Когда сердце отказалось лгать, или исповедь слуги

Глава 1.
Старший следователь Генеральной прокуратуры Илья Степанович Савельев,  был крайне обескуражен тем, что в течении двух часов происходило в его кабинете. За свою почти двадцатилетнюю службу, он пожалуй, и не припомнит подобного прецедента. Даже в самом фантастическом сне, невозможно представить, что чиновник подобного уровня, удачливый бизнесмен, владелец многочисленных предприятий, недвижимости, а ныне  недавно избранный губернатор одной из самых больших и перспективных областей, Александр Васильевич Крыско, сам, по доброй воле, без принуждения, явится в Генпрокуратуру, и начнет каяться во всех грехах. Начиная, чуть ли не с тех времен, когда Каин убил Авеля.

Каждый раз, глядя на этого недочеловека, чувство глубочайшего презрения заставляло  Илью Степановича брезгливо кривиться.
-На самом деле, многие из зарвавшихся «слуг народа», ничем не лучше того самого библейского братоубийцы, воистину являясь его достойными потомками, - подумал следователь и вновь обратился к своему более чем странному посетителю,- Да вы, Александр Васильевич не стесняйтесь. Пожалуйста, продолжайте.

Тучный мужчина 47 лет от роду, сидевший по ту сторону стола, втянул  шею, которую  без того было довольно трудно разглядеть. При этом, его обвисшие щеки и все 33 подбородка расползлись по груди. Коротко стриженая голова, имевшая форму неправильного усеченного конуса, покрылась бурыми пятнами, а аккуратные усики, странно растопорщились.

-Как он быстро поменялся, - поймал себя на мысли Илья Степанович.-  Буквально пару месяцев назад, считал себя почти небожителем. Да и вел соответственно. С присущим ему высокомерием шагая по головам тех, в ком видел лишь инструмент для достижения своей цели. Теперь же Крыско стал похож на жалкого розовощекого поросенка, которого радушная хозяйка собирается подать к праздничному столу.
Поросячьи же глазки новоиспеченного губернатора, сузились до размера пшеничных зерен. Крыско вытирая обильную испарину со лба, воодушевленно продолжил: "Ну а дальше, появилась идея прибрать предприятие к своим рукам. Сами знаете, какие времена были. В стране бардак. Никто  ни за что не отвечает. А заготовка древесины всегда была прибыльным делом. Кроме того, зарубежные партнеры проявляли живой интерес к нашей продукции. Такие перспективы открывались! Но было одно препятствие. Директор предприятия, Смагин Василий Васильевич - комунняка до мозга костей. Дотошный гад! Везде свой нос засунет. Того и гляди, что наши с главным бухгалтером небольшие аферы, раскроет. Хорошо правда случай подвернулся. Поехал Василий Васильевич на охоту… ну и не вернулся. Лодку нашли, а его с напарником, нет. Так и списали на несчастный случай. На самом деле, никакой это не несчастный случай".

Крыско, с жадностью припал к стакану с водой. Лишь когда последние капли жидкости, исчезли в его пересохшем горле он продолжил:
- Мы его и упаковали. Ну, конечно не своими руками. Нашли людей среди криминала, и вопрос был закрыт. Общественность правда, немного пошумела. Но не долго. Хорошо, что в ту пору замначальника ГОВД служил мой хороший знакомый, Коля Шмаков. Теперь-то он в министерстве сидит. Не без моей помощи, между прочим. А в то время, он был просто голодным, алчным ментом. Он и спустил это дело на тормозах. Не безвозмездно, конечно. Но эти расходы были жалкими грошами, когда впереди нас ждали такие барыши.

Крыско, словно собираясь с мыслями, на несколько минут замолчал.
-Ну что же вы, Александр Васильевич? - вывел его из оцепенения Самойлов,-  Что то запамятовали?
-Нет, нет. Я ничего не забыл. Помню абсолютно все. До мельчайших подробностей. Словно это было вчера.
-Тогда продолжайте, - Илья Степанович поднялся с кресла и подошел к окну.
Там, за мутной гранью стекла, вовсю буянило бабье лето. Порывистый ветерок, будто показывая прохожим свою шкодливую натуру, исподтишка швырял в  них пригоршнями сусального золота. А те в свою очередь, со смехом уворачивались от россыпей ослепительной листвы, и с легкой грустинкой наслаждались последним теплом, дарованным им остывающим солнцем.

-Теперь, когда Смагина не стало, - продолжал Крыско, - Я, как главный инженер, был назначен на должность и.о. директора. Оставалось только приватизировать предприятие. Но для этого нужны были деньги. И немалые. Подумали мы с Тамарой Петровной, да пришли к мысли. Леспромхоз нужно обанкротить, чтобы потом выкупить за бесценок. Дела шли, как нельзя лучше. Нашелся заказ на крупные поставки. Все силы были брошены на его выполнение. Люди, не избалованные хорошей жизнью, работали с небывалым энтузиазмом. А когда заказ был выполнен, то деньги  на счет предприятия естественно не поступили.

Александр Васильевич тяжело вздохнул, с трудом выдавливая из себя каждое слово: "Нет, какая-то часть платежей конечно пришла. Только на счет фирмы однодневки, зарегистрированной  во Владивостоке. Но как только деньги были сняты, фирма тут же растворилась. Вот так я и заработал свои первые миллионы. Затем наступили трудные времена. Конечно не для нас с Тамарой Петровной. Почти каждый день приходилось выступать перед рабочими. Произносить пламенные речи, о том , как сволочи заказчики подло нас обманули. Но если немного потерпеть, и сплоченным коллективом дружно взяться за работу, то совсем скоро мы сможем подняться с колен. Какое-то время это помогало. Люди, словно глупые вороны, разинув рты, слушали эти басни, сопровождая их бурными овациями. А потом, теща себя надеждой на светлое будущее, шли работать.
Месяцы летели один за другим. Конечно никакое светлое будущее не наступало. Народ начал роптать, разбегаться кто куда. Тут-то и пришло время скупать за бесценок акции, которые были у них на руках".

Немного передохнув, Крыско продолжил: "Смешное зрелище скажу я вам, гражданин следователь, когда, эти жалкие оборванцы, за какую-нибудь коробку макарон, да несколько банок просроченной тушенки  готовы были продать добрую сотню  столь желанных бумаг".
Закончив свою тираду,Крыско даже хохотнул.
-Ну и сволочь же! - подумал Илья Степанович, - И как  таких  земля носит.
Залпом выпив сразу два стакана воды существо, сидевшее напротив Савельева, заговорило: "Процедура банкротства прошла без задоринки, и предприятие выставили на торги. Оценочная стоимость была смешной, но все равно не хотелось раскошеливаться из собственного кармана. Решение нашлось довольно скоро. Тогдашний глава города, был человек недалекий и сильно пьющий. Но деньги у него водились. Он с радостью клюнул на такое заманчивое предложение, тем более что срок его правления подходил к концу. Ну а солидные дивиденды вовсе бы не помешали провести безбедную старость. Но когда все закончилось, и предприятие ушло с молотка,  он как-то странно отказался от своей доли. Написал дарственную на мое имя, и незаметно исчез из города".
-С этим фактом мы еще разберемся, - перебил его следователь, - Сам ли он отказался, или кто-то поспособствовал .
-Конечно же, не сам, - поспешил исправиться Крыско, - Снова помогли старые знакомые в криминале.

-Ну вот, то-то! - сурово посмотрел в сторону Крыско , Илья Степанович.
Так вот, - продолжал свою исповедь Александр Васильевич, - А дальше , когда я стал полноправным хозяином, началась кропотливая, но плодотворная работа. Постепенно предприятие набирало размах. Но приходилось экономить буквально  на всем.
-На чем же именно? - с сарказмом поинтересовался Савельев.
-Да, к примеру, на бригадах лесозаготовителей. Народ у нас пьющий, знаете ли. Привезешь им перед зарплатой водки на деляну. Типа вот вам, мужики, за отличную работу. Отдохните денек-другой. А наутро выясняется, что вся лесосека выгорела вместе с рабочими. А заодно с ней и несколько сотен гектар тайги, которую, я же потом и выкупал по бросовой цене. Вот и считайте, на зарплате экономия. Опять же  оплата новой деляны в несколько раз дешевле обходилась. Ну и еще было много разных вариантов, как сократить расходы.

- И что, - заскрежетал зубами Илья Степанович, - правоохранительные органы, не проводили никакой работы?
-Я вас умоляю, гражданин следователь, - ухмыльнулся Крыско, - Все куплено. Нужные менты прикормлены. Списывали на несчастный случай и дело с концом.
-Да, дела! - тихо проворчал себе под нос Савельев, и глянув на часы, добавил. - Ну что же, Александр Васильевич. Пожалуй, на сегодня откровений вполне достаточно. Встретимся послезавтра. Спецконвой из ИВС уже час, как ожидает. На несколько дней, в ваше распоряжении будет предоставлен одиночный «люкс» со всеми удобствами. Желаю приятно провести время. За сим и откланиваюсь.

                Г Л А В А 2
Едва Савельев спустился в вестибюль, как буквально столкнулся лбом с двумя самыми известными в столице адвокатами: Трищевой и Романовым. С лицами, исполненными глубочайшей озабоченности, они с ходу, перебивая друг друга, затараторили о правомочности ареста Крыско, и проведении допроса без их присутствия.
-Боже милостивый! - ужаснулся Савельев, слушая адвокатский бред. - С каким рвением они взялись за  дело. Да и вообще, откуда им стало известно о явке Крыско с повинной. По всей вероятности за этим стоят довольно высокие чины. Такие акулы юриспруденции, как Трищева и Романов, - Савельев продолжил развивать дальнейший ход мыслей, - меньше чем за семизначные гонорары, с места не сдвинутся. А тут, поглядите с какой прытью, пытаются вытянуть из него хоть крупицу информации.

Глядя на самых скандальных в Москве адвокатов, Илья Степанович подумал: "Сколько фальшивого огня в глазах защитников - пострадавших от засилья правосудия. Теперь, наверное они , возомнили себя, чуть ли не ангелами, спустившимися с небес, для того, чтобы вырвать из адского огня очередного великомученика».
С большим трудом отбившись от назойливых адвокатов, Савельев вышел на улицу. В сотый раз он прокручивал в голове один и тот же вопрос: "Откуда утечка? Кто,  из наделенных властью, подсуетился с Трищевой и Романовым?  Быстро сработали.  Крыско только сегодня явился в прокуратуру. Сам. Без всякого задержания. Видимо дела закручиваются нешуточные. Пожалуй, скоро увидим у кого рыло в пуху. Да и с ИВС я дал маху. Надо бы его, куда подальше запрятать. Не ровен час, до суда не доживет".

Направляясь на парковку, Савельев услышал позади себя оклик: "Илья Степанович, одну минуту". Оглянувшись, он увидел, как его догоняет зам. генерального, Чердынцев.
Довольно упитанный мужчина среднего роста, неприятной наружности и вечно бегающими глазами, еще издали начал тянуть руку Илье:
-Крупную вы рыбину ухватили, Илья Степанович. Похвально, похвально.
-Ну не совсем ухватил, Павел Николаевич, - сухо ответил на рукопожатие Савельев, - Скорее эта рыбина сама заплыла.
-Не скромничайте, коллега, - продолжал лить елей зам. Генерального. - Так держать! Молодцом! Крутите его по полной, и держите меня в курсе всех дел.
-Извините, но дело курирует сам генеральный, - парировал Илья, отпирая дверь своего автомобиля.
-Сам Федор Федорович? - сразу сник Чердынцев. - Ну что же, тогда я спокоен. А то, знаете ли, товарищи оттуда, - Павел Николаевич ткнул указательным пальцем в небо, - интересуются ходом следствия. А я даже не знаю сути дела. Может быть, посвятите меня хотя бы в общих чертах.
-Прошу прощения, Павел Николаевич, но увы. Ничего еще не ясно, - почуяв неладное , схитрил Савельев, - Да и сами знаете, я не могу нарушать должностные полномочия.
-Ну, полноте, Илья Степанович, - расплылся в улыбке Чердынцев, - Мы же все свои. Одно дело делаем. Так сказать, авангард правосудия.
--Извините, но нет, - отрезал Савельев и сел в автомобиль.
-Жаль, жаль, - зло уколол его взглядом зам. генерального, и резко повернувшись, направился к своему «Мерседесу».

-Вот и начали вылезать из нор, как клопы, - тихо пробормотал Илья, выезжая с парковки. - Чердынцев, видимо неспроста суетится. Раньше и здоровался сквозь зубы. А тут надо же, снизошел до рукопожатия.  Будем ворошить это змеиное гнездо. Тем более , что президент, лично взял такие дела под контроль.

                Г Л А В А 3

Тяжелая дверь камеры глухо захлопнулась, оставив по ту сторону свободу. Свободу, которая была полна стольких искушений и роскошных вещей: яхты, дорогие курорты, заграничные виллы, так любимые Крыско, теперь стали недоступными.
-Вот же кретин, - выругался Александр Васильевич. - Ведь все шло хорошо. Все винтики крутились. Комар бы и носа не подточил к моим делам. Черт меня дернул идти в прокуратуру и начать говорить. А все это треклятое сердце.
Сердце Крыско, словно чувствуя,  как  говорят о нем, заныло так, что его владелец, хватаясь за грудь, рухнул на пол. Сквозь судорожные спазмы, он едва успел прохрипеть: "Ладно, хватит. Я все понял. Все расскажу. Только отпусти".

Сердце, в ту же минуту перешло на свой размеренный ритм. Крыско с облегчением вздохнув, закрыл глаза. Через какое-то время он поднялся с пола и шатаясь из стороны в сторону , доплелся до нар.
-Надо же было меня так угораздить, - негромко проворчал Александр Васильевич, - А все эта чертова операция.
Немого восстановив силы Крыско, наверное, в сто первый раз попытался связать  цепочку событий, которые привели его сюда, в камеру ИВС.
-Я с большим перевесом выиграл губернаторские выборы. Потом инаугурация. Собрались все уважаемые люди. После банкет. Я и выпил то чуть-чуть, а сердце схватило так, что едва довезли до клиники. Через пару недель операция. Пересадка. А уж после начались эти кошмары. Как только  я хотел схитрить, или поступить не по совести, новое сердце буквально разрывалось на части. Хоть в гроб ложись. Дальше, больше. Начали всплывать из памяти прошлые делишки. А сердце, словно заставляло меня: "Иди, Крыско, признайся во всем. Иначе я не дам тебе покоя".

-А и правда, - немного подумав, произнес Александр Васильевич, - После того, как я дал признательные показания, мне стало намного лучше. Ну что же, деваться некуда. Расскажу все. А дальше будь что будет.
С этими мыслями, он скрючился на тюремных нарах  и мирно заснул. Ему снилось то счастливое время, когда он был еще безгрешным. Легкий ветерок, играючи подкидывал пушистые клубки облаков. В золоченом сиянии солнечных лучей, сломя голову носилась стайка проворных сизарей. Его, Сашки Крыско сизарей. Доверчивых птах, которых он так любил. Затем омут сновидений, принес Александра Васильевича к их старому дому. У калитки, рядом с раскидистой рябиной, стояла Сашкина мама. Лица женщины было не разглядеть. Но Крыско точно знал - это она. Его старушка-мать. Женщина пригрозила пальцем и беззлобно пожурила: "Сашка, проказник. Что же ты натворил, оголец этакий!" Сашка хотел приблизиться  к ней. Но облако густого тумана скрыло ее фигуру. Вскоре исчез и дом, вместе с палисадником и одинокой рябиной.

Александр Васильевич очнулся от того, что кто-то тряс его за плечо. Открыв глаза, он увидел лицо дежурного по ИВС:
-Ну, вы, Александр Васильевич и спать! Полтора суток давили. Вставайте. Следователь пришел. На допрос вызывает.

                Г Л А В А 4

Зам.министра лесной промышленности- Дмитрий Иванович Шутецкий, паниковал. Он беспорядочно метался по кабинету, бормоча под нос что-то несуразное. Наконец,  осознав происходящее, Дмитрий Иванович, взял себя в руки. Достав из тайника кипу документов, Шутецкий принялся толкать их в машинку для резки бумаги. Зрелище было завораживающим. С содроганием, зам. министра смотрел как гербовые листы, которые принесли ему сотни миллионов, превращаются в узенькие полоски обычной макулатуры. Он так увлекся своим занятием, что не заметил вошедшего Николаева.

За более чем десятилетний срок своего депутатства, Константин Андреевич Николаев, не чувствовал себя настолько погано, как в этот момент. Все,  чего он достиг за долгие годы службы в Государственной Думе, рушилось на глазах, словно карточный домик.
-Ну что, Дима, кажется мы влипли по-крупному? - истерично завизжал он, приближаясь к Шутецкому.
Дмитрий Иванович вздрогнул от неожиданности и выронил из рук оставшуюся кипу документов.
-Да ты, я вижу, время даром не теряешь? - продолжал Николаев, стараясь придать дрожавшему голосу хоть немного уверенности, - Только пустое это. Сейчас такие спецы, что даже по крошечным клочкам, все бумаги восстановят. Документы жечь надо. Хотя, наверное, уже поздно. Этот упырь Крыско, вторую неделю стучит во всю. Кто знает, о чем он там наболтал?
-Ну мы то пока на свободе, - попытался возразить Шутецкий. - Может и пронесет?
-Даже не надейся, Дима, - урезонил его Николаев, - Дело дрянь! Мне кое-кто из прокуратуры шепнул, что следователь днюет и ночует в тюрьме. А дело курирует сам генеральный. Принципиальный гад. И о ходе следствия лично докладывает президенту. Чуешь какой уровень?

-Что же делать ? - неуверенно поинтересовался Шутецкий. - Может убрать Крыско по-тихому, пока лишнего не сболтнул.
-Ты, Дима, совсем что ли с ума сбрендил? - Николаев беспардонно извлек из шкафа бутылку коньяка и надолго присосался к горлышку.
Дмитрий Иванович, с тоской глядел, как равномерно двигается кадык депутата и попытался доказать состоятельность своей идеи.
-Ну а что, Костя, раньше же все получалось? Почему теперь не выйдет? Нет человека, нет проблемы. Исчезнет Крыско, всем лучше станет. Будем работать, как работали. Выберем другого губернатора. Глядишь,все наладится.
-То раньше! - сухо отрезал Николаев, наконец оставив в покое почти опустошенную бутылку. - Это тебе, Дима, не девяностые, и даже не нулевые. Теперь другой расклад. Теперь наш президент окреп, силу за собой почуял. А хватка у него, будь здоров. Прямо как у питбуля, мать его. Вцепится, не сорвешься. Помнишь, что с министром экономики стало. Пискнуть не успел, как уже небо в клетку.

-Так что, выхода никакого? - впадая в ступор, промямлил Шутецкий.
-Выход один, - зло бросил Константин, - Рвать из страны куда подальше. Хорошо хоть, кое-какие дивиденды за границей имеются. Да и ты, Дима, наверное тоже что-нибудь припас на черный день?

Не дождавшись ответа от собеседника, Николаев,  взбодренный солидной порцией горячительного, продолжал свои умозаключения.
-Надо по липовым документам через Литву. Там наших много. Авось помогут. Глядишь, удастся затеряться в Евросоюзе. Вот, Крыско, гад! Все же было хорошо. Такой регион. Нефть, газ, лес, золото. Живи, не хочу. До сих пор не могу понять, что случилось. Совесть что ли проснулась? Да он, вроде не из совестливых. Жучара еще тот. Пробу негде ставить. И самое главное, Дима, я ему лучших адвокатов нанял. Думал, может, прихватили Крыско на какой-нибудь мелочи. Трищева и Романов его бы на раз отмазали. Так нет! Адвокаты наши хваленые, лапки кверху и сдулись. Ничего поделать не могут. Оказывается, он сам в прокуратуру явился, и всю подноготную выложил. Все, до самых мельчайших подробностей следаку рассказывает. А тот успевает строчить. И еще говорят, если Саша наш Крыско, что-то забыл на допросе поведать, то он среди ночи тюремную охрану будит: "Вызывайте, мол следователя. Запамятовал я кое-какие подробности. Покаяться хочу. А то плохо мне. Сердце печет, так хочется правду рассказать". И следак несется через половину Москвы. Ясное дело! Когда еще такая удача привалит. Проворовавшийся чиновник, сам на себя доносит. Как в страшном сне, честное слово.
-Кое-кого из наших  уже взяли, - отрешенно  глядя в окно, произнес Шутецкий.
-Вот-вот, - поддакнул Николаев, - Нечего тут высиживать. Нужно собирать пожитки и валить к чертям собачьим.

                Г Л А В А 5

Очередной допрос Крыско ,закончился глубоко за полночь. Илья Степанович ,уже подъезжал к дому, когда телефонный звонок заставил его развернуться.
-А, чтоб его, - беззлобно пробормотал Савельев. - Интересно, что у этого болвана в голове? Четвертая ночь подряд. Скоро и вовсе в Лефортово переехать придется.

Встроясь  в ровный ряд автомобилей, Савельев глянул на часы и зевнул: "Три часа. Пока доберусь, будет пять. Опять выспаться не получится. Крыско, словно рог изобилия. Информация прет, как лавина. Все до мельчайших подробностей. Фамилии, серые схемы, номера счетов. Коллеги уже возбудили добрых два десятка сопутствующих дел. За многими должностными лицами ведется наблюдение, прослушка".

Через два часа, Илья Степанович, как и предполагал, наконец добрался до здания тюрьмы. Только он вошел в допросную, вслед за ним  в дверь , просунулось заспанное лицо дежурного.
-Ну что, Илья Степанович, вести Крыско? А то он весь корпус на ноги поставил. Вот же беспокойный постоялец достался. Ни сна, ни отдыха.
-Веди, - вяло махнул рукой Савельев, доставая из портфеля документы. Минут через двадцать, в коридоре послышались шаги и в дверь постучали.
-Вводите подследственного, - крикнул Илья Степанович , на секунду прикрыв уставшие глаза.

В допросную протиснулся Крыско. При тусклом свете настольной лампы, его лицо выглядело синюшным и еще более одутловатым.
-Присаживайтесь, Александр Васильевич, - указал на стул Савельев, - Ну, что за спешка?
-Вы извините, гражданин начальник, - тихо промямлил Крыско, - Я вам не рассказал, по какой схеме происходили транзакции. Кто из министерских,  курировал эти вопросы. И еще, я бы хотел сообщить вам некоторые подробности о махинациях с госзакупками.
-Ну что же, Александр Васильевич, внимательно слушаю вас, - подбодрил Крыско , Савельев.
-Я, когда впервые избрался на должность главы города, сразу смекнул, что гос- закупки, это хорошая кормушка, - начал Крыско, вальяжно закинув ногу на ногу, -Это сейчас, спустя десять лет, я понял, существует бесчисленное множество возможностей улучшить свое благосостояние за счет государства. Тогда я был молод и неопытен. Да и уровень не тот. Но в те годы я чувствовал себя всемогущим. По долгу службы, приходилось общаться с разными людьми. Нашлись и единомышленники, крайне заинтересованные в моем дальнейшем продвижении. Эти люди были повсюду. Как в региональной власти, так и здесь в Москве. Они то и помогли мне выиграть губернаторские выборы. Я вам сейчас их всех поименно назову.

Записав в протокол длинный список фамилий, которые тут же были названы, Илья Степанович, вопросительно посмотрел на Крыско.
-Что? - не выдерживая пронзительного взгляда, поинтересовался Крыско.
-Я никак не пойму, - Савельев поднялся со стула и размял затекшие плечи. - Объясните мне, Александр Васильевич, как удается дурачить народ на выборах?
-Народ, это - скот! - самодовольно улыбнулся Крыско, - Стадо, если хотите. Добрая половина,  разочаровавшись во власти, уже давно не голосует. К остальным же легко найти подход. Нужно только пообещать им то, что они хотят услышать. Схема конечно старая, но действует безотказно. Кроме того, столичные пиарщики, свое дело хорошо знают. Все расписано как по нотам. Как можно  больше компромата и грязи на оппонентов. Пара, тройка, подставных кандидатов. Пенсионеры очень любят подарки и внимание. Ну и конечно банальный подкуп электората. В совокупности это почти стопроцентный успех. Средств конечно, в предвыборную кампанию, вложено немало. Как личных, так и заинтересованных лиц. Но знаете, это того стоит!

-Да уж, не сомневаюсь, - Илья Степанович устало опустился на стул. Он уже было собирался продолжить допрос, но на минуту задумавшись, вдруг отложил в сторону авторучку.
-Скажите, Александр Васильевич. Не под протокол, а просто по-человечески. Зачем вам это? Неужели совесть покоя не дает?
-Если бы, - зло отмахнулся Крыско. - Сердце, знаете ли, замучило. Как же! Пришел бы я сюда, если не оно. С той операции все и началось. Сам не пойму, что случилось. Помню, после инаугурации собрались на банкет. Пришли уважаемые люди. Отпраздновали победу, а наутро приступ. Я в клинику. Врачи меня и так, и сяк крутили, обследовали. А потом объявили, что кроме пересадки ничто не поможет. Нужна трансплантация, донорское сердце и все такое.
Риск конечно огромный. Совместимость органа, и как он приживется, это на воде вилами писано. Скис я сначала. Но потом взял себя в руки. Мозгами пораскинул, да вспомнил давнюю историю.

Лет 15 назад, забыл, по какому поводу был банкет . То ли я заводик очередной прикупил, то ли еще что. Пришли солидные люди. В общем, на молоденьких девочек нас потянуло. А директор детского дома, возьми, да и привези своих воспитанниц. Покуролесил я в ту ночь с одной. А на следующий год, когда я впервые стал  главой города, эта дуреха притащилась ко мне на прием. Так мол и так, вышла из детского дома. Жить негде. Да еще, дите малое на руках. Тычет она мне мальчонку. Твой говорит сынок. Мне, зачем такое счастье? Шепнул я кому надо. Пропала девчонка та без вести. А ребенка в приют подкинули. Не стали грех на душу брать. Забыл я уже совсем про ту историю. А тут вдруг на ум пришла. Ведь самый удачный донор, это близкий родственник.
Мальчонку того быстро отыскали. Взяли даже ДНК. Точно, мой это сын. Все, как положено, 99,9%. Ну что, дело решенное. Донор есть. Устроили парнишке несчастный случай. На переходе машиной жахнули и вся недолга. Живой, правда,  остался. Ну да ничего. Доктор за штуку баксов помог. Все равно говорит не выжить ему. Кольнул какой-то дряни, мальчонка и окочурился.
-Да вы просто изверг, Крыско, - с отвращением констатировал Илья Степанович. - Убили ребенка, и так спокойно об этом рассуждаете.

Крыско, недоуменно пожал плечами:
-Ну а что такого? Парнишка, все равно был никчемный. ПТУшник, неудачник. А я, еще столько пользы мог бы принести. И области, и стране. Да вот видите, гражданин следователь, не вышло. С тех пор, когда говорю неправду, или собираюсь поступить нечестно, сердце, будь оно неладно, буквально на части разрывается. И до того оно меня измучило, что пришлось явиться с повинной. А вот сижу, рассказываю, как было, и легче становиться. Вот так-то, гражданин следователь.

                ЭПИЛОГ.

Злые зимние ветры, словно цепные псы, вгрызались в многочисленные ряды колючей проволоки. Яркий свет прожекторов скользил по заснеженному периметру «Черного дельфина». Там, под густым покровом ночи, в одном из казематов спецлагеря, билось сердце. Сердце, которое было безгрешным и не могло лгать.


Рецензии
Ужасная правда сегодняшнего дня!
Волосы встают дыбом от такой правды!!
Спасибо,Сергей,что затронули
эту больную тему нашего общества!
Уверенна,-Пером тоже можно воевать!!
Сил,крепкого здоровья Вам и удачи!!!

Нина Серебри 2   06.10.2018 15:19     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Уважаемая Нина! Спасибо огромное за отзыв! Только мне кажется , что такие "люди" как мой "герой", вряд ли уже исправятся. А потому, нужно все силы бросить на воспитание подрастающего поколения. Именно от них зависит наше будущее.

С глубоким Уважением и наилучшими пожеланиями, Сергей.

Сергей Колтунов   06.10.2018 15:31   Заявить о нарушении
Согласна,Сергей, выявляя пороки,мы этим самым
вносим,хоть маленький,вклад в воспитание молодежи
Большинство моих миниатюр об этом...
Писать о звездах" Интересно, но земные дела
более насущны...

Нина Серебри 2   06.10.2018 15:54   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.