мы вольны его выдумывать.
... Легализация бессознательного дар народу от всех дуче, фюреров, каудильо. "Совесть это выдумка евреев" Геббельс
... Хитрость силы -- казаться слабым. Тактика мелких уступок в стратегии обладания. Так христианство покоряло языческий мир, пока хватало готовых подставить другую щёку без риска потерять голову. Голову таки потеряли как только обрели власть, забыв милосердие сильного.
... Обожаю, перечитывать толстовские дневники, где 64 года бурчание в животе делает эпохальные подсказки. "Дневник, по;моему, тем и опасен: ты все время начеку, все преувеличиваешь и непрерывно насилуешь правду". Правда и то, что любой текст метафора на скуку происходящего. Мы то и пишем, злоупотребляя метафизической избыточностью языка, чтобы не умереть от банальности истины.
... Истина это скучная банальность для ленивых умов. Она появляется в системе коллективного без-умия, как анестезирующая от боли существования идея. Чего проще, создай миф о истине, заставь в него поверить, и массы уверовавших сделают миф реальностью. Так бегущее от свободы сознание пасторальными картинками хватается за края собственной бездны, в которой полёт и падение уже не имеют значения. Лететь и падать уже некому и незачем. Транссубъектная невесомость становится всевозможностью субъектной гравитации -- истин на любой вкус.
... Невротизация разной степени аффектации возникает на границе конфликта принципа удовольствия и принципа реальности. Тревога, забота, страх базовые переживания человека. Существование держит нас в тонусе перманентного драматизма. Как только шлюзы не выдерживают напора бессознательного, наступает психоз, грозящий разрушением плотины -- распадом личности. Человек подвижная система комплексов, эмерджентно создающих эффект целостной личности. В определённых ситуациях некоторые комплексы, отколовшись от основного массива психики, претендуют на автономность и доминирование, то что в христианстве называют одержимостью бесами. Множественным расстройством личности страдают почти все -- с утра ты один, к вечеру другой. У нас тысячи ситуативных Я, которые в игровом режиме не опасны. В каком-то смысле, творчество взятие этого процесса под контроль -- художник держит комплексы на коротком поводке, входя в переживания героев, созданных им произведений. Толстой ничего не мог сделать с решением Анны бросится под поезд, Флобер мучительно рожал вместе с мадам Бовари. А Чикатило, вместо написания гениальных детективов, создавал сюжет, насилуя и убивая реальных людей, не в силах удержать своих демонов.
... Привычки это паттерны. Большую часть жизни мы живём по накатанным схемам. Независимо от диагноза, а он есть каждого, мы старательно имитируем "норму", чтобы не проламывать друг другу черепа. Наши комплексы и расстройства составляют всю шкалу психотипов. Человек гораздо пластичней, чем принято думать.
... Ну вот, пример множественности ситуативных Я в реактивном отчуждении. Я уж и имени не помню дамочек, из-за которых готов был вены резать. Идёшь по городу, привет-привет, морщишь лоб, кто такая? чёрт его знает...ааа.... помню-помню...боже, что время с людьми делает... У сатаны был повод презирать нас, биороботов на гормональном топливе.
... Разбитое корыто ещё годится на дрова. Результат -- экзистенциальный порог, за которым агония надежды. В окопах неверующих нет. Кришнамурти, кажется, эту тему развивал. Жесткая целеустемлённость не учитывает перемен по ходу движения к ней. Кризис достижения и пр. Одиссей, накинув крюк, на самом деле стремился увидеть Итаку новыми глазами. Жизнь без метафизического приращения -- кино ради попкорна.
... Апозиция... какое верное слово --- равноудалённость от всего, принцип дзогчен -- отражать, но не оставлять за гладью зеркала. Чёрная воронка сознания, перемалывающая бытие в зазеркальные смыслы.
... "Любовь нечаянно нагрянет..." Любовь подлинная субстанциально вне личной истории. Говорил и говорю -- любовь высшая точка осознанности. Если бог есть любовь, то существование мира оправдано.
... За пониманием следует действие. Гносеология так или иначе упирается в этику, а та в эстетику. Сат-чит-ананда -- познание бытия как красоты и блаженства. Поиск духовной гармонии с миром. Собственно, отвергнутый монотеизмом эллинский тезис бытия как блага. Бердяевское "мир не дан, а задан" отражает суть "умного делания" -- мир место спасения души и ничего более. Дымящаяся свалка для выгорания эго. Россия в этом смысле эпицентр утилизации, территория наиболее вероятного спасения. Ядрово... и яд и ядро и ад, пожалуй...символично.)
... Витгенштейн, гонясь за ясностью, не углядел её в метафоричности, в избыточной образности языка. На солнце невозможно смотреть прямо. Потом то он что-то понял. Сила созерцания по Кузанскому во взгляде по касательной. Мышление периферия сознания, аура его непредикативности. Призыв к молчанию, собственно, был попыткой сделать его частью речи. Молчание в этом мире, означенного языком, возможно как театральная пауза, благоговение пред тайной происходящего. Молчат по мистическим соображениям -- в этом скрытый смысл многословия "Л-ф трактата".
... Вообще, у каждого человека должно быть "место силы". Это может быть пивной ларёк, должность, дачный участок, семья, автомобиль, коврик для медитации, церковь, скамейка в парке или спортзал. Кто-то забирается обутым в душу и там хозяйничает. С рефлексирующим человеком сложнее -- его Мекка он сам. Следуя за "мукой материи", обычные люди ищут, как и все вещи в этом мире, идеальное место, философ же везде дома, он всю жизнь пытается удобно устроится в себе, но в пространстве расширяющегося сознания уют вряд ли возможен. Философ выброшен в космос мышления, с его пугающей невесомостью. Причина в принципиальной неудовлетворённости разума любой определённостью. Отсюда "несчастное сознание", духота Я, невыносимость существования и прочие прелести рефлексирующего ума. Только мыслящий человек способен осознать трагизм существования, разрыв души и тела, желания и возможности в синтаксисе мысли и поступка. Это и есть его ресурс, преобразующий мир. Жить значит следовать через ад к раю, в смутной догадке о ничтожности цели перед величием пути. Извините, за пафос, тема диктует жанр.
... Так и хочется продолжить. "Мы умерли, но так этого и не поняли. Нам не сообщили, что мы в аду, который теперь кажется нам раем. Когда не с чем сравнить, утешаешься тем что имеешь. Мы обитаем в теле, убитого разумом бога, принимая запах тлена за дух эпохи. Впиваясь в остывающую материю мелкими зубками прогресса, упиваемся пафосом распада. Когда останется только скелет, мы назовём его структурой мира и пустим в ход дерьмо непомерно развитого мозга, как память о былом величии трупоедов. И тогда настанет "золотой век" золотарей, лепящих идолов из того, что наковыряли из черепной коробки"
...  Власть как и носки надо вовремя менять. Путин уже попахивает. Носок, вообразивший себя "железной пятой", пытается сакрально пахнуть. Подозреваю, отечественные сыры в пику импортным пахнут несменяемостью власти. Предметом гордости может стать клятва не менять носки до конца жизни, но тогда не жалейте, если все будут ждать вашего скорого конца.
...«Выбирайте себе работу по душе, и тогда вам не придётся работать ни одного дня" Конфуций. Это по нам. То что осталось от Союза, реликтовый заповедник одухотворённого безделия. Здесь Штольцы всё ещё ходят в дураках у Обломовых. Интересно в этом свете будет понаблюдать заявленный "рывок". Видимо, всем миром с дивана в кресло без отрыва от телека, где всех победили и перехитрили.
... В определённой среде, человек с естественным достоинством вначале раздражает, потом вызывает уважение. Вообще, интеллигент -- человек остающийся самим собой при любых обстоятельствах. У него как бы сужен спектр проявлений, сведены к минимуму ситуативные Я. У аристократических натур вплоть до когнитивной ригидности. Целость личности определяется принципами, которые всегда дорого обходятся. Компромисс возможен, но на своих условиях. Комплекс Эзопа. Сословие интеллектуальное уравновешивает сословие имущественное верностью идеалам. Без идеалов люди начинают хрюкать. Хотя история знала и хрюкающие идеалы.
... "Дух места" большая сила. Мифы становятся реальностью, когда в них поверили. Они то как раз по месту и возникают, формируя сознание народа. Но миф мифу рознь, есть мифы мешающие развитию, а есть мифы о прогрессе, движущие историю. Россия даже православие подогнала по языческое сознание, с его цикличностью "вечного повтора". Страна так и не попавшая в будущее. Всё бы ничего, держитесь за свою архаику, да вот мессианский зуд не даёт покоя, всё хотите навязать её другим, осчастливить русским духом. Постмодерн на дворе, а вы за старое. Свое толком не освоили, к чужому тянетесь. Ладно, Союз, тот хотя бы пристойную идеологию имел, а эта шайка из обиды, что от корыта оттолкнули, ядерным пеплом пугает. Боже, боже... Как пали нравы, как низко опустилось солнце.
... Мы живём в мире метафор, мифов в миниатюре. Даже наиболее формализованные системы -- гербарий высушенных до понятий и формул метафор.
... Так вышло, живу на три страны, и к каждой привязан сердцем. Так что нэзалэжэн я сам по себе. Россию люблю, но не эту. Этой не хватает скромности и политического вкуса. Считаю, что в конфликте двух славянских стран столкнулись два вида архаики, два уходящих исторических жанра - националистический и постимперский. Ничего необычного не происходит, классический распад суперимперии, хватающейся за непомерно разросшиеся границы. Похожим образом рушатся огромные айсберги. Мы наблюдаем в затухающей инерции развал Союза. И слава Б-гу, что эта драма растянута во времени. Так агонизирующая архаика сопротивляется неизбежности глобализма. Проиграют все, но выиграет история. Такое впечатление, что Некто заинтересован в том, чтобы она была не скучной.
... Бытие это ужас сознания от собственной пустоты. Модальность человеческого способ заклясть этот ужас. Нечеловеческое слишком нечеловеческое таится в нашей последней глубине. Философ это агент ничто, а не доцент кафедры или изобретатель системных реальностей.
... Оживлять живой водой метафор величественные мумии категорий. !!!But at its edges, there are the poets who, like good chemists, seek to comprehend and even reinvent the realities we inhabit, who search tirelessly for the more surprising and unusual combinations that will produce new metaphors, new substances, new realities that we might yet live by.!!! Такое впечатление, что мы нарисованы и нам надо выйти из статичности поз, чтобы понять кем и на чём.
... Антикварный синтез -- судьба произведения во времени. Шедевр то, что выдержало испытание временем, и приобрело аромат вечности. Порой незамысловатая работа, становятся универсальным концептом, гвоздём, на который каждая эпоха вешает свое.
... АНЕКДОТ. Попадает один в ад, а там как в раю -- вино, женщины, веселье, короче, Париж. Гуляют он с проводником, тот ему и то и это показывает, сердце радуется от увиденного. И тут, они заходят в мрачную подворотню, спускаются по ступенькам в тёмный подвал, откуда слышится стон и скрежет зубовный, открывают дверь, а там черти грешников в котлах варят и на дыбах ломают. "Ой, какой ужас, что это!", -- спрашивает счастливчик. "А это христиане, им так нравится", -- отвечает проводник.
... На вопросы «что есть мир?» «существует ли Бог?» «есть ли жизнь после смерти?» Будда, как известно, задавал встречный вопрос: «Представьте, что в вас попала отравленная стрела. И что нужно делать: задавать вопросы или вытаскивать стрелу?»
Под стрелой видимо, подразумевался дуализм, жало сансары. Вытащить-то можно, но вопрос кто и зачем стрелял, замучит здорового. Не бытие вещей, а его собственное бытие для сознания вечная интрига. В своей безначальности оно мучимо тайной своего происхождения. Шунья это аннигиляция сансары и нирваны, дуализма проникшего в трансцендентное. Окончательное понимание, что самая большая иллюзия реальность иллюзии.
... "Научная картина мира" мифология в ряду прочих. Просто она стала модной последних лет двести, ею и принято всё объяснять. Оно и понятно, каждая мифологическая парадигма претендует на автономность и нормативное доминирование. Побеждает та, в которую вовлечено большее число носителей сознания. До прихода следующих победителей, разумеется.
... Эффект плацебо. Чем дороже лекарство, тем верней оно ставит на ноги. Мир это одна большая таблетка из мела.
... Жаль, что биологи и нейрофизиологи из научной респектабельности не осмеливаются рассматривать феномен жизни и сознания как проявление квантового потенциала. Некого трансфизичекого ноумена,"просвечивающего" сквозь материю. Ну ведь понятно, видимый мир из себя не объясняется (привет Гёделю). Без наличия скрытого плана бытия, то есть метафизики проблема не решается. Возможно, это не банальное платоновское удвоение, а нечто "матрёшечное", "пористо-полимерное", структурно сложное. Не оставляет впечатление, что мы нарисованы, и нам надо выйти из статичности поз, чтобы понять кем и на чём. Но...под каждой бездной глубже бездна есть. Табу на метафизику само по себе метафизично. Может потому что метафизику Платона, свели до эзотерического "тонкого мира", блатватщины и рериховщины, и существует такое устойчивое предубеждение -- не дай бог, свалиться в мистику.
... А мышление так устроено -- тезис-антитезис-синтез. Разум ставит под сомнение протяженность, одновременно ища повод его развеять следующим сомнением. Что-то вроде бега - каждым шагом выставляем ногу вперёд, препятствуя падению.
... ПОСТ. Фёдор, не ломитесь в открытую дверь. Вы предсказуемы до наивности. Меня вполне устраивает ваша мифология, но она мне не интересна. Я мирюсь с чуждыми мне представлениями как с существованием крысы или паука -- понимаю их объективную необходимость. С той же терпимостью отношусь к не терпящим мои взгляды. Происходящее в России воспринимаю как неизбежное зло, которое надо переждать. История расставит всё по местам, с учётом "черных лебедей" и "белых ворон" среди них.
... Истина -- регулятивная идея, относительно которой выстраивается сложная структура заблуждений. Проще, осел, устремлён за горизонт, следуя за морковкой на удочке. Знаете, здесь как в истории живописи. Когда-то старые мастера добивались фотографической точности, и только с появлением фотографии живопись обнаружила своё подлинное назначение -- линией, цветом, композицией, техникой, фактурой выражать философские концепты. Художники открыли постмодерн до постмодерна Делёза и Ко. Смазанность, деформация, цветовой диссонанс подчёркивали относительность гармонии, невыразимость существования, усталость от калейдоскопического однообразия. Поиск нового в кривлянии старому стал модой. В иконах обнаружили образец стилизации -- окно в царство свободы.  Академизм стал приёмом в ряду прочих, ну вот как у Дали. В живописи теперь уже не главное уметь рисовать. Сумел инсталлировать мысль, поразить воображение -- значит художник. "Лобовой" академизм стал выглядеть как дилетантство и пошлость. Что в свою очередь породило культуру трэша. Симулякр одел корону оригинала, не боясь оказаться голым. Короче, "всё смешалось в доме Облонских".
... В метафоре, сознание черная дыра, поглощающая бытие, на "горизонте событий" создающее иллюзию времени. Мир и есть такой горизонт, для проявления частных сознаний, в миниатюре функционирующих по такому же принципу.
... Кроме бренда и подогнанной под него франшизы, мы иного Христа не знаем. В сущности, развитая идея хтонического божества, прослезившегося от обилия алтарных воскурений. Да и смысл Жертвы сомнителен, когда знаешь, что на третий день воскреснешь и избежишь ада. Мне не жалко бога обрезавшего пальчик. Люди умирают более мучительной смертью за ближнего, не ведая о воздаянии, просто так. У каждого своя Голгофа. Смешно пугать коллективным апокалипсисом, когда мы и так переживаем его лично в предсмертной агонии. Апокалипсис это фиксированное поражение Бога перед силами тьмы. Проиграв битву за душу человека, Творцу приходится расхлёбывать им же заваренную кашу. Странный Бог -- то парцуфы у него разобьются некстати, то плод не тот едят создания, и эти сплошные неудачи с ремейками. Монотеизм некудышняя модель. А другой в дуальном тяни-толкай и не придумаешь. Евангелие гениальный детектив с неясным концом на додумывание. Петро - пауликианство и стало одной из самых вероятных версий, принятой всеми на веру. Обычно, со слезой, вот все пророки умерли за свою идею мученической смертью. Слушайте, за металл умирают не глядя, а уж за то что останешься в истории и подавно. Человек лукав даже в искренности.
... Истина это абсолютная идея. Мы все рабы наших представлений и мышления картинками. Поэтому ещё и ещё раз -- во что веришь то и реально. Вера создает богов, как плод коллективных представлений. Симургия. Единое видит сон, что его много. А многому сниться что оно едино. Если бога нет значит у нас есть роскошь его выдумывать.
..."Истина сделает вас свободными", скорее, предложение на чём-то остановится. После окончательного выбора уже нет выбора. А нет выбора значит нет свободы. "Ибо иго моё благо и бремя легко". Благоразумный раб, делегируя свою свободу хозяину, волен не думать о завтрашнем дне. Аки птицы небесные... Собственно, получается свобода от свободы. Как это похоже на восточный отказ от претензий дискурсивного ума на всезначимость, его одержимость "последним основанием". "Дайте, дайте, мне такую бумажку, окончательную бумажку, с печатью бумажку о том, что я существую!!!" Ну на-на тебе Евангелие, а хошь "Манифест коммунистической партии" или "Устав караульной службы" бери, только отцепись.
... Несовершенство мира абсолютно. Так задумано, чтобы нам было к чему стремится, но всякий раз не достигать. Короткие мгновения удовлетворения тут же сменяются очередной попыткой догнать солнце. Человек абсолютное несовершенство, боготворящее движение как источник смыслов.Немного трагичней чем у Гегеля. Во всяком случае иное в дуальной игре похожей на драму трудно представить. Существование от ситуации к ситуации как бы выталкивает нас в непредставимое, за пределы сцены, где наша шекспириада кажется кукольным театром.. Религии на такой метафизике выстроены.
... Хм...философия и есть эксперименты с языком. После "лингвистического поворота" и Гегель стал литератором. Кстати, разоблачители позитивисты, в рвении угодить науке, как оказалось, тоже те ещё сочинители. Говорил и говорю--логика скушшшная сказка о последнем прибежище утомлённого разума. Понятия засушенные бабочки метафор. Философия выросла из Мифоса, одевшего карнавальную маску Логоса, да позабывшего её снять. Праздник закончился, а маска стала лицом расколдованного мира. Пора вернуть всё на свои места, вернуть миру сказку -- признать что мы метафоры в мире метафор.
... Аксиомы как и догмы покоятся на вере в "достаточное основание". Доказательства принудительны, то есть требуют непрерывного доказательства доказательств.Что-то вроде бега по эскалатору, когда догоняешь каждую ступеньку и всё равно отстаёшь. Попытка объяснить мир из себя.
... Сновидение удобная модель.Это как вопрос, где находится сознание, когда вам снится, что вы находитесь на художественная выставке -- в голове вас, спящего, или в голове вас, приснившегося. Ответ -- нигде и везде. Сознание нелокально. Нет никакой гарантии, что мы и сейчас не спим, а лишь находимся на разных уровнях пробуждения. Вернее даже, сна о пробуждении. "Умереть, чтобы проснуться". Стоило бы говорить о вечном сне о сновидцах.
... В Израиле иврит учат всю жизнь, так и не освоив его полностью. Я вот недавно осознал, что во всей глубине не знаю русского. Да и гениям словесности она недоступна тоже. Не даром язык считают синонимом бессознательного, власти над которым мы не имеем. Речь единственный способ владеть его частью.
... Посредственное кино смотреть необходимо. На фоне серости попадаются изюминки. Ну и из милосердия, конечно. Аналогично в философии. Просматривал на днях с карандашиком некоего В.Шмакова "Основы пневматологии" из чисто феноменологического интереса, сплошная эклектика в утомительном системном изложении. Так и вижу, мучился бедняга, не спал ночами, курил пачками, терзал чернильницу, рылся в библиотеках, десятки раз переписывал, верстал, надоедал редакторам, радовался первому изданию, думал осчастливить человечество -- теперь стоит солидным томиком никому ненужный. Сколько их таких...Что только человек не делает ради самоутверждения.
...Да уж какие они либералы? Консерваторы. Те, что решились на побег от цивилизации и прихватили целый народ на "консервы".
... Так или иначе мы через Другого моделируем себя. Сами того не замечая, мы ищем Целое, в котором только и возможен смысл, чтобы сколотить свою целостность. Та самая "необходимость себя". Внешнее инкубируется внутри нас. Хотя можно и наоборот, как в вашем случае. Что на чем -- фигура или силуэт? В любом случае личность в онтологической проявке.Так или иначе мы через Другого моделируем себя. Сами того не замечая, мы ищем Целое, в котором только и возможен смысл, чтобы сколотить свою целостность. Та самая "необходимость себя". Внешнее инкубируется внутри нас. Хотя можно и наоборот. Что на чем -- фигура или силуэт? В любом случае личность в онтологической проявке.Я как раз о простом. Сложность в интерференции, расходящихся от каждого кругов референции. Там полная непредсказуемость, то что вне нашего невротического контроля. Судьба в нависании рока.Каждый по своему усмиряет хаос, то есть объясняет происходящее или в личной мифологии или в коллективной. Принцип Скарлетт через зевок «I'll think about it tomorrow» тоже не самый плохой.
...Красота любви в дистанции. Только тогда остается место для ответного чувства. Между людьми должна быть тайна. Любовь в отличии от ненависти необъяснима. "Химия" возможна и как взаиморастворение и как взрыв несовместимостей и как вялотекущая скука скучных. Если есть о чем помолчать до конца жизни, тога "мы" возможно. Стоящий разговор в умолчании.
...Важен почин. Пример коленопреклонённых дольщиков, взывающих к царю-надёже, будет востребован в ближайшие 100 лет.«Любят русские люди бунтовать! Встанут на колени перед барским домом и стоят подлецы! И ведь знают, что бунтуют и всё равно стоят!" Салтыков-Щедрин.
...Сценическая акция сроди литургии, должна вовлекать в таинство лицедейства. Настоящее искусство не сообщение, а приглашение к переживанию. У зрителя должно возникнуть ощущение, что он это создал. А для этого режиссер должен стать "идеальным зрителем" -- человеком с улицы. "Мне нравится Спилберг. Он снимает такие фильмы, какие ему самому хотелось бы посмотреть. Он не чета тем умникам-выпендрежникам, которые делают фильмы для своих друзей, а потом их никто смотреть не хочет. На площадке Спилберг всегда полон страсти и энтузиазма и работает очень быстро. Он не любит валять дурака, попусту тратить время." Э.Хопкинс.
  "Макбет" будут смотреть исключительно в постмодерновой версии, где абсурд граничит со смыслом. Коды понимания классики размыты. Современный зритель будет смотреть её только по приговору суда. Редкие любители артхауза не ведают скуки, поскольку с рождения воспринимают реальность как кино. Мы живём в мире метафор, будучи сами метафорами. Но, слава богу, не все это знают. Поэтому экзистенциальная интрига никак не переходит из драмы в игру. Герои фильма не в силах сообразить, что это кино. Многие так останутся на плоскости экрана, не обретя объём. Пока Гамлет не обнаружит в себе Смоктуновского Шекспира не будет.
... Говорить то как раз можно, но это будет массовочное "что говорить, когда говорит не о чем". Рассуждения о ничто автоматически становятся предикативными, как, собственно, и молчание. «Одно и тоже есть мысль и то, о чем мысль существует» Парменид. Это как если бы сюжет картины был сосредоточен вокруг дыры в ней. Так сознание щупальцами интенций хватается за края собственной бездны. Ничто это не тотальное отсутствие, а всепорождающая пустота бытия.
... "Знаки, указывающие на один и тот же объект, не обязательно имеют те же самые десигнаты, поскольку то, что учитывается в объекте, у разных интерпретаторов может быть различным."
  Тогда выходит полнота это пустота дискурса о ней. Важен не герменевтический бублик, а дырка от него. Именно она создаёт метафизическую интригу для любой инерпретации. Скрытая цель философии не воспроизводство концептов, а удержание бытия в поле мышления. Философы в этом смысле жрецы поддерживающие свет алтарных свечей. Философия всегда теология за какие бы имманентности не пряталась.
..."Первый мир" возник лет 200 назад из моды на "научное мышление". Успехи науки и техники могут оказаться обыкновенной проекцией сознания на экран ничто. В остальном более менее согласен. Ваша картина мира не хуже и не лучше моей. Все мы гадаем "как оно есть на самом деле". В избытке пространства точка зрения произвольна. Я исхожу из всевозможности, включающей и отсутствие такой возможности.
... Через все реальности, создаваемые сознанием, мы идём к реальности самого сознания. Все реальности виртуальные кроме сознания как оно есть в себе.
... «Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно». Это о логике, обслуживающей все наши выдумки. К сожалению, Мераб был травмирован диаматом. По наивности полагал существование точной копии "действительности".
... Был такой гностический тезис -- бог создал человека, чтобы узнать то, чего сам не знает. Творение созданное строго по плану малого стоит. Поэтому подлинный шедевр всегда таит в себе избыточный смысл. Бог не математик -- Бог поэт.
... Конфликт игры и драмы. Драма Гамлета быть или не быть Смоктуновским, играть или принять пошлую придворную интригу "мстить или не мстить" всерьёз. Проблема же актёра, как далеко можно зайти в перевоплощении. Говорят, у Смоктуновского дело дошло до клиники, он и в булошной вел себя как Гамлет. Боги играют в то, что мы драматизируем. Сатана это заигравшийся бог. Казалось бы, а как же с постулатом розенкрейцеров, тамплиеров, каббалистов и халдеев - "что наверху, то и внизу, что внизу - то и наверху"? Но всё становится на свои места, если представить историю людей движущейся от драмы к игре. "Будете как боги", -- то есть не тут же будете, а потом, когда достигните определённого уровня осознания.
... На свалке цивилизации иногда находишь культурные ценности. Если бы сомнение опережало дело, мир представлял бы из себя музей, а человечество хранителей в войлочных тапочках. Кто-то, трансцендентный, позаботился, чтобы всё было трудно и на первый взгляд бессмысленно.
... !!!...запах книжного шкафа в детстве -- чернила вперемежку с резинкой!!! Как знакомо...Тогда за каждым облупленным углом таилось счастье, мир был тревожным и сладким предчувствием сказки. Потом всё выветрилось до прозы, машинального блуждания в лабиринте паттернов. Так нужно! Кому и зачем? Во истину ---"то как живут дети, взрослые достигают с помощью наркотиков".
... Если мышь смотрит на вселенную, та становится норой.) Удобней допустить, мы живем в полисолипсистской конвенции. Библейский бог коллективный миф, ставший реальностью для его адептов. У буддистов или троцкистов своя картина мира по договорённости. Во что веришь, то и реально. Реальность "дающая сдачи" безусловно существует, но каждый её удары воспринимает по своему. Палка Ленина по идеальной голове Маха дань разным сюжетным линиям -- в одной она иллюзия, в другой аргумент. Все реальности виртуальны, кроме реальности самого сознания.
"Вы завершаете комментарий тезисом одного из направлений буддийской философии" А.Парибок
Не старался, само получилось. Я к тому, что адепты не умнее нас. Нам нравится пафос систем, на остальное мы и сами способны. Рефлексирующий человек, озадаченный фактом существования рано или поздно приходит к таким обощениям. Что тоже подозрительно. В этом кроется искусственность человеческого разума по отношению к некоему спонтанному принципу.
... Чудо "объективной реальности" уже воспринимается как жена на кухне -- торохтит посудой значит есть. По аналогии с киберреальностью и без Декарта понятно, игровая ситуация в нужной детализации возникает только в зоне действия курсора. Принцип же игры существует как идея, которая воплощается только в фокусе нашего внимания. Кто-то самозабвенно играет в "танчики", кто-то, морща мозги, в придумывание игр. Подобным образом, "неопределённое непосредственное" бытие подчиняется режиму экономии энергии, возникая как дескрипция -- реальность в частном или коллективном ракурсе. «Слышен ли звук падающего дерева в лесу, если рядом никого нет?» В панпсихическом контексте, где даже звук может обладать сознанием, слышен, в полисолипсистском, где мы договариваемся о явлении -- нет. Всё зависит от паттернов мышления. Вопрос как всегда упирается в проблему сознания -- или оно "черная дыра", поглощающая бытие, или само поглощаемо им. Возможно и то и другое, если представить процесс в виде сложного тора типа бутылки Клейна, создающего иллюзию двух независимых субстанций, то есть идею дуальности.
... Иногда раб свободней хозяина. Реальность подчиняется принявшему её. В сущности, "быть или не быть?"--, торг о капитуляции на выгодных условиях. По ту сторону отчаяния "вас ждёт горячий чай, сухая одежда и наше радушие". Но какой уютный плен не сулит нам Бог, как-то грустно от предательства амбиций самому стать богом и кому-то что-то обещать взамен на покорность. В идеале блудный сын должен возвратится к Отцу не голодным оборванцем, а с дарами метафизического приращения. Мне ближе гностический тезис -- бог создал человека, чтобы узнать, то чего сам не знает. Ибо шубу с барского плеча сожрёт моль сомнений. К сожалению, мы все голые короли поверившие кутюрье, шьющего одежды из символов. Тем и живы...
... Граница невроза -- дыра в бессознательном в виде человека. Хотя что на чём... В меру осознанности это может быть и фигура и силуэт.
... Любое обобщение поспешно, кроме метафоры. Перманентная ошибка движет разум в сторону неопределённости.
... Претензии разума на всезначимость снимает спонтанность существования. Что бы мы не полагали всегда будет не так. Поэтому всякая футурология не предсказывает в силу своей предсказуемости. Футурология призвана к сглазу худшего развития событий.
... Творя "музыку в камне", архитектор уже слышит величественный "Реквием" развалин, осознавая власть времени над своими намерениями в пространстве. Воссозданный "Колизей" никому не нужен.
... Историю пишут историки запуганные победителями до прихода очередных победителей, кроящих историю на свой лад. Однако бесстрашие философов не только в знании истинной цены этих пирровых побед, но и пользе исторических тавтологий -- смысл истории куётся молотом абсурда. История -- дуальная драма, в которой заранее расписаны роли во всём архетипическом разнообразии. В сущности, начиная с Каина, история охвачена пламенем одной Великой мировой войны, растянувшейся во времени замысловатой линией фронта. В далёком будущем человечество одержит победу над своими интстинктами, перенеся это сражения в виртуал. И тогда Игра восторжествует над Драмой, как цель эволюции сознания в материи.
... Устав от себя, скептик: "А вдруг мир не дерьмо, а грязевые ванны, несущие здоровье и силу?". Приступ оптимизма обычно длится недолго, потом опять ЧБ. Цветные карандаши в коробке, данной с рождения, остаются даже не отточенными, а книжка-раскраска едва пролистанной.
... Сознание выглядывает из ничто глазами личных экзистенций. Наши Я кроткий момент владения ничейной субстанцией. Личное бессмертие ещё надо заработать как прибавочную стоимость от капитализации вечности.
... Время -- последовательная вечность мгновений. Время -- это актуализированное ничто. Время -- сюжетная длительность бесконечного в конечном. Время -- "горизонт событий" при падении бытия в "черную дыру" сознания. Время -- приключение духа в материи. Время -- метафора вечности. Время -- это вечный сон о пробуждении. Время -- агония сознания в бреде мышления. Время это то, что случается с нами пока мы грезим о вечности. Время -- перманентный дефицит смысла в пространстве абсурда. Время -- это ад "вечного повторения". Время -- это анекдот Бога о человеке с бородой Маркса. Время -- это судьба, грозящая роком. Время -- это "мыльный сериал" богов. Время -- это «Бесконечность и одна ночь», пока повествую, живу. Время -- это шанс бытия вырваться из плена реальности (дескрипции). Время -- это сияние вечности. Время -- это одиссея сознания. Время -- это страсти по бытию. Время -- враг сознания. Время -- власть и торжество иллюзии. И пр.пр.
   Наблюдается инфляция понятийных определений к метафоре. "Наверно, тем искусство и берет, что только уточняет, а не врет, поскольку основной его закон, бесспорно, независимость деталей." Антиномии доступны только метафизической избыточности языка, "как бы гадательно". В сфере апории логика сходит с ума.
   Прагматика в умении договорится. Тупик постмодернистской конвенции, допустим, в идеализации частного, изолированного правотой всякого суждения. "Смысл возможен только в целом" упразднили и всё рассыпалось. Логика смысла у Делёза в комбинации сингуляров абсурда. Метафизику Целого заменили поиском недостающих пазлов произвольной картины мира. Слава богу, постаналитики очнулись к "новой метафизике".
   Я думал, что существую, пока верил Декарту. Теперь я верю только себе. Полисолипсизм выходит. Один человек -- одна единица сознания, одна монада, один пиксель.
   Буддисты как я слышал называют это "имя - форма". Сознание заряжено на удержание смысла, иначе оно окажется тем, что есть -- пустотой. "Имя -- форма" в данном случае емкость для жидкости растворяющей всё.
... Эволюцию идеи к идеологии, мифа к реальности можно проследить на примере странного головного убора -- чалмы. Вначале длинный кусок ткани из прагматических соображений просто наматывался на голову, потом на тюбетейку или феску, чтобы впоследствии отделиться символически от головы, приняв её форму в виде величественного, разукрашенного тюрбана до 30 кг весом, цветом, манерой ношения подчёркивающего социальный статус владельца. Похожая история с гипертрофированными гульфиками на вате в Средние века."В пьесе елизаветинской эпохи «Wily Beguiled», персонаж по имени Уилл Крикет хвастается, что женщины находят его привлекательным, потому что у него «приятное лицо, хорошая борода, миловидное тело и пьянящий гульфик»". Тем не менее, в отличии от чалмы, гульфик самостоятельным предметом не стал, хотя имеет тот же фаллический смысл.
... Хайдеггер считал подлинно новым только Бытие, остальное лишь перебирание онтического хлама, короткий калейдоскопический интерес. Новости устаревают по мере поступления. Твиттер кладбище истёкшей минуты. Всегда не понимал устремлённости в космос, в пределах таблицы Менделеева и базовых законов физики вариантов увидеть что-то аховое не так уж и много. Ну ещё какое нибудь цветастое сочетание газа и пыли в отсвете умирающей звезды. Ах!, а потом опять скука до следующей оптической иллюзии. Поэтому Будда не улыбается, а ухмыляется.
... То есть человек не только больше суммы своих феноменов, но в последнем существе и не человек вовсе. Процесс идентичности в идеале эволюционирует к никто и ничто -- финальному тождеству в абсолюте. Но в монотеистической модели это не работает. Там человек это человек и ничего более. "Человек это проект человека". Экзистентно человеку постоянно приходится подтверждать свой онтологический статус. Человеческое в постоянном становлении. Честно говоря, не знаю, что лучше -- в первом случае человек функция, во втором -- деньщик на побегушках.
... Вопрос о боге, чтобы мы под этим пустым троном не подразумевали, не поддается снятию. Поэтому тварь с топором в руках дрожит то от страха, то от возмущения. Человек это много и мало одновременно. Бог лишенный могущества жаждет сатисфакции. Стать богом на расстоянии вытянутой руки так же трудно как и быть хозяином вселенной. Быть вообще трудно. По мне так любой уровень реальности абсолютен. Величие в овладении онтологической ситуацией, а не сколько под себя подгрёб пространства и времени.
... Каков человек? Ну вот представим хам и подлец вдруг или постепенно стал добрым и отзывчивым. Перемену заметили извне, но события нет в том смысле, что человек просто обрел подлинную идентичность, стал наконец-то самим собой, сбросив шелуху эгоистичных отождествлений. Но здесь с каких позиций рассматривать -- человек изначально плох или добротен. Или он в последней глубине чистое сознание, абсолют, бог лишенный могущества. По Фрейду, дай нам волю, мы вцепимся друг в друга как звери. У Фромма, нам мешают быть ангелами. Вопрос в преодолении природы или возвращение к ней. В разных моделях разная антропология. Если ничего не путаю, Дон Хуан, достаточно посмеявшись над слёзным благоговением Кастанеды перед Христом, сказал серьёзно -- вы, католики,  поклоняетесь человеческой норме. Возможно и так. Но возможно, что мы по умолчанию имитируем норму, умело скрывая клинический диагноз, определяющий всю характерологическую шкалу человеческих типов. Известное "не бойтесь совершенства вам его всё равно не достичь", в сущности, повторение юнгианского тезиса о бесконечности процесса индивидуации на пути к Самости. В этой версии человек -- это процесс, а не субъект. Рефлексия это реактивная объективация, сознание никогда не застает себя на месте, потому что оно в нигде. Когда долго следуешь за горизонт, поневоле придумаешь своё солнце.
... В библейском контексте всё так и выглядит -- человек не более чем человек. Драма в нарушении путей божьих. В "концепциях осознания" даже осознавать некому и нечего. Важно усвоить, что ты (?) был и остаешься в пункте назначения -- в нигде. Последнее доступно единицам, остальная масса дрочит слово "бог".
... Паскаль ошибался, веры "на всякий случай" не бывает. В бога верят не потому что он есть. Тут скорее вера в саму веру, а потом уж в её объект. Честнее остаться агностиком. Реализм тоже не плох, в конце концов признав власть реальности "дающей сдачи", мы бессознательно принимаем условия неумолимого Бога библии. «Он утвердил землю на прочном основании, она не поколеблется вовеки." Пс.104:5. Всё зависит от установки сознания. По мифу вашему будет вам... А тут и до теории Х.Эверетта рукой подать с его косичками заплетенных реальностей.
... "За стеклом" наблюдаем же, действия на грош, а внимания на миллион. В том то и дело, мы не можем стряхнуть созерцательное оцепенение, чем бы не занимались. Вроде как смотрим фильм о себе и сами же снимаем. Высшие медитативные практики как раз направлены на преодоления мышления картинками. Начало-конец, внешнее-внутреннее, абсолютное-относительное, творец-тварь и пр. --- дуальные химеры. Практический разум заложник пространства-времени, поэтому всегда в плену собственного опыта. Сами производим сами и потребляем. Причем так быстро, что не замечаем подмены. Чистое сознание чистая абстракция, оно по определению "вымазано" бытием в себе. При таком крене мышления ситуация патовая. Поэтому для себя я принял, все уровни реальности абсолютны. И никакой пещеры Платона. Мы живём в метафизике процесса. Прямо сейчас.
... Чистый дзен, когда мастер не знает, что он мастер. Величайшее искусство похоже на неумение(Лао-цзы).
... "Интересно, а "современное искусство" еще есть, или его уже отменили). И вправду , есть ли еще кто-то, кто будет читать , к примеру , обширное интервью(беседу) Кабакова с Гройсом , как актуальный текст. Ну не важно. Так вот, это очень интересное явление, вот в каком смысле: получилось так ,что в определенное время, народ озадачился проблемой институциональных границ, он стал полагать их данными, не иначе как проблематизированными, тем самым, не мог отказаться ,как от их проблематизации (забыть границу), так и был не в состоянии дать себе границу, как таковую. Постоянно смещая границу, он дошел, на мой взгляд, до точки исчерпания самого этого движения, и застыл в виде памятного знака, в назидание потомкам, вообще, конечно очень интересное явления, с точки зрения истории." А.Ковалев
     Напрашиваются параллели с "археологией знания" М.Фуко. Явления культуры синхронизированы, порядок вещей рассматривается вне прогресса в импровизированных комбинациях. Эпистема -- квант, создающий социо-культурную материю. Просто закончились слова для описания ситуации, ищутся новые. Вот вы делаете эпистемальную попытку, граница в пределах дискурса. Помните Фукуяму? Словами закрыл историю, а она и не заметила.
    В фильме "Патерсон" примечательно, альбом дарит японец. Синтез и приемственность культур, грядущая эпистема, дающая новое понимание, новый творческий ландшафт. В англо-американской поэзии границы рифмы изжиты, теперь они захлёбываются в свободе верлибра. Реальность больше не рифмуется, иначе лубок. Япония, с танка, хокку и хайку, обитала в этой реальности давно. Просто закончились слова для описания ситуации, ищутся новые. Вот вы делаете эпистемальную попытку, граница в пределах дискурса. Помните Фукуяму? Словами закрыл историю, а она и не заметила. Здесь ведь интересно разобраться с понятием традиции, она и передает и предает, то есть как не старайся при передаче искажение неизбежно. Ошибки копятся до качественного скачка. А не равно А уже в силу самого акта различения. Да, там, в фильме, ещё и девчушка-пэтесса есть. Символ детской непосредственность поэзии. Дети живут в реальности, которую взрослые возвращают с помощью наркотиков(с). Поэзия такой наркотик. Слагать слова в рифму само по себе пафосное занятие. А вот в верлибр возвратился как снижение, прозаизация. Этакий дзен повседневности. Теперь такое стихосложение обманчиво доступно, пиши навскидку о чём видишь, инкрустируя парадоксальностями восприятия, и уже поэт. Но всё не так. Вопрос в тональности прочтения. Ну вот при должной сноровке можно прочесть "Приглашение на казнь" как поэму? Думаю, да.
... Меня всегда вгоняла в тоску мрачность икон. Что они супятся? Неужели так всё плохо?
... Территориальные проблемы стары как мир, но люди всякий раз решают их как нечто уникальное. Одна историческая версия входит в противоречие с другой, правы оказываются выжившие в войне до последнего "автохтона". Политические континенты трутся, кроша аншлюсами. Кажется, если бы земля опустела, и на ней, возрождающейся из пепла, расцвела в изобилии природа, то оставшиеся люди в разных концах мира, нашли бы друг друга, чтобы драться за всё, а не за часть богатства "по месту прописки".
... Скукожившаяся до горошины жизнь имеет шанс стать планетой. Пока мы не математическая точка у нас есть шанс на объём. Мера всех вещей не человек, а его раздутое эго. В идеале, жизнь отпущена для преодоления эгоизма. Исключение -- гении, плоды эгоизма которых становятся достоянием всех.
... Огромная страна платит за имитацию избытка тестостерона стареющего человека. Та же ситуация и в США. Два дряхлых импотента меряются фаллоимитаторами в виде ядерных боеголовок.
... В дуалистической модели неизбежен шиворото-выворотный тяни-толкай. Язык подобен бутылке Клейна, речь, растекаясь по непрерывности, создает подобные условности. То беленькое чернеется, то чёрненькое белеется. Мы говорим-то, чтобы заклясть ужас перед молчанием бытия.
... Мне далеко ходить не надо, жене осталось пару месяцев (онкология), боремся уже не за жизнь, а с болью, казалось бы каждый час должен быть значим, но живём, не считая тревог и беготни по аптекам, обычной жизнью -- вспоминаем прожитое, смеёмся, иногда плачем, тихо без истерики прощаемся. Понимаем, совместный сценарий приблизился к финалу, будет иной, сколько их было и будет. Но этот неповторим. Каждый воскресает и умирает в порции одного дня, и значимое подобно прочитанной книге, закрыл, каждый абзац до запятой не помнишь, а впечатление неизгладимое. Жизнь не колбаса, фаршем смысла её не натолкаешь, по непонятным причинам остается в памяти мелкое и незначительное с точки зрения текущего момента. "Альбом впечатлений" заполняет чья та незримая рука. Возможно, пройдя весь кармический путь, мы совершенные делаем несовершенные поправки для драматической интриги в этой сансарической игре.
... "Позавчера рано утром в Москве наблюдал стаю дроздов. Они так эмоциональны, такие страсти кипят...Больше чем уверен в наличии у них Я. И это Я прям переливается цветами эмоций: от любопытства, к агрессии, к жалости и т.д. Но у них есть важное отличие: не могу увидеть себя со стороны. А мы можем. Сами себе второе дно."
    Второе? Да там без-дна. Рефлексирующий как бы не живёт, а снимает фильм о себе. Помните, анекдот как повышалась цена за подсматривание подсматривающего за подсматривающим подсматривающего половой акт. Причём стартовая цена участия в совокуплении была самой низкой. Что дрозды, большая часть человечества, тупо совокупляясь с реальностью, не способна понять насколько это забавно со стороны. Кстати, порнография как раз и есть гиперреальность, выходящая за пределы человеческого воображения. Рыская по категориям, нас уже мало что возбуждает. Совершив герменевтический круг по костюмированным оргиям профессионалов, многие теперь тихо млеют от "домашнего секса" -- пыхтящих обывателей с пивными животиками на замызганых простынях. Так и с постмодерном, пресытившемся метафизикой до имманентной отрыжки. Аналитика упёрлась в бесплодную анальность.
... По причине скрытых мотивов наших желаний "свобода воли" осуществляется в предписанном сценарии, не исключающем актёрской импровизации. Гамлета можно сыграть гениально или так себе, но из драмы не выпасть. Каждый играет себя, играя других. Декорации и массовка для достоверности происходящего. Лабиринт поведенческих паттернов замысловат, но обусловлен встречей с Минотавром. Когда страшно, то не скучно. Избыточная тревожность, подстёгивает нас к ритуальному однообразию действий, запрограммированных культурой. Кажется в крайнем проявлении это называется обсессивно-компульсивным расстройством.
... История в целом наслоение иллюзий и мистификаций. Или перевирая Маркса -- пародий на фарс. Человечество погружено в комплиментарный миф о самом себе. Очаги подлинности чрезвычайно редки, но именно вокруг них сгущается надежда.
... На нить Ариадны с Тесейем в качестве наживки Минотавров и ловят. Кто? А хозяин скрытых мотивов. Докопавшийся до сути мотивов, имеет власть над желанием.
Помню карикатуру из чешского журнала, некто, устав блуждать, взобрался на стену и увидел бесконечность лабиринта. Выхода нет? Есть, выход в себе. Портал -- осознание себя метафорой в метаметафоре. Ничто такая же выдумка как и бытие. Остальное между.
... Селфи создает иллюзию многократного погружения в реку. Принципиальное нежелание посвященных, вроде Кастанеды и Пелевина, фотографироваться, говорит, что каждый кадр отложенная встреча с вечностью, а по сути, надгробное фото в бесчисленных вариациях. Так обыватель "размазывает" себя тонким слоем сейчас по тарелке неповторимости. Мой пост на ваш пост, Теймур, мало чем отличается от селфи. Все балуются ножичком на Древе жизни -- "здесь был Йа".
...«Человек есть политическое животное». В автократиях политический кумир по аналогии с тотемным животным -- тотемный человек. Стадо "больных животных" на цепи морали вкладывает свои потаённые мечты в выбор Сверх-зверя, свободного от любых ограничений. Не я, так пусть он покуражится, -- отсюда тайна долготерпения народов с "особым цивилизационным выбором". Раб и господин сообщающиеся сосуды.
Леди Анна: Зверь, самый лютый, жалости не чужд.
Глостер: Я, леди, чужд. Так, значит, я не зверь.
«Король Ричард III»
Хуже, гораздо хуже.
... Мышление -- искры от трения сознания о наждак времени. Или так -- чёрная дыра сознания поглощает бытие, создавая на "горизонте событий" иллюзию времени. Моделей может быть сколько угодно, ясно одно -- герои фильма, узнают что такое кино, только сойдя с экрана.
... История выдает гениев с избытком, чтобы было из чего выбирать. Из тысячи икринок горбуши, идущей на нерест в смертельной схватке с течением, дают потомство две-три, остальное на корм зверью. Такая вот статистика "выживания вида".
... Кажется М.М. говорил, мысль нельзя отложить, додумать потом. В онтологии Гегеля, где мышление и бытие совпадают, известное противоречие бесконечности мышления и конечности истории объективации духа. Мысль можно прервать, но не закончить. Дискретность мышления в экстреме к конкретному. Философская мысль, о чем бы она не была, всегда о "неопределённом непосредственном" -- о уворачивающемся от определений Бытии.
... Речёвки из языка, синонима бессознательного. В метафоре -- нить из клубка абсурда для иглы смысла.
... Клипо-сериальное мышление работает в набирающем скорость новостном режиме. Взявшиеся вдохновенно обслуживать его по причине конвейерности процесса, естественно, выдыхаются. Следствие хуже причины, копия хуже оригинала, сиквел исчерпывает себя. Трудно держать интригу, если к ней привыкают -- короче, ад вечного повторения во всей красе. Здесь природа желания, требующего невозможного. Новое умирает в момент подачи. На примере порнокультуры это легко проследить. "Сербский фильм" о том, как "основной инстинкт" выходит в зачеловечье. Теперь Дудь удивит только репортажем собственного самоубийства каким-то оригинальным способом.
... Главное, не что говоришь, а как. Допустим, туманная философия Хайдеггера, местами переходящая в шаманское камлание, во многом имела суггестивный эффект. Мышление так или иначе сдобрено переживанием. История философии это не преемственность, а недопонимание. Кант толком не вчитался в Юма и создал величественную онтологию. Обычно, вскрывающий огромное месторождение мысли сам себя не до конца понимает. Так было с Гегелем. Витгенштейн в требовании ясности запутался окончательно, дав жизнь пышному древу аналитической философии в кадушке "научного мышления". Никогда не читавший Аристотеля, он атомизировал его до факта в предмете собственного мышления.
... Власти над бессознательным мы не имеем, но у нас есть возможность отслеживать его проявления и облекать в приемлемые формы осознания. Допустим, в христианстве призыв ко всеобщей любви, вначале предполагает подражание любви христовой, а потом и вхождение в поле любви. Похожим образом на Востоке утверждают, медитации невозможно обучить, ученик долгое время сидит рядом с адептом, настраивая сознание на нужный лад.
... Передел восприятия, когда нечего воспринимать кроме факта восприятия. Чистое сознание называется. Чистое от "грязи" бытия. Аналогии с "черной дырой" самые показательные.
... Виртуализация довершила дело. Реальность стала имитационной, политика гибридной. Заигрались, не понимая, что игра это серьёзно. В азарте всегда элемент драмы, когда есть что ставить на кон. В данном случае на кону подлинность.
... Психоналитик сам проходит магическую процедуру посвящения в непостижимость бессознательного через кушеточную терапию. Его дело объяснять, а не понимать. Сон невозможно пересказать. В этом универсализм "первобытного" фрейдизма. Рационализация тоже мифология. Ну вот, говорят, человек то-то и то-то. Да хоть гриб, мы так устроены, что в любой бессмыслице ищем смысл, в нагромождении линий готовы видеть узор. Всё непонятное, мы автоматически подгоняем под освоенные опытом образцы. Мир не есть, он возникает в поле нашего сознания. "Снарк это Буджум". В том то и дело, что прийти к подлинности можно только через опыт симуляции. Интерпретируя на тему "как оно есть на самом деле", мы постоянно заняты делом, "работой жизни" по выражению М.М. Мышление это методическое сомнение, утверждающее онтологический статус мыслящего. Мир "падает" в черную дыру моего сознания потоком мышления. Сознание вне мира.  Только мышление создает иллюзию присутствия в мире. Но не есть ли мир чистое присутствие? То есть, по Канту, сознание само конструирует феноменальный мир. Останови "обезьяну ума" и мир исчезнет.
... Мало кому из женщин удается красиво стареть, на это требуется известная аристократичность натуры. Дело не в морщинах, не "треугольнике смерти", не обвисших локотках, вялости бюста, нет, здесь нечто другое -- ясность взгляда, артикулированная речь, тонкий, слегка скептичный интеллект, посадка головы, хореографическая осанка, неторопливость жеста, выдающая свободного человека,  спокойное выражения лица, компенсирующее бессилие макияжа, чувство вкуса и такта, отсутствие предрассудков "жизненного опыта". И самое главное -- женственность, сопротивляющаяся неизбежной маскулинизации. Если всё это есть, Маяковский вечно будет жив мадам Брик, Мережковский Гиппиус, Мадильяни Ахматовой. Таких любят. И помнят. Старость должна стать сказочной метафорой молодости. Обаяние ума, таланта, жажды жизни не каждому дано. Развалины Колизея величественней Колизея, залитого кровью гладиаторов.
... Посты не литература, а короткие очереди в сторону нереализованности. Холостыми.Читают графоманов, читатели тоже графоманы в душе. А вообще, наскрести по сусекам посты, связать смысловыми мостиками да издать пухлым томиком это идея. "Постоянство обрывочного" или "Постные мысли" там или как то иначе. На фоне нарастающей мозаичности сознания за этим жанром будущее. Ну были же когда-то популярны "Опавшие листья" В.Розанова или "Окаянные дни" И.Бунина, почему сейчас не пройдёт.
... Дон Хуан учил Кастанеду, чтобы нажить "ложное осознание" и подсунуть его Орлу, совершать какой нибудь бессмысленный ритуал, ну например, сдувать пыль с места на место, прыгать под придуманное слово на одной ноге и прочее. Управляемая глупость. Похожие советы давал и Гурджиев. Паттерн не попадать в паттерны.
... Когда реальность становится потоком символов, знай -- Бог начал говорить с тобой. Обычно, психиатры это относят к паранойе. Плюнь им в психоаналитическую морду.
... По мысли Канта, с нами природа поступила как мачеха, потому что, дав нам моральное сознание, она одновременно лишила нас возможности иметь его познанным и доказанным. (М Мамардашвили)
    Мораль тем и ценна, что не требует доказательств. Если бы каждый добрый поступок был тут же вознаграждён, то цена ему 30 серебрянников. Честный человек уповает на высшую справедливость из милосердия. Анонимность Бога залог достоверности мира.
... Истинный горизонт открывается за горизонтом морковки, да и то...В непрерывности континуума иллюзия конечности не даёт сойти с ума. Путешествие в бутылке Клейна продолжается.
... Спасётся ли человечество, если некто принесёт себя в жертву тайно, не на миру? Вопрос вопросов... В сущности, буддизм и есть Третий Завет заключённый не Логосом-словом, а Великой Немотой Невыразимого. Христианство окольным путём подошло к этой метафизической черте апофатическим богословием.
... Что есть добрый поступок? Уходя из дому, не оставлять опасную бритву на виду у играющих детей, равно как не оставлять Адама в Эдеме наедине со змием. А то -- вышел покурить, вернулся, а там непоправимое. Человек призван искупить ошибки Бога, взяв на себя вину. А кто возьмет ответственность за то, что Адам взял на себя вину? Может Бог одумается, больше некому, последняя инстанция. Не знаю, как можно было сделать Адама виноватым. Всегда возмущался этой историей. Это как если бы за конфету педофил соблазнил моего сына, а я вместо того, чтобы искать подонка, взял, да наказал ребёнка. Да и вообще, что там в Эдеме змий делал, он же вроде как пал с Небес "без права переписки". Впрочем, никого из верующих эти нестыковки не интересуют, долдонят своё. Странный Бог -- то парцуфы у него разобьются некстати, то плод не тот съедят создания, и эти сплошные неудачи с ремейками. "И эти люди запрещают мне ковыряться в носу?"
... Хочешь притязать -- дерзай. Сделай так, чтобы занятое тобой пространство, стало территорией свободы для других. Стань богом на расстоянии втянутой руки, лишь потом претендуй на большее. Наш мир -- инкубатор демиургов, чей принцип -- сотворив мир, не забудь оставить выход всякому, кто задыхается в нём от несвободы. Жемчужина образуется от нагноения, ей тесно в раковине. Но и раковина не ради жемчужины, а сама по себе. "Мир не имеет по поводу нас никаких намерений" Л.В. Но мы то имеем. Поэтому -- граница языка есть граница нашего сознания. Беспокойный разум и язык без костей в компании с традицией видеть вещи определённым образом сварганили этот тесный мирок. Соты в пчелиной рамке имеют общие стенки и один мёд на всех, а шестиугольную форму они приобрели от тесноты. Надеюсь, что с человеком не так. У него есть альтернатива стать пчеловодом.
    У свободы есть антропный барьер. Только за границей природной уязвимости начинается свобода когнитивная, та которая по бердяевскому выражению упирается в ничто, то есть в бесконечность. Я всего лишь рекомендую начать с малого -- с себя, как человеческого существа, социальной единицы, а потом уж как носителя сознания. Кстати, идея трансгуманизма ставит своей конечной целью освободиться от оков пространства и времени.
... Поэзия должна быть глуповата(с). Но поэт отнюдь не дурак, его незнание сродни сократовскому кокетству. Всё-то он знает, но не умом, а в метафорическом дискурсе недосказанности. Д.Селинджер, как известно, став просветлённым, потерял интерес к художественному творчеству. В избыточной глубине теряется онтологическая интрига. Тот, кто шагнул в зачеловечье уже не интересен. Надо уметь остановится на тонкой мамлеево-пелевинской грани, чтобы выманить читателя в светлое никуда. Думаю, по этой же причине ставят "Гамлета" с его мелкой придворной вознёй и не отваживаются поставить "Приглашение на казнь" и толком не экранизируют "Замок".
... Ничто как раз не отсутствие чего-либо где-либо, а абсурдное наличии всего в калейдоскопическом многообразии. Поэтому шунья есть взаимная аннигиляция сансары и нирваны в одной иллюзии.
    "В этом главном философском и метафизическом вопросе "определение "ничто" "аннигилирующе" вбирает в себя значения "ничто" (nothing) и "ничтойности" (nothingness), разрабатываемых в модернистской и метамодернистской западной философии (М. Хайдеггер, Ж-П. Сартр, А. Бадью), четыре определения "ничто", данные М. Экхартом и, отчасти, понятие "ничтойность" в корреляции с понятием "шуньяты" в креативных трансляциях японских философов киотской школы (К. Нисида, Х. Танабе, К. Ниситани)."
    Развёрнутый ответ. Понятно, что за каждым определением свой дискурс. Шуньята ближе к небытию, чем к ничто. В восточном изводе ничто просто иной, незримый план бытия. Ну, вроде как холст или грунтовка на картине. Кстати, поэтому так поверхностно воспринимается христианство с его творением еx nihilo. Всегда что-то есть. Уконическое ничто, как не крути всё же материал, который по определению Аверроэса совечен Творцу. Короче -- да святится имя твоё Художник и твоя палитра!
... Небытие с его бесконечностью потенций всё же похоже на "беременную Пустоту". Сансара устремлена к нирване, нирвана ищет определённости в сансаре. Челночное взаимоисключение и есть шунья. Проще, абсурд источник смыслов. Бессмысленность вечного повторения снимается в сингулярности осознания. Мантры и молитвы в абсурдной тавтологии предвосхищают безмолвие. Достигшие пика осознанности уже не занимаются этой чепухой. Деревом трут о дерево, чтобы возник огонь. Поиск универсальных концептов, даже таких парадоксальных как буддизм, попытка найти сосуд для жидкости растворяющей всё. Такой сосуд есть. Бутылка Клейна сама себе содержание. Метафора обитает в метафоре. Мир есть то, чем он не является. Всё указывает на всё.
... Рано или поздно замечаешь несовершенство декораций и плоскость навязанной роли. И глубины хочется, и утонуть страшно...
... "Тело без органов" это общая для всех поверхность рефлекторной тактильности в наиболее чувствительных местах воспринимаемая как акт сознания, позже выраженная Делёзом в идее ризомы.
... Нельзя предлагать философию как таблетки от головной боли, особенно тем у кого головы нет.
... Традиционалистская система представлений и её модернизированные версии подразумевают онтологическую иерархию с соответствующей экзистенциальной установкой. Задача не растворится в мире и попытаться протащить сознание (душу), легально или контрабандой, в иное измерение бытия. Думаю, это связано с многообразием мерностей пространства и парадоксами времени. То что в одном мире было моральной драмой, в ином просто правила игры. Ещё раз настаиваю -- бытие в целом эволюционирует от драмы к игре. Боги играют в ограничения -- родился уродом, попал на деньги, болит зуб или душа, теряешь близких, предал друг --- а вот попробуй еще так. Игра в правила игры. К философии это не имеет отношения, поскольку философ с рождения озадачен присутствием в мире, который тоже под сомнением. Из этой неудобной позиции он выдумывает модели благоприятные для истины. То есть выполняет миссию лишенного могущества бога. В структуре мира означенной выше, философия похожа на проектный отдел для конструирования возможных миров. Условие одно, тебе на собственной шкуре придётся испытать прелести собственных фантазий. Слышал, Бог может создать мир ради одного человека. По Каббале как раз так -- мы, люди, это коллективный Адам, призванный исправить творческие неудачи Бога.
... Философия мысль, как и всякий социальный процесс, подвержена моде, особенно французская. Карден и Делёз кроили одними ножницами. Экзистенциализм Мерло-Понти ныне популярен в студенческой среде, так периодически, ради прикола, входят в моду платья из бабушкиного сундука. Вот есть специалисты по тому или иному философу, копающиеся в перинах на которых тот спал, и таки находят, что ему и не снилось. А потом, изображая глубокомыслие, затевают дискурс для любителей философских сплетен. Такова судьба "наследия" В.В.Бибихина, на котором паразитируют эксцентричные эпигоны и музейные хранители в войлочных тапочках. Бибихин своеобразен, витиеват правда, но читаю с удовольствием. Дело в том, что восторженные неофиты сделали из него нечто большее тех, кого он переводил. Есть масса вторичных и очень оригинальных мыслителей. Они роются в отвалах истории человеческой мысли и кое-что находят.
... Видимо, гениальность видовая мутация, бессознательно регулируемая социумом. Гений мощный катализатор, но эволюция не должна выходить за пределы заданного алгоритма и скорости, поэтому их вторжение в процесс дозировано. Всё должно быть трудно, чтобы мы не заскучали. Такое впечатление, что кто-то подбрасывает дровишки в огонь наших страстей, а гении этому мешают, привнося в драматургию истории слишком много игры. Знай мы всю правду, обхохоталися. Гении интуитивно об этом догадываются, отсюда их снисходительная уверенность, раскованность ломающая устои. Я так думаю...
... Вот поэтому социология не ведает субъекта. Для неё существует только идивид -- воронка социальных отправлений, гадательная клякса Роршаха для спецслужб и фискальных органов. Ситуация на самом деле патовая -- мыльный пузырь мнит себя то мылом, то воздухом.
... Как-то читал в "Знании - сила" о том, что математика способна, кроме нашей физической, описать и гипотетические реальности. Трансцендентный резерв как раз и является загадкой. Ну вроде как слово есть, а жопы нет. И ещё, считаю, формулы предельно сжатыми, омертвевшими метафорами. Формализация описание глубинных структур в динамике. Квантовые парадоксы разум воспринимает только на языке формул, поскольку сам является результатом квантования. Герои фильма не могут оценить качество плёнки. Блин... вот сюжетец, покруче "Матрицы" будет.
... Гегель, как известно, выстроил свой панлогизм на добытийном характере логики. Математика как наиболее ужатая форма должна в таком случае обладать тем же универсализмом. Описывая реальности, она является функциональным средоточием "неопределённого непосредственного" бытия. В пантеистической модели это справедливо, в монотеизме (монизме) -- нет. Тварное бытие требует тварных описательных систем. Высший разум вне описательных характеристик. Часы идут, но ключик у часовщика, слуги Хозяина времени. Такие системы построены на внеположенности Начала. Гностиков истребили не только физически, но и ментально. Они не могли взять в толк, что знание не абсолютно. Формальные языки лишь средство познания, когда знать в принципе нечего, кроме факта существования. Да и то...
... Даже один фанатичный последователь знак признания свыше. Это лучше чем миллион вяло реагирующих на ваши потуги. Цивилизация гениев умерла бы от скуки посредственности. А так, толика способностей даёт нам соперничать друг с другом, если не талантом, то мерой самобытности. Инет предоставил такую возможность всем, кто более менее освоил грамматику. Из калидора забвения многие попали в коридор публичности, ведущего на корриду мелкого тщеславия.
    Так искать ли того единственного? Я бы не стал знакомится, пока сам не объявится. Этикет скромности или хитрость тщеславия, не знаю, но что-то претит искать своего обожателя. Иисус Христос, помнится, тоже лукавил, когда просил исцелённого и толпу очевидцев не распространятся о чуде. Молва молниеносно шла не только о чудотворце, но и о его скромности. "И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им" (Мф. 8:4) В наше время это называется пиар. А проще -- понты.
... В мире, сплетённом из коллективной воли и частных представлений, каждый имеет право заявить:"Люди, это я вас всех создал!".
... Да, но отрефлексированное в данном тексте тоже результат опыта. Опыт уже тем хорош, что учит себя накапливать и в критической точке заканчивается катарсисом -- выходом на уровень внеопытного постижения. Как огонь возникает от однообразного трения, так и цель вечного возвращения "вечное невозвращение"(привет Пелевину). "Пилите, Шура, пилите, они золотые". А вдруг...По Шуриной вере, такскать. В конце концов "блюдечко с золотой каёмочкой" он получил, но дурно воспользовался. Алхимия существования даёт метахимические результаты. Мы здесь, чтобы выйти из природного опыта в опыт над природой. Безусловно, идея "невозврата" уже присутствует в нас при рождении. Шелест от разворачивания свёртка из пожелтевших газет не менее таинственен, чем его содержимое. Вот и Хай считал непреходящей новостью само Бытие, а не поток "пронизывающей повседневности" Сущего, падающего в ничто. А что если "безграничность-безначальность-бесконечность" это дырка-без-бублика. Как тут недавно мне умно возразили -- мыльный пузырь это два слова. Я согласился, но дополнил --- ...похожие на мыльный пузырь. И выходит, как не прячь слова за слова, каких хитрых схем не рисуй, всё же не выходишь из герменевтического круга взаимоуказаний. Язык нам дан, чтобы молча наклеивать марки на письма Богу. На деревню дедушке, короче. Шоб Чехов нас разжалобил до слезы выдавленной из раба.
   "... и от Него мы тоже клеим марки...". От его имени? Якобы его языком? Ну так это сплошь и рядом. Проповедники только этим и заняты. В идеале, божественное переводится на человеческое только на языке молчания. Тот, кто долго и неистово молился в конце концов замолкает перед Неизреченным. Зов Бога требует слуха, а не голоса. Марки это священные тексты. Бог нам дан в узком просвете ощущений. Догма предписывает порядок общения с Запредельным, чтобы не сойти с ума и не ослепнуть от Истины. Как оказалось, эпистема человеческого вмещает только Сына. Все эти шуньяты с нирванами игра с непредставимыми понятиями. Человек ищет тепла за пазухой Бога, а не безграничной свободы. Я как-то говорил -- скрытая цель истории сделать вселенную уютной материнской утробой.
... Трансгендерного Адама пучит от запретных плодов. Трансформация к нечеловеческому слишком нечеловеческому. Сначала органопластика, потом ИИ-конвергенция, преодоление пространства-времени и вторжение в святая святых -- диспетчерскую Трансцендентального субъекта, смахивающего на Д. Линча с бутылкой пива в руке. "А, вот ты где! Мы-то тебя искали". Он с приятной картавинкой:"А уж я вас заждался. Ну шо, думали вам тут нирвана с шуньятой, лицезрение Абсолюта, а у меня тут всё простенько, как видите. Отдохнёте, водки попьёте, баб потискаете, ребята, ну а потом как обычно в гримёрку забвения и на съемки, ещё пару махакальп меня поищите, страсть как люблю этот сериал, со счёту сбился какой сезон смотрю". Мой экспромт о перспективах постгуманистиченского мира оказаться в аду "матрёшечной" реальности. Без метафизической дельты это неизбежно. Каждая последующая реальность оказывается хуже той, в которой она возникла. К примеру, широко обсуждаемая тема компьютерной симуляции как раз упирается в похожую проблему. Бог бога не бог, а прапорщик, с бодуна тужащийся в туалете над сакраментальной дырой. Должно быть место абсолютной тайны, некой слепой зоны недоступной даже идеальному наблюдателю. А иначе зачем...
... Вот долдонят всякие вассерманы: У-краина -- у края. Ну и что из этого следует? Можно ведь интерпретировать, что окраина континентальная, а не имперская. Есть страны имеющие топонимические названия -- Норвегия, Ирландия, Нидерланды. Все страны осколки той или иной общности, обретшие суверенитет. РФ в данном случае большой фрагмент бывшей Российской империи. Даже Вануату мнит себя пупом земли, что уж говорить о других. Вначале возник миф Франции, потом французы. С "Тульской украиной" этого не случилось, а вот Украина обрела самосознание. Ценой мордовских лагерей и голодоморов украинцы заслужили шанс на национальное мифотворчество. Не надо было делать казачество цепной собакой, теперь кусается. Историю не обманешь. И злобиться ни к чему по безвозвратно утраченному. Разваливается очередная империя только и того.
... Пресловутая свобода воли позволяет вступать в отношения с подлецом, но есть красная линия, за которой ты сам незаметно становишься подлецом. Кажется, что отношения это не отстаивание правоты, а возня на грани компромисса. Мир средоточие зыбкого свечения, торжество полутонов, бесконечности оттенков серого. Как бы ты не поступил -- однозначно неправ. Яхве неумолим. Мудрость одесского Привоза:" Шо цэ у вас сметана или творог?". Ответ: "Та шось такэ...". Оцэ й маемо...
... Согласен, красота -- момент истины. Но истина не требует слов, а благоговенного молчания. Не только изречённая мысль, но подуманная есть ложь. Не говори, а показывай -- принцип любви. Секс смазка отношений, но не их развязка ( в последнем "Один" Д.Быкова)
... Не только изречённая, но и подуманная мысль есть ложь. Приличный человек всегда врёт, хам тот, кто не стесняется правды. Мы живём в тайне, выбалтывая секреты. Истина завеса неизвестного.
... Только анестезирующее забвение позволяет нам бодро дотянуть до вечера. Начувствоваться и умереть, вот скрытый мотив жизни. Судьба это постоянная угроза рока.
... «Там, где кончается терпение, начинается выносливость» Конфуций
А что начинается там, где кончается выносливость? Вопрос из разряда -- что бывает севернее Северного полюса? Разумеется, Юг. Всё в пределах диалектики, критическая масса абсурда взрывается смыслом. Мы обитаем в Великом Коане, как существа продуцирующие парадокс. Не смог преодолеть абсурд -- получи от реальности палкой двусмысленности. Такое впечатление, что у нас хотят выведать не то, чего мы не знаем или знаем, а признание, что мы вообще ничего не знаем. "Не знаю" ключ к окончательной свободе. Открытости завершенного ищет по умолчанию философ. Понять бессилие объяснений -- не знаю, но говорю как знающий, следуя метафизической избыточности языка. В своё время Витгенштейн такой мелочи не понял. Что мы понимаем под «открытостью завершенного»? Свёрнутые потенции. Тайну в лучах секретов, осеняющих настойчивых. Не "последних оснований" ищет философ, а условия их возникновения. А если они безусловны? Всякая онтология условна. Абсолютизация уловка разума. Можно делать вид, что мыслишь в последних категориях, но про себя понимать "как если бы". Этот смысловой люфт и есть зазор в царство свободы. Тут как с дырой в нужнике у Пелевина, она и есть самое чистое место в загаженном (мыслью?))) пространстве.
... Пугает чаще не громкий, а странный звук. Проснёшься бывало и замрёшь от таинственного звука под одеялом посреди своего богатырского храпа. И лишь принюхавшись, с лёгким сердцем продолжаешь спать дальше. Сон разума пахнет чудовищно.
... "На словах бывает вообще все. Самое ужасное, что наевшийся пустых слов человек начинает верить, будто постиг что-то важное. А ему просто добавили мусора в голову. Истинное постижение, господин Федор, это когда мусор из головы убирают. Если вы когда-нибудь увидите подлинную природу феноменов, вы убедитесь, что о них не то что спорить, даже думать никакой возможности нет. Спорить можно только о символах веры. И еще о картинках в фейсбуке. У вас ведь есть фейсбук?"
Виктор Пелевин "Тайные виды на гору Фудзи"
   Пелевин ринпоче, конечно, но и без него ясно, что дело тёмное. Мы сойдём с ума, если увидим абсурдную с позиции человеческого природу феноменов. Смотреть на вещи глазами ничто удел единиц. Остальные заняты языковой имитацией дела -- болтовнёй.
   "И ясно, почему все последующее развитие индийской цивилизации (да и самого буддизма) словно ставило одну единственную цель – как можно дальше увести от того, что черным по белому написано в сутрах. Окончательно раздачу пряников удалось прекратить только через тысячу лет после смерти Будды, когда утвердился взгляд, что джаны доступны одному из миллиона…" Виктор Пелевин "Тайные виды на гору Фудзи".
   Всякое значимое религиозное учение вырождается в фетишизм, опредмечивание начальных идей. Все эти ладанки, колокольчики, песнопения, ступы, маски, статуэтки, иконки, ароматические палочки, жертвенные подношения, служители в пышных воскрылиях -- уступка перманентному язычеству. Посмотрите, атрибутика и литургия Ваджраяны теперь мало чем отличается от православной. Только и того, что вместо Иисуса Христа в ризах, Будда. На трансцендентальный Олимп попадают единицы, остальные массовка в картонных декорациях.
... Процесс этно-культурной конвергенции эволюционно обусловлен. Грядёт империя землян, которым возможно предстоит отстаивать независимость от инопланетного вторжения и как ответная реакция -- самим совершить экспансию по освоению ближнего, а потом и дальнего космоса. Увы, анально-территориальный комплекс не преодолевается размерами песочницы. Избыток ведёрок и лопаток всё равно станет причиной раздора строителей замков из песка. Вырвись человечество в космос, и там найдёт с кем воевать за булыжники на остывших планетах. Дух освоения открытых пространств всегда будет попахивать мочой и калом. Наша познавательная активность похожего свойства. Знание черпает себя из опережающего понимания истины, из некоего недостижимого Целого. Как вы думаете, за что будут сражаться роботы, когда нас не станет? С тем же остервенением за таблицу Менделеева, орошая космос отходами севших аккумуляторов, или как они там будут называться.
...  Три образца классической глупости, у которой масса школ и верных последователей. Всё происходит вовремя. Значимое произведение обрывается на пике интриги. Абсурдность конца в недосказанности смысла, отсылающего к проблеме существования.
... В лирическом раже поэта подстерегает случайная рифма, наобум ищется подходящее слово мало соответствующее замыслу. Но иногда абсурдное выражение рождает поток ярких аллюзий.
... Человек в силу ограниченности поставлен в ситуацию познания. Если бы некто родился в замкнутом пространстве, у него естественно возникли бы вопросы, а затем мифология запредельного. Глухослепонемые не знают о своей неполноценности. На языке тактильности можно познать всё величие мироздания. Возможно, мы в такой же ситуации по отношению к более осведомленным существам. Скажу больше, даже в опыте сенсорной депривации возникает тема познания - почему так всё легко? "Существовать значит быть воспринятым", -- утверждал Беркли, я бы добавил -- собой прежде всего.  Сознание вне определений. Философия в отличии от других областей познания, "частных наук" по Гуссерлю, смотрит из трансцендентальных глубин сознания. Проще -- из ничто. Все остальные пытаются укусить собственные зубы с помощью вставной челюсти метода. В том числе и психология.
... Теоретическая часть многих естественных наук находится в области неопределённости. Рискну обобщить -- любой вид познания квантируется. То есть имеет слепую зону, где научное (оно же мифологическое) сознание бессильно. Допустим, суперструны не более чем аллегория. Мы живём в соотношении метафор, будучи сами метафорой. Более того, мир является метафорой, того чем он не является. Мир есть указание.
... Герои фильма могут догадываться, что это кино только согласно сюжету. Идеальный сценарий, когда Гамлет обнаруживает в себе Смоктуновского, а тот Шекспира. Но тогда теряется непосредственность, реализуемая в заданности, ограниченности возможностей. В игру без правил играют только боги. Думаю, об этом : “Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное” (Матф.18:3) Если не принимаешь Евангелие как карту сознания, тогда это просто литература, игра воображения тщеславных сочинителей. Любой догадавшийся имеет шанс выйти из сюжета. Все мы дети гримёрки, заблудившиеся в декорациях. Кошмаром будет обнаружить театры в театрах. Хотя не меньший кошмар очнутся в "базовой реальности" под толщей наслоений грима.
... Неклесса говорит об эпической смерти, жертвы из протеста против навязывающих миропорядок. Вот в Архангельске подросток взорвал себя в здании ФСБ из анархо-синдикалистских соображений. Думаю, что идеология была всего лишь поводом для самоубийства от нереализованности. Камю вообще считал главной проблемой философии проблему самоубийства. Есть жертвенность бравого солдата, а есть жертва во имя запредельного смысла. Воины ИГИЛа умирали не сколько за идею Халифата, сколько против обезбоженного мира. Но вопрос ведь не за что умирать, а во имя чего жить. Культ смерти присущ деградирующим цивилизациям. "Мы как мученики в рай, а они сдохнут", -- вопль затравленного животного. Мне кажется это объективная тенденция, может даже и генетическая. В патовой ситуации решение за пределами доски. Поле смысла сокращается, подталкивая к реализации через абсурд. События в Керчи, все эти колумбайны, как массовый выброс китов на сушу. Человек уже несоразмерен миру. Ситуация как с кризисом морали при Ницше. Прежние ценности девальвируют. Человек разрывается между стремительно усложняющимся миром прогресса и миром архаики. Это последние конвульсии перед неизбежной глобализацией. Человек сопротивляется постчеловеку.
..."Курс венесуэльского боливара на черном рынке составляет 23,5 миллиона боливар за доллар. За два месяца он рухнул еще в 4 раза."
Боливарианский социализм агонизирует по всей Латинской Америке. Правый авторитаризм трамповского толка набирает силу. Внимательно наблюдаем тенденцию в Бразилии. Левый спектр сойдёт на нет и в Европе. Отныне мир станет похож на клетку с альфа-самцами разного калибра и масти, дерущихся за гарем и гнилые бананы. Попкорн будет в дефиците по причине тотальной нехватки пищи. Последние конвульсии традиционализма перед окончательной победой техноглобализма с его унификацией этно-культупных маркеров до моды на новые тела и ментальность. Личный гардероб будет состоять из личностей по сезону и ситуации. Все будут красивыми и молодыми как в раю, купленному ценой ада."Ни эллина, ни иудея" только земляне, подключённые к ИИ. Мёртвое таки скрестят с живым до неразличимости. А пока... Пока человек яростно сопротивляется постчеловеку. То есть естественному ходу эволюции, маскирующейся под прогресс.
... Да нет, системщики как раз не в моде. Кризис философии в том, что все возможные онтологии исчерпаны. Тянитолкай агентов пантеизма и монотеизма, под маской секулярности уже всем надоел. Накидывать на реальность очередную сетку понятий, когда сама реальность под вопросом, не имеет смысла. Ну разве что в качестве умственных упражнений, игры в бисер. Всё упирается в проблему сознания, которая, мать бы её, как не крути, сворачивается в тугую пружину рекурсии. Герменевтический уроборос, стремящийся сожрать собственные зубы, никак не хочет замечать образованную его потугами зияюще-сияющую дыру, недоступную разуму. Постмодерн надломился под тяжестью двумерного имманентизма. Теперь новая метафизика как раз на этом парадоксе и должна поработать. Мы обитаем в Великом коане, требующем алогичных вопросов, имитирующих ответ. Философией всё больше востребована живая вода метафоры, оживляющая величественные мумии категорий. Конечно, моё изложение тянет на метаязык, в сущности, на него не претендуя. Понимаете, серьезная философия должна быть немного несерьёзной. Обнаружив себя, всего-то!, особым жанром литературы, философия должна этим гордиться. Пора признать, Логос оказался карнавальной маской Мифоса. Формальные языки, инструментарий разума, имитирующие упорядоченность мифологии. Силясь проснуться в некой "базовой реальности", мы лишь усиливаем сон о пробуждении. Пора признать равенство всех реальностей и просто стать путешественниками, номадами духа. Создатели же всеобъясняющих систем похожи на келейных затворников, молящихся собственной выдумке.
... Громкие имена ничего не добавят, ребята. Тема гиблая по причине рекурсии. Будем снова толочь воду в ступе в надежде сделать её дейтерием. Объяснений на птичьем языке с избытком, с пониманием плохо. Невозможно субъектное во всей полноте вынести в качестве предмета мышления. Мы всякий раз сталкиваемся с описанием, а не с реальностью. Сознание за пределами всякой метафизики, оно апофатично к самое себе. Можно было бы сказать -- некто смотрит из ничто на нечто, но это лишь слова о словах. Содержание сознания не есть сознание, но оно и не форма, вот в чем проблема. Гуссерль в своё время попытался укусить собственные зубы протезом метода, но прикусил язык. Боль с привкусом крови и есть экзистенция. Кроме метафор ничего в нашем арсенале, похоже, ничего не осталось. Теологические термины дань важности проблемы. Проще было бы сказать -- нами смотрит Бог. "Я" в таком случае некий алгоритм, а не субъект. В метафоре, пузырь в радужных переливах, мнит себя то воздухом, то мылом. Понимаете, неявно в философии ведут спор агенты пантеизма и монотеизма в маске секулярности. В разных терминологических оболочках одна тенденция, злоупотребляя словом "заблуждение",  пытается сделать другую своим частным случаем. К примеру, Гегель, вступив в спор с покойным Кантом, доказывал преимущество пантеизма над монотеизмом. По мне, "мир из Бога" или "мир из ничто" -- что в лоб, что по лбу. Ни там ни там субъект не свободен. В любом случае, колом стоит проблема сознания, без её решения мыслить дальше значит строить замки из песка. Вот поэтому, в отличии от немецкого, в русском языке "со-знание" имеет моральную коннотацию с "со-вестью". "Стыжусь значит существую" В.Соловьев -- ведаю, что творю. Совпасть с бытием значит быть в истине. Мысль отложенная эмоция. Абстрактное мышление это скрытое влечение к абсолюту.
... "А давайте представим, что сознаний два: первое, как модус бытия разума, а второе как вложенная функция (эдакий стоп-кран) моего Я."
     Первое как универсальный модус, второе как антропная модальность? Кажется, в Каббале, Адам это коллективное человечество, которое создает иллюзию внешнего мира. Эйн-Соф выступает в качестве сакральной субстанции. Гностическая модель демиурга-неудачника -- то парцуфы разобьются некстати, то Адам чёто не то съест. Все кругом виноваты, кроме меня. Чистый фрейдизм: "Мама, это Ганс накакал мне в штаны". Тут и вправду поверишь досократикам, что мир сотворил ребёнок.
... Постмодерн считал логоцентризм не иначе как фашизмом. Похоронив субъект в могиле объекта, Делёз и Ко устроили пышные поминки, похожие на свадьбу. Ничтожная воля модерна нашла себя в воле к ничто. Постмодерн просто зафиксировал кризис мысли, сухо констатировав -- так было всегда, просто мы это только сейчас заметили. Кант на волосок был от подобных выводов. С него, кстати, всё и началось, вернее, кончилось. К слову, на Востоке это давно переварили и слили в унитаз. Гегель попросту украл и выдал за своё на то время малоизвестную в Европе концепцию Атман-Брахман. Кант, как оказалось, тоже приворовывал у буддизма.
... Кстати, аппетитный мозг на заставке к группе можно принять за тонкую иронию. Скворечник в январскую стужу ждёт своего скворца. Мозг может оказаться первичной объективацией сознания, аргументирующей предметность вторичной.
... Волейбол командный вид спорта, там без согласованности никак. Другое дело единоборство, ты в ответе, чтобы тебе не снесли голову. Как не обосабливайся, коллективность работает на автомате. Мы бессознательно ищем одобрения наших действий. "Порядочному человеку даже перед собакой стыдно"А.Чехов. В философии есть специальный термин -- Другой. Это не обязательно человек, просто мера отчуждения. Некие обстоятельства утверждающие наше существование. Даже в случае крайней рефлексии мы выносим наше Я как своё иное, то есть никогда не застаём его на месте. Образно говоря, всю жизнь снимаем фильм о себе, чтобы, возможно, смотреть его в посмертье. Кому триллер - ад, кому комедия -- рай. По вкусу. Идеальная цель стать режиссером, проще -- богом. А запредельная -- никем.
... Недостающую картину мира разум дополняет за счёт стереоскопичности мышления. Это касается не только слов, воспринимаемых по инерции как иероглиф, но и реальности в целом. Реальность в отличии от бытия это система описания, удовлетворяющая определённый уровень сознания. Как только в системе возникает дефицит информации она восполняется мифологией."Смысл имеет только целое" Гегель, с которым антропный разум никогда не совпадет. По Лакану, Реальное дополняется Воображаемым через Символическое. Сознание никогда не выходит за границы представлений, означенных языком.
... Диалектика подсказывает, если где-то прибыло значит где-то убыло. Из шкурки суслика медвежьей шубы не сошьёшь. Противостояние морали и силы, сознания и времени, а по сути жизни и смерти, основная интрига онтологической драмы. Ничего даром, кроме бытия, разумеется. Температура в раю регулируется за счёт котлов ада. Торжество Левиафана в фильме -- величественный храм возведенный на месте преступления. А.Звягинцев подводит к мысли -- кому нужен бог, заламывающий такую чудовищную цену? Я вот с детства заметил, несоразмерность усилий и результата. КПД паровоза. Чтобы существовать на бытовом уровне надо непрерывно совершать массу мелких и скучных действий. Я уж не говорю о моральных издержках ради сохранения достоинства. Короче, просто издёвка. Даже устройство тела. Пальчики с ноготками, позывы утробы, болезни, желеобразный мозг с опарышами мыслей... фу! Теперь я понимаю трасгуманистов -- долой от природы. Их бог Комфорт бросает вызов Богу, терзающему Иову. Блаженство купленное ценой страданий -- садомазохистская утопия."...зачем было мне сосать сосцы?(Иов 3:12),--- вполне справедливый возглас человека, уставшего от произвола.
... Искать в механизме "гомункулуса" пустая трата времени, охота за тенью. И вообще, это не философия. Прогресс нейрофизиологии не продвинул проблему дальше эпистолярных дискуссий Декарта и Гоббса. Дуализм бесперспективен в понимании природы сознания, он всё время проваливается в пустоту. Пора признать -- сознание ухватывается не в методологических актах, а в простом медитативном наличии "вот". Предметное бытие агрегатное состояние сознания -- образно, сон о самом себе. Из контекстных наслоений феноменов, как из папье-маше, мы всякий раз получаем маску вместо лица. Так уж вышло, человеческий модус существования способен только на модальности "как то", то есть указание на то, чем он не является. Мы оперируем только метафорой истины, словом и делом подыскивая ключи к невыразимому. Сознание посредством мышления хватается за края собственной бездны. Разум не удовлетворяется никакой определённостью, он обречён тиражировать математическую точку, воспроизводя пространство для плотных иллюзий.
... Другу: "Ты интересно пишешь, просто тебя самого много в текстах. Покровительствуй реальности, а не участвуй в ней. Факта написания текста уже достаточно для эффекта присутствия. Здесь как с апофатическим божеством монотеизма -- мир есть указание на то, чем он не является. Стань добрым отзывчивым богом. И да, интересно пишет тот, кто пишет с интересом. Поэтому так популярны графоманы. Они хотя бы верят в то, что описывают. Сам графоман, знаю. Русский язык осваивал по ходу письма. Мне было важно изложить идеи, стиль сам собой появился".
...  На склоне лет живёшь хроникой о себе. И это прекрасно. Отснял фильм, теперь сшиваешь фрагменты. В этом деле важно определить, когда и где ты был собой, а где персоной. Как раз при монтаже ты более всего обнаруживаешь себя. Сценарий проходит через фильтры рефлексии, преодолевая социальный детерминизм. Роль изменить нельзя, важно сыграть себя вдохновенно. Если Я играет Другого, то "на заднике" подразумевается нечто более интимное. Возможно, тот самый "радикальный субъект". Человек как бы носитель двух, а то и трёх сознаний. Мистики говорят о семи, переживаемых эмерджентно.
... Майданек и Магадан звенья одной цепи. Одинаково ужасно, уничтожать людей как по национальному признаку, так и по классовому. В своё время людоед, питавшийся варёной человечиной, грохнул питавшегося сырой, теперь дошла очередь и до него. Зло побеждают злом. Просто схватка растянулась во времени, но исход ясен. Будем диалектиками. В Украине антисемитизм не приживётся, при наличии другого объекта ненависти. Местечковый нацизм не страшен, его придушат мигом. Это так, перчик к блюду. Страшнее имперский шовинизм. Эта питерская братва ни перед чем не остановится, спасая шкуры. Советский Союз хотя бы пристойную идеологию имел, а эти за место у корыта народы сталкивают.
... В пустоте существования возникает необходимость создавать мелкие конкреции значимости. Человек интересен своей проблемой, но неинтересные люди её придумывают. Все философы печальны, но не все печальные философы (с). Философ рождается с проблемой существования, те, кто следует интеллектуальной моде, её придумывают. Та самая "необходимость себя" у одних выражается как утверждение онтологического статуса, у других -- как поиск социальной идентичности. Быть или казаться? -- вот в чем вопрос современного Нео-Гамлета. Хм, мне тут подсказывают, актуальней -- пить или колоться.
... Маятник истории в затухающей амплитуде движется от секулярного к сакральному и обратно. В момент, когда он повиснет сознание обнаружит себя в последней, непротиворечивой глубине. Бытие и сознание обнаружат себя в Едином. Человек, убегая от тайны происходящего, с ужасом встречает тайну собственного происхождения в себе.
... "В ничто превращается всё о чём я не думаю в данный момент" Люк Яхве. И это не солипсизм. В ничто превращается и моё Я, остается только субъектность (самость) в самопроизвольности мысли. Может не стоит останавливать поток сознания, а разогнать его до такой скорости, что остановится время? Фильм, прокрученный за тысячную долю секунды, не имеет сюжета. Вот говорят, нет ничего быстрее мысли. Не так, в поле мысли возникают движущиеся объекты. Как во сне сновидение. У нас нет никаких гарантий, что наша реальность не наведённая. Интерсубъективность зыбкая штука. Когда никто не обладает объективностью, имеем усреднённую кажимсоть, сумму солипсистких версий. Может поэтому, неотвязное чувство, что за ним кто-то наблюдает переросло в человеке в идею бога. С этим связано и моральное напряжение. Порядочный человек ведёт себя достойно даже наедине с самим собой. Даже интимность для него не является зоной комфорта. ))Поковырявшись в носу, он не выстрелит содержимое в пространство, не вытрет о тыльную сторону стула, а бережно спрячет в платок как нечто сакральное.
... В том то и чудо, что мы восторгаемся радугой, видя в ней знак божий, а не интерференцию световых волн. Если бы не способность снимать романтический флешь с мёртвых явлений, мы бы умерли от скуки. Осмысляя мир, мы создаем о нём мифы. К сожалению, "научное мышление" день ото дня расколдовывает мир. Видимо, человек не избежит участи стать богом, творящим обусловленные миры от скуки всевозможности.
... Живешь как будто бы упускаешь самое главное, о котором не имеешь ни малейшего представления. Что не делаешь -- всё не то.
... *В том то и подлость мироустройства, чтобы от чего-то отказаться, это надо пережить. В дуальной модели иной диалектики быть не может. Мы механизмы по переработке потенций в актив. Самая примитивная из всех возможных схем. Мера усилий несоизмерима с результатом. КПД паровоза. В системе Целого невозможно обособиться и создать свой автономный мир. Мы занимаем энергии из отношений. Будь я демиургом, дал бы отдельным обитателям выйти из моего творения без долгов. Тот Бог, которого люди придумали, ужасный скряга и крохобор. Но нас не отпустят. Во всяком случае в пределах жизни. Этот мирок для садомазохистов, жертва испытывает блаженство пока палач отдыхает. Вот если бы мы изначально находились в состоянии блаженства и ради пикантного изыска пожелали страданий, тогда бы я поверил в свободу выбора. А так... живешь под дамокловым мечом обстоятельств, принимая малейшую неприятность как дыхание смерти. Не честно. Хорошо если есть к Кому апеллировать: "Тебе не стыдно?", -- а если всё пущено на самотек, естественным образом, то выхода нет. Остается только французский экзистенциализм с его оптимистической трагедией."Ад это Другой" и "Ад это ты сам" -- хрен редьки не слаще. Я всегда играет Другого. Существование это боль, блаженство -- инъекция анестезирующих идей.
... Молодёжь выедет, аксакалы возьмутся воспитывать младших аксакалов. Со временем мудрость станет такой ядрёной, что родившийся секундой позже будет выглядеть полным профаном. Никого не обидел?
... Рецензия на стишок. Красиво, но гладко, без бунтаринки. Понимаете, Олег, ведь это риторическая фигура, что всё от Творца зависит. Декларация преданности неинтересна, нет интриги, всё по шерстке. Бог хочет узнать от Человека то, что сам о себе не знает. Человек задуман как бог в миниатюре, намеренно лишенный могущества. Метафизическая проблема в нарастающем противоречии творца и творения. А иначе зачем столь масштабная затея? Блудный сын должен вернутся с плодами самостоятельности, а не жертвой собственных амбиций. Моё глубокое убеждение, поэту ближе роль трикстера, чем псалмопевца.
... Если доминантность заменить словом "самоутверждение" смысл не изменится. Вопрос о каком уровне доминирования идёт речь. Бывает ведь и этическое доминирование "подставь другую щеку". Прав тот, кто отстоял право на правоту. Чем больше носителей сознания вовлечено в наметившуюся тенденцию, тем выше вероятность её доминации и диктата смыслов. Но прямое насилие бесперспективно -- последний паук в банке умирает от голода. Победителей не судят лишь до прихода следующих победителей. Вытоптанная тема "воли к власти". Вопрос о словах и их последовательности.
... Конечная цель в каббалистической практики выход в бесконечность, постепенно минуя онтологические препоны, привычку мыслить картинками. Это согласуется с Гегелем -- если бесконечность актуализированное ничто, то это как раз и есть базовый фон сознания. Ну что-то вроде экрана, по которому не бегут кадры очередного кино. В контексте Логомифа -- сознание осознает себя как абсолютную мифему.
... Бог создал человека, который создал Бога(с). В сильной версии трансгуманизма так оно и происходит. Не исключено, что живая природа вначале смоделирована виртуально, а потом реализована на материальном носителе в замкнутой системе. Ну шоб мы тут гадали есть Бог или нет. Это как в детстве, веришь в Санту, вырос -- сам им становишься.
... Библейский Бог, обвиняя человека за несовершенство мира, поступает как малыш из "Психоанализа детских неврозов":"Мама, Ганс опять накакал мне в штанишки".
... Меня однажды назвали Валерой, крутил и так и сяк, подходил к зеркалу, катал на языке, вспоминал повадки всех знакомых Валер, примерял на себя, не-а, не подходит -- жмёт в плечах, тянет с затылка и что совсем плохо, мошонку не прикрывает.
... Разум в претензии на общезначимость одержим поиском смысла и цели. При этом он никогда не удовлетворяется никакой определённостью. Образно, познавательная активность судорожные попытки сознания удержаться на краю собственной бездны. Познание анестезия от невыносимости существования. Не даром буддисты считают ум пороком человеческого существа. Извините за пафос, но для емкости и контраста он уместен. В конце концов как утверждал Хай -- истоки языка лежат в поэме. Это он потом огрубел до прозы. И скелетной структуры формализации.
... Читать сложные тексты полезно. Есть мнение, что человек способен усвоить только 30% адаптированного текста. Сложного меньше, но сознание выхватывает только оптимальное количество информации, укладывающееся в известные контексты. "Дефицит понимания мы восполняем стереоскопичностью мышления".Ю.Лотман. Это как дом, в который ещё не завезли мебель, но функции комнат уже известны. Хочешь понять -- не пытайся понять. Утрясётся, ляжет в нужной комбинации. Ко всему прочему, интеллектуал от природы запрограммирован на чтение "скучных" текстов. В отличии от остальных он чувствует скрытый потенциал пока непонятого для освоения ещё более сложного.
... Оптимизировать время невозможно, всё идёт своим чередом. Осуществляется сценарий по пробуждению сознания -- для иных шоковым образом, для других постепенно. Суммарно в осознанном состоянии самые способные из нас пребывают от силы минут 10. Остальные спят наяву, и умирают также. На ФБ не симуляция жизни, полноценная жизнь. Не найди я там друзей, многое бы потерял. Чтение книг в таком случае тоже симуляция жизни. И потом, что называть жизнью? Для меня, извините за пафос, философское прояснение жизненной ситуации, сгущение экзистенциалов, соотнесение продуманного и сделанного. Для других нажраться-похмелиться, рожать в пространство детей и ждать что из них выйдет, подмять под себя как можно больше людей и упиваться властью, быть патриотом и оргастировать при виде президента в телевизоре и т.д. -- проще, найти способ убить время, а следовательно -- себя. Я тоже по большей мере этим занимаюсь, но хотя бы знаю, где живу попусту. Мы живём как социальные автоматы, обслуживая надменного Левиафана.
... Иногда ценность сосуда и является его драгоценным содержанием. Ваза династии Мин не нуждается в наполнении. Если подразумевать под сосудом эго, то наши ассоциации о том, что эго из кармического бремени может стать искусством, нирванической игрой в сансару. Вопрос ведь стоит так -- разоблачать иллюзию или овладеть ею как воплощением пустоты? Играющий Будда побеждает смехом. Ошо об этом много говорил. Мы слишком серьёзны посреди этой комедии.
... В своё время Л.Витгенштейн пытался избавить язык от призраков Платона, то есть от метафизической избыточности. Для этого он пошел по пути предельной формализации синтаксиса, где атомарное предложение в точности совпадало с атомарным фактом. Например -- я вижу дерево. Казалось бы проще некуда. Но как оказалось при уточнении добиться предельной ясности невозможно, констатация тонет в контекстах. Слова -- Я, вижу, дерево -- нуждаются в пояснениях, меняющих общую смысловую конструкцию. Похожая ситуация и с терминологией. Унифицировать до общего знаменателя картину мира невозможно. Каждая картина мира требует особой языковой игры. Добыча для охотника и горняка имеет разные коннотации. Поэтому прежде чем вступать в дискуссию, принято договариваться о терминах. На стыке научных дисциплин часто встречается "переопыление" терминами. Человек потому и разумен, что не способен к точному восприятию реальности. Познание бесконечно именно по этой причине. Я вот на днях следил за ходом одной научной дискуссии представителями весьма близких дисциплин, там какое то время ушло на утрясание терминов. В одной дисциплине термин имеет более широкий контекст, в другой -- узкий, более определённый. Казалось бы биофизик даст фору любому биологу, поскольку владеет большим объемом информации о базовых свойствах материи. Но всё не так однозначно. Можно досконально знать технику живописи и не быть художником. Видимо, дело не в количестве информации, а в ассоциативном мышлении по ряду и уровню. Биолог может восполнить недостаток физических знаний, знаниями из мифологии или натурфилософии.Так из лингвистического структурализма Фердинанда де Сосюра возник структурализм как метод в проекции к другим наукам.
... Парадокс познающего разума, что упираясь в бесконечно малое, инструментарно и методологически не ухватываемое в контексте данной онтологической системы, он склонен определять это как ничто. То есть мы возможно никогда не узнаем на чём, как и чем мы изображены. Допустим, суперструны, вибрациями создающие иллюзию элементарных частиц, за гранью познавательных способностей. Мы уже не можем определить, а что же эти сгустки энергии значат, потому что не можем ответить на главный вопрос -- существует ли энергия без субстрата? Если да, то идеальное первично. Если нет, то надо идти по пути дальнейшей редукции вне имеющихся возможностей. Всё выглядит так, как если бы физики, поскребя "картину мира", обнаружили грубую структуру холста, что вызывает дальнейшие ассоциации по аналогии с доступной нам реальностью -- сюжет картины, холст, подрамник, рама, реальность вне её, художник отлучившийся за сигаретами, перед тем как сделать последний мазок кистью.
... Онтологически гомогенное Целое создаёт иллюзию экзистенциальной гетерогенности как идею Иного. Эко я... Гегеля не переплюнешь, но надо пытаться.
... Биология вынуждено упирается в философский вопрос -- что есть жизнь? Как из косной материи появляется живое, да ещё и мыслящее. Одной инструментально-методологической базой здесь не обойтись. Видимо, в силу вступает какой-то скрытый параметр, возможно, не относящийся к нашей онтологической системе. Не скажу бог, но какой-то внешний оператор анимирующий нашу реальность в дуальной системе символов. Мир из себя не объясним -- поняли философы, осталось понять это биологам и физикам. Можно снять фильм о том как делается кино, но герои фильма никогда не догадаются, что это кино.
... Если под любовью понимать самоотверженность, то это никак не доминирование. Доминирование уместно в биологическом выражении любви. Потому на порносайтах оно обозначено отдельной категорией. Кто-то целует, кто-то подставляет щёку. Садомазохистский альянс, в котором не поймёшь кто над кем господствует.
... Актёр становится самим собой, когда играет другого. Все мы играем друг друга, переходя из одной трансакции в другую. Даже сидя на унитазе, никто не остаётся наедине. Не исключено, что Безруков сыграет воскресшего Путина, когда тот умрёт от старости и никто ничего не заметит.
... Под бессознательным я имею в виду иной, более глубокий план сознания, если хотите бога или идеального наблюдателя. Под хаотичностью бессознательных образов скрыт порядок, который нам не понятен из-за отсутствия должной перспективы. Так муха, сидящая на полотне "Демон", видит лишь наплывы краски, которые для неё представляют лишь дегустационный интерес. В отличии от мухи, человек всё же наделён созерцательностью идеального наблюдателя в виде абстрактного мышления. То есть он может предположить, что печальный Демон задумался о Врубеле.
... "Блуждание в массиве навозной кучи информации и есть современная философия" Блуждание? Нет, скорее, поиск универсального кода понимания. К сожалению, при такой Ниагаре информации, он утрачен даже элитой. Делёз просто предложил пока косить под Крамарова, чтобы окончательно не сойти с ума. До лучших времён прикинутся дебилами.
... Боюсь, то что мы считали классикой будет не понятно нашим детям. Сфера переживаний меняется кардинально. В основе культурная матрица та же, коды понимания меняются. Я мало понимаю внука, он просто молчит, когда я пытаюсь ему нечто транслировать на языке своих идеалов. Я для него Кобзон даже при моей мейнстримной эрудиции. Они другие, и тут не проблема отцов и детей, а парадигмальный фактор. Это поколение генетически готово к иным технологическим и информационным нагрузкам, к иному онтологическому укладу. Людены.
... При входе в религию -- оставь разум всяк сюда входящий. Выбор существует до веры, потом его нет, выбирают за тебя. Священное писание становится картой сознания. Предваряющее условие --поверить в веру, а затем уж в объект веры, который за пределами всякой метафизики. Если метафизика (философия) даёт необозримый ландшафт для мысли, то идея Бога по закону предельных масс автоматически захватывает субъект в стремительно сужающуюся орбиту догматики. Т.н. мировые религии это исторически сложившиеся сингулярности, поглощающие огромные массы когнитивной энергии. Речь не о Боге, а о идее бога как теории всего. В этом смысле, апофеоз теологии -- апофатическое богословие это предел рационализма. По ту сторону сингулярности Бог не нуждается в атрибуте "ничто".
... Глобализм неизбежен. То что мы наблюдаем это агония традиционализма. На самом деле идёт борьба глобалистских доктрин, то есть на чьих условиях унифицировать человечество до граждан планеты Земля. Гомогенной массой всегда проще руководить. Здесь нет злого умысла неких тайных сообществ. Прогресс технологий вынуждает оптимизировать природный ресурс во имя трансгуманистического будущего. Проще, человек это семя, из которого вырастет нечто большее, чем он есть. "Все могут сосчитать семечки в яблоке, но никто не знает сколько яблок в семечке" Б.Франклин
...  Даже при беглом взгляде на историю философии, понимаешь, абстрактное мышление упирается в медитативный предел. Допустим, бормотание позднего Хайдеггера чистый шаманизм. У Б.Рассела наблюдается безумие здравого смысла. Кант доктринально пришел к капитуляции разума. О Ницше и разговора нет, тот сошел с ума за всех нас. Игры разума ведут к безумию. Кажется, задача аутентичного мыслителя вовремя поставить себе диагноз. Нужно вернуть философии поэзис, потому что категории это засушенные бабочки метафор, а поэт -- сошедший с ума философ. И... какое прекрасное русское слово "поэтому", за которым всегда открывается анфилада рифмующихся смыслов.
... Первым экзистенциалистом надо считать Сократа. У него, не теоретически как у Гегеля, мышление полностью совпало с бытием. "Мы пошутили, беги, потом вернёшься, все всё забудут, и ты будешь прежним любимым афинянами Сократом", -- не прошло. "Зато я не шучу, за всё о чем говорил, готов умереть", -- был его ответ. И умер таки. Позже, идейный перфекционист Витгенштейн грозил повторить этот опыт по казалось бы всякому ничтожному поводу. Оглядевшись, складывается впечатление, что в истории философии соперничали не агенты манифестационизма и единобожия под маской секулярности, а шизофреники и параноики за халат врача. Хотя фабулой бреда как раз и могли быть эти парадигмы.
... Законченный материалист Маркс не понял главного -- сознание отчуждает само бытие. Эта антитеза не закрывается в синтезе материи. Перевернуть на попа Гегеля, ещё не значит его понять.
... И скажи, что человек рождается tabula rasa. Нет, биологическое объяснение --- наследственность, геном; мистическое -- метампсихоз, продолжение существования с границы опыта прежних существований. Это как книга, которую ты открываешь со вчерашней закладки. "Геном, к счастью не передаёт таланты. А вот клетки в процессе роста и взаимодействия создают случайным образом такие вот таланты. Честь и хвала таким везунчикам, у кого талант явный."  И всё таки я считаю биологию опосредованным опытом. Природа живого, а уж мыслящего и подавно, не объясняется эмерджентным эффектом совокупности физических феноменов. Если мы стираем границу между живым и мертвым, идеальным и реальным, субъективным и объективным, тогда концы сходятся. Но это возможно лишь панпсихической модели. К сожалению, в этих категориях наука из соображений респектабельности не желает мыслить. Бритва Оккама, как дамоклов меч, висит над, плящущей в круге методо-инструментального опыта, наукой. Оттого, что мир стоит на черепахах человек не становится глупее. Перманентный недостаток информации рок познания.
... Индивидуация по Юнгу, это бесконечная последовательность инициаций, направленная на замыкание божественной мандалы. Полнота жизни достигается от понимания невозможности её понять. Абсолютно правы только бог и дурак.
... Реальность это система мироописания -- дескрипция, коих много. В данном случае ты использовал материалистическую теорию для описания мира. Если я скажу -- мир есть агрегатное состояние сознания -- то буду в той же мере претендовать на последнее слово о мире. Это вещи не проверяемые опытно, а покоящиеся исключительно на внутренней убеждённости. Попытайся уложить это, если не в сознании, то хотя бы в отдельных участках мозга, в которые ты безоговорочно веришь. Сознание по причине общезначимости вне определений. Можно употребить метафору типа -- сознание смотрит из ничто глазами личных экзистенций или бытие это сон сознания о себе. О ветре мы узнаем по качанию веток, если проще. Но тебе то нужен субстрат. Поэтому ты склонен искать сознание в мясе мозга. Наука честна в одном, она не говорит -- мир истинно таков, она говорит -- пока он видится таким. Противоречие между разумом и верой надуманная проблема дилетантов.
... Пятигорский говорил, что мысль нельзя отложить, мол, я подумаю об этом завтра. Здесь есть нечто схожее с музой, нахлынуло, отложи всё, садись и пиши. Но в отличии от поэтов, для философа мысль неисчерпаема, поскольку она всегда происходит в общезначимом, уклоняющемся от дефиниций контексте -- бытия, сознания, абсолюта, целого и пр. Можно мыслить о сущности "синего", но речь будет не о цвете, а о тайных механизмах восприятия.
... Сомнение и есть детерминанта мышления. Методическое сомнение Декарта можно переиначить -- сомневаюсь значит существую. Бытие мы осваиваем реальностями -- перманентным описанием (дескрипциями), которое никогда не дотягивает до истинного положения вещей. Объяснить не значит понять. Кант называл это "вещью самой по себе", некая слепая зона априори не ухватываемая разумом. В квантовой механике это темная составляющая, некий скрытый параметр видимой вселенной. Эйнштейн называл это q-член. Всё выглядит так, как если бы герои фильма, по сюжету снимали кино, но не знали, что они уже сняты в заранее обусловленном сценарии.
...  А может вопрос о первичности вовсе не стоит. Всё сознание и всё материя, одно проявлено на другом в равной мере. "Материя процесс остывания духа". Что чему субстрат -- вопрос чисто человеческий, нам всё надо свести до "пощупать". Возможно, мы имеем замкнутый цикл состояний пустоты (поля, вакуума, энергии). Сознание это зазор между бытием и ничто (Сартр). То есть сознание как абсолютное восприятие --"чёрная дыра" энергетического тора, создающая субъект-объектную иллюзию на "горизонте событий". Впрочем геометризация тоже очень по-человечески, потому что мы не можем снять очки пространственно-временного восприятия. И не факт что у нас вообще есть глаза. Кто-то сказал -- глаза это часть мозга вынесенная наружу. Ищем субстанцию, а находим чистую функцию.
... Сознание это грёза о невозможном. О принципиально ином, не имеющем альтернативы в поле референций самого сознания.
... Философия перво-наперво это онтология. Гносеология, этика, эстетика, методология и пр. рассматриваются в контексте "последних оснований", то есть метафизики. Этим философия отличается от частных наук. Не с Гегеля проблемы начались, а с Канта, он подсёк рациоцентризм. Кризис "конца философии" обозначил Гуссерль, довершил Хайдеггер. Постмодерн, собственно, это уже похороны без покойника. "Лингвистический поворот" вроде бы окончательно добил философию, но, как оказалось, абсолютизация языка к мышлению не имеет отношения. На самом деле, философия жива-живёхонька, потому что проблема сознания так и осталась неразрешимой. Чем, собственно, аналитфилософы, реанимировав споры Декарта и Гоббса, сейчас и заняты с учётом достижений в нейробиологии. Но воз и ныне там. Всё ищут в "мясе" мозга тень сознания. Рекурсия не даёт свести концы с концами.
... Быть объективным не значит быть нейтральным.
... Желание трансгрессивно, то есть принципиально неудовлетворимо. Та самая грёза о невозможном. Еврейские мистики говорили о мире мгновенного исполнения желаний, который подобен аду для несовершенных душ.
... Эволюция представлений о Трансцендентальном субъекте. Чем больше носителей сознания примыкают к тенденции, тем вероятней её диктат и нормативное доминирование. Яркий пример история становления христианства, положившего начало этико-культурной матрице современного общества, включая атеистов.
... (М.Быстрову, Фб) В критике Евангелия я с вами почти согласен, детективная история с неясным концом. Но миф определяет реальность. Даже если вся история Христа от начала до конца выдумана, то огромная масса веривших, верящих ныне и поверивших в будущем делает её реальной. Существует только то, во что веришь. У буддистов своя реальность, у христинан своя, у атеистов и прочих тоже. История людей как многожильный кабель, протянутый через вечность, по которому течёт время (сюжетная длительность). Кстати, исповедуемая вами модель реальности тоже существует в коллективном сознании принявших её. По мифу вашему, так сказать.
... История движется от драмы существования к игре в существование. Через киберреализм начало эры симуляции уже положено. Трансформация природного человека в постгуманоидное существо, покоряющее пространство и время неизбежна. Человек хочет стать богом и он им станет. Но бог не предел. Бог лишь активная фаза существования сознания. На самом деле, абсолютное сознание, пройдя через всё многообразие агрегатных состояний придёт к своей полноте с метафизическим приращением. История людей это приключение Духа. Вселенная результат скуки богов, затеявших игру с высокими ставками.
... Все формальные языки отражают некую идеальную реальность, недоступную нам. У Гегеля логика добытийна и являет собой план разворачивания духа. Для двумерных существ, мы, трёхмерные казались бы богами. В аналогии, для нас небожителями казались бы существа из 6-тимерных миров. Мыслить в категории иллюзии ведь тоже большая иллюзия. Все виды реальности равноправны. Допустим, буддистская шунья результат аннигиляции двух равновеликих иллюзий -- сансары и нирваны. Это два агрегатных состояния одной субстанции. Сознание это сон о вечном пробуждении.
... "Человек существует, когда выбирает себя" А.Шопенгауэр. Вот ещё бы знать -- кто ты? Шопенгауэру, как знатоку буддизма, следовало знать, что Я химера. Лампочка горящая от тока сознания. "Как на пустоту взирай ты на этот мир. Разрушив обычное понимание себя, ты поборешь и смерть. Владыка смерти не узрит того, кто так смотрит на мир" Будда. Субъект это процесс, называемый существование. Как только он прекращается, остаётся чистая субъектность. Самость без Я, по-простому. Или абсолютное Восприятие -- форма всех форм: пустота. Бытие как оно есть в последней глубине. Экран без кино. Жизнь это непонимание сознанием самого себя. Все эти экзистенциалы активная возня вокруг этой пустоты, в которую так или иначе свалишься. Всегда удивлялся зачем так всё сложно устроено вокруг довольно простого принципа -- быть. Всё равно что дотягиваться до левого уха через спину правой рукой. Но именно простое самая сложная вещь в этом мире. Видимо, процесс в дуальном мире -- всё. Процесс создает индукцию осознания. Нечто композиционно схватывается в аффекте скользящего понимания над всем континуумом процессуальности. Мышление устроено на принципе дигитальности -- тезис-антитезис = синтез, синтез становится тезисом, нуждающемся в противоречии и так до бесконечности. Некоторые квантовики считают базовой субстанцией информацию. Существование это циркуляция информации. Обыденное сознание работает в дуальном режиме -- всё, что думающий думает, доказывающий докажет. Язык по преимуществу состоит из антонимов. Думаешь о горячем в соотношении с холодным, о простом в сложном и пр. Содержательная часть мышления облекается в форму противоположности. Мы мыслим в тождестве. В бесконечных контекстах. Систематизация главная человеческая отрада. Не догоню так согреюсь. Мы всё время объясняем мир, выдавая это за понимание. Надо же чем-то занять сознание, бегущее как чёрт от ладана от своей изначальной пустоты. Нет ничто, пустота есть. Вакуум на несколько порядков плотнее видимой вселенной. Мы его эпифеномены в виде разряженных под видом материи пустот. Ближайший аналог, экран монитора в дигитальном режиме транслирующий изображение. Вакуум просто иной вид материи, кажущийся нам идеальным. Под каждой бездной глубже бездна есть. И с бессознательным так же -- это иной более совершенный уровень сознания. Юнг утверждал, что это и есть, если не сам Бог, то его посредник. Вакуум для нас идеален, потому что мы вслед за Платоном мыслили в удвоении реальности, но сейчас уже понимаем, что тонуть в контекстах можно до бесконечности. Ну например, допуская, что у Бога есть свой Бог, у вакуума свой вакуум. То есть мышление в последних основаниях удобная фикция, чтобы не сойти с ума. По умолчанию всё держится на волоске веры.
... К сожалению, "научное мышление" расколдовывает мир. Взрослые придумали сказки, чтобы обманывать детей (с). Миф создаёт реальность, а не наоборот, --- понимают самые проницательные из нас.
... Читаю статью "Тёмная сторона медитации".
    Заставь дурака богу молиться... Цель восточной медитации опыт ничто. Естественно, не всякий проходит инициацию "ночью души", особенно если её в этом мраке не сыщешь. Для обитателей ашрамов и горных монастырей на это уходят долгие годы. Европейцы воспитанные в культуре диурна по преимуществу, кармически, к опыту зачеловечья, высадке на обратной стороне бытия, не готовы. А на уровне психической гигиены, без сущностных трансформаций, пожалуйста, сиди себе на коврике, поглядывая на часы, чтобы не опоздать в "империю необходимости". Кстати, у исихастов такая же проблема. Слава богу, православие практикует "умное делание" не массовым порядком. Хайдеггер, помнится, разрабатывал тему ужаса ничто, без которого невозможно достичь экзистенциальной подлинности Дазайн, но это так и осталось теорией для болтливых эпигонов, глухих к зову Бытия.


Рецензии
Здравствуйте, Сергей.

" Гамлет должен обнаружить в себе Смоктуновского."

А что? Может оттого, что у дракона зубы покрыты амальгамой, они, иногда, могут схватывать сами себя? Мы с вами, как алхимики в звёздных колпаках, пытаемся сконденсировать сознание в бутылке Клейна. Что это будет: ртуть, соли серебра или дистиллированная вода, кто знает?

http://www.proza.ru/2017/11/11/440

Владислав Крылышкин   11.11.2017 08:51     Заявить о нарушении
Конфликт игры и драмы. Драма Гамлета быть или не быть Смоктуновским, играть или принять пошлую придворную интригу "мстить или не мстить" всерьёз. Проблема же актёра, как далеко можно зайти в перевоплощении. Говорят, у Смоктуновского дело дошло до клиники, он и в булошной вел себя как Гамлет.) Боги играют в то, что мы драматизируем. Сатана это заигравшийся бог.

Сергей Александрийский   19.06.2018 09:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.