Сверхновая Главы 12-13

                Глава 12


        Отец пришёл в семь утра, когда Зоя ещё спала. При вселении к Поливиным он, несмотря на протесты дочери, отдал ей кровать, на которой раньше спал Олег, а сам ночевал на раскладушке. Полы не скрипели и на стул Дмитрий Николаевич сел без шума, но девушка как-то почувствовала его и проснулась.
        – Здравствуй, папа! – поздоровалась она, встала с кровати и поцеловала отца в щёку.
        – Здравствуй, дочь, – отозвался он. – Не нужно бежать на кухню. Я уже завтракал, а ты своей беготнёй разбудишь Олега.
        – Ты надолго? – спросила Зоя, надевая халат. – Что у вас на службе?
        – До конца дня, – ответил отец. – В ночь заступлю на дежурство.
        – Пап, у меня к тебе серьёзный разговор, – сказала девушка, – но сначала попробуй побороть мою руку.
        – Хочешь сказать, что позанималась с гантелями и стала сильнее меня? – усмехнулся он.
        – Я скажу другое, но только после испытания, – ответила Зоя. – Дай свою руку!
        Они поставили локти на стол и сцепили ладони в замок.
        – Удивила! – сказал Дмитрий Николаевич, проиграв ей три раза подряд. – И что это должно означать? Ты, кажется, хотела мне что-то сказать?
        – Пап, так получилось, что я связалась с пришельцами. Ну с теми, которые помогают нам с озоном. С ними связан Олег, а я познакомилась через него. Моя сила – это не столько результат тренировок, сколько их подарок. Ты можешь управлять немногими мышцами, а я – всеми. Они дали кое-что ещё, но разговор не обо мне, а о тебе. Я договорилась о том, что, как только ты появишься дома, я об этом сообщу, и они заберут тебя на свой корабль. Сказали, что силу и здоровье дадут в любом случае. Это уже поможет, а если дадут такого же защитника, как у меня, я буду за тебя спокойна.
        – И что у тебя за защитник? – спросил удивлённый отец.
        – Небольшое разумное устройство размером с теннисный шарик, которое нельзя обнаружить нашими средствами. Защищает почти в любых ситуациях, а когда это не получается, эвакуирует на корабль, а там тебе вылечат любую рану или даже вернут жизнь. Главное, чтобы уцелела голова. Если возьмут образцы ткани и запишут копию личности, могут потом возродить, но это будешь уже не ты, а твоя копия.
        – Хорошо придумано, – сказал он. – И ты хочешь, чтобы я в это поверил?
        – Ударь меня! – предложила Зоя. – Не бойся, у тебя не получится до меня дотронуться. Защитники обычно работают не так, это я договорилась со своим для демонстрации. Надо же тебя как-то убедить.
        Дмитрий Николаевич попытался легко толкнуть дочь, но что-то невидимое задержало его руку в нескольких сантиметрах от неё.
        – Чудеса! – сказала он. – Это защищает только от удара?
        – Это защищает от всего, кроме мощного лучевого оружия и ядерного взрыва, – ответила девушка. – Я же тебе говорила. В меня сейчас можно без всякого вреда стрелять из пулемёта. Не уверена в том, что и тебе дадут такую защиту, но если сделают сильнее и быстрей, я уже буду спокойней! Заодно могут дать знания языков беженцев из Европы. Когда их будет много, это может пригодиться.
        – А что дали тебе? – спросил отец. – Заодно объясни, почему твои пришельцы не вступают в контакт с государством, а возятся с детьми. Двое таких освободили заложников в нашем театре. Тебя, случайно, не для этого же готовят?
        – Мы не дети! – рассердилась Зоя. – Я тебе уже несколько раз говорила, что буду работать в полиции, поэтому всё, что мне дают, пойдёт только на пользу! Если хочешь знать, я после тренировок буду сильнее наших чемпионов по боевому самбо! Ещё учат стрелять и работать с ножами и дадут знания агентов спецслужб. Я уже сейчас могу говорить на очень многих языках и многое знаю о самых разных народах! Мне улучшили память и дали знания за оставшиеся классы. Немного позанимаюсь и сдам школу экстерном. Разве это плохо? А в нашей музкомедии был Олег со своей девушкой. Ею занялись из-за него, а потом к ним подключили его друга, ну а с ним дружу я.
        – У тебя есть парень, а я об этом не знаю, – покачал головой Дмитрий Николаевич. – Раньше у тебя не было от меня секретов. Ладно, с этим ясно, но ты не ответила на вопрос о контактах.
        – Ну не хотят они с вами контактировать! – ответила девушка. – А почему с нами... Олегу сказали, что это привязанность. Кроме того, им интересно...
        – Странные какие-то пришельцы, – сказал отец. – Так что от меня нужно?
        – Только согласие на встречу. Могут забрать и без согласия, но тогда много не дадут, да и вообще я так не хочу.
        – Считай, что я дал такое согласие, – сказал он и исчез.
        «Ни о чём не беспокойся, – услышала Зоя голос Мерта. – Пообщаемся с твоим отцом, кое-что дадим и вернём».
        Девушка хотела сказать, что верит и не беспокоится, но при попытке соединения услышала короткие гудки. Дмитрий Николаевич отсутствовал немногим больше часа.
        – Что на меня так смотришь? – сказал он взволнованной дочери. – Дали всё, о чём ты говорила, включая защитника. Знания должны появиться завтра, а остальное – дней через пять. Теперь нужно думать о том, как себя вести, чтобы не вызвать удивления.
        – А что его может вызвать? – не поняла Зоя. – Не выпендривайся, и никто ничего не узнает.
        – Рано тебе в агенты, – вздохнул отец. – Знания и сила – это хорошо, но к ним нужно приложить ум и опыт.
        – Я не дура! – обиделась девушка.
        – У оперативного состава сейчас усиленные занятия рукопашным боем, – объяснил он. – Больше гоняют молодёжь, но и таким, как я, приходиться заниматься. Через несколько дней стану сильнее медведя, и как, по-твоему, это скрыть? Или иностранные языки... Мне их дали три, а в личном деле записано, что не владею ни одним. Нам выдали разговорники для немецкого и французского и рассказали азы, чтобы могли с горем пополам объясниться. Теперь нужно коверкать язык.
        – Зато останешься живым и здоровым, – обняв его, сказала Зоя.
        – Это хорошо, – согласился отец. – Получу в грудь очередь из Калаша, подойду к стрелявшему и при всех набью ему морду. Надеюсь, что в форме не будет дырок?
        – А ты не подставляйся под пули! – возразила дочь. – А если выйдет случайно, лучше вызвать у сослуживцев удивление, чем грусть на твоих похоронах! Можно отвертеться, даже если возьмут за жабры парни из ФСБ. Ну положили на тебя глаз пришельцы и наделили неуязвимостью, что в этом плохого? Если спросят почему, скажешь, что они сами предложили. Это даже не будет ложью, так что пройдёшь любой полиграф. Глупо, странно и непонятно? А кто сказал, что пришельцы должны рассуждать так же, как мы? У них может быть своя логика и свои, непонятные нам интересы! Или это не аргумент?
        – Аргумент, – согласился он. – Специалистов по внеземному разуму у нас нет. И этим аргументом можно объяснить странности вашего Алера. Рассуждает как умудрённый жизнью человек, а ведёт себя как мальчишка.
        – Ты разговаривал с Алером? – спросила Зоя. – Мерт сказал, что он сейчас в Китае.
        – Значит, вернулся, – сказал отец. – Бог с ними, с пришельцами, давай поговорим о вас. Пока вас охраняют защитники, меня не очень тревожат ваши забавы, но ты же понимаешь, что ваше инкогнито не навсегда? Улетят пришельцы и исчезнет защита, а у нашего руководства могут возникнуть в отношении вас самые разные планы.
        – Посмотрим, – махнула рукой девушка. – До этого нужно дожить. И мы не делаем ничего плохого, наоборот, помогаем. Ты, главное, сейчас не привлеки внимания. Обязательно заинтересуются твоим окружением и сильно осложнят нам жизнь.
        – Эгоистка, – хмыкнул он. – Думаешь только о своих удобствах. Если после этого уберут защитника, меня разберут на органы, чтобы понять, что во мне изменили пришельцы. А если защита сохранится, будет ещё хуже. Отвезут на полигон и станут обстреливать из всех видов оружия. Представляешь, как будет весело, если это надоест защитнику или его хозяевам?
        – Ты смеёшься, а мне страшно! – прижалась к нему дочь. – И страшнее всего остаться в этом мире одной. От этого не спасёт никакая защита! Ладно, если ты сегодня дежуришь, нужно выспаться впрок. Ты отдыхай, а я схожу с ребятами в кафе.
        – Деньги нужны? – спросил отец.
        – Не надо денег, – отказалась Зоя. – За нас заплатит Олег. Пап, может, поешь?
        – Занимайся своими делами, – сказал он. – Пока полежу и подумаю, а засну, когда вы уйдёте. Я не буду разбирать раскладушку. Застелю твою кровать и лягу на покрывало.
        Девушка села на стул и попробовала по очереди связаться с друзьями. Олег ещё спал, поэтому её попытка закончилась серией коротких гудков, вот Виктор ответил.
        «Привет, – поздоровался он. – Выяснила?»
        «Да, – ответила она. – Отец уже дома и собирается отдыхать, так что в первой половине дня я свободна».
        «Я предлагаю пойти утром, – сказал Виктор. – Не завтракать, а просто попить чай. С утра в кафе не должно быть много людей, и можно хорошо посидеть. Сейчас спрошу у Лены».
        «Меня мама без завтрака никуда не отпустит, – отозвалась Якушина, – но постараюсь не наедаться. В крайнем случае просто посижу с вами за компанию. Олег не проснулся? На мой вызов он не ответил».
        «Уже проснулся, – подключился к их разговору Олег. – С вами разве поспишь!»
        «Извини, пожалуйста, – виноватым тоном сказала Лена. – Я не хотела тебя будить».
        «Это была шутка, – объяснил юноша. – Я спал и не слышал твоего вызова. Им вообще нельзя разбудить. Ребята, я предлагаю сходить в недавно открывшееся кафе «Веган». Во-первых, оно рядом...»
        «Есть одну траву? – перебил его Виктор. – Давайте лучше поедем туда, где можно нормально поесть. Я могу заплатить...»
        «Помолчал бы, балда, если не знаешь! – сказал Олег. – Название говорит о том, что в кафе готовят для веганов, но не для них одних. Для травоядных есть отдельный зал, чтобы не шокировать их видом и запахом мяса, а остальные могут есть всё, что угодно, были бы деньги. И кормят так, что пальчики оближешь. Лично я там не был, но был Сергеев».
        «Колька врать не будет, – признал Виктор. – Во сколько они начинают работать?»
        «В воскресенье открывают в десять, – ответил Олег. – Давайте соберёмся возле нашего дома за двадцать минут? Лена, я за тобой сбегаю».
        «Не нужно за мной бегать, – засмеялась девушка. – Я только что попросила Мерта, и он согласился подбросить меня в ваш подъезд. Так что я не задержу».
        «Здорово! – высказалась Зоя. – Может, он и нас будет подбрасывать к школе?»
        «Разучишься ходить, – вмешался в их беседу ехидный голос Мерта. – Транспортные услуги буду оказывать только в виде исключения».
        Никаких отклонений в их планах не случилось, и в одиннадцатом часу вся компания вошла в кафе и, сдав одежду в гардероб, направилась в зал с надписью над входом: «Для мясоедов». Зал для веганов был ими дружно проигнорирован. Кафе открылось минут десять назад, но в зале уже были посетители: за одним из столиков завтракала компания парней, а на другой стороне от прохода сидела очень красивая и элегантная женщина лет двадцати пяти. Как только сели за стол, сразу же подошла официантка. С её помощью сделали заказ и уже через десять минут с аппетитом ели мясные пальчики с тушёной капустой. Ещё заказали жаренную картошку с грибами, которую сейчас готовили, и пирожные. Зал был красивым и уютным, выбранные блюда – вкусными, а негромкая и приятная музыка не мешала общению. Настроение было праздничным, но вскоре его испортили. Они успели съесть всё, что заказывали, кроме десерта, когда в зал вошли трое мужчин. Один из них, одетый в шикарный серый костюм, направился к столику женщины, а двое других, которые, видимо, были телохранителями, следовали за ним, сохраняя небольшую дистанцию.
        – Люди в чёрном, – посмотрев на них, фыркнула Зоя. – Не хватает только очков.
        – Думала от меня сбежать? – негромко спросил женщину тип в сером. – Сейчас поедешь со мной!
        – Никуда я с тобой не поеду! – с ненавистью ответила она. – Урод!
        Не говоря больше ни слова, мужчина схватил её за руку и сдёрнул со стула.
        – Расплатись, – бросил он одному из бодигардов, – и забери сумку.
        – Отстань, сволочь! – закричала женщина и попыталась ударить его ногой. – Мужчины, помогите!
        Парни уткнулись в свои тарелки, а Олег встал из-за стола и вмешался.
        – Отпусти её! – сказал он серому, который уже дотащил женщину до дверей.
        Увидев, что насильник его игнорирует, юноша применил силу. Мешавший телохранитель молча упал, а тип в сером отпустил женщину и отшатнулся, едва не сбив столик.
        – Ах ты, гадёныш! – крикнул он, схватившись здоровой рукой за пострадавшую. – Николай, разберись!
        Женщина осталась лежать на застеленной в проходе ковровой дорожке, ожидая, чем закончится баталия. Долго ждать не пришлось. Не обращая внимания на бежавшего к нему телохранителя, Олег прыгнул к типу в сером, вырубил его одним ударом и бросил в проход под ноги здоровенному как шкаф Николаю. Для того чтобы успокоить троих, ему потребовалось чуть больше минуты.
        – Ты взял с собой деньги? – спросил он Виктора, подойдя к своему столику. – Расплатись. Картой платить нельзя, а деньги я тебе потом верну. Уходим.
        – Я съем своё пирожное на ходу, – жуя эклер, сказала Зоя. – А эта дамочка, перед тем как сбежать, вытащила у серого из кармана портмоне и забрала свою сумку.
        – Нам тоже нужно делать ноги, – сказал Виктор, отсчитывая банкноты. – Наверняка кто-нибудь из обслуги вызвал полицию. Защитники прикрыли нас от камер, а свидетели скоро исчезнут.
        Действительно, парни срочно расплатилась за заказ и чуть ли не бегом покидали зал, обходя лежавших в проходе мужчин.
        – Нас запомнят официантка и гардеробщица, – сказала Лена, когда встали из-за стола и пошли к выходу. – Зря ты вмешался. Видно же было, что у них близкие отношения.
        – В гробу я видел такие отношения, – ответил Олег. – Она его ненавидела, а он обращался с ней, как с вещью. В любом случае он получил за дело, а я немного потренировался. Молодцы, что послушались и не стали вмешиваться, только помешали бы.
        – Жаль, что нам сюда больше не ходить, – с сожалением сказала Зоя. – Очень вкусно готовят. С другой стороны, цены такие, что я сама сюда не пришла бы. Ты сильно на нас потратился.
        «Сейчас потрачусь ещё больше, – одеваясь, мысленно сказал Олег. – Нужно сходить в магазин и купить вам другую одежду, а эту пока куда-нибудь спрячьте. Кафе рядом с нашей школой, а вы в этой одежде ходите на занятия. Объяснения нужны? Только попросите Мерта, чтобы обработал ваших родных, иначе будут вопросы по поводу покупок.
        «А сам не хочешь попросить, герой? – сказал Мерт. – Дрался хорошо, но можно было обойтись без драки. Быстрей осваивай то, что в твоей голове: будет меньше неприятностей».

        – Подождите окончания проверки, – сказал пограничник, вызвал кого-то по рации и продиктовал данные их паспортов.
        – Может, подождать в машине? – спросил Тугай. – Холодно, лейтенант!
        – Это на две-три минуты, так что не замёрзните, – ответил пограничник. – Фролов, проверь пока их «форд». Кто из вас с ним пойдёт?
        – Я пойду, – вызвался Николай. – Там и проверять-то нечего, одна канистра в багажнике, да в салоне сумка с барахлом.
        – Положено, – равнодушно сказал лейтенант. – Пока осмотрим машину, проверят паспорта, тогда и поедете.
        Через десять минут они уже ехали по заснеженному шоссе, на котором почти не было транспорта.
        – Скоро Матвеев Курган, – сказал напарнику Николай. – Может, заночуем?
        – Не терпится избавиться от ампул? – с усмешкой спросил Тугай. – Терпи, заночуем, как и планировали, в Таганроге. Там всё с себя снимем. До Ростова доедем на машине, а потом вечерним экспрессом в Москву.
        – Жалко бросать тачку, – вздохнул Николай. – Может, кому-нибудь загоним? Документы на неё есть.
        – Липовые документы, – возразил Тугай. – Не хватало погореть из-за твоей жадности. Великое дело требует жертв. Мне, например, ради него ничего не жалко: ни этого старья, ни твоей жизни. Намёк понял?

        – Мерт, можно задать вопрос? – спросила Зоя на вечерней тренировке.
        – Если только один, тогда задавай, – разрешил он.
        – Вы нас тренируете на освобождение заложников, а в последнее время теракты – это взрывы и стрельба, и почти во всех случаях боевикам удаётся уйти. По-моему, они уже поняли, что захватом заложников ничего не добьёшься. На это нужно идти смертникам, а у нас даже не взрывают поясов.
        – Да, ваши террористы поумнее арабских, – согласился Мерт. – Захваты заложников будут, но в виде исключения. Но мы вас тренируем не против них, а для специальных операций любой сложности. Освободить заложников трудней, чем просто обезвредить или перебить боевиков. А к чему этот вопрос? Хочешь что-нибудь предложить?
        – Ну да, – кивнула девушка. – У вас ведь много разведчиков? Только не надо говорить, что это уже второй вопрос. У меня есть и третий.
        – Ты как тот негр из поговорки о пальце, – изобразил вздох Мерт. – Ладно, так и быть, отвечу. Свободных разведчиков у меня нет, но если они понадобятся, сделаю хоть миллион. Что ты ещё хотела спросить?
       – Хочу узнать, можно ли отличить террористов от обычных людей? Например, едет машина. Как это узнать, есть в ней террористы или нет без остановки и досмотра?
        – Разведчик может выявить огнестрельное оружие и многие виды взрывчатки, – ответил Мерт. – Если едут двое или больше, пассажиров можно допросить. С водителем это не получится без остановки. Если он застынет во время движения...
        – Так это же замечательно! – обрадовалась девушка. – Мерт, вы же такой хороший и отзывчивый! Сделайте доброе дело!
        – Что ты придумала, подлиза? – спросил он.
        – Работу. Выпустите в городе или на въездах к нему своих разведчиков и читайте пассажиров. Когда найдёте террористов, отдадите их мне и Виктору. Остальные уже были в деле, им это необязательно. Я согласна даже на обычных бандитов! Потренируемся и принесём пользу. Сегодня я уже сама зарезала девять человек! Неужели это нельзя как-нибудь поощрить?
        – Попробую, – согласился Мерт. – Пожалуй, это может принести пользу. Сегодня выпущу несколько тысяч, а завтра посмотрим, что они выловят. Кстати, у вас завтра вторая и третья смены? Значит, я заберу с утра. Не вздумайте завтракать, а то придётся вызывать у вас рвоту. Три часа позанимаетесь на голодный желудок, а потом верну. Отдохнули? Тогда идите на татами. У вас ещё три схватки. Завтра будете драться с тренерами.
        На следующий день тренировку немного сократили. Они успели покачать мышцы, но в имитатор не пошли.
        – Твоя идея дала очень неожиданный результат, – хмуро сказал Мерт Зое. – Один из разведчиков взял в работу машину, которая ехала по трассе из Таганрога в Ростов. В ней были двое, поэтому он допросил пассажира. Получив результаты допроса, я тут же изъял эту машину и тех, кто в ней был.
        – Как изъяли? – не поняла Зоя. – Для чего?
        – Это были двое террористов из крымских татар. Эти мерзавцы везли двести ампул с каким-то болезнетворным вирусом. Судя по их воспоминаниям, заразу достали в американской лаборатории в Одессе. Ехали в Москву с целью вызвать эпидемию. Вирус очень заразный, а от заражения до смерти пройдут только два-три дня. Возможно, вы нашли бы на него управу, но погибли бы миллионы. Летальность у этой болезни практически сто процентов. Я взял образец, а остальное убрал с планеты.
        – Значит, всё хорошо? – спросила Лена. – Или нет?
        – Нет. Таких лабораторий, как в Одессе, несколько. Эти объекты создавались для подрыва вашей экономики или ведения бактериологической войны. Сейчас американцам не до них. Работы свёрнуты, и большая часть специалистов вернулась в США. Станции охраняют, но эта охрана хороша только для мирного времени. В Одессе её перебили и захватили эти ампулы. Возможно, была и другая добыча, но боевики об этом не знали. Я проверю эти объекты и уничтожу те, в которых есть потенциально опасные материалы. Выжигать буду так, чтобы не уцелел ни один вирус. Три такие лаборатории фактически находятся в городах, но меня не волнуют возможные потери городского населения. В следующий раз подумают, стоит ли пускать к себе американцев. Сегодня выходной, поэтому и у вас сокращённая программа. Сейчас займётесь борьбой, а потом отправлю по домам.
        В спортивном зале их встретили не только Мурадов и Молчанова, но и ещё одна пара тренеров.
        – Заур Гасанханов, – представился молодой мужчина. – Заслуженный мастер спорта России, боевое самбо.
        – Анна Бондарева, – назвала себя невысокая женщина, которой было уже лет тридцать. – Заслуженный мастер спорта России, самбо.
        – С тобой было легче драться, – постанывая, сказала Зоя, когда час спустя забиралась в «колыбель». – Ты меня так не избивал.
        Виктору тоже досталось, но он молча забрался в соседнее яйцо реаниматора арков. Их было только два, поэтому остальным пришлось ждать своей очереди. Олег с Леной почти не пострадали, несмотря на то, что их тренеры сегодня дрались более жёстко. Если бы не несколько синяков, которые стали бы предметом обсуждения в школе, можно было обойтись без «колыбели». Впрочем, процедура восстановления занимала минут двадцать и не сопровождалась неприятными ощущениями, так что нетрудно было подождать.
        Понедельник был богат новостями и сюрпризами. Утром не нужно было никуда бежать, поэтому полностью посмотрели выпуск новостей. Главной из них были мощные взрывы в Одессе, Тбилиси и Алматы. В Грузии взрыв произошёл не в самой столице, а неподалёку, в посёлке Алексеевка, который был почти полностью уничтожен. В Одессе и в казахской столице разрушений и жертв было больше.
        – По предварительным оценкам мощность каждого из этих взрывов составила около ста тонн в тротиловом эквиваленте, – говорил ведущий. – Это соизмеримо с мощностью некоторых ядерных боеприпасов, но радиационный фон в пострадавших городах не превышает нормы. Интересно, что оказались полностью разрушены американские микробиологические лаборатории. По мнению многих специалистов, эти лаборатории и были источником или целью взрывов. Есть основания считать, что взрывы были не химические, а неизвестной нашей науке природы. Если это так, то самыми вероятными их исполнителями являются посетившие Землю пришельцы, которые запустили свои чудовищные станции выработки озона и с тех пор больше никак себя не проявляли, если не считать таинственного освобождения заложников в городе Ростове-на-Дону. В связи с этим возникает вопрос: какая опасность исходила от американских лабораторий, если пришельцы решили их уничтожить, погубив при этом тысячи жителей трёх крупных городов? Судя по их вмешательству в освобождение заложников, они ценят жизни людей. Поневоле напрашивается вывод, что уничтоженные лаборатории угрожали миллионам людей. Тогда становятся оправданными...
        – Никогда не поверю в то, что арки не могли обойтись без взрывов, – сказал Олег сидевшей рядом Зое. – Сожгли бы так аккуратно, что пострадали бы только сами лаборатории, а они демонстративно разнесли всё вокруг. Вряд ли после этого многие пустят к себе американцев с такими проектами.
        – Этой гадости должно быть полно в самой Америке, – отозвалась девушка. – Ясно же, что эти вирусы не разрабатывали в Грузии или на Украине, а только хранили. И американцы после катастрофы не станут лучше. Как только наведут порядок у себя, сразу же начнут заниматься тем же самым у других. Нам они и на фиг не нужны, поэтому мы у них всегда будем врагами. Не знаешь, для чего Мерт оставил себе одну ампулу? Не для того чтобы сделать лекарство?
        – Не знаю, – ответил юноша. – Нас должны утром взять на тренировку, вот и спроси. Не хочешь выпить чай? Теперь почти весь выпуск будут повторять одно и то же об этих взрывах. Никто ничего толком не знает, но всем хочется высказаться.
        – Раньше надо было гонять чаи, – сказал Мерт появившимся в зале с колоннами ребятам. – Сейчас займётесь делом.
        – Вы бы хоть предупредили! – сердито сказала Лена. – Я даже не успела причесаться, и этот халат...
        – Это ерунда! – отмёл обвинения Мерт. – Начинайте процедуры. В спортзале переоденетесь, а в имитаторе вы присутствуете не в своих телах и можете выбрать любую одежду. А если для тебя так важен внешний вид, им и занимайся, а потом смотри новости.
        Сегодняшняя тренировка прошла намного результативней вчерашней. Они уже без колебаний пускали в имитаторе в ход ножи, а на татами Олег с Леной вышли победителями почти из всех схваток, и их друзья сражались намного лучше, чем в прошлый раз. Закончив с борьбой, прошли «колыбель», а после неё в первый раз стреляли.
        – Сколько вам разбираться с тем, что я дал? – спросил Мерт у Олега.
        – Наверное, дней пять, – ответил юноша. – Я сейчас не могу точно сказать.
        – У меня примерно столько же, – добавила Лена.
        – Когда закончите, буду проверять, как всё усвоили, – предупредил он. – Главное для вас – не помнить инструкции, а уметь применять их на практике. Тогда же запишу эти знания остальным.
        – Можно задать вопрос? – спросила Зоя.
        – О лекарстве? – догадался Мерт. – Средство против какого-то одного вируса принесёт мало пользы. Вы научились менять геном микроорганизмов, поэтому скоро научитесь конструировать много смертельных видов. Замучаетесь создавать от них лекарства. Есть универсальное средство, но оно действует слабее, и я боюсь его давать. При неправильном использовании выжившие вирусы приобретают устойчивость и становятся не по зубам вашей иммунной системе. Примерно то же самое, что у вас сейчас с антибиотиками.
        – И что же делать? – спросила девушка.
        – Никогда не вешать нос! – ответил он. – Если нельзя придумать лекарства от гриппа, можно стать таким крепким, что его вирусы будут вам по барабану. Мысль поняла? Когда-то арки так усилили свою иммунную систему, что она может справиться с любыми микроорганизмами. Сейчас я работаю над тем, чтобы применить это к вам.


                Глава 13


        После тренировки вернулись домой голодными и сразу же сели завтракать. Первой на занятия ушла Зоя, которую Виктор проводил в школу.
        «Ребята, – связалась она с друзьями, – к нам на первый урок приходил какой-то тип из районного отдела образования. Это он так представился, а я думаю, что ищут нас после драки в кафе. Прочёл короткую лекцию о пользе знаний и ушёл, а мой защитник сказал, что он нас скрытно снимал. Наверное, к вам тоже придут».
        Олег быстро выполнил всё, что нужно было сделать к школе, лёг на тахту и разделил сознание, обе половины которого занял изучением записанной в мозг информации. Обучение ускорялось в два раза, но становилась слабой связь с внешним миром. Матери пришлось потрясти его за плечо, чтобы вернуть в нормальное состояние.
        – Что с тобой? – испуганно спросила она. – Как ничего, если ты меня не слышишь?
        – А что случилось? – спросил он и только после этого обратил внимание на стоявших в комнате людей.
        – Прибыли французы, – объяснила мать. – С ними женщина из МЧС.
        – Четверо, – пересчитал юноша. – Десять человек в одной квартире. Ладно, их могло быть и больше.
        – Вставайте, молодой человек! – обратилась к нему пожилая подтянутая женщина в гражданском. – Я вас сейчас познакомлю с новыми жильцами и уйду. Они у меня сегодня не одни. Да, этот стол придётся убрать. Детям для отдыха выделили надувные матрасы, а здесь для них недостаточно места.
        – Вы можете идти, – встав с тахты, сказал ей Олег, – мы познакомимся сами. Стол тоже уберём, сейчас я его разберу.
        – Они не знают русского языка, – возразила женщина.
        – Здравствуйте! – перешёл он на французский, обратившись к стоявшим в стороне квартирантам. – Мы вас сегодня не ждали, поэтому мне нужно время для того, чтобы освободить комнату от своих вещей. Заодно разберу стол, чтобы было место для матрасов. А вы пока повесьте куртки в прихожей и садитесь на тахту. У вас есть тапочки?
        – Нам было не до тапочек, – ответил удивлённый глава семьи. – Разве их нельзя купить здесь?
        – Потом купите, а сейчас я дам наши, – тоже по-французски сказала мать. – У нас есть гостевые.
        – Вам повезло, месье, что здесь говорят на вашем языке, – на хорошем французском сказала довольная работница МЧС. – Я ухожу, а вы первым делом прочитайте те бумаги, которые вам дали. Если будут проблемы, которые не сможете решить сами, звоните. Там указаны номера телефонов.
        Она ушла, а французы сняли свои куртки и сапоги, обули выданные тапочки и вернулись в гостиную.
        – Давайте знакомиться, – предложил юноша. – Меня зовут Олег, а мою маму – Татьяна Владимировна. Такое обращение не в ваших традициях, но Россия – это не Франция, здесь многое делают по-другому. Если старшие разрешат обращаться к ним по именам, значит, обойдёмся без отчеств. Сейчас в квартире больше никого нет, но в ней живут ещё четверо. Это мои отец и сестра и наши гости с севера, с которыми вы познакомитесь вечером. Да, наша фамилия Поливины.
        – Я Андре Мюрай, – сказал мужчина. – Это моя жена Валери, а это дети Марк и Жаклин. У нас действительно нет ваших отчеств, поэтому я не против обращения по именам, хоть оно не используется в общении с малознакомыми людьми...
        – Мы с вами скоро очень хорошо познакомимся, месье Мюрай, – заверил его Олег. – Когда люди постоянно трутся спинами, такое знакомство – дело нескольких дней. К нам недавно поселили семью с севера, так они для нас уже как родные. Вам я родственных отношений не обещаю...
        – Олег! – одёрнула его мать. – Как ты себя ведёшь! Извините, месье Мюрай.
        – Называйте меня просто Андре, – с улыбкой поправил француз. – Мне проще называть вас Татьяной, чем каждый раз добавлять отчество, которое сразу не выговоришь. А за сына можете не извиняться. Я прекрасно его понимаю. Сам бы на его месте не испытывал радости.
        Француз Олегу нравился, с отношением к его жене он пока не определился, а вот дети... Они явно испытывали к хозяевам неприязнь и даже не пытались это скрывать. Андре было лет  сорок, и он немного напоминал актёра Гафта. Его жена могла похвастать хорошей фигурой, но лицо было грубым. Пока она была растеряна и молчала. Жаклин он дал бы лет пятнадцать, и она очень походила на мать. Такие же красивая фигура и не радующее глаз лицо. Марк выглядел на год младше сестры, и его единственного из семьи можно было назвать красавчиком. Красивое лицо, густые чёрные волосы и хорошо развитое для четырнадцати лет тело. Наверное, он занимался каким-то видом спорта.
        – Я не понимаю, как здесь можно жить? – спросил Марк отца.
        – А что тебя не устраивает? – насмешливо сказал Олег. – Светло, тепло и мухи не кусают. Вам дали самую большую комнату в квартире со всеми удобствами. Знаешь, у нас из-за вашего приезда уплотнили не только жильцов, но и школы. Так вот, ты должен быть благодарен за то, что тебя поселили сюда, а не в одну из них. Там должны сделать столовые и есть общие туалеты, а семьи будут селить в классные комнаты человек по сорок в каждую. Здесь мы будем мимо вас ходить, а в школах вашим соотечественникам придётся жить толпой. И это года на два или три.
        – Я с тобой не разговаривал! – буркнул он.
        – Невоспитанные нынче пошли французы, – обратился юноша к матери. – Ведут себя так, как будто это мы взорвали их станцию или незваными приехали к ним отбирать комнату.
        – Помолчи, Марк! – прикрикнул на сына Анлре. – Мне за тебя стыдно!
        – Нет, пусть он скажет, – повернулся к французам Олег. – Что тебя не устраивает?
        – Тесно, – ответил Марк, – и комната проходная.
        – Тесно, но жить можно, – сказал юноша. – Тебя никто не заставляет сидеть здесь всё время, и вы наверняка будете учиться. А проходная... Думаешь, было бы лучше, если бы вы ходили через нас? Эта квартира не предназначена для проживания нескольких семей, но что делать, если нужно спасать двадцать миллионов жителей нашего севера и ещё больше вас и немцев? И вас вполне могли устроить на родине, а вместо этого сбагрили нам!
        – Вам за нас заплатили! – в первый раз сказала Жаклин.
        – Много нам за них заплатили? – спросил Олег у матери и опять повернулся к семье Мюрай: – Я этой платы не видел. Ваши евро сейчас ненамного дороже туалетной бумаги, а большая часть техники используется для строительства ваших же квартир. Если от вас и будет какая-то польза, то очень нескоро, а нас уплотнили сейчас. И учти, что у меня нет никаких оснований для того, чтобы относиться к вам с симпатией. Франция была и останется нашим потенциальным противником, причём полностью по вашей вине. Ваш ЕС развалился, но блок НАТО остался. Я думаю, что вы простите американцев, и пройдёт не так уж много времени, когда НАТО опять возьмёт на щит российскую угрозу, будет обвинять нас во всех смертных грехах и двинет к нашим границам свои базы. Ещё и вас постараются использовать, чтобы ударить нам в спину. Видно же, как вы к нам относитесь, только у твоего отца хватает ума это скрывать, а у тебя и твоей сестры – нет!
        – Обидные, но во многом справедливые слова, – сказал Андре. – Только вы ошибаетесь, когда так говорите обо всех французах. Многие относятся к вам с симпатией, несмотря на то что пишут в газетах и показывают телевизионные каналы.
        – Ладно, извините, – сказал юноша. – Надеюсь, что после жизни с нами ваша симпатия никуда не исчезнет. Подождите, я сейчас подготовлю комнату, а потом разложите вещи. Их у вас немного, так что должны поместиться в шкафу.
        Он в несколько приёмов собрал одежду, книги и всякую мелочёвку и пока сложил на кровать сестры. Когда юноша взял отвёртку и принялся разбирать стол, мать увела старшую половину семьи Мурай знакомить с кухней.
        – Что ты такая мрачная? – откручивая столешницу, спросил он у Жаклин. – И тебе не нравятся русские? Интересно чем? Тоже считаешь нас тупыми и агрессивными злодеями, которые спят и видят, как бы оккупировать прекрасную Францию?
        – Вы захватили Крым! – ответила она. – А у вас с Украиной был договор! Скажешь, не так?
        – Всё так, – согласился он, – только Крым сотни лет был российским и передан Украине без всяких референдумов с нарушением союзного договора. У народа не было права голоса, к тому же сильно не возражали, потому что передача была чисто формальной. Государство-то было одно. Тогда разговоры о его распаде восприняли бы как бред. И после, когда заключали договор, народ тоже никто не спрашивал. Подписал президент, который смотрел в рот американцам. Но и тогда никто не стал возражать, пока на Украине не произошёл переворот и к власти не пришла всякая сволочь. Если бы мы его не заняли, там сейчас дрались бы точно так же, как в Донбассе.
        – В Донбассе ваши войска! – поддержал сестру Марк.
        – Ты их видел? – повернулся к нему Олег. – Или повторяешь то, что вколачивали в головы ваши СМИ? Запомни, что никаких войск не было. Военные советники и добровольцы были. Наверное, даже подбросили кое-какую технику, но воевали сами жители. Неужели ты думаешь, что они стали бы умирать и жечь в огне войны свою жизнь только для того, чтобы присоединиться к России? Пока на Украине можно было нормально жить, не было никаких АТО! Нет, вижу, что до вас не доходит. Ладно, поясню на примере. Давайте представим, что развалился не Советский Союз, а Соединенные Штаты. США слабели, а мы подгребали под себя их друзей и союзников, диктуя им свои правила жизни. Продолжим фантазировать. Представьте, что президентом стал техасец. Взял он и в нарушение американских законов прирезал к родному Техасу большой кусок Оклахомы. Не знаю, как он умудрился убедить Конгресс, для нас это неважно. Жителей Оклахомы никто не спросил, а они не сильно возникали, потому что государство одно, и для многих ничего не изменилось. А потом США разваливаются, а лидер Оклахомы подписывает соглашение с лидером Техаса, в котором признает сложившиеся границы. Не знаю, чем он руководствовался, но никто не давал ему таких полномочий и не проводили референдума. Вам это ничего не напоминает? Сейчас тридцать шесть процентов техасцев имеют испанские корни. Допустим, что после объявления независимости туда набежала орава мексиканцев. Граница рядом, а в Техасе лучше жизнь. Постепенно их стало больше остальных, а жизнь скатилась до уровня Мексики. Естественно, что появилось много недовольных. Нет ничего удивительного в том, что в Техас зачастили русские визитёры. Мы хорошо относились к американцам во время Второй мировой войны и потом, пока нас не объявили врагами. После этого хороших отношений не было, поэтому понятно желание усилить в Техасе своё влияние, а то и построить в нём военную базу. С тем правительством, которое в нём было, договориться не удалось, но когда много недовольных, нужно только подбросить им деньги и показать, кого бить. Одним словом, свергли они одного президента, а потом организовали выборы другого. Победившие мексиканцы взялись проводить мексиканизацию штата. Английский язык повсеместно запрещался, а говорить и учиться нужно было только на испанском. Ну и многое другое, вплоть до переписывания истории штата и объявления американцев захватчиками. Экономика Техаса очень сильно связана с остальными штатами, но проклятые русские и здесь постарались. Все связи начали рвать, наплевав на возможные экономические последствия для техасцев. А тем, кто был несогласен, революционный народ в лице вооружённых банд стучал по головам, а то и вовсе их отрывал. Посмотрели на это дело жители Оклахомы, у которых был уже другой лидер, плюнули на подписанную бумажку и забрали обратно свою территорию, чтобы защитить родных, друзей, ну и всех остальных, кто страдал от необузданного национализма. Русским это, естественно, не понравилось, вот они и объявили Оклахоме экономический бойкот с санкциями и заставили сделать то же самое своих союзников. Полного сходства в моём примере не будет, потому что наша ситуация во многом уникальна, но суть вы должны уловить. Что молчите? Вам долго вдалбливали в головы, что в русских нет ничего хорошего. Теперь вы здесь и можете сами сравнить, а я не собираюсь больше ни в чём убеждать. Всё, стол я разобрал. Место появилось, но теперь вам негде заниматься. Придётся договариваться с Зоей и готовиться к школе в её комнате. Наверное, наберут преподавателей среди беженцев и устроят французские и немецкие классы. Пока не выучите русский, будете учиться отдельно.
        – А сколько лет этой Зое? – спросила Жаклин.
        – Она твоего возраста и прекрасно знает французский, – ответил юноша, – так что будет с кем поговорить. С тех пор как выключили компы, все развлечения – это чтение книг и общение с друзьями. В последнее время появились интересные передачи по телеку, а до этого смотрели одни новости. Можно сходить в кино или кафе. Без знания языка будет скучно. У вас есть друзья, которые приехали в Россию?
        – У Жаклин есть, – ответил Марк. – Одна подруга, причём в этом городе. А мои друзья остались во Франции.
        – Сочувствую, – сказал ему Олег. – Ничего, найдёшь других. Ладно, я пойду готовиться к школе, а вы здесь устраивайтесь.
        Через полчаса он встретился с Виктором во дворе дома.
        – К вам никого не подселили? – спросил он друга.
        – Вроде ещё рано, – ответил тот. – Говорили, что первые поезда прибудут послезавтра.
        – Я тоже так думал, пока не вытурили из комнаты, – поделился Олег. – Сегодня вселили семью французов. Я уже успел провести воспитательную работу с младшими. Думаю, что Зоя доведёт их до нужной кондиции. Девчонка её лет с классной фигурой и таким лицом, что я всё время отворачивался. Кто сказал, что француженки красивые? Вот её младший брат – красавчик.
        Переговариваясь, они быстро дошли до школы, встретив на полдороге возвращавшуюся домой Зою. Олег успел поговорить с ней через защитников, поэтому не задерживались для разговоров. Первый урок начался необычно.
        – Это ваш новый преподаватель военного дела, – представила классная молодого капитана. – Николай Константинович Костиков. Он хочет сделать объявление.
        «Он снимает скрытой камерой», – предупредил Олега защитник.
        – Объявление такое, – сказал капитан. – У вас две недели вместо военной подготовки будут другие уроки, а потом я весь класс на два дня заберу в одну из воинских частей. Так решили сделать, потому что на поездки тратится очень много времени. О выезде в часть я скажу за несколько дней, а о том, какими предметами заменят наши часы, вы узнаете из нового расписания, которое уже висит на доске объявлений. Не буду вам больше мешать. Спасибо, Ирина Владимировна, продолжайте урок.
        Первый день было тяжело заниматься в третью смену. Уроки тянулись медленно, и к их окончанию чувствовали себя уставшими и сонными. С возвращением к старой программе убрали дополнительные занятия и старшеклассников перестали кормить. Не все поужинали перед занятиями, и у таких к усталости добавился голод. Поэтому в гардероб едва не бежали, да и по домам расходились быстрее обычного.
        – Чёрт! – выругался Виктор, поскользнувшись на укатанном льду. – Из-за этой экономии такая темнота, что ничего не видно. Завтра обязательно возьму с собой бутерброды. Знаешь, я уже изучил всё за десятый класс. Наверное, подам заявление на экстернат. Зря вы сейчас изучаете шпионские страсти. Если рассчитаться со школой, времени будет вагон.
        – Два-три дня погоды не делают, – отозвался Олег, – а шпионские страсти могут понадобиться быстрее.
        Когда очутился в квартире и зашёл в гостиную, в ней никого не было. На кухне пили чай отец с Андре, мать увела Валери в свою спальню и что-то ей показывала, а молодёжь собралась в комнате у Зои.
        «Не возражаешь, если я к вам присоединюсь? – спросил юноша. – Не хочу сейчас мешать сестре».
        «Конечно, заходи, – пригласила она. – Отца нет, а я провожу разъяснительную работу. Хорошие ребята, только много мусора в голове».
        – Чем заняты? – спросил он, войдя в комнату. – Я вам не помешаю?
        – Здесь не принято стучать? – спросила Жаклин.
        – В вашей комнате я обязательно постучу, – пообещал Олег, – ногой об пол. Если бы я не слышал голосов, обязательно стучал бы, а так... Мы с Зоей друзья, поэтому если здесь находится Марк, то и я могу войти. Он, конечно, красавчик, но для интимных отношений прошло слишком мало времени. К тому же я слышал и твой голос.
        – Ребята рассказывали о жизни во Франции, а я отвечала на их вопросы, – сказала Зоя.
        – У нас гости? – спросил вошедший следом за Олегом Дмитрий Николаевич.
        Дочь уже отчиталась ему через защитников о приезде французов, а сейчас познакомила с младшими Мюрай и повела на кухню кормить.
        – Кончились наши посиделки, – сказал юноша Марку. – Уже поздно, поэтому иди накачивать матрасы. Скоро закончатся хождения и вам никто не будет мешать.
        В комнату сестры он постучал.
        – Заходи, – приоткрыла она дверь. – Ты ужинал перед занятиями? Ну тогда ложись. Мать позвонила насчёт французов и попросила купить для тебя надувной матрас. Потом купим нормальную кровать, а пока поспишь так. Я сильно устала и хотела бы пораньше заснуть. Если у тебя нет возражений, стели постель и ложись.

        – Сколько у нас кандидатов? – спросил начальник Управления ФСБ по Ростовской области генерал-майор Южиков. – Я спрашиваю о той школе, которая рядом с «Веганом».
        – Восемь человек, – ответил тот, кто представлялся в классе Олега как капитан Костиков.
        Он и был капитаном, но служил в ФСБ и входил в специальную группу, которая уже три месяца занималась поисками контактировавших с пришельцами ребят.
        – А по двум другим школам? – спросил генерал.
        – Ещё восемнадцать, – ответил Костиков. – С ними тоже занимаются. Конечно, в «Веган» могли приехать и из других районов, но это маловероятно. Пошли в обычный зал, а не в вегетарианский, и брали блюда, которые можно заказать во многих кафе. Какой тогда смысл ехать издалека, да ещё к открытию? Они это, Олег Викторович! Эта школа фигурирует в обоих происшествиях, поэтому ей уделили больше внимания. Я сам поеду на сборы с десятым классом.
        – А остальные?
        – В одиннадцатом на подозрении только один юноша, а в девятом – две девушки. Классы почти не общаются, а это была одна компания. В десятом классе целых пять кандидатов. Создам для них какую-нибудь стрессовую ситуацию...
        – Вы там поосторожней, капитан, со своими ситуациями! – предупредил Южиков. – Создавайте что хотите, но без несчастных случаев!

        – Ну и как ваше общежитие? – спросила Лена, когда встретились в классе. – Не запал на француженку?
        – Скорее она на меня западёт, – ответил Олег. – Я приглашаю в гости на воскресенье. Познакомишься с семьёй, а то они уже начали меня пилить. Дружу с девушкой, а семья до сих пор не в курсе, кто она такая. Заодно посмотришь на Жаклин и после этого перестанешь задавать глупые вопросы.
        – Неужели такая страшная?
        – Не страшная, – ответил юноша, – но и красивого в ней нет ничего, кроме фигуры. Слушай, давай поговорим о чём-нибудь другом? Мне эти французы и так...
        – Очень трудно? – с сочувствием спросила девушка. – Нас ждёт то же самое. Должны подселить какую-то семью, но через несколько дней.
        – Не тяжело, а просто жутко неудобно, – ответил Олег. – В общежитии жить легче, потому что оно приспособлено для такой жизни. Ладно, как-нибудь привыкну. Я спросил, почему они так рано прибыли, и узнал, что заселяли тех, кто приехал на своих машинах. Сегодня они пошли по магазинам и накупили кучу барахла, которое теперь некуда девать. Купили и холодильник и поставили в своей комнате. Им выдали деньги на обзаведение и карточки для оплаты продуктов. Три месяца отводятся для обучения языку, а потом будут устраивать на работу.
        – За три месяца выучить такой язык, как русский? – с сомнением сказала Лена. – У них не получится.
        – Это их проблемы. Научатся хоть как-то общаться, а остальные знания доберут на работе или в школе. Слушай, сейчас Тавадзе так на нас посмотрел... Взгляд был быстрый, но я успел заметить. Он по-прежнему в тебя влюблён, а меня ненавидит. Интересно, какую он придумает гадость? Сейчас спрошу Сергея, можно ли его допросить.
        «Можно, – ответил защитник. – Рустам, почти не двигаясь, сидит за своим столом. Если на несколько секунд застынет, этого никто не заметит... Уже допросил, – добавил он после небольшой паузы. – Ваш враг планирует наезд. После смерти отца осталась машина. Прав у него нет, но водить умеет. Он осмотрел дороги в районе вашего дома и выяснил, где нет камер. Если чем-нибудь заклеить номера и сбить человека в таком месте, почти наверняка можно избежать ответственности. Сложность в том, чтобы подкараулить вас в нужном месте. Рустам не может это сделать, когда вы идёте в школу, а в другое время вы почти не выходите из дома. Он уже несколько раз караулил, сидя в машине, но безрезультатно».
        «Не унялся! – зло сказал Олег. – Что можешь предложить?»
        «Самое простое – это вывести из строя электронику автомобиля, – ответил защитник. – Она в нём дорогая, к тому же Рустам не является владельцем машины, а его мать не станет сейчас заниматься ремонтом. Но это только отсрочка до лета, да и то в том случае, если он не придумает чего-нибудь ещё. В конце лета у вас уже не будет защиты, поэтому предлагаю использовать крайние меры. Самого крутого человека нетрудно убить, если он этого не ожидает. В конце концов, не так уж трудно купить какой-нибудь ствол, если на покупку есть деньги, и выстрелить из засады. Поэтому от таких последовательных врагов лучше избавляться».
        «Не хочется убивать, – с досадой сказал юноша. – А нельзя на него как-нибудь подействовать?»
        «Программирование личности находится под запретом, – сказал защитник. – Мой хозяин может снять запрет, но вряд ли он это сделает. – Можно напугать, но это тоже только отсрочка».
        «Повреди машину, – приказал Олег. – Отложим решение до лета. Мало ли что может случиться, может, обойдёмся без убийства».
        – Слушайте! – крикнул Сергеев. – Заткнитесь все, я сейчас сделаю громче!
        – По просьбе правительств республик Грузия, Армения и Казахстан на их территорию для выполнения обязательств по союзному договору начинается переброска техники и личного состава наших вооружённых сил, – говорил хорошо слышимый в установившейся тишине голос диктора. – Сегодня же были подписаны союзные договоры с Временным правительством Украины и правительством Исламской Республики Пакистан. Договор с Украиной предусматривает создание на её территории группировки российских войск для отражения возможного вторжения радикальных исламистов Халифата с территории захваченной ими Венгрии. Со вчерашнего дня самолётами военно-транспортной авиации начата переброска средств усиления российской войсковой группы в Сирийской Арабской Республике. В настоящее время близки к завершению переговоры с правительствами Федеративной Республики Германия и Французской Республики о создании временного военного союза для уничтожения радикальных исламских движений и восстановления государственности стран Ближнего Востока и Европы, захваченных в результате их агрессии...
        – Кажется, прозвенел звонок, – сказала вошедшая в класс учительница физики. – Я вас понимаю, но у нас урок, а это сообщение повторяют каждые полчаса. Успеете послушать и обсудить. Не стоит так волноваться. Это было ожидаемо, а боевые действия, наверное, начнутся не скоро.
        Приёмник выключили, и ученики нехотя сели на свои места. Марии Николаевне пришлось сделать несколько замечаний, чтобы прекратить перешёптывания. Когда урок закончился, все опять собрались возле Сергеева. Сообщение прослушали ещё раз, но не услышали ничего нового.
        – Скоро Халифату конец, – выключив приёмник, сказал Николай. – Достали всех, сволочи!
        – Размечтался! – ехидно отозвался со своего места Рустам. – Это «скоро» выльется в годы войны и реки крови. Халифат уничтожат, а его сторонники разбегутся, как тараканы, и будут резать, стрелять и взрывать. Это фанатики и дикари.
       Звонок не прервал спор, и вошедшей учительнице русского пришлось призывать класс к порядку.
        «Было что-нибудь важное, не попавшее в сообщение?» – разделив сознание, спросил Олег у защитника.
        «Правительство России ведёт переговоры с военной хунтой в США, – ответил Сергей. – Об этом не сообщают, потому что неизвестно, чем они закончатся. С европейцами уже договорились, поэтому и объявили. По нашему прогнозу, американцы направят в Персидский залив два или три авианосных соединения. Договора не будет, но они поучаствуют в войне авиацией. Американцы закончили большинство внутренних разборок и теперь могут начать борьбу за влияние. Важно и то, что выдвижение войск к будущему ТВД начали на два месяца раньше. В Совете Национального Спасения решили, что ни к чему отдавать Халифату республики Средней Азии, а потом отбивать их обратно. Пока там бардак и все воюют со всеми. Халифат пытается установить свой порядок, но справится не раньше лета. Если ударить сейчас вместе с Казахстаном, можно победить малой кровью, а потом покончить с Афганистаном.
        «С ним кто только не пытался покончить, – сказал юноша. – Вряд ли это получится сейчас, по крайней мере, надолго».
        «Сейчас другая ситуация, – возразил защитник. – Афганистан полностью блокируют союзные государства, а население подвергнут фильтрации. Если применять тот препарат, который был у вас в распылителях, нетрудно выявить радикалов. Обработать толпу аэрозолем и приказать сторонникам Халифата выйти вперёд».
        «А если выйдут все?»
        «Есть договорённость, что для радикалов не будет ни плена, ни лагерей. Как правильно сказал один из ваших ребят, они уже всех достали. Из-за агрессии Халифата погибли десятки миллионов людей, поэтому противники России и её союзников в этой войне будут уничтожены. Сторонники Халифата, кстати, с вами поступят так же. Это тот случай, когда враги на всю жизнь останутся врагами. Их не превратишь в друзей и не докажешь свою правоту, и большинство из них никогда не прекратит борьбу».

     Главы 14-15   http://www.proza.ru/2017/11/19/365


Рецензии