Прометей с востока Главы 13-14

                Глава 13


        С тех пор как расстались с Майком, прошло десять дней. Когда встал вопрос, чем заняться в первую очередь, Венди заявила, что нужно ехать за деньгами.
        – Беннет уже наверняка продал корабль и нашу долю в портовом хозяйстве, – сказала она мужчинам. – Это очень большие деньги, а если придётся срочно уезжать, мы их лишимся.
        – Если не хотите лишиться денег, вам нужно брать их у гоблинов золотом, – сказал Джон, – или покупать золото у кого-нибудь другого. Не поняли? Вы сказали, что у маозов нашу медь используют только купцы. И много у вас возьмут? И учтите, что в случае войны торговые связи будут прерваны, поэтому и купцы ничего не обменяют. Сколько отсюда ехать до вашего порта?
        – Мы ехали пять дней, – ответил Корн.
        – Я не могу терять в дороге столько времени! – возмутился эльф. – Самый подходящий для ваших целей порт – это Корина. В ней навалом самых разных кораблей, в том числе и военных. И до неё от Овена только два дня езды. И вы хотите, чтобы я пять дней ехал за вашими деньгами и столько же терял на обратную дорогу? Давайте сделаем по-другому. Вы, Венди, переписываете на меня свой сертификат и уезжаете за остальными деньгами, а меня высаживаете в Овене. За то время, пока вы будете разъезжать, я уволюсь из Университета, продам дом и сниму ваши деньги золотом.
        – Мне сказали, что я ещё месяц не смогу пользоваться этим сертификатом, – возразила девушка, – а на том, который мне открыли за провоз товаров, не так много денег. Может, продать дом?
        – Надо знать законы, – назидательно сказал учёный. – Вам пользоваться нельзя, а мне после переоформления можно. Где находится ваш дом?
        – В Пеоре. А почему вы спросили?
        – Потому, что нужно думать головой! – рассердился Джон. – До вашего Пеора семь дней езды, да ещё столько же времени потратите на обратную дорогу. И дом вы за один день не продадите, разве что за бесценок. Вы капитан и должны знать о прелестях зимнего плавания!
        – Не будем связываться с домом, – согласилась Венди, – но я не собираюсь кому-то дарить корабль. Вы сможете взять деньги золотом?
        – Отдадите мне двадцать процентов, – поставил условие эльф. – Я не знаю, что мне заплатит князь маозов, а ехать за море только с тем, что я выручу за дом...
        – Десять, – начала торговаться Венди. – Если вам прикажет Корн, сделаете эту работу даром!
        – Сделаю, – согласился Джон, – но без всякой заинтересованности. Вас ведь не устроит, если гоблины скажут прийти за золотом через два месяца? Они не рвутся его отдавать, да ещё столько, поэтому начнут строить препоны. Я знаю только один способ это обойти – взятки. И платить их буду из своей доли. Не жадничайте, Венди, вы и так будете богаче князя. И учтите, что потом нужно обращать в золото те бумаги, которые вы привезёте. Если я уже кое к кому протопчу тропинку...
        – Что скажешь, дорогой? – спросила девушка у Глеба. – Только не вздумай говорить, что это мои деньги и я сама должна решать!
        – Я думаю, вы сойдётесь на пятнадцати, – сказал за Глеба маг. – Остаётся нерешённым вопрос, как нам ездить. Договоры заключены на вас...
        – Не вижу никаких сложностей, – пожал плечами Джон. – Я купил ваши услуги и отправил охранниками с госпожой Купер. Выправим бумагу в первой же гоблинской конторе. Они за деньги заверят всё, что хотите.
        На том и порешили, а через два дня расстались. Высаженный у своего дома учёный отправился увольняться, а остальные поехали за деньгами. В дороге не случилось ничего достойного упоминания. Капитан порта продал корабль и вручил Венди сертификат на её имя.
        – Как вы и просили, продал за полмиллиона, – сказал он девушке. – Зря вы так торопились, весной можно было продать гораздо дороже.
        Их кучер не захотел уезжать, поэтому наняли другого и сразу же выехали в Овен. На третий день завернули в храм небольшого городка. Глеб с Венди ответили на вопросы жреца, заплатили двести монет и вышли из храма мужем и женой.
        – Что такая грустная? – спросил юноша. – Это из-за свадьбы? Так мы её ещё сыграем. Вот вернёмся домой и закатим такой пир!
        – Когда это будет! – вздохнула она. – Страшно надоела дорога. Если бы не ночи с тобой, было бы ещё тяжелей. Как только терпит Корн.
        Магу из-за отсутствия занятий и преклонного возраста проведённые в карете полмесяца тоже дались нелегко, но он не жаловался. К концу пути у Корна начал портиться характер.
        – Слава богу, приезжаем! – с облегчением сказал маг Глебу, когда вдали показались верхушки небесных домов Овена. – Надеюсь, что у нашего учёного всё в порядке.
        Вскоре въехали в город и через час остановились возле дома Нельсона.
        – Дом продал с отсрочкой до своего отъезда, – отчитался Джон. – Кучера можете рассчитать, я нанял для поездки в Корину более подходящий экипаж. В этих десяти сумках ваше золото. Сразу скажу, что гоблины больше его не дадут. Об этом пока мало кто знает, но они отменили право получения вкладов в золоте. Мне повезло успеть, да и взятки сделали своё дело.
        – Жалко! – огорчилась девушка. – У меня больше денег, чем в той бумаге, которую я на вас переделала. И потратили столько времени...
        – Ничего страшного, – успокоил учёный. – Приедем на место, и закроете счёт. Здесь этого делать нельзя, потому что карета не выдержит веса ваших денег. На каком варианте вы остановились, Корн?
        – Я думаю потрясти преступников, – ответил маг, – Хотя можно дополнительно поискать верных слуг среди чёрных орков. Воздействовать на них одновременно деньгами и магией. Не даёт покоя ваша мысль о военном корабле. Если взять небольшой, на нём должны быть маленькие орудия. Их потом можно снять и увезти вместе с порохом.
        – Через преступников можно попробовать купить золото, – предложил Джон. – Обдерут, конечно, но других мыслей у меня нет. Золото продают, но в очень небольших количествах в основном ювелирам. Вы сильно устали в дороге?
        – Мы сильно устали от дороги, – поправил его маг. – А что вы хотели предложить?
        – Дорогу, – рассмеялся Джон. – Хотел с вами пообедать, сходить за экипажем и в путь!
        – А ведь вы уезжаете с охотой, – сказал Корн, – и дело не только в моей магии, она только подтолкнула. Не скажете, в чём причина? Неужели в деньгах?
        – Деньги важны, – согласился учёный, – но только из-за них я никуда не поехал бы. При большом желании можно заработать и здесь. Причины есть, но отложим этот разговор до дороги. Сейчас он нас задержит, а в пути поможет скоротать время.
        Все пообедали, а потом дождались, пока Джон вернётся с большим экипажем, запряжённым шестёркой лошадей, погрузили в него золото и свои вещи и уехали.
        – Вы обещали скоротать время, – напомнила Венди, когда последние дома Овена скрылись за поворотом дороги.
        – Интересуют мои мотивы? Я не делаю из них секрета. Вам сказали, что у меня скверный характер, но вряд ли кто-нибудь объяснил, почему он стал таким. Для настоящего учёного самым важным в жизни является возможность удовлетворять любопытство. Деньги, женщины и всё остальное – это только приятное приложение к научной работе, без неё радости жизни теряют смысл. Я из тех, кто вечно ищет что-то новое, такое, до чего пока никто не додумался, а здесь мне совершенно не дают работать! Никому не интересны мои идеи, на их проверку не дают денег и не выделяют нужных мне веществ!
        – Но среди маозов у вас будет ещё меньше возможностей, – возразил Корн. – Золото не заменит ваших машин.
        – Поначалу можно обойтись без машин, – сказал Джон. – В Корине куплю много хорошего инструмента. Если вы хотели тащить пушки, как-нибудь дотянем и его. А станки когда-нибудь сделаем или позаимствуем где-нибудь здесь. Чему вы удивляетесь? Порты на побережье почти не охраняются, и в каждом есть механические мастерские. Можно захватить небольшой порт и разобрать паровую машину и несколько станков. Если мои соотечественники на вас нападут, то дадут основания для такой акции. А можно провести её и без повода. Вижу, что мои слова нужно объяснить на примерах. Пушки – грозное оружие, но очень неудобное, если нет нормальных дорог. Бьют разными ядрами и шрапнелью на две тысячи шагов. Можно стрелять и дальше, но трудно корректировать огонь. Не поняли? Как целиться в то, чего не видишь? Метатели легче и существуют разборные конструкции, но они не забросят тяжёлую бомбу на расстояние больше сотни шагов, а значит, их расчёты будут уязвимы для лучников. Противнику не очень сложно одним отчаянным рывком преодолеть эти сто шагов и всё захватить или сжечь. Я придумал оружие, которое не такое тяжёлое, как пушки, но бьёт гораздо дальше их и наносит больший ущерб!
        – Неужели вам сказали, что оно ненужно? – спросил Корн.
        – Представьте себе, что так и сказали! – сердито ответил Джон. – Для моего оружия нужно слишком много пороха! Главная сложность в его изготовлении – это белая соль, которую выпаривают из гнилья. У вас есть горы? А летучие мыши в них водятся?
        – Зачем вам эта мерзость? – спросил Глеб. – Неужели тоже для оружия? Я не был в горах, но слышал о мышах, точнее, об их дерьме, из-за которого в дождь не смогли укрыться в пещерах.
        – Вы ещё благословите это дерьмо, – пообещал учёный. – Половину нашего пороха делают из него. Если в пещерах есть старый помёт, мы с вами быстро наделаем много отличного пороха! Так вот, потребность в порохе очень большая, и нужной белой соли постоянно не хватает. В моём оружии для одного выстрела его нужно раза в два больше, чем для орудия, а соли в этот порох идёт меньше. При выстреле из пушки порох сгорает весь сразу, а у меня он горит почти всё время, пока снаряд летит к цели. Я сделал только три образца и не смог довести их до ума, потому что перестали давать соль и ограничили в деньгах! Я преподавал и не мог разорваться, поэтому для разных работ нанимал студентов, а это такой народ, который не станет работать даром. И у меня не одна такая идея. Как о них говорил наш декан – безумные? Я считаю безумным всё делать на паровых машинах, которые только переводят уголь. У вас есть где-нибудь чёрная маслянистая жидкость, которая течёт из земли?
        – В соседнем княжестве есть, – подтвердил Глеб. – На болотах добывают её и смолу.
        – Значит, со временем испытаем ещё одну мою идею. Лишь бы ваши князья проявили ум и не остановились на достигнутом. А то разгромят западные армии и скажут, что нечего учить парней. Мол, это против обычая, а порох мы наделаем и без учёбы!
        – А если учить на наши деньги? – спросила Венди. – Выучатся, а потом пусть отрабатывают. Всё равно им негде будет применять свою учёность, только у нас, а деньги нужно во что-то вкладывать.
        – Я это запомню, – пообещал учёный.
        – Я, наверное, у вас задержусь, – сказал Глебу Корн. – Дома не ждёт ничего хорошего, а у вас будет интересно. Не прогоните? А то я не брал с вас процентов и деньгами не обременён.
        – Мой дом – ваш дом! – сказал юноша фразу, которой маозы предлагали дружбу. – Я могу помочь во всём, хотя помощь вряд ли понадобится. Магов мало, и много желающих воспользоваться их услугами.
        Они долго беседовали, пока не въехали в маленький городок. В его трактире оказались только две свободные комнаты, которые и заняли. Хозяин был в шоке, когда узнал, что молодая эльфа замужем за человеком, поэтому уже не обратил внимания на то, что во второй комнате эльф тоже ночует с человеком. Утром они встали раньше других постояльцев, быстро позавтракали и продолжили путь.
        – Не понравился мне здешний хозяин трактира, – хмуро сказал Джон. – Ваш брак – это вызов традициям, хоть законом подобные браки не запрещены. Но в таких городишках на законы плюют. Хорошо, что мы рано уехали, хотя при желании всаднику нетрудно догнать карету. С вашего позволения, я его приготовлю.
        Он порылся в своей котомке и достал двуствольный пистоль.
        – Откуда он у вас? – удивилась Венди. – Меня заставили сдать пистоли.
        – Не все же такие законопослушные, как вы, – усмехнулся учёный. – Я не умею махать мечом и не обладаю способностями к магии, поэтому считаю глупостью отправляться в такой путь без оружия. Мне кажется, или действительно скачут?
       – Да, два всадника, – подтвердил Глеб. – Зря не достал лук из ящика!
        – С двумя я справлюсь, – сказал Корн, – правда, остаётся кучер, но я думаю, что он не убежит от своей кареты. А может, это не за нами.
        – А ну-ка останови! – крикнул кучеру издали мужской голос.
        Карета начала замедлять ход и остановилась. Топот копыт приблизился, и напротив дверец остановились два всадника. Оба были в форме стражей порядка, и у каждого на боку в кожаном футляре висел пистоль.
        – Всем выйти из кареты! – приказал тот, который выглядел старше возрастом.
        – А в чём дело? – спросил приоткрывший дверцу Джон. – Какие к нам претензии?
        – Если не вмешаетесь, сейчас уедете, – ответил ему страж. – Тот, с кем вы спите, нас тоже не интересует, хоть он и человек, а вот второго мерзавца, посягнувшего на эльфу, мы убьём прямо сейчас. Её возьмём с собой. Отведает плетей, потом отпустим.
        – Нет закона, который запрещает такие браки, – сказал Джон. – Не боитесь, что в ваш городишко наведаются родичи обиженной эльфы?
        – Придержи язык, а то и сам дождёшься плетей! – крикнул более молодой. – Нет у нас законов, наказывающих за убийство людей и орков, а влиятельные родичи не допустили бы такого непотребного брака и не отпустили бы свою родственницу без охраны!
        – Ну почему же без охраны, – сказал Джон и очень быстро выстрелил сначала в одно окно, потом в другое.
        Два тела одновременно упали на тёмное покрытие дороги, а лошади с испуганным ржанием унеслись прочь.
        – Вы подчинили кучера? – спросил Джон мага. – Хорошо, тогда мы оттащим в сторону тела и заберём пистоли, пригодятся. Идёмте, Глеб.
        Мужчины спрыгнули на дорогу, вытащили из кобур стражей пистоли и пороховницы и оттащили их тела на полсотни шагов в ближайшие кусты. После этого поспешили сесть в карету.
        – Я думаю, что сегодня не стоит останавливаться на ночлег, – сказал учёный. – Поедим сами, покормим коней и будем ехать всю ночь. Ночи сейчас лунные, и дорогу хорошо видно. Пока спохватятся и найдут этих стражей, мы будем далеко. Знаю я таких, как эти ревнители обычаев. Проедут два десятка миль и вернутся. Вот проезжать через их городишко больше нельзя.
        – Почему выстрелили? – спросил Глеб. – Мог бы и Корн...
        – Пусть лучше нас ищут за убийство стражей, чем за магию, – возразил Джон. – Стражей много, и их убийство не редкость, а странности, которые объясняются только магией, – это гораздо хуже. Если дойдёт до тех, кто поймёт, что случилось, на наши поиски бросят большие силы. Глеб, возьмите и этот пистоль и оба отдайте Венди, пусть будут у неё. А я сейчас заряжу свой.
        Они прекратили разговоры и до остановки на обед прислушивались, не приближается ли сзади конский топот, но их никто не догнал, хотя встречных карет и всадников было много. Пообедали быстро, поэтому пришлось ждать, пока поедят лошади. Поначалу ехали молча, потом разговорились.
        – Как думаете выходить на ночных королей? – задал вопрос Джон. – Есть мысли?
        – Где у вас больше всего швали? – спросил Корн. – Не в порту?
        – В порту или в нижнем городе, – ответил эльф. – Это район, где обитает беднота. Я не знаю, где он в Корине, но нетрудно найти. Советую зайти в какой-нибудь кабак нижнего города, выбрать того, кто сидит без компании, и разговорить. Потом подчистите память о разговоре или накачаете вином. Рано или поздно попадётся кто-нибудь из тех, кто связан с королями. Я думаю, что не стоит останавливаться на постоялом дворе. У нас очень много денег, и при вселении этого не заметит только слепой. Кроме того, к нам будет ходить такая публика, которую не пустят ни в одно приличное заведение. А чёрных орков даже в кабак пустят только в сопровождении эльфа или человека.
        – И что предлагаете? – спросил Корн. – Снять дом?
        – Это самое лучшее, – согласился Джон. – И желательно в портовом районе.
        До ужина их никто не догнал, поэтому успокоились и поели без спешки. После еды кучер получил свою порцию внушения и безропотно полез на козлы. Дорога была ровная, а рессоры и мягкие сидения не давали почувствовать небольшие толчки. Если бы не слабый шум колёс и цоканье копыт по камню, можно было подумать, что они не едут, а стоят на месте. На холмистой равнине росли только кустарники, поэтому даже вид в окнах почти не менялся. Луну слегка закрыли облака, но дорогу было видно. Очень скоро заснули и проснулись, когда рассвело и кучер остановил карету в очередном городке.
        – Обедать будем в Корине, – сказал спутникам эльф, когда доедали заказанный завтрак. – Я ездил в неё один раз с отцом и запомнил этот трактир по головам. Отсюда уже недолго ехать.
        Трапезную действительно легко было запомнить из-за того, что на одной из её стен были вывешены головы разных диких животных.  Когда вышли из трактира, увидели, что их кучер заснул на козлах.
        – Надо доплатить ему за неудобства, – сказал Корн, пуская в ход магию. – Я немного взбодрил его, так что до города довезёт, а потом пусть отдыхает.
        Корина оказалась самым большим городом из всех, которые довелось увидеть Глебу. Поражён был не он один.
        – Никогда не видел ничего величественнее! – с восхищением сказал Корн, когда их карета начала спускаться к открывшемуся внизу городу.
        – Да, это порт! – поддержала мага Венди. – Только больших кораблей с полсотни, а меньших раза в три больше!
        – Этот город по красоте уступает только нашей столице, – сказал им Джон. – Я сам в ней не был, передаю то, что слышал от других. Но трущобы есть и в нём, только их отсюда не видно.
        Вскоре идущая по склону холма дорога превратилась в одну из городских улиц. Город строили с размахом, и улицы здесь были в три раза шире, чем в столице пшеков. Дерьмом вообще не воняло, да и навозом пахло только местами. Помимо широких улиц было много площадей. Дома украшались лепниной, а некоторые и статуями, повсюду росло много деревьев. Одноэтажных домов не видели, но и небесных здесь не было. Самыми высокими зданиями были стоявшие в центре храм и чей-то дворец. До порта добрались, не спрашивая дорогу, расспрашивать пришлось в прилегающих к нему кварталах. На вопрос о сдаче дома прохожие пожимали плечами или говорили о сдаваемых комнатах. Повезло, когда заехали в ту часть города, где вместе с жильём стояли склады.
        – Вам надолго? – спросил невысокий полный эльф. – На декаду... Пожалуй, я сдам свой дом, если сойдёмся в цене, только запру одну комнату. Хватит вам трёх комнат и кухни? Тогда моя цена четыре сотни монет. Если нужна кухарка, набросьте ещё сотню.
        Торговаться не стали, взяли и кухарку. Хозяин отвёл их к дому, получил свои деньги и отдал ключи. Сразу же расплатились с кучером и забрали багаж. Носить старались так, чтобы прикрываться каретой, поэтому вряд ли кто-нибудь видел, как они надрывались при переноске золота. Только закончили с вещами, как пришла кухарка. Ею оказалась здоровенная чёрная орка. Получив от Глеба деньги на продукты, она взяла с кухни корзину и ушла.
        – Понятно, почему взяли так дёшево, – недовольно сказал эльф. – Если она нас потравит, я этого хозяина сам убью!
        Через час служанка вернулась с полной корзиной продуктов и парнем лет двадцати, нёсшим за спиной огромный кувшин. Он зашёл на кухню и, опустившись на корточки, осторожно снял с плеч лямки, а потом поставил сосуд на пол и вопросительно посмотрел на Глеба.
        – Что это? – спросил юноша.
        – Как что? – удивился тот вопросу. – Конечно, вода. С вас две монеты.
        – Здесь питьевая вода только на разнос, – объяснил подошедший Джон. – Умываются морской или дождевой – кому как нравится. Для полива зелени подводят воду, но она не годится для питья.
        Глеб заплатил, и водонос убежал. Служанка принесла из небольшого сарая дрова, разожгла на кухне печь и занялась готовкой. Опасения эльфа не оправдались, и скоро они с аппетитом поели вкусно запечённое мясо с эльфийскими клубнями. Кухарка добавила к нему зелень и купленные на рынке лепёшки, поэтому обед получился не хуже, чем в трактире. Довольный Джон дал ей монету и спросил, как отсюда попасть в нижний город. Оказалось, что эту часть портовых кварталов уже можно им считать, но лучше пройти ещё дальше, за склады.
        – Я почти не потратился на кучера, поэтому не буду терять время и схожу туда сейчас, – решил Корн. – Венди, дайте мне на всякий случай один из ваших пистолей. Меч брать не буду, хватит кинжала.
        – Будьте осторожны, – сказала девушка, отдавая ему пистоль. – Следите, чтобы никто не пырнул ножом. Здесь запросто могут убить из-за одной-двух монет. Надо было сначала нанять слуг, а потом идти к бандитам.
        Маг вооружился и ушёл, а для Глеба потянулись мучительные часы ожидания. Он уже привык к тому, что Корн всегда рядом и подсознательно ждал от него помощи и совета. Мысль о том, что маг может не вернуться, рождала в душе неуверенность и страх.

        Корн закончил со вторым клиентом и переключился на третьего. Он находился в небольшом кабаке, который в это время был заполнен едва на треть.
        «Ограничусь этим, – подумал он, присаживаясь к высокому и худому эльфу. – Надо оставить силы на обратный путь. Мало ли кто может прицепиться».
        – Тебе мало пустых столов? – неприветливо спросил эльф.
        – Знаком с ночными королями? – спросил Корн, подействовав на него магией.
        – Ну знаком с одним. А для чего они тебе?
        – Мне нужны помощники в одном деле. Оно очень рискованное, но не безнадёжное, а плата такая, что лично я рискнул бы.
        – Будь здесь завтра в это же время, – сказал высокий. – Придёшь один и сиди тихо, к тебе подойдут.
        Корн встал, кивнул ему на прощание и покинул кабак. Как он и предполагал, за ним следили до самого дома. Когда маг открыл калитку, следовавший за ним подросток покрутился неподалёку, а потом куда-то исчез. Не заходя в дом, Корн опять вышел на улицу и направился в порт. Походив вдоль причалов, он остановил пробегавшего мимо мужчину из людей и спросил, где можно нанять чёрных орков.
        – Вы, наверное, недавно приехали, – ответил тот. – Чёрных орков не нанимают, а покупают и продают. Вам много их нужно?
        – Хватит пятерых, – решил Корн.
        – Тогда идите к конторе капитана порта. Возле неё кучкуются эльфы, которым нужно что-то срочно продать и неохота связываться с посредниками. Вчера я видел там одну эльфу с чернокожими. Может, она их ещё не продала.
        Он убежал, а маг направился в ту сторону, куда показали рукой. Неподалёку от двухэтажного здания, в котором обитало начальство порта, росли деревья, наверное, единственные в порту. Под ними стояли две скамьи, на одной из которых сидела молодая эльфа. Рядом с ней переминалось шестеро темнокожих мужчин. Подойдя ближе, Корн увидел, что эльфе вряд ли исполнилось больше семнадцати. Она была низкорослой и симпатичней большинства женщин эльфов, которых довелось увидеть магу. Мужчины были не старше сорока, высокими и широкоплечими, но уж больно худыми.
        – Ваш товар? – спросил он у эльфы. – Сколько хотите за пятерых?
        – Возьмите всех, – просительно сказала она. – Отдам недорого, всего за пятьсот монет.
        Она пыталась говорить с достоинством, но ничего не получалось. И без магии было видно, что девушка в отчаянии, и цену нетрудно сбить.
        – Деньги не мои, – сказал Корн, – и я взял только триста монет, потому что не собирался покупать столько слуг. К тому же мне нужны сильные мужчины, а они у вас какие-то дохлые. Кто-нибудь знаком с парусами?
        – Они вся моряки, – ответила эльфа. – Мне нужны деньги, но триста монет – это слишком мало. Больных среди них нет, а худобу нетрудно убрать, мне самой нечем их кормить.
        – Если хотите, можете пройти со мной и сами поговорить с теми, кто делает покупку, – предложил он. – Я думаю, что вам пойдут навстречу.
        – Пойдёмте, – решилась она, – только товар нужно взять с собой. Если недалеко, то они дойдут.
        – Это в районе порта, – сказал маг. – Не хотите рассказать, как дошли до такой жизни? Я вижу, что вы голодны не меньше своего товара. Руку не предлагаю, потому что это у вас не принято.
        Она не хотела рассказывать, но Корн использовал магию и узнал, что девушке действительно семнадцать, зовут её Клэр, и с тех пор как погиб отец, остались только дальние родичи, до которых далеко, да и вообще...
        – Я их почти не знаю, – сказала она, – да и они обо мне давно забыли. У нас с отцом был семейный корабль не из больших. Отец не только был капитаном, он сам торговал. Брал какой-нибудь малоценный товар, который пользуется спросом у чёрных орков, плыл с ним на Чёрный континент и менял у вождей на маленьких детей. Если у них были пленные на продажу, брал и их для плантаторов. Орки постоянно воюют и съедают не всех пленных. В последнем плаванье он попал в бурю. Обе машины вышли из строя, а корабль выбросило на какой-то небольшой остров. Отец приказал команде валить деревья и строить плот. Сверху набили доски от корабля, с него же взяли одну из мачт с такелажем. У них сохранился один из парусов, который и использовали. Вся команда на плоту не поместилась, поэтому оставили самых старых и пораненных, а сами попытались вернуться. Когда не было нужного ветра, гребли вёслами. У них почти не осталось продовольствия, поэтому ловили и ели рыбу. Отец и трое матросов умерли, отравившись чем-то из улова. Когда на остатки команды наткнулся один из торговых кораблей, на плоту были только восемь орков. Двух заболевших там и оставили, а этих привезли мне. Корабль погиб, а дом забрали за долги. Товар пропал, а за него рассчитывались после рейса. Я готовилась на помощника капитана, хотя не была ни в одном рейсе. Попыталась куда-нибудь устроиться, но везде работают семейно и взять согласился только один капитан, но я о нём кое-что узнала и отказалась. Ему нужен не помощник, а шлюха. Если я до такого дойду, то постараюсь выбирать клиентов сама и не таких, как этот урод!


                Глава 14


        – Она мне нравится, – сказал Джон, глядя на застывшую девушку. – Не красавица, но славная и к тому же эльфа. Не имею ничего против человеческих женщин, но в постели, а не в жизни. Ваши женщины, Корн, для меня всё же дикарки. Давайте возьмём её с собой.
        – Предложите, – пожал плечами маг. – Сейчас я её разморожу и можете уламывать. Только учтите, что если согласится, я сделаю с ней то же, что сделал с вами, а если откажется, сотру память.
        – У меня к вам предложение, Клэр, – обратился Нельсон к очнувшейся эльфе. – Как вы смотрите на то, чтобы стать моей женой?
        – Вы серьёзно? – растерялась девушка. – Я пришла насчёт продажи и как-то не ожидала...
        – А что вам не нравится? – спросил эльф. – Я молод, не урод и не испытываю недостатка в средствах. Это неожиданное предложение, но я скоро должен далеко уехать, и нет времени на ухаживания.
        – Я не хочу далеко, – ответила она, – и продавать пришла не себя, а орков.
        – Как хотите, – разочарованно сказал Джон. – Возьмите. В этом кошельке пятьсот монет. Жаль, вы мне понравились, и я не собирался вас покупать. Только учтите, что трудно найти нормальную работу, а уйти в бордель... Право, лучше выйти за меня замуж. Я не собираюсь увозить вас к чёрным оркам, поеду к таким, как этот юноша. Наверное, он очень неплох, если за него вышла замуж эта эльфа.
        – Вы вышли замуж за человека? – поразилась Клэр. – Как вы могли?
        – Я его люблю, – ответила Венди, – а люди ничем не отличаются от нас, кроме ушей. Да и уши... Я не помню, как мне их вытягивали, но видела, как это делают с другими детьми.
        – Вам хватит этих денег, чтобы выкупить дом? – спросил Корн. – Тогда на что вы рассчитываете? Снять комнату и через два-три месяца остаться без денег? Ещё весной вы могли бы надеяться найти работу, а зимой большую часть кораблей поставят на прикол!
        Клэр сделала шаг к двери и сломалась: зарыдав, она уронила тяжёлый кошелёк и почти упала на стул.
       – Она совсем без сил, – сказал Корн, осмотрев девушку. – Наверное, дня три ничего не ела. Отведите её на кухню и покормите, только не переусердствуйте. Лишняя еда не пойдёт на пользу. Венди, скажите кухарке, чтобы сварила не сильно густую кашу. Купленные орки тоже голодали, поэтому их придётся откармливать. Пойду во двор смотреть наше приобретение.
        Чернокожие сидели на каменных плитах двора и с трудом поднялись при его появлении.
        – Нам нужны матросы, – обратился к ним маг. – Мы вас купили не в собственность, а для дела. Там, куда мы хотим уехать, нет неволи, поэтому станете свободными. Мы могли бы даже оставить вам корабль и научить управлять его машинами, но вы пропадёте без капитана.
        – Мы никуда сами не поплывём, хозяин, – сказал самый крупный орк. – Возвращаться сюда нет смысла, нас сразу кто-нибудь заберёт себе, а плыть на родину... Меня забрали оттуда малышом, я уже даже не помню язык и не знаю своего племени, да и меня никто не узнает. Схватят и продадут таким же торговцам, каким был отец прошлой хозяйки. А от них одна дорога – на плантации. Уж лучше потонуть в море. Если дадите свободу и будут женщины, мы любому перегрызём за вас горло!
        – Вы ослабли от голода, – сказал Корн. – Будем откармливать, но сегодня и завтра посидите на каше. В дом я вас не пущу, там и так тесно. Повесим полог из парусины и поставим койки. Сейчас тепло, поэтому за пять дней не умрёте, а дольше мы не задержимся. Кто умеет сражаться?
        – Все умеем, – ответил тот же орк. – На кораблях, которые ходят на Чёрный континент, команды учат драться. Огненный бой доверяют не всем людям, а у нас только сабли.
        Когда довольный Корн вернулся в гостиную, в ней были только Глеб с Венди.
        – Джон утешает эльфу, – с улыбкой ответил юноша на вопросительный взгляд мага. – Пока только на кухне, но не удивлюсь, если вечером утешения продлятся в кровати. Наш химик знает толк в любви.
        – Он при деле, а чем думаете заняться вы? – спросил Корн. – Нашим матросам нужно построить убежище во дворе. Сходили бы вы вдвоём и поискали тех, кто соорудит навес из парусины и поставит шесть коек. Неплохо было бы заодно купить для орков одеяла. Пока тепло, но ночью может похолодать, а они после голодовки. Удачное приобретение. Им некуда идти, и за тех, кто даст нормальную жизнь, перегрызут горло. Сами сказали и не соврали. Теперь их нужно хоть немного привести в нормальный вид, а окончательно отъедятся в плавании. Шесть опытных матросов для небольшого корабля – это немало. Если найдём ещё парочку головорезов, команды хватит. Как вы думаете, капитан?
        – Лучше довести до десяти, – подумав, ответила Венди, – но в крайнем случае хватит и их. Натаскают Глеба с вашим химиком, и они помогут в шторм. Сейчас мы уйдём, скажите только, как сходили. Или вы не ходили в нижний город?
        – Кое-кого нашёл, – ответил маг, – но договариваться будем завтра. Это и хорошо, потому что у меня силы остались только на эту Клэр.
       Глеб с женой отправился искать мастеров и вскоре привёл тех, кто нанимался ремонтировать паруса и такелаж. Они быстро сколотили лёгкий, но прочный каркас навеса и натянули парусину, закрыв ею две трети двора. Койками эти работники не занимались, поэтому за нужными мастерами пришлось идти отдельно. До конца дня успели выполнить всё необходимое. Перед ужином Корн погрузил Клэр в сон и закрепил нужное внушение. Девушка успокоилась и, когда стали готовиться ко сну, уже без опаски ушла в спальню в обнимку с эльфом. Утром она выглядела довольной и не отходила от Джона. Они и после завтрака заперлись в своей спальне и долго из неё не выходили. Корн не стал ждать обеда, решив сходить в кабак немного раньше назначенного времени.
        – Такие дела лучше делать на пустой живот, – сказал он Глебу. – Учтите, что я могу не вернуться. Тогда попробуйте добрать экипаж такими же орками и захватить не военный корабль, а торговца. А золото... Может быть, что-нибудь придумает наш химик. Пусть Венди пообещает ему долю, тогда он сразу начнёт думать.
        – Может, мне пойти с вами? – с беспокойством спросил Глеб. – Вы всё взвалили на себя, а я здесь сижу в безопасности...
        – Вот и дальше сидите, – улыбнулся Корн. – На ваш век хватит опасностей. Ничего не имел бы против вашей компании, но меня предупредили, чтобы был один. Не беспокойтесь: я буду осторожен и постараюсь вернуться.
        Маг без происшествий добрался до кабака, взял кружку с брагой и сел за тот стол, за которым сидел в прошлый раз. Долго ждать не пришлось.
        – Просто сидишь или кого поджидаешь? – спросил севший рядом мужчина.
        У него была такая густая шевелюра, что волосы скрывали уши и маг не понял, человек сидит за столом или эльф.
        – Может, и жду, – ответил Корн. – Тебе-то что за дело? Или послали за мной?
        Магию он пока не применял, ожидая, чем закончится разговор.
        – Сейчас я уйду, – сказал мужчина, допил свою брагу и продолжил: – Пойдёшь за мной, но не наступай на пятки. Иди в десяти шагах. Когда войду в дом, зайдёшь следом.
        Он встал и быстро вышел из кабака. Оставив на столе кружку с брагой, за ним последовал Корн. Идти пришлось минут десять. Когда маг вслед за посыльным вошёл в небольшой одноэтажный дом, его схватили с двух сторон, приставили к горлу нож и быстро обыскали. Он почувствовал за дверью людей и понял, что будут обыскивать, поэтому внешне отреагировал спокойно, хотя было страшно, как и любому на его месте. Магия не действует мгновенно, особенно когда нужно влиять на двоих.
        – Что у него? – спросил кто-то из комнаты.
        – Оружия нет, – ответил один из державших Корна. – Если что-то и спрятал, то так, что быстро не найдёшь.
        – Мне нужна помощь, – спокойно сказал маг. – Нужно быть идиотом, чтобы вооружаться на такую встречу. Если вы захотите снять с меня шкуру, не поможет никакое оружие.
        – Умный! – сказал тот же голос. – Отпустите его! А ты, умник, заходи в комнату и постарайся не дёргаться. Дёрнешься и станешь покойником. Усёк?
        – Усёк, – ответил Корн, споткнулся о порог и недовольно добавил: – Могли бы и подсветить. Не так уж трудно чем-нибудь прикрыть лицо.
        – Тебя не спросили. Садись и молчи, разговаривать будешь, когда разрешат.
        В большой для такого дома комнате горел один тусклый фонарь, и его повесили над тем стулом, на который усадили мага. Его ещё как-то было видно, но двум его собеседникам не было нужды скрывать лица, потому что любой на месте Корна видел бы только две неясные тени. Любой, но не маг. Обострив зрение, он запомнил лица и мог следить за их выражением. Его встретил и велел заткнуться невысокий полный эльф с круглым лицом и глазами навыкате. А вот второй был худым человеком с резкими чертами вытянутого лица и маленькими, глубоко посаженными глазами. Говорил в основном эльф.
        – Прежде чем перейдём к твоему делу, объясни, как ты смог расколоть Брюса. Он не должен был с тобой откровенничать, но почему-то распустил язык. Сам он ничего объяснить не смог.
        – Я отвлёк его и кое-что подсыпал в брагу, – ответил Корн. – Он у меня вчера был третьим. Первые два раза попались «пустышки», только перевёл зелье.
        – Что от нас нужно? – невыразительным голосом спросил человек.
        – Два или три душегуба из тех, кто был матросом, – сказал маг. – Отдадите с концами, потому что сюда они не вернутся. Мы уплывём за море, и эта поездка для всех в один конец. Наверное, у вас есть те, кому полезно уехать.
        – Что им придётся делать? – спросил эльф. – Вряд ли вы хотите нанять их матросами, этого добра хватает в порту. И необязательно каждому объяснять, что не будет обратного рейса.
        – Мне нужно захватить небольшой военный корабль, – признался Корн, пуская в ход магию. – У меня есть те, кто умеет сражаться, но захват нужно сделать, не подняв тревоги.
        – Безумная затея, – сказал человек. – Ладно, до сих пор мы слышали только то, что вам нужно от нас. Прежде чем будем что-то решать, хотелось бы знать, что за это получим мы.
        – Вы получите много денег, – ответил маг. – Тем, кого вы дадите, я заплачу сам.
        – Много риска, – с сомнением сказал эльф. – Сколько заплатите?
        – Я думаю, что к нам не обратились бы, не имея возможности расплатиться, – сказал человек, которого Корну наконец удалось взять под полный контроль. – Во всём этом лично я вижу только одну опасность. Если провалится захват корабля и схватят наших людей, могут выйти на нас.
        – Найдите таких, чтобы не провалился, – возразил Корн, сосредотачивая силы на эльфе. – За каждым из них будут следить преданные мне слуги. Живыми ваши душегубы никому не достанутся.
        – Ладно, – согласился сломавшийся эльф. – С теми, кого мы вам подберём, договаривайтесь сами, а мы скажем свою цену. Когда вам это нужно?
        – Через два дня они должны быть у нас, – приказал маг, уже полностью захвативший обоих. – Скажете, что их услуги будут щедро оплачены. У меня есть ещё одно дело. Нужно купить золото на полмиллиона монет.
        – Не вижу сложностей, – сказал эльф. – Приготовьте сертификат на предъявителя, а лучше несколько на небольшие суммы. Отдадите бумагу – получите золото. Только учтите, что на него поднялась цена и примерно треть заплаченного с вас удержат посредники. Если устраивают условия, сертификаты можете передать с теми, кого мы пришлём.
        – Они не сбегут с нашими деньгами? – спросил Корн. – Ну вам видней. А сейчас прикажите доставить меня в порт. У вас здесь не так уж безопасно, а я без оружия. К тому же ваш посланник много петлял, и я плохо запомнил дорогу.
        Когда маг вернулся домой, его ждали в гостиной.
        – Решил всё, – не дожидаясь расспросов, сказал он. – Душегубов нам дадут и деньги на золото поменяют. Только учтите, что золото подорожало и с вас удержат треть денег.
        – Сволочи! – сердито сказала Венди. – Вы с ними не торговались?
        – Не было мне смысла торговаться, – сказал Корн. – Я их к тому времени уже подчинил. Сами они на вас не наживутся, деньги удержат какие-то посредники.
        – Ладно, демон с ними, – успокоил жену Глеб. – И так золота столько, что надорвём пуп его носить. Трудно вам пришлось?
        – Их было двое: человек и эльф, – рассказал Корн. – Эльфа было нетрудно подчинить, но он много болтал, и человек сразу заметил бы, что резко поменялось поведение. А у человека были задатки мага, поэтому на него пришлось потратиться, да ещё дождаться подходящего момента. Сегодня я пуст.
        – Жаль, – сказал Джон. – Я на вас рассчитывал. Помните, что я говорил о покупке инструмента? Так вот, я решил поступить проще и немного сэкономить. Здесь есть большие механические мастерские, в которых можно достать не только клещи и напильники, но и самый разный инструмент, включая свёрла и фрезы. Здесь занимаются ремонтом паровых машин, поэтому можно достать и подшипники. Имея это, можно со временем собрать несложные станки. Когда я говорил «достать», не имел в виду покупку. Они это покупают не для перепродажи, а для своих нужд. Если подчинить кого-нибудь из старших мастеров, они подберут всё, что нужно. Мы не возьмём последнее, поэтому шум поднимется не сразу.
        – Грабёж, – усмехнулся маг. – А мы не надорвёмся таскать ваше железо? И где всё это хранить?
        – Это железо будет поважней вашего золота, – возразил учёный. – Носить можно не за один раз, а наши орки быстро поправляются. Они ещё долго будут худыми, но слабости уже нет. Я предлагаю сговориться с капитаном какого-нибудь небольшого корабля, который плавает вдоль берега. Скажем ему, что нужно отвезти грузы в Акром. Есть неподалёку такой городишко. Грузы соберём за пару дней, а ему дадим задаток. Заодно примелькаемся на пирсах и ни у кого не вызовем вопросов. Можно даже оставить орков на корабле. Потом нетрудно перегрузить всё на захваченный корабль.
        – Тогда мы тоже кое-что подкупим, – решил Глеб. – На корабле мы по Славутичу не поплывём из-за порогов. Придётся пользоваться стругом, потому что на лодках ничего не увезём. Там живут люди нашего корня, и с ними нетрудно договориться, но дешевле не тратить золото, а заплатить товаром. Возьмём какую-нибудь ткань...
        – Дело ваше, – сказал маг, – только вам ещё нужно сходить в банк к гоблинам. Рассчитываться за золото будем сертификатами на предъявителя, поэтому нужно ими запастись. И берите на суммы по сто тысяч. Я вам сегодня не помощник, поэтому схожу по лавкам и посмотрю, что прикупить для себя. Подозреваю, что в вашем княжестве многого не достанешь. Вы тоже подумайте, кому что нужно.
        Этот и весь следующий день занимались покупками. Вещи упаковывали в тюки, которые сначала складывали в сарай, потом в гостиную, а когда в ней не осталось свободного места, остаток сложили во дворе под навесом. На третий день прибыли обещанные душегубы. Один из них был человеком, а второй эльфом, у которого укоротили уши, обрезав их сверху и снизу.
        – Жак, – одним именем представился мужчина лет пятидесяти, невысокий, но очень широкий в плечах.
        Когда-то у него было приятное лицо, сейчас на нём можно было насчитать с десяток шрамов. Эльф выглядел красавчиком, но, в отличие от человека, отнёсся к ним с нескрываемым подозрением.
        – Зовите Редом, – сказал он и демонстративно пригладил свои рыжеватые волосы.
        Корн пригласил их сесть и представил всю компанию.
        – Вам говорили, что не вернётесь? – спросил он душегубов. – Заплатим хорошо, так что при желании сможете ничем не заниматься, а можете поступить в дружину к князю или найти себе другое занятие.
        – А как там с женщинами? – спросил Жак.
        – Найдёте, – ответил ему Глеб. – Женщин много, и не всем нужны красавчики. Многие, как и везде, ценят надёжность и богатство.
        – Слушайте, что от вас нужно, – сказал Корн. – Найдите такой военный корабль, с парусами которого могли бы справиться десять опытных матросов. На нём должно быть много угля. Когда будем готовы к отплытию, охрану вырежем, а корабль на буксире подведём к нужному пирсу. Машины запустим только тогда, когда перегрузим на него всё подготовленное с другого корабля и отойдём от порта. Вот эту бумагу передадите тем, кто вас прислал. Есть ещё одно дело. Сможете достать оружие для шести орков?
        – Абордажные сабли – без проблем, – ответил эльф. – С пистолями труднее, но достать можно. Ружей быстро не достанем, но они должны быть у охраняющих корабль матросов. Деньги пока не нужны, рассчитаетесь позже.
        – Вы их подчинили? – спросил Глеб, когда душегубы ушли.
        – Только эльфа, – ответил Корн. – С человеком поработаю в следующий раз. Сегодня нужно найти корабль, а потом наведаться в мастерские, поэтому я не хочу сильно тратиться.
        Первым делом Корн вместе с Глебом, Венди и двумя орками сходил к причалу, где нашли небольшой корабль, с капитаном которого удалось быстро договориться.
        – Я уже собирался до весны никуда не ходить и поставить «Касатку» на прикол, – сказал бородатый эльф, – но в Акром сходить можно. Это недалеко и, если не затянете с грузом, успеем до штормов.
        – Сегодня же начнём всё свозить, – пообещал Корн. – Это наши орки, которые будут доставлять грузы. Покажите им, куда их складывать.
        После этого Глеб с Венди пошли заказывать подводы, а маг вернулся за эльфом. Когда они вдвоём отправились в мастерские, за Джоном увязалась Клэр. Эльфа сильно к нему прикипела и второй день донимала просьбами сходить в храм. Джон обещал, но пока из-за занятости не получалось. Сейчас она опять принялась его уламывать.
        – Я не понимаю, тебе со мной плохо или хорошо?
        – Сама же знаешь, что я от тебя без ума, – ответил эльф, уже зная, что она скажет дальше.
        – Тогда почему мы до сих пор не сходили в храм? Я не набиваюсь к тебе в жёны, сам обещал, а потом затащил в кровать!
        – Так уж и затащил, – засмеялся Джон. – Сама запрыгнула. Милая, не дерись. Обещаю, что, как только закончим с этими мастерскими, возьмём экипаж и съездим. Сегодня не успеем, но завтра с утра – обязательно.
        – Смотри, ты обещал! – сказала Клэр. – Корн, будьте свидетелем!
        – Пришли, – сказал Джон, показывая рукой на три длинные здания. – Это дымят трубы паровых машин. Давайте вы подождёте здесь, а я найду кого-нибудь из начальства и выведу сюда для разговора. Не стоит заходить всем вместе. Обратим на себя внимание, к тому же людей туда могут не пустить.
        Он ушёл и вернулся час спустя в компании с пожилым эльфом.
        – У тебя есть совесть? – накинулась на жениха Клэр, вызвав улыбку мастера
        Пришлось Корну её «заморозить», чтобы не мешала, после чего занялся приведённым Джоном мастером. Подчинить его, как и большинство эльфов, не составило труда.
        – Какие результаты? – спросил маг, когда эльф выговорился и мастер ушёл. – Я ничего не понял из вашего разговора.
        – Хорошие результаты, – ответил довольный Джон. – У них есть всё, что нам нужно, есть даже червячные передачи. Это для станков. Он приготовит и сложит в деревянные ящики, а забирать придётся самим. Наймём подводы, а на корабль перетаскают орки, они уже немного отъелись. Лишь бы нам привезти это богатство в ваше княжество.
        К вечеру появился Жак, следом за которым в дом вошли три эльфа с тяжёлыми сумками в руках.
        – Ваше золото, – сказал Корну душегуб. – Будете покупать ещё? Тогда давайте бумагу. Сказали, что завтра утром смогут расплатиться, но потом придётся ждать, пока доставят золото. Корабль мы подобрали, а завтра утром вместе с золотом доставят оружие для команды. Кроме сабель будут пистоли и порох. Приготовьте две тысячи монет для оплаты. Завтра же покажете тот пирс, куда нужно пригнать корабль.
        Следующий день выдался хлопотливый. Не успели позавтракать, как принесли золото и оружие. Потом пришли подводы, и орки продолжили вывозить купленные товары. Вместе с ними в порт отправился Жак, которому показали, на какой корабль складывают грузы. Когда закончили с тюками, отправились к мастерским. Там уже было приготовлено столько железа в ящиках, что его на трёх подводах пришлось возить в два приёма, а орки после погрузки едва держались на ногах.
        – Вы потопите корабль, – недовольно сказал капитан присутствующему при погрузке Глебу.
        – Это почти весь груз, – успокоил его юноша. – Если будет что-то ещё, то чуть-чуть, а вам доплатим.
        Этим «чуть-чуть» стало продовольствие, которое купили и привезли на следующий день. Они не знали, будет ли оно на захваченном корабле, поэтому на продуктах не экономили. В этот день Клэр настояла на своём и вместе с Джоном уехала в храм. Вернувшись мужем и женой, они сразу же ушли в свою спальню.
        Отплытие задержала покупка золота. Его привозили четыре дня, пока у Венди не осталось в банке только двадцать тысяч. Их взяли медью и сразу же переправили на корабль. После этого на него перевезли золото и вооружённых орков.
        – Пусть сторожат груз, – сказал капитану Корн. – А вы предупредите команду, что завтра, после полудня, выйдем в плаванье. Сегодня можете даже убрать вахту. Наши орки вооружены, так что с вашим кораблём ничего не случится.
        Как только стемнело, вооружились сами и покинули снятый дом за день до окончания срока его аренды. Предупреждённые душегубы уже ждали их на пирсе.
        – Через час совсем стемнеет, тогда и начнём, – сказал Ред, который был в паре главным. – Из-за облаков луны почти не видно, поэтому должно быть темно.
        Оба оделись в чёрное и чем-то вымазали лица, поэтому были невидны никому, кроме обострившего зрение мага. Они куда-то ушли, а остальные поспешили к стоявшей на самом краю пирса «Касатке». Ждать пришлось не час, а намного дольше, поэтому, когда вернулся Жак, все были на пределе.
        – Корабль наш, – сказал душегуб. – Быстро давайте орков!
        Он забрал чернокожих и ушёл, а минут двадцать спустя послышался слабый плеск вёсел, и к пирсу причалил баркас, который тянул на буксире почти невидимый в темноте корабль. Мужчины вылезли из баркаса и за канат подтащили корабль к пирсу, а потом за второй канат развернули его бортом к «Касатке» и перебросили сходни. Перевалку собранных грузов на трофейный корабль делали два часа и сильно устали. Последними загрузили две бочки с питьевой водой, взятые с «Касатки», потому что на военном корабле не оказалось ни продовольствия, ни запасов воды. Закончив погрузку, расцепили борта, и все, кроме шести орков, перебрались на трофей. Чернокожие опять сели в баркас и потянули захваченный корабль к выходу из бухты. Пока плыли, мужчины под командой Венди разожгли одну из топок. Уже в море взяли на борт орков, отвязали баркас и запустили машину. Чернокожие полностью выложились, поэтому у топки работал Жак, а на штурвал Венди поставила Реда, выставив нужный курс и объяснив эльфу, как его держать. К утру кочегаром стал Глеб, но ему недолго пришлось бросать уголь в топку. Дувший от берега ветер усилился, а команда немного отдохнула, поэтому капитан решила не переводить топливо, а идти под парусами. Восемь привычных к этой работе мужчин быстро поставили нужные паруса, и Венди заглушила машину.
        – Идём быстрее, чем шли на одной машине, – сказала она. – Плаванье началось удачно. Если ветер сохранит направление, будете валяться на койках и чесать животы. Сейчас я распределю, кому стоять за штурвалом, и вахты на камбузе, и незанятые могут отдыхать.
        – Нас не догонят? – спросил Глеб, когда жена назначила вахтенных и вернулась в капитанскую каюту.
        – Если не обнаружат пропажу до рассвета, то не должны, – ответила она. – Большинство кораблей стоит на приколе, моряков в порту мало, пока ещё соберут экипажи... На наши поиски нужно отправлять не один корабль, а десять, тогда будет толк. А тут ещё портится погода. Идти нашим курсом легко, а возвращаться тяжело даже на машинах. И потом никто не знает, куда мы пошли. В это время легче плыть к Чёрному континенту, чем к вам, наверное, там и будут искать, особенно когда узнают, что с нами были орки и Клэр. У её отца где-то там осталась фактория.
        – А как к вахтам отнеслись душегубы? – спросил юноша.
        – С пониманием, – ответила жена. – Орки выложились, когда гребли, и они это видели. Если нас догонят, со всех снимут сначала шкуры, а потом головы. Стоять у штурвала это не у топки, а на камбузе подежурит тот из орков, кто умеет готовить.
        Следующие три дня ветер не менял направления, только ещё больше усилился.
        – Если станет сильнее, придётся спускать все паруса, кроме одного, – озабоченно сказала Венди. – Похоже, что скоро пойдёт дождь.
        Несущиеся в сторону далёкой Европы тучи на глазах темнели, и к вечеру из них хлынул холодный ливень. Грузы давно убрали в трюм, а дождевая вода стекала с палубы через специальные отверстия, поэтому от дождя страдал только орк у штурвала. Рулевого прикрыли парусиной и сократили ему время вахты, а все остальные укрылись в двух каютах и кубрике. К утру дождь прекратился, но ветер ослабел и начал менять направление. Пришлось спускать паруса и разжигать топки. Заработали обе машины, и корабль пошёл к цели с той же скоростью, только теперь тратили драгоценный уголь. К неудачному ветру добавились большие волны. Корабль качался на них, зарываясь носом в воду, и, чтобы избежать сильной боковой качки, приходилось отклоняться к югу. Хорошо, что от качки страдал только Ред, который вывернул в воду содержимое желудка и наотрез отказался принимать пищу. На пятый день плавания ветер стих и уменьшились волны, но зарядил дождь.
        – Пока всё идёт неплохо, – говорила Венди мужу. – Если продержится такая погода, угля должно хватить, лишь бы не попасть в шторм. С таким кораблём мы можем из него не выйти.
        Им повезло, и шторма, если они были, прошли стороной. За два дня до прибытия опять задул попутный ветер, и все с радостью бросились ставить паруса. Когда показался берег, близко подплывать не стали, а пошли вдоль него на север. Через три часа увидели на берегу какое-то селение. На песке сохли рыбачьи сети и темнели днища перевернутых лодок.
        – Надо высадиться и поговорить, – сказал Глеб. – Они должны знать, где Славутич. Мы можем подплыть ближе? В такое волнение трудно плыть на лодке.
        – Попробуем, – решила Венди, – но для этого нужно убрать паруса, иначе с таким ветром выбросит на берег. Займитесь ими, а я пойду к машине.
        Не прошло и часа, как Глеб уже был в селении и разговаривал с его старейшиной. С любопытством поглядывая на приплывших с юношей чёрных орков, старик объяснил, что до Славутича можно за полдня дойти по берегу. До дома ещё нужно было добираться сотни вёрст, но главные трудности были уже позади.

     Главы 15-16   http://www.proza.ru/2017/11/06/1511


Рецензии