Прометей с востока Главы 11-12

                Глава 11


        За три дня до конца плавания Венди решила определить местоположение корабля. Глеб не понял, что она делала, зато узнал о существовании такой вещи, как часы.
        Девушка расстелила карту и долго что-то измеряла, после чего сделала вывод, что курс менять не нужно.
        – Если мы и отклонились, то несильно, – сказала она Глебу, – так что к оркам не попадём, а упрёмся в своё побережье, а вдоль него нетрудно проплыть на машинах. Если не хватит угля, его можно купить в любом порту.
        Через два дня после этого ветер почти стих, поэтому убрали паруса и запустили обе машины.
        – Ничего, теперь угля хватит, – сказала Венди Глебу с Корном, которые наблюдали за работой матросов. – Всё равно пришлось бы убирать паруса. Не та у нас сейчас команда, чтобы идти на парусах вдоль берега и тем более заходить в бухту.
        Прямо в порт они не попали, а вышли к безлюдному, покрытому лесом берегу. Подумав, девушка дала команду двигаться вдоль него в северном направлении. Её правоту подтвердили встреченные рыбаки. По их словам, до нужного порта на баркасах можно было доплыть за полдня.
        – Вы-то на своих машинах дойдёте быстрее, – сказал старший среди рыбаков и поинтересовался: – А почему вы ведёте корабль? Никак что случилось с его капитаном?
        – Погиб при нападении пиратов, – ответила Венди. – Спасибо вам за помощь и удачного лова!
        Рыбаков спустили на их баркас и продолжили плаванье. Сразу же после этого к девушке подошёл Корн.
        – Госпожа Купер, – обратился он к ней. – Вы не уделите мне немного своего времени? Есть кое-что, о чём я просил Глеба с вами поговорить, но он слишком сильно вас любит и боится, что такой разговор может повлиять на ваши отношения. Это касается того дела, из-за которого мы с ним отправились в плаванье.
        – Пройдёмте в нашу каюту, – пригласила Венди. – Глеб вам не помешает?
        – Мне всё равно, – пожал плечами Корн. – Речь пойдёт в первую очередь о нём, я только расскажу суть дела. Сделать это нужно до прибытия в порт, чтобы мы знали, сможем на вас рассчитывать или нет.
        Взволнованная девушка в сопровождении мага вошла в свою каюту и обратилась к Глебу:
        – Не скажешь, почему вопросы, касающиеся тебя, со мной должен обсуждать кто-то другой? Неужели ты мне не доверяешь или так не уверен в моих чувствах?
        – Могу сказать и я, но у господина Корна получится лучше, – ответил он. – Я при таком разговоре сильно волновался бы, а он скажет без волнения. Не возмущайся, а выслушай.
        – Дело в том, что верхушка эльфов хочет подчинить себе те княжества, откуда родом Глеб, – начал объяснять маг. – Сами они воевать не будут, а хотят послать на восток армии западных королевств. Но маозы сильны и будут стоять насмерть, поэтому эльфы поддержат армии запада своим оружием. Против такой силы сородичи Глеба не устоят. Когда он услышал об этих планах, решил отправиться к вам и узнать секреты огненного боя. Я ему помогаю, потому что очень обязан и считаю, что после падения княжеств маозов эльфы перестанут считаться и с нами. Если у нас получится задуманное, маозы получат шанс отбиться, а земля эльфов в этом случае не пострадает. Маозы не поплывут сюда мстить или чего-то захватывать, им хватает своей земли.
        – Мне плевать на наши секреты! – взволнованно сказала Венди. – Я боюсь того, что вы из-за них погибните! Наверняка наши тайны охраняют так, чтобы к ним никто не подобрался, тем более к ним не подпустят людей! А в тебе не узнает человека только слепой! Если вы боялись, что я куда-то побегу о вас докладывать, то зря! Как можно убить собственную любовь и для чего тогда жить? Ты ведь вернёшься домой? Значит, и я уеду с тобой! Если смогу, я вам помогу, но пока не знаю, чем можно помочь, кроме денег.
        – Я чувствую, – что вы искренни, – сказал Корн. – Я маг и собираюсь использовать магию. С ней у нас больше шансов.
        – Я догадалась, – сказала девушка. – Когда вы дрались с пиратами, они были какими-то неуклюжими, и вы легко их убивали, а после вашего лечения раненые начали выздоравливать на глазах. Я этому рада.
        – А я рад тому, что не пришлось на вас действовать. Вы для Глеба родной человек, и он очень не хотел, чтобы я это делал, поэтому и затягивал разговор.
        – Вам нужно у нас задержаться. Вы уже думали над тем, как это сделать? – спросила Венди. – Мужчины из людей могут или вступить в армию наёмниками, или сговориться с кем-нибудь из эльфов о службе. Могут приезжать купцы, но по приглашениям торговых домов. Я не знаю других причин, по которым вам разрешат сойти на берег. Да, брать людей на службу могут только мужчины, на это наше равноправие не распространяется.
        – Наёмничество повяжет нас по рукам и ногам, – задумался Корн. – Пойду говорить с Майком. Думаю, что ему нетрудно представить нас своими слугами.
        Он ушёл, а Венди подошла к любимому и уткнулась ему в грудь лицом.
        – Я думала, что роднее тебя у меня никого нет! – с обидой сказала она. – А ты боялся мне довериться и поручил это магу! Я ведь не дура и понимаю, что он сделал бы, если бы я возмутилась из-за вашей затеи! Это не причинило бы вреда, но тогда я потеряла бы кусочек себя. Знаешь, я рада тому, что у нас нет магии и никто не может залезть в мою голову и что-нибудь в ней поменять.
        – Клянусь, что этого больше не будет! – поклялся Глеб. – Я буду доверять тебе во всём, и Корн никогда не применит магию! Венди, ты не раздумала выйти за меня замуж?
        – Пока нет, – ответила девушка, – а почему ты спросил?
        – Потому что не понял, как нас поженят при таком отношении к людям.
        – Жрецам плевать, – ответила Венди. – Они обвенчают меня с кем угодно, если за это заплачу. Глеб, скоро приедем. Мне надо представлять тебя капитану порта, поэтому надень свой наряд с кружевами. Он слишком яркий, но у тебя не осталось нормальной одежды. Когда попадём в город, первым делом что-нибудь купим. Одевайся, а я пойду к штурвалу. За ним только опытные матросы, но при подходе к порту должен стоять и капитан. Как только пришвартуемся, мы с Майком пойдём к начальству. Тебя берём с собой как второго свидетеля.
        Она ушла, а Глеб надел свой праздничный наряд, повесил на пояс меч и тоже подошёл к штурвалу. Возле него, помимо здоровенного матроса и Венди, уже стоял эльф в сером дорожном костюме и тоже с мечом на поясе. При взгляде на него юноше почему-то стало неловко за свою одежду.
        – Тебе надо было взять что-нибудь из моей одежды, – недовольно сказал Майк. – Имей в виду, что ты выглядишь... непривычно, поэтому могут найтись те...
        – Постараюсь не обращать внимания, – перебил его Глеб. – С тобой говорил Корн?
        – По поводу вашей службы? – спросил эльф. – Если да, то я согласился. Мне самому так удобно. Подтвердите в банке гоблинов смерть дяди и примите благодарность моей семьи. Вы ведь спасли не только меня, но и немало ценностей. Даже восстановление сертификата заняло бы годы. Без свидетелей смерти наследникам приходится ждать три года, а этих свидетелей нужно везти сюда или самому ехать в королевства. Так что вы сильно упростили жизнь моим родственникам. Они не очень жалуют людей, но для вас сделают исключение.
        – Знакомый берег! – сказала Венди. – Узнаешь, Дидер?
        – Да, капитан! – ответил матрос. – Сейчас поворот, а за мысом вход в бухту. Считайте, пришли!
        Повинуясь повороту штурвала, корабль обогнул выступ берега, и они увидели длинную косу, одним концом соединявшуюся с далеко выступавшим в море мысом. Рулевой не стал следовать изгибам берега, а повёл корабль к оконечности мыса. Сразу за ним открылся не очень широкий проход в бухту.
        – Скажи, пусть остановят одну машину! – крикнула Венди дежурившему у машинного отделения матросу и объяснила стоявшим рядом мужчинам: – Дойдём и на одной. Ветер дует на город, поэтому мне ещё выскажут претензии за такой вход в порт. Обычно, если позволяет ветер, заходят с парусами, но у нас половинная команда. Ничего, не умрут от дыма.
        Порт был большой, но сейчас почти пустой. У причала стояло только одно судно меньших размеров, чем «Царица моря». Бухта была очень удобная для стоянки кораблей, хорошо защищённая от ветра и волн. Город начинался от порта и взбирался на склоны окружавших бухту холмов. Дома в основном были одноэтажные, лишь в самом порту стояли три двухэтажных здания.
        Когда до причальной стенки осталось метров сто, девушка приказала остановить и вторую машину. Корабль подошёл к причалу, постепенно теряя ход и разворачиваясь к нему боком. Встречавшим бросили канаты, которыми они подтащили корабль к кранцам и закрепили концы на причальных тумбах. Перекинули сходни, и на борт вошли двое.
        – Один из них – капитан порта, – тихо сказала Венди. – Второго я не знаю. Надо же, сами пришли!
        Капитаном порта оказался полный мужчина лет шестидесяти с редкими, зачёсанными назад волосами и небольшой бородкой. Волосы у него были короче, чем у Майка. Второй эльф был совсем молодой, одетый в такой же синий мундир с множеством ремней. Оружия Глеб у них не увидел.
        – Приветствую, госпожа Купер, – поздоровался капитан, коротко кивнув Майку. – Где ваш отец?
        – И я вас приветствую, господин Беннет, – ответила девушка. – Мой отец погиб при нападении пиратских кораблей. Тогда же потеряли механика, треть команды и часть наёмников.
        – Какие пираты? – не понял капитан. – Вы ничего не выдумываете?
        – Это мы вас должны спрашивать! – сердито сказал ему Майк. – Дело морского министерства обеспечивать безопасность наших кораблей. Как я узнал, в прошлом году у берегов норвегов уже пропало одно наше судно, но никто даже не попытался выяснить, что с ним стало! Более того, мою семью заверили, что такое плавание абсолютно безопасно. Понятно, что в эту безопасность не включались шторма. А на деле нас атаковали три пиратских корабля! Пушек нет, а две трети матросов не умеют держать в руках сабли, не то чтобы ими сражаться! А норвеги – одни из лучших северных воинов!
        – Какие там воины за морем! – пренебрежительно сказал молодой офицер.
        – Я с вами не разговариваю! – ожёг его взглядом Майк. – Не имею такой привычки говорить с болванами! Идите сюда, здесь выложены доспехи и оружие тех, кого, по мнению вашего министерства, не существует. Хочу сразу донести до вашего сведения, что торговый дом Адамсон потребует компенсацию!
        Растерянный капитан порта и его взбешенный подчинённый прошли туда, где лежала груда доспехов и оружия.
        – Сколько же их было? – спросил капитан.
        – Здесь доспехи с шестидесяти тел, – ответила Венди, – но ещё три десятка убитых остались на пиратских кораблях и с десяток мы сбросили за борт. Наше счастье, что на корабле был этот юноша! Он непревзойдённый лучник и один побил стрелами полсотни пиратов. Именно из-за него отстал один из кораблей, и пираты атаковали нас только с одного борта. Если бы они навалились всеми силами, да ещё с двух сторон, вы и нас записали бы в пропажу!
        – Вы не могли одеть его не так ярко? – ехидно спросил Венди молодой офицер.
        – Это единственное, что осталось, – спокойно ответил Глеб. – Во время боя вымазался в крови, как мясник, поэтому более скромную одежду пришлось выбросить. На корабле портных нет, да и в море я не увидел ни одной лавки, а то непременно купил бы. Денег у меня достаточно.
        – Ваши заслуги будут оценены по достоинству, – пообещал ему капитан. – Госпожа Купер! У нас имеется завещание вашего отца, в котором он оставляет вам этот корабль и принадлежащую вам часть портового хозяйства. Дозвольте спросить: груз не пострадал?
        – С ним всё в порядке, – ответила Венди. – Можно организовывать разгрузку.
        – Я распоряжусь, – кивнул капитан. – Сейчас отправимся в мою кантору и оформим на вас документы. Только хочу напомнить, что согласно Морскому кодексу вы можете быть только помощницей капитана, поэтому вам...
        – Я продаю дело, – перебила его девушка. – Буду признательна, если вы найдёте мне покупателя.
       – Конечно, конечно! – довольно сказал он. – Я всё устрою. Такие переживания не для молодой девушки! Господин Адамсон! Я сегодня же направлю отчёт в министерство, и вашими пиратами займутся военные. Надеюсь, вы подпишите...
        – Они больше ваши, чем мои, – перебил его Майк. – Конечно, я подпишу ваши бумаги, пожалуй, даже не стану поднимать вопрос о компенсации, если вы окажете помощь пострадавшим от пиратов. У погибших наёмников остались жёны. Средства у них есть, но им нужно помочь устроиться. Это молодые и красивые женщины, поэтому вам не придётся долго ими заниматься.
        – Готов помочь, – согласился капитан. – Ещё один вопрос: на корабле есть кто-нибудь, кроме наёмников и матросов?
        – Есть двое моих слуг, – ответил Майк. – Этот лучник один из них. И одну молодую женщину я забираю с собой для брака.
        – Да, только двое слуг, – подтвердила Венди. – Остальные – это наёмники и их жёны.
        Венди с Майком ушли вслед за капитаном порта и его офицером, а Глеб вернулся в каюту переодеться. Лучше было ходить в старой одежде Корна, чем быть посмешищем.
        На корабль перебросили ещё одни сходи, и грузчики принялись очищать трюм от бочек и мешков. Грузов оказалось много, и их переносили на берег до самого вечера. Когда трюм опустел, грузчики ушли, а вместо них пришли двое военных, которые составили список наёмников и забрали их с собой вместе с жёнами и вещами. Последними увезли женщин, кроме оставленной Майком. Он вместе с Венди вернулся на корабль, когда стемнело.
        – Было много дел, – объяснила задержку девушка. – Сначала разобрались с завещанием, а потом я оформила доверенность на капитана порта. Он обещал за декаду продать корабль. В банк к гоблинам тоже сходили. Майк засвидетельствовал смерть отца, и они переделали сертификат на моё имя. Только им ещё месяц нельзя пользоваться. Деньги есть в корабельной кассе, но они уйдут на расчёт с командой, а плату за груз дадут только дней через пять. Придётся тебе взять в банке хотя бы две тысячи. Я завтра с утра рассчитаюсь с командой, а после этого съездим в город сначала в банк, а потом за одеждой. Майк хотел завтра уехать, но из-за меня задержится. Вы без меня никуда не уедете, а мне нужно ждать деньги за груз. Я думаю, что на это время не будем снимать комнату, поживём на корабле.
        – Майк не сильно сердился? – спросил Глеб. – Он так рвался домой, а тут задержка.
        – Он обещал капитану ждать эльфов из морского министерства, – ответила Венди. – Пираты – это не пустяк. Наше прибытие наделало много шума. Этим путем идут все грузы из западных королевств. Я думаю, что в этом году к норвегам уйдёт военная эскадра. Вряд ли найдут тех, кто пиратствовал, только пожгут селения на побережье и объяснят, за что. Пусть норвежский король сам разбирается с пиратами.
        Утром узнали, что Майк тоже решил жить в каюте.
        – Осталось мало денег, – с досадой сказал он. – Хотели с Анной сходить в храм обвенчаться, а в кошельке только полторы сотни монет.
        – Я заплачу за дорогу, – успокоил его Глеб. – Нам долго ехать?
        – Дней пять, – ответил повеселевший эльф. – За экипаж возьмут две сотни монет, а постой на одного обойдётся в двадцать. Хватит у тебя денег? Не хотелось бы заниматься продажей вещей.
        – Сейчас с Венди едем в банк, – сказал юноша. – Денег у меня достаточно, могу даже одолжить тебе.
        В банк они не поехали, а пошли пешком. Город был небольшой, и от пристани до банка добрались за пять минут. Денег Глеб снимал немного, поэтому его быстро обслужили.
        – Теперь идём покупать одежду, – сказала Венди. – Я из-за неё не хотела ходить по улицам. У нас никто из мужчин так не одевается. Цветные только мундиры у офицеров, но и они шьются из ткани одного цвета, а в твоём их не сосчитать. Неужели у вас такое считается красивым?
        – У нас такое тоже не носят, – ответил юноша. – Я не знаю, что надевают в других королевствах, но пшеки шьют так. Уже пришли?
        Они зашли в небольшую лавку, торгующую готовой одеждой, где Глебу купили два дорожных костюма. В один из них сразу переоделся, а снятую одежду по просьбе Венди завернули в ткань.
        – Ты говорила о плохом отношении к людям, а я ничего такого не заметил, – сказал юноша, когда они возвращались на корабль.
        – Для гоблинов ты их клиент, а для женщины из лавки – покупатель, – ответила девушка. – Если она начнёт воротить от тебя нос, потеряет деньги. Со жрецами то же самое. Нагрубят те, кто не будет от тебя зависеть.
        Долго ждать на корабле не пришлось. К концу третьего дня Венди выплатили деньги, а на следующий приехали офицеры из морского министерства. Они опрашивали не только эльфов, но и матросов. Удостоился беседы и Глеб. Его даже пообещали чем-то наградить. К обеду они закончили, и не осталось препятствий к отъезду. Майк взял деньги и отправился за экипажем. Вернулся в запряжённой четвёркой лошадей карете.
        – Это лишние, – сказал он, возвращая Глебу оставшиеся деньги. – Карета на шестерых, поэтому не будет тесно. Быстрее грузите свои вещи, а я помогу Анне.
        Майк решил не спешить с венчанием и перед визитом в храм поговорить с родителями, поэтому Анна уезжала с ним пока не женой, а служанкой.
        – Если упрутся, всё равно женюсь, – сказал он юноше, – но сейчас не хочу их обижать. Возьми эти бумаги. Это договоры о найме для тебя и Корна. Держите их при себе.
        Первые три дня пути не отличались разнообразием. Карета почти бесшумно катила по покрытой чёрным камнем дороге, не раскачиваясь и не поднимая пыли. Крупных городов пока не было, а небольшие попадались регулярно. В стоявших у дороги трактирах можно было поесть и снять на ночь комнаты. Комнат брали три. Если эльфы могли посмотреть сквозь пальцы на то, что в одной комнате ночуют госпожа и её служанка, за которых принимали Венди с Анной, то Майку нельзя было ночевать с людьми, поэтому приходилось тратиться ещё на одну комнату. Ночью начиналась беготня. Анна бежала к своему эльфу, Венди приходила к Глебу, а разбуженный Корн шёл в снятую для женщин комнату. К утру менялись обратно. С грубым отношением Глебу пока не довелось столкнуться по той причине, что к нему вообще никак не относились. Его просто не замечали. Даже служанки, среди которых попадались человеческие девушки, выполняли свои обязанности так, как будто он отсутствовал в комнате или трапезной. Заказы делали эльфы, они же за них расплачивались. Вечером третьего дня, незадолго до того как остановились на ночлег, в карете произошёл следующий разговор.
        – Хочу спросить, – обратился к Майку маг, – будут ли на нашем пути большие города или только такие, как этот?
        – Здесь живут скотоводы, – ответил эльф. – Большие города есть, но, чтобы к ним ехать, надо сворачивать с нужной дороги. Мы встретим только один большой город завтра к обеду, а второй – это тот, в который едем. А зачем вам?
        – А в каком из этих городов есть Университет? – спросил Корн.
        – В Овене есть Университет, – ответил Майк, – а в нашем городе ничего такого нет. Да и зачем их так много?
        – Нам нужна ваша помощь, Майк, – сказал Корн, применив магию. – Мы же будем останавливаться там на обед? Нам с Глебом нужно поговорить с кем-нибудь из тех, кто занимается химией. Можете такое устроить?
        – Слова-то какие знаете! – удивился эльф, который не помнил допроса в корабельной каюте. – Вряд ли меня вместе с вами впустят в Университет... Можно попробовать посетить нужного вам эльфа на дому, но тогда нам придётся ночевать в Овене. Это так важно?
        – Ради такого разговора мы сюда и плыли, – ответил Корн. – Без вас это трудно сделать.
        – Попробуем, – согласился Майк. – В дом мы к кому-нибудь попадём, захотят ли только с вами разговаривать? А для нас лишняя ночёвка не играет большой роли.
        Они ехали через маленький городок, который, как и другие, был выстроен по обе стороны от дороги. Когда поравнялись с трактиром, кучер повернул лошадей к конюшне. Майк налегке вошёл в трактир договариваться о комнатах, а Глеб с Корном пошли к багажному ящику за вещами. Заселились без проблем, они начались, когда спустились ужинать.
        – Смотри, какой милашка! – сказал один из сидевших за столами мужчин своему соседу, показывая рукой на Глеба. – Какая аккуратная задница!
        – Задница ничего, – согласился тот, – но мордой страшен. И зачем нам человек? Он, наверное, никогда не подмывается.
        – У нас подмоется, – упрямо сказал явно перебравший белого вина эльф и окликнул Майка: – Эй, господин! Вы остановитесь на ночлег?
        – Собираюсь, – ответил тот, – а вам какое дело?
        – Одолжите нам своего слугу. Я дам за него двадцать монет!
        – Не интересует, – отказал Майк, искоса посмотрев на Глеба.
        В трапезном зале были и другие посетители, которые с любопытством прислушивались к разговору.
        – Как не интересует, если мне надо? – пьяно удивился эльф. – Алан, он меня не уважает!
        – Если невтерпёж, займитесь друг другом! – не выдержал Майк, который уже понял, что добром они не отстанут.
        – Можете что-нибудь сделать? – шепнул Глеб Корну.
        – Они сильно набрались, хоть это не очень видно, – так же шёпотом ответил маг. – Магия подействует слабо.
        – Глеб, не вмешивайся, пока они на меня не набросились, – успел сказать юноше Майк. – Потом можешь хоть убить, главное, не начни первым. Слишком много свидетелей.
        Тут в одурманенные вином головы дошло, что им посоветовали.
        – Да я тебя сам сейчас поставлю раком! – заревел тот, который затеял разговор и, отшвырнув стул, бросился на обидчика.
        Майк уже встал из-за стола, успел отбить удар здоровенного кулака и сам от души хрястнул  здоровяка по лицу. Не почувствовав удара, тот вцепился в Майка, и оба упали на пол. Видя, что его помощь не требуется, второй эльф бросился на Глеба. Юноша уже тоже выбрался из-за стола, но не стал махать кулаками. Он вообще не бил противника. Когда тот на бегу изо всех сил нанёс удар, Глеб поднырнул под нападавшего, а потом резко выпрямился. Пролетев метра три, скандалист ударился об один из столиков. За ним трапезничали три молодых эльфа. Они были рады забаве, пока на одежде не оказалось содержимое стоявших на столе блюд.
        – Ах ты, урод! – заорал один из них и врезал ногой начавшему подниматься эльфу.
        Вскоре в трапезной не осталось ни одного посетителя, который не участвовал бы в драке. Корн загнал женщин под стол, а потом взял с него кружку с сидром, выпил напиток, а кружку вдребезги разбил о голову колотившего Майка здоровяка. Одной кружки оказалось недостаточно, поэтому он, оглянувшись и не увидев свидетелей, поступил точно так же и со второй. Этого зачинщику драки хватило.
        – Хорошо он меня отделал! – сказал Майк, выбравшись из-под обмякшего тела. – Надо же, как не повезло! Сейчас все разбегутся, а у нас это сделать не получится, поэтому придётся платить хозяину за всё побитое! Так, прибыли стражи порядка.
        В распахнувшуюся дверь трактира вошли два мордастых эльфа, одетые в одинаковую одежду. На боку у каждого из них в кожаных чехлах висели такие же пистоли, какие юноша видел у Венди.
        – Немедленно прекратить! – заорал один из них. – Буду стрелять в любого, кто продолжит драку!
        Угроза возымела действие, и ещё оставшиеся на ногах мужчины отошли друг от друга.
        – Кто зачинщик? – спросил тот же страж.
        – Вон тот со своими людьми! – показал на Майка один из мужчин. – Из-за него мне выбили зуб!
        – Объяснитесь, – обратился страж к Майку. – Кто вы и почему затеяли драку?
        – Я сын главы торгового дома Адомсонов, – гордо сказал Майк. – Возвращаюсь с дамой и слугами из заморского путешествия. Сюда заехал не устраивать драки, а переночевать и поесть. Эти два типа – он поочерёдно показал рукой на зачинщиков – нажрались белого вина и пристали ко мне с требованием уступить им моего слугу.
        – Ну и уступили бы! – буркнул страж. – Не стоит он выбитых зубов и ущерба хозяину заведения.
        – Во-первых, я не обязан этого делать, – возразил Майк. – Мало ли что придёт в чью-то пьяную голову! Во-вторых, я их просто пожалел.
        – Ничего себе жалость, – хмыкнул второй страж. – Они хоть живы?
        – Да, жалость! – сказал Майк. – За подобные развлечения мой слуга их просто убил бы! Этот юноша прекрасный воин и только его мужество и воинская сноровка спасли наш корабль от пиратов! Между прочим, морское министерство собирается представить его к медали.
        – Я свидетельствую всё, что сказал мистер Адамсон! – сказала выбравшаяся из-под стола Венди. – Он и меня спас!
        – Медаль то ли будет, то ли нет, – выкрикнул один из посетителей, – а он уже поднял руку на эльфа!
        – А вот это ложь, – спокойно сказал Глеб. – Вот эти господа видели, что я и пальцем не тронул вашего эльфа. Он на меня бросился, а я просто присел, а потом встал. Приношу свои извинения в том, что он испачкал вам одежду. Даже собаку нельзя упрекнуть в том, что она укусила ударившую её ногу, а я вам не собака! Каждый имеет право на защиту, а я не столько защищался сам, сколько защищал своего хозяина.
        – Так и было, – подтвердил один из эльфов. – Он правду говорит.
        – Ну раз так, забираем этих двоих, – сказал старший из стражей. – У них есть кошельки?
        У обоих ещё не пришедших в себя эльфов оказалось по увесистому кошельку. Один взял повеселевший хозяин, а второй вместе с зачинщиками забрали стражи. Многие из драчунов после этого покинули трактир, а для оставшихся постояльцев ужин подали в их комнаты.
        – Легко выкрутились, – сказал Майк, когда поднимались к своим комнатам. – Удивительно, что они не забрали в участок людей и так быстро во всём разобрались. Конечно, отпустили бы, но сильно задержали бы нас в этой дыре и вытянули немало денег.
        – Беру свои слова назад, – шепнула Венди. – Ну те, которые я говорила о вреде магии.
        – Как же он тебя избил! – пожалела жениха Анна. – Завтра один глаз заплывёт. И скула вся ободрана...
        – Ничего этого не будет, – успокоил Корн. – На Майке всё заживает на глазах. Наверное, из-за хорошей наследственности.


                Глава 12


        В Овен въехали в полдень. Он не произвёл на Глеба большого впечатления. Город был очень похож на столицу пшеков, только в нём всё было немного больше. Больше был он сам, шире – улицы и выше – дома. Единственное, что удивило, – это построенные в самом центре высоченные здания. Было трудно издали сосчитать, сколько в них этажей, но вряд ли меньше десяти.
        – Храмы? – спросил юноша Майка, показав на них рукой.
        – Нет, это дома принадлежат торговцам! – с гордостью ответил эльф. – Храмы у нас намного ниже! У нашего дома тоже есть такой, правда, в нём помещаются и другие компании. Это наша гордость, такие дома больше не строит никто!
        – Наверное, их очень трудно строить? – предположил Корн. – Даже воду поднимать на такую высоту...
        – Не то слово! – подтвердил Майк. – И строить трудно, и поднимаются наверх на лифтах от паровой машины, и воду качают насосами.
        – А для чего? – не понял Глеб. – Не хватает места для обычных домов?
        – Где-то, может, не хватает, но основная причина – это наше превосходство! Ладно, небесные дома можно посмотреть потом, а сейчас нам надо решить, где остановимся.
        – А в чём трудность? – спросил Корн. – Здесь мало постоялых дворов?
        – Много, – ответил Майк, – всё упирается в деньги. Если остановимся где-нибудь на окраине, платить придётся меньше, но и нам будет труднее искать ваших химиков. Университет где-то в центре, и наверняка многие из тех, кто в нём работает, живут где-то поблизости. Остановиться в центре намного проще, но нужно больше платить.
        – Пусть это вас не беспокоит, – махнула рукой Венди. – У меня с собой много денег, а если их не хватит, возьмём у гоблинов. Я всегда могу забрать у них деньги, которые заплатили за перевозку груза.
        – Поезжай к Университету! – высунувшись в окно кареты, крикнул эльф кучеру. – И найди возле него какую-нибудь гостиницу.
        Через полчаса проехали мимо большого четырёхэтажного здания университета, а в трёх кварталах от него увидели гостиницу, в которой и остановились.
        – Ничем не отличается от постоялых дворов, а берут чуть ли не в три раза дороже! – недовольно сказал Корн, когда они сняли на один день три комнаты, и с Майка взяли деньги вперёд. – Вы когда пойдёте за этим химиком?
        – Пообедаем, и пойду, – ответил эльф.
       С обедом возникли сложности. Когда их компания спустилась в трапезный зал, людей в него не пустили.
        – Им подадут обед в комнаты, – сказал хозяин Майку. – У нас приличное заведение, поэтому мы не используем людей даже на подсобных работах. Девушки по вызову и те эльфийки. Наших постояльцев может шокировать вид ваших слуг.
        – Надо было сказать раньше, и мы у вас не остановились бы!
        – Можете съехать, – предложил хозяин, – только деньги вам не вернут. Зря вы злитесь. Это только слуги, а порядки во всех гостиницах одинаковые. Им подадут то же, что и вам, а так ли важно, где обедать? Можете и вы поесть у себя.
        Майк взял Венди под руку, и они ушли в зал, а остальные вернулись в комнаты, куда вскоре принесли отлично приготовленное мясо и овощи.
        – У меня возникли сомнения, – сказал Корн Глебу, когда они закончили обедать. – Учёного мы найдём, и я его разговорю, но даже если он знает нужные нам секреты, сможем ли мы понять его объяснения? Для занятий наукой недостаточно ума и грамотности, нужно годами учиться всяким премудростям. Много вы наработаете в кузнечном деле, если вам о нём просто расскажут?
        – А если забрать его с собой? – предложил юноша. – Сможете вы это устроить?
        – Это не так просто, – ответил маг. – Нужно выбрать того, чей отъезд пройдёт незаметно. Магией я могу действовать дней на десять. Если стираю память, то это навсегда, а если что-то внушаю, то внушение долго не держится, и его приходится обновлять. И дело не только в этом... Много эльфов вы у нас видели?
        – Кроме Майка и его убитых родичей, я их вообще не видел, – ответил Глеб.
        – Я тоже мало их видел, – сказал Корн, – потому что их у нас почти нет. Есть представительства во многих крупных городах, есть гостевые дворы в тех портах, в которые приходят эльфийские корабли, остальные – это представители каких-то богатых семейств, приезжающих по торговым делам. Богатых эльфов очень много, но они у нас редкие гости. Я спрашивал у вашей Венди, много ли возят к нам пассажиров, так она ответила, что половина кают пустует, а большинство пассажиров – это возвращающиеся люди.
        – Хотите сказать, что им неинтересна жизнь за морем? – спросил юноша. – Или их к нам не пускают?
        – Наверное, им действительно не очень интересна наша жизнь, – сказал Корн. – Майка не интересовало ничего, кроме женщин. Но и препятствия должны быть. Вот вы на их месте отпускали бы своих учёных к дикарям? Какой тогда смысл охранять секреты? Я не уверен даже в том, что они позволят уехать Венди. Она многое знает, а зачем отдавать в ваши руки её знания?
        К ним в комнату постучали и вошли вернувшиеся из трапезной эльфы.
        – Я пообедал и ухожу по вашим делам, – сказал Майк. – Присмотрите за Анной. С обедом всё в порядке?
        – Всё хорошо, – ответил Глеб. – Вкусный обед. Идите и ни о чём не беспокойтесь.
        Эльф ушёл, а маг спросил у Венди, можно ли кого-нибудь вывезти за море, не ставя в известность начальство порта.
        – На такое не пойдёт ни один капитан, – отрицательно покачала головой девушка. – Он на корабле не один, а после каждого рейса матросов допрашивают по всяким нарушениям. Отец говорил, что в каждой команде есть те, кому платят за доносы. Нарушителя порядков запросто могут выгнать из капитанов. Стоит это тех денег, которые вы готовы им заплатить? В связи с чем у вас возникла такая мысль? Боитесь, что меня не отпустят с Глебом?
        – И это тоже, – согласился Корн. – Вы не так уж мало знаете, чтобы вас отпускать. А у нас появилась мысль взять с собой того, кто знает гораздо больше вас. Если это получится, то главным будет унести отсюда ноги. Нам не придётся подвергать себя опасности, раскрывая ваши секреты, в которых мы можем ничего не понять.
        – Не знаю... – замялась Венди. – Есть ещё корабли, которые плавают вдоль берега. На них тоже ставят машины, и при удачной погоде можно переплыть море. Сможете вы подчинить их команду? Она там небольшая и состоит в основном из эльфов. А с владельцем корабля можно потом расплатиться.
        – Мой максимум – это три человека, – ответил Корн. – Если обрабатывать по одному, то хватит на десяток.
        – Их там больше, – сказала девушка. – И вам не удастся подкупить эльфов. Слишком велик риск такого плавания, а если кто-нибудь потом проговорится... Нет, не получится.
        – Неужели совсем нет неподкупных? – не поверил Корн. – Вы мало от нас отличаетесь, а среди людей неподкупных почти нет. Разница между ними только в цене, за которую продаются.
        – Наверное, есть, – согласилась Венди. – Но это сколько же нужно потратить денег! И как вы будете их искать? Если набрать портовой швали, они продадут вас властям или сами перережут горло и завладеют кораблём. Если бы вы могли подчинить их всех, тогда другое дело.
        – Ладно, посмотрим, – прервал разговор маг. – Поговорим с химиками, а потом будем решать.
        Майк вернулся, когда начало темнеть. Вид у него был усталый и недовольный.
        – Зря промотался, – сказал он Корну. – Эти учёные не хотели со мной разговаривать, а с вами и подавно не будут. Занятий ещё нет, но мне попался один из студентов, которого удалось разговорить. Он и адрес дал, только за него пришлось заплатить. Сказал, что декан Алан Ривер – это их главный химик. Ему уже за семьдесят, поэтому вечерами редко выходит из дома. Представляете, этот студент решил, что я хочу у них учиться, а для этого собираюсь подкупить старика! Предупредил, что ничего у меня не выйдет, забрал десять монет и ушёл. Будете пробовать?
        – Вряд ли ваш химик нам сильно обрадуется и усадит угощать, – усмехнулся Корн, – поэтому давайте сначала поужинаем, а вы заодно отдохнёте, а потом сходим.
        Поужинали быстро и, оставив в комнате женщин, отправились по указанному адресу. Своего кучера до утра отпустили, но студент клялся, что до дома декана рукой подать, поэтому не стали брать наёмный экипаж и пошли пешком. Два раза пришлось спросить дорогу, но шли действительно недолго. Дом у декана был не очень большой, но двухэтажный. Уже начало темнеть, но ещё можно было прочитать имя хозяина на закреплённой на двери табличке. К двери был прибит ремень с деревянной колотушкой. Глеб постучал, и послышались приближающиеся шаги.
        – Кто? – коротко спросил старческий голос.
        Корн, не вступая в переговоры, подчинил хозяина и заставил его открыть дверь. Заодно был взят под контроль Майк, которому ни к чему было слышать дальнейший разговор. В коридоре за дверью было темно, поэтому старика смогли разглядеть только на лестнице на второй этаж, где был закреплён фонарь.
        – Вы Алан Ривер? В доме больше никого нет? – спросил маг и, получив утвердительный ответ на оба вопроса, велел отвести их в такое место, где можно было бы поговорить.
        Майка оставили ждать в одной из комнат первого этажа, а сами следом за хозяином поднялись в его просторную гостиную. Старик зажёг два фонаря и сел в одно из стоявших в комнате кресел. Незваные гости тоже сели в кресла, и Корн снял подчинение.
        – Кто вы? – подслеповато щурясь, удивлённо спросил хозяин. – Глаза меня не обманывают? Вы люди?
        – Самые настоящие, – заверил его Корн. – Мы вам не нравимся?
        – Способ, которым вы сюда попали, подсказывает, что моё отношение к вам ни на что не повлияет, – хмуро сказал старик. – Что вам от меня нужно?
        – Прежде всего, успокойтесь, – сказал маг. – Вам ничего не угрожает. Мы поговорим, а когда уйдём, вы забудете о нас и об этом разговоре.
        – Маг? – утвердительно спросил старик. – Ну и что вас может интересовать?
        – Расскажите нам всё о порохе и его применении, – ответил Корн. – И учтите, что я снял с вас подчинение для удобства. Я почувствую ложь и вытяну из вас правду.
        – Вот, значит, как! – сказал старик, страх которого уступил место любопытству. – Я предполагал, что такое когда-нибудь может случиться, не думал только, что это произойдёт со мной. Я могу рассказать всё без утайки, даже без вашей магии. Боюсь только, что вы мало что поймёте из моих объяснений.
        – Боитесь? – удивился Глеб. – Почему?
        – Вы ведь маоз? – спросил декан и, получив подтверждающий кивок, продолжил: – Понимаете, нашему народу нужен сильный враг, иначе мы можем плохо кончить. Фактически эльфы остановились в развитии. Мы так сильно вырвались вперёд по сравнению с остальными народами, что не осталось стимулов для развития. С учётом того, что за бесценок получаем от других, и собственного производства, мы можем обеспечить свой народ всем необходимым. Это не делается потому, что изобилие благ только ускорит наше падение. Всех устраивает то, что уже есть, и сломать это не получается. Сегодня мы делаем точно такие же паровые машины, какие делали пятьдесят лет назад. У нас есть интересные новинки, но они никому не нужны. То же и с оружием, и со многим другим.
        – И вы думаете, что получившие порох маозы заставят вас хвататься за новое? – спросил Корн. – И совсем не боитесь?
        – Вы не такой мальчишка, как он, – сказал декан, показав рукой на Глеба. – Постарайтесь меня понять. Порох – это только начало. Даже для его получения вам придётся затратить много времени и сил. А ведь к нему нужно ещё много всего! И я вам этого не расскажу при всём желании. Многого я не знаю, а многое вы не поймёте, сколько бы я вам здесь ни объяснял!
        – А если мы увезём вас с собой? – спросил Корн.
        – Хороший ход, – кивнул декан, – только увозить нужно не старика, который может помереть в пути, а кого-нибудь помоложе. Если хотите, могу даже подсказать кого. Но и это только поможет вам освоить то, что будет знать увезённый вами эльф. Я уже не говорю о том, что вам не дадут времени на освоение всего. А вот ничего нового вы не придумаете! И не из-за глупости, а из-за того, что вы страшно невежественны! Наукой может заниматься один из ста, а сделать в ней что-то выдающееся – один из тысячи! Но прежде нужно всю эту тысячу обучить грамоте и дать хотя бы школьные знания. Теперь поняли? Много у вас таких грамотеев? И многие ли из ваших вождей поймут, что без образования народа вы обречены на вечное отставание? Пока что-то урвёте, как сейчас, противники уйдут далеко вперёд!
        – Это интересно, и кое с чем можно согласиться, – сказал Корн, – но с чего-то нужно начинать. Вот и помогите нам, тем более что сами считаете, что эльфам от этого будет польза. Что можно сделать быстро?
        – Прежде всего вам нужен порох, – начал объяснять старик. – Без него всё остальное теряет смысл. Он состоит из смеси порошков серы, древесного угля и соли, образующейся при гниении всякой дряни. Как её собирать и обрабатывать, чтобы получился хороший порох, вам расскажет тот, кого вы заберёте. Советую взять Джона Нельсона. Есть на нашем факультете такой учёный. У него отвратительный характер, много безумных идей и отсутствует семья. Он знает всё о порохе и его применении и поможет вам с обработкой металлов. Артиллерию сделать не успеете, да она сейчас и не нужна. Мушкетов в нужном количестве... пожалуй, тоже не сделаете.
        – А для чего тогда делать порох, если мы не сможем сделать ничего из того, для чего он нужен? – удивился Глеб.
        – Вам никогда не говорили, что нельзя перебивать старших? – с неудовольствием сказал декан. – Если я что-то говорю, то не просто так! С вами собираются воевать? Я так и думал. Так вот, знайте, что вы не будете воевать с эльфами. На ваше счастье, до вас трудно добраться. Побережье почти не заселено, а других дорог, кроме рек, от него нет, и повсюду леса. Единственная большая река имеет пороги, из-за чего нашему флоту по ней хода нет! А дороги на западе у вас есть. Вот по ним-то эльфы и бросят на вас армии западных королевств, а сами только помогут огнём. И большие орудия туда не потянут из-за бездорожья, а возьмут что-нибудь проще вроде разборных метателей. Ими можно обстреливать врага мощными бомбами, которые взрываются и рвут всё в клочья кусками железа. Ещё есть снаряды, разбрызгивающие горючие смеси. Такими можно сжигать города. Можно взрывать стены ваших городов и крепостей. Для этого возьмут немного наёмников и ещё меньше эльфов, которые будут за ними присматривать. Вот справиться с ними для вас реально, особенно если о вашем порохе никто не узнает. Достаточно нескольких удачных выстрелов, чтобы обратить в бегство кавалерию. Лошади очень пугливы и их нужно приучать к звукам стрельбы и взрывов. Ладно, всё это и многое другое вам расскажет Нельсон, а то у меня уже болит горло.
        – Где он живёт? – спросил Корн. – Запишите адрес и как туда добираться, чтобы мы меньше спрашивали.
        – Вот возьмите, – старик протянул магу лист бумаги, на котором написал адрес. – Пройдёте по моей улице вон в том направлении два квартала. Дом у него похож на мой, только с палисадником. Можете взять фонарь, а то ещё попадёте к соседям. Вы не сотрёте мне ничего лишнего?
        – Только воспоминания о нашем визите, – успокоил его Корн. – У меня в этом большой опыт, поэтому ваша память не пострадает. Сейчас я вас усыплю.
        Старик обмяк в кресле и негромко захрапел.
        – Уходим, – сказал Глебу маг. – Возьмите один из фонарей.
        Они спустились на первый этаж, нашли Майка, с которого Корн снял подчинение, и вышли из дома.
        – А где хозяин? – спросил эльф. – Вы его, случайно, не убили? Ходите по его дому, как у себя, бросили незапертыми двери...
        Корн опять применил магию, и Майк забыл о своих вопросах и потерял интерес к тому, куда его ведут. Шли минут десять.
        – Это где-то здесь, – сказал маг. – Вон похожий дом. Смотрите, на калитке табличка.
        – Нельсон, – прочитал Глеб, подсветив табличку фонарём. – Калитка закрыта. Будем перелазить? Стучать глупо: побеспокоим соседей, а он может не услышать.
        – В доме только один эльф, – Корн стоял с закрытыми глазами и, казалось, к чему-то прислушивался. – Сейчас попробую зацепить его отсюда. Если получится, он сам откроет.
        Пришлось подождать, прежде чем в доме скрипнула открывшаяся входная дверь и к калитке подошёл высокий эльф. Из-за слабого освещения его не получилось рассмотреть.
        – Кто такие? – спросил он, клацнув щеколдой. – Проходите, чего застряли!
        – Удивительно! – сказал Корн. – Он подчинён и задаёт вопросы! Я раньше с таким не сталкивался.
        – Закроете за собой калитку, – сказал эльф и направился к дому.
        Они вошли в калитку, после чего Глеб закрыл щеколду и пошёл впереди, подсвечивая фонарём дорожку. Входная дверь осталась приоткрытой, поэтому вошли в прихожую.
        – Долго мне вас ждать? – раздался сверху раздражённый голос. – Быстро поднимайтесь по лестнице!
        – А вы точно действовали на этого эльфа? – спросил Глеб мага. – Не похоже, чтобы у него подавили волю.
        – Действие есть, – в замешательстве сказал Корн, – только почему-то не до конца...
        Как и при посещении декана, Майка тоже оставили внизу, а сами поднялись по лестнице и по уже освещённому коридору подошли к поджидавшему их эльфу.
        – Вы от кого? – по-прежнему неприязненно спросил он. – Что остановились? Проходите в комнату!
        – Мы сами от себя, – сказал Корн, заходя в гостиную, – но к вам сейчас от господина Ривера.
        – Вас чем-то не устроил старик, если вы припёрлись ко мне, – глядя на Глеба, сделал вывод Нельсон. – Так, вы человек, да ещё дикарь с востока.
        – Вы что-то имеете против людей? – спросил Корн.
        – Для меня в собеседнике важен не размер его ушей, а содержимое головы, – ответил эльф. – Мне показалось, или вас на самом деле было трое?
        – Третьего не касается наш разговор, – ответил маг. – Прежде чем мы с вами продолжим, мне нужно кое в чём убедиться. Сядьте!
        – Что вы себе позволяете! – возмутился Нельсон и с удивлённым выражением лица сел в кресло.
        – Очень высокий порог сопротивляемости, а я уже наполовину пуст, – сказал Корн. – Рискованно... Ладно, есть ещё один способ.
        – Маг, – догадался Нельсон. – Вы хоть не убили Ривера?
        – Стёр память, – сказал Корн. – Потратился на него и... ещё одного, а на вас не хватило. Вы спрашивали, почему мы от вашего декана пришли к вам. Он нам кое-что рассказал, но нам мало рассказов, нужна другая помощь, а господин Ривер для этого слишком стар.
        – И эта старая сволочь назвала вам меня!
        – Он сказал, что у вас нет семьи, отвратительный характер и много безумных идей.
        – Исчерпывающая характеристика, – усмехнулся Нельсон. – Что он ещё сказал?
        – Что вы сможете помочь маозам отбиться от западных армий и своих соотечественников. Он считает, что появление такого врага пошло бы эльфам на пользу.
         – Неужели так и сказал? – удивился эльф. – Умно, не ожидал от него такого.
        – Он вынужден был говорить правду из-за магии, – объяснил Корн. – Вы тоже не сможете соврать, на это моих сил хватит.
        – Хотите, чтобы я поехал с вами, – задумался Нельсон. – Вообще-то, можно. Мне не дадут работать в Университете, а почти все деньги потрачены на исследования. Что я получу за свой труд?
        – Станете одним из ближних к князю людей, – ответил Глеб, – а он не обижает их золотом. Только сначала надо доказать свою полезность. А когда есть золото...
        – Наконец-то, я его сломал! – с облегчением сказал Корн, глядя на застывшего эльфа. – Сильный, думал, что уже не получится.
        – И что бы тогда делали? – спросил Глеб. – Нельзя же его было просто оставить.
        – Врезали бы хорошенько и связали, – объяснил маг, – а утром я им занялся бы. Ладно, оставляем его здесь, заберём завтра, перед отъездом из города. Место в карете есть, а я так его обработаю, что ни у кого не возникнет вопросов.
        Овен освещался плохо, а пришедший в себя Майк его почти не знал, поэтому пришлось долго искать свою гостиницу, пугая вопросами редких прохожих. Женщины переволновались из-за долгого отсутствия любимых и набросились с упрёками. Мужчины разобрали их и повели успокаивать, а оставшийся в одиночестве маг лёг спать. Утром не затягивали с отъездом и выехали сразу же после того, как позавтракали. Применивший к Майку магию Корн не стал ничего ему объяснять, просто крикнул кучеру нужный адрес. Калитка и входная дверь дома не были заперты, а Нельсон спал в том кресле, где его вчера оставили. Маг внушил ему преданность и послушание, а потом разбудил и приказал сесть в карету. Некоторое время ехали молча, а потом Нельсон не выдержал и начал распускать перед женщинами хвост. Удивительно, но он даже под полным внушением сохранил остатки воли и не растерял сообразительности. Корн решил с ним посоветоваться и на время «заморозил» Майка с Анной.
        – Вы опытный эльф, – польстил он учёному, – подскажите, как переправить такого, как вы, через море.
        – Есть много способов, – равнодушно сказал учёный. – Можно за день до отплытия пробраться в трюм и там затаиться. За рейс в него нечасто лазают за продуктами и питьевой водой. Всем этим можно пользоваться, а убыль спишут на крыс. Хотя я слышал, что на коммерческие корабли, которые идут через море, хотят поставить орудия и поместить воинские команды. Понятно, что это сделают за счёт капитанов. Такой корабль должны постоянно охраняться, и на него трудно попасть.
        – А второй способ? – спросил Глеб.
        – Наберёте в любом порту чёрных орков, – сказал Нельсон. – Каждому хорошо заплатите и обещаете ещё больше денег и свободу. Потом с ними захватите подходящее судно, свяжете команду и переплывёте море. Конечно, вам нужно уметь управлять машинами, бункеры должны быть полны угля, а трюм – продовольствия, но с машинами справится и ребёнок, а всё остальное нетрудно посмотреть при подборе корабля. Если повезёт с погодой, обойдётесь без капитана одним компасом. Мимо соседнего материка не промахнётесь. Риск, конечно, но реально выполнить.
        – А чёрные не перережут глотку? – спросил Корн.
        – Вряд ли. Их здесь мордуют и используют за гроши, поэтому они не забудут нормального отношения и отслужат. Если не нужен корабль, с ними можно договориться, что отдадите после рейса. Научите кого-нибудь из них дёргать за рычаги. Я уже говорил, что там справится и обезьяна. Для вас есть ещё один способ – применить магию. Найти одного из ночных королей и внушить преданность, подкрепив её золотом. С их головорезами нетрудно захватить небольшой военный корабль. Они прочнее, да и машины получше, так что больше шансов дойти. А ухорезов можно подбирать из тех, кто плавал и мог бы управиться с парусами. Если поломать голову, можно придумать что-нибудь ещё.
        – Вы говорили, что потратили свои деньги, – напомнил Корн. – Совсем всё промотали?
        – Не промотал, а потратил на исследования, – возразил эльф. – А зачем вам мои деньги?
        – Они нужны вам, – сказал маг. – Завтра приедем в Клирвер и пробудем там несколько дней. Мы остановимся у родственников Майка, а вам там делать нечего. Глеб даст деньги, а вам нужно остановиться в какой-нибудь гостинице и ждать. Заодно оформите для нас договоры найма. Пока мы числимся слугами Майка, а потом нас прикроете вы. Но об этом поговорим завтра.
        Этот день мало отличался от других. Майк пытался разговорить нового попутчика, но получил от Корна внушение и переключился на Анну. На ночь, как всегда, сняли три комнаты, но на этот раз Майку пришлось поделить свою с Джоном, а женщинам – обойтись без ночных развлечений. Как и в других придорожных трактирах, в трапезных залах к людям никто не цеплялся, поэтому поужинали всей компанией. Выехали утром и к обеду прибыли в Клирвер.
        – Этот город крупнее Овена, – с гордостью сказал Майк, – и небесные дома у нас повыше. Видите вон тот? Он принадлежит нашему торговому дому. Сейчас едем прямо туда, и я представлю вас родне. Только придётся немного подождать в карете, пока я поговорю с отцом.
        – Подождём, – согласился Корн, – только сначала пристроим господина Нельсона.
        Пока добрались до центра, повстречали шесть гостиниц, в одной из которых оставили учёного. Когда подъехали к высоченному дому Адамсонов, Майк взял свои котомки и связку мечей и поспешил к входу. Один слуга распахнул перед ним дверь, другой посадил в лифт и крикнул в трубу, чтобы включали машину. Когда кабина доползла до последнего этажа, Майк вышел из неё и по коридору почти бегом добрался до кабинета отца.
        – С возвращением, господин Майк! – приветствовал его секретарь. – Подождите, пока я доложу вашему отцу.
        Он постучал в дверь кабинета и вошёл, а через минуту пригласил войти юношу.
        – Садись и рассказывай, – не здороваясь, приказал отец. – Почему погиб Оливер, и что это за история с людьми и женитьбой?
        Не ожидавший такой встречи Майк сел на стул и минут за десять рассказал о своей поездке.
        – Да, не повезло, – с досадой сказал отец. – Эти рудники у нас перехватят. Где сертификат?
        Майк вынул бумагу и положил её на стол.
        – Твои люди не могут быть свидетелями, – насмешливо сказал отец. – Надо учиться думать головой! Что они видели? Только тела эльфов, а что один из них – это твой дядя, никто знать не мог, ты это сказал им сам. Или ты сможешь убедить гоблинов в том, что мой родственник и компаньон, перед тем как умереть, был представлен твоему лучнику? Мы получили известие об их гибели по линии морского министерства и уже решили все дела. Ты слишком медленно сюда добирался, наверное, из-за своей невесты. Людей отправляй обратно, нечего им здесь делать. Деньги остались? Я так и знал, что ты всё промотаешь на мальчиков. Возьми пару сотен в кассе и отдай. За твоё спасение им хватит, а на обратную дорогу пусть зарабатывают сами. Твою невесту я посмотрю, а потом буду решать. У меня были на тебя другие планы, но если привёз что-то стоящее, их можно пересмотреть. Что это у тебя за узлы?
        – Оружие моих спутников и самое ценное из того, что у них было, кроме брони. Я не стал её снимать.
        – Чистоплюй, – сказал отец. – Всё понял, что я тебе сказал? В дом разрешаю привезти только девушку. И не забудь порвать договоры найма. Иди, я тебя больше не держу.

    Главы 13-14   http://www.proza.ru/2017/11/06/711


Рецензии
Ох уж эта дискриминация! Никогда не доводила до добра.

Татьяна Мишкина   05.11.2017 23:59     Заявить о нарушении