Народность ЯМЫ и их часовни в Принаровье

Впервые эту народность Принаровья обозначил в 1790 году Федор Осипович Туманский в своём труде [1] о жителях Санкт-Петербургской губернии. Также на своём чертеже [2] (см. выше) он показал и места их расселения в Принаровье (протяженность этой территории с севера на юг - более чем на 100 км, а с запада на восток (в районе города Яма) – около 60 км [3]).

По его мнению ЯМЫ представляли «совершенную средину между чюдьми и ижерами» [1][3] и тем самым были коренными жителями этих мест ещё задолго до появления здесь других народов (в том числе русских и эстонцев [1]).

По чертежу (карте) видно, что Ямы находились между Естонами и Чюдью.
По мнению Ф. Туманского – «Есты или естландцы суть свойственны финнам и от всех за отродие их считаются. Их нравы, язык, черты лица, домоводство, хозяйство, здания все истину сего произхождения утверждает…. Финны нарицают их виролаинами а всю Естонию Поххизин или Похгиезин; а латыши всю Естландию гласят Игаун-Фемме или Иггаум Земме, то есть земля покоренная или взятая; а естов особо: иггаунисты».
Ямы называли соседнюю с ними чюдь - торва, что значило - бранный, неспокойный народ (интересно что в современном языке есть очень близкое к этому слово - оторва).

Чюдь называли ямов – ранда лазит, ижорян (как и корел) – карья-лазит, а эстонцев именовали – суома лайзит.
Сами себя чудь называла - вадделазит (старожилы).

Ямы предпочитали жить на взгорьях над рекою.

Часовни у ЯМЫ были такие же как и у русских и строились в конце селений на возвышенном месте:
   «Сии часовни на их языке называются брашина. Если часовня уничтожится то сие место огораживают и сохраняют под именем брашины, и во время того дни тоже собираются и пьют. При празднестве сем наблюдают благоговение, чтобы шуму, ссоры, плясек ничего не было, и если явится кто шумной или бранчивой то тащят в воду и окунают. Чтоб был смирен». [1][4]
День Илии Пророка Ямы праздновали в Орле, Манновке (недалеко от Кейкино) и Извозе; а в других местах праздновали в день того святого, во имя которого была посвящена часовня.

Вот что ещё писал об этой малоизвестной народности Федор Туманский:
   «Народ ямы ошибкою названный ярмы в самой древности жил между пределами Польши и Литвы особливо же и сколько уже достоверных имеем известий занимал земли по правую сторону реки Наровы, от Лугскаго уезда до Балтийскаго моря и до земли чюдския, то есть части нынешних уездов Ямбургскаго, Ораниенбаумскаго, Нарвскаго и Гдовскаго. Главный их город Яма на реке Луге. Они пишутся иногда емь; а сие слово емь значит предел на языке естонском: то не потому ли что они естонам были предельные народы, так названы: а Яма город может получил имя оттого, что лежит на низменном месте как в яме. Их должно различить от другой еми, народа жившаго в Биармии на восток Корелии за Ладожским озером. Они признавали власть славян, но с пятаго века то есть после создания Новгорода видно желали быть народом вольным: особливо же старались о сем после уже по наущению лифляндских меченосных рыцарей: но никогда сего достигнуть не могли. Язык их и одежда так как и образ жизни отличные от чюдскаго, ижерскаго и естонскаго являют особенность их отродия: хотя и корене финскаго». [1][4]

Сам народ был скрытным и Федору Туманскому, как он писал, понадобилось больших трудов чтобы добыть те малочисленные сведения о них и сохранить их для потомков:
   «Название сие ямов, в древних летописях толико известное и весьма часто упоминаемое ныне совсем исчезло. Они свой род скрывая, охотно соглашаются зваться ижерами. Но в том и противоречит им их наречие, образ жизни, нравы, обычаи, о которых во втором отделении показано. Нынешние россиане и естоны собственнаго им не прилагают имени: в одной и той же деревни нарицают их и чюдью и ижерами: сие оттого произходит, что они собственное свое имя скрывая оставляют соседей в недоумении. Количество их больше нежели чюдей однакоже не велико и главнейшия обиталища в селах Орле и Извозе». [1][4]

В 1845 году в этнографической статье Дм. Успенского [6] о них уже нет никакого упоминания, а вот Чюдь (Водь) была там представлена как «племя народа финскаго». Однако, как писал Ф. Туманский в 1790 году, сама Чюдь считала себя самостоятельным народом:

   «Мнили что слово чюдь или чуд и чухонец означает один народ и одинаковое имеет произхождение: но вошед колико краткость малодневнаго моего пребывания позволила во изследование о сем в жилищах самых сих народов я нашел, что все окрестные российские крестьяне, которых словоупотребление должно быть нам правилом к суждению, между чюдью и чухонцем делают различие. Чюдь называют они чюдью, а естонца чухною, и чюди тоже естонцов именуя чухонцами никак на себя имени сего не приемлют.
Язык их по многим одинаким словам рождает догадку, что они должны быть или одного племени с финами или будучи ими препобежденны с их языком свой смешали как то видно в словаре под буквою А приложенном; но из онаго и великое в словах и выговоре явствует различие...
Различая сами себя от прочих народов именуются вадделазит т.е. старожилы и еще ныне старики их утверждают (так они мне необинуясь говорили) что земля от Финскаго залива до Чюдскаго озера была собственность их предков, что россиане и естонцы суть пришельцы в их землю...
Ямов (о которых за сим следует) живущих по реке Луге признают они себе свойственными, и тоже старожилами...»[1][4]

Как было сказано выше - Ямы предпочитали жить на взгорьях над рекою и строили свои часовни в конце селений на возвышенном месте. Одним из таких мест в районе Нарвы и Ивангорода, ещё до постройки Ивангородской крепости, могла быть Девичья гора. [5]

Почему и как ЯМЫ исчезли из поля зрения исследователей более позднего времени станет понятно ниже:

   «Вопрос о "ямах" остается открытым. А. Лаанест считал, что "судя по языку, их (финнов низовьев р. Луги. - Л. В.) первоначальную прародину следует искать где-то западнее Карельского перешейка". Другие исследователи считают, что в междуречье Луги и Наровы было смешанное водско-ижорское население. Процесс взаимопроникновения культур отчасти прослеживается с XV в.». [7]   
   «Следует отметить, что финнов низовьев р. Луги и Курголовского полуострова П. Кеппен (академик П. И. Кеппен – середина XIX века) не выделил в особую этническую группу, а причислил к эвремейсет. Честь открытия этой группы, говорящей на особом нижнелужском диалекте, А. Лаанест приписывал В. Поркке, который в 1885 г. выпустил работу об ижорских диалектах. На самом деле это было сделано за сто лет до того Ф. Туманским, посвятившим этой народности, которую он назвал "ямы", специальный раздел». [7]

Из последней цитаты может сложиться неправильное мнение –  что ЯМЫ якобы относятся к финнам или ижорам. Однако Ф. Туманский показал, что ЯМЫ – это отдельный народ.


В современное время (2014 год) по поводу ЯМЫ сложилась аналогичная ситуация. Только теперь народность ЯМЫ причислили уже к Ижоре, при этом сославшись на труд Ф. Туманского. Вот цитата из одной такой статьи: «Туманский первым отметил существование двух разных этнографических групп ижоры, одну из которых он назвал «ижоры», а другую - « ямы»». [8]
В труде Ф. Туманского нет – этнографических групп ижоры. Там есть отдельно – Ижеры (Ижоры), отдельно – ЯМЫ, отдельно - Финны и т. д..
Странно, что автор этой статьи [8] сделала такой вывод (о двух этнографических групп ижоры), при этом добавив, что: «Описание Ф. Туманского столь точны и детальны, что его труд и поныне является прекрасным этнографическим источником».

   


 
Источники:
1. «Опыт повествования. О деяниях, положении, состоянии и разделении САНКТПЕТЕРБУРГСКИЯ ГУБЕРНИИ включая народы и селения от времен древних до ныне разположенный на три отделения с прибавлениями. Сочинил Феодор Туманский. 1789 – 1790. », Ф. 885 (Эрм. Собр.), № 558
2. «Чертеж по древнему положению и разделению обитавших в нынешней Санктпетербургской губернии народов, сочинённый Фeдором Туманским 1790 году», Отдел Рукописей Российской Национальной Библиотеки (ОР РНБ. Эрм. 558.)
3. Л. В. Выскочков, «Историко-этнические карты северо-запада России (конец XVIII - первая треть XX .в)», СПб.: Б. и., 1997 г.
4. Элина Эпик, «О Води и Ижоре в конце XVIII в.. Этнографические и лингвистические материалы. В описании петербургской губернии Ф. Туманского». На эстонском языке. Художественное оформление Т. Ару. Издание «Валгус», Таллин, 1970 г.
5. Смотрите статью «Предполагаемая часовня на Девичьей горе Ивангорода».
6. Дм. Успенский, «Ингры, Ваты, Ягрямя, Саволаксы.», журнал «Финский вестник», том 2, часть IV - Этнография., САНКТПЕТЕРБУРГ, 1845 г.
7. Л. В. Выскочков, «Об этническом составе сельского населения северо-запада России. (вторая половина XVIII-XIX в.)» - Из книги «Петербург и губерния», Изд. «Наука», 1989 г.
8. О. И. Конькова, статья: «Ижора», 2014 г. - http://kmn-lo.ru/izora


Рецензии
Речка, впадающая в Селигер в Осташкове называетсятя Ёмша

Бойков Игорь   23.11.2017 09:17     Заявить о нарушении