Переклички

                Ангелы с небес.

Эта история случилась давно. Время было лихое, многие работали "челноками". Мы жили на юге, теперь уже в России, а в те времена, против своей воли, оказались в Украине. Мы не "челночили", но решили попробовать сделать это в свой отпуск и оправились с подругой в Москву.Составили бизнес-план, купили штук по 10 бутылок крымского марочного выдержанного вина известной марки, абрикосов, персиков и прямым поездом умчались в столицу. Родственники подруги нас почему-то не встретили, хоть и обещали. И пришлось нам с огромными тяжеленными сумками и картонными коробками с фруктами добираться с вокзала к ним домой перебежками... Но ничего, утром, отсортировав фрукты, смело отправились на местный рынок-благо он был рядом. За два дня реализовали фрукты, сварили родне всевозможного варенья,включая ассорти. Подруга знала рецепт "легкого летнего" варенья с минимальным содержанием сахара. Единственный минус которого: его нужно  было достаточно быстро съесть. На фрукте денег "наварили" немного. Но и тому были рады: можно купить своим родным и близким,то, что собирались, по-крайней мере, без переплаты. В общем, оставалось реализовать вино и еще встретиться с другими родственниками подруги. Ничего лучшего мы не придумали и отправились прямо в центр на улицу Горького.Просто заходили в магазины, рестораны и предлагали вино. Две такие простодушные бизнес-леди. Нас спрашивали: "Какая партия?" Мы смущались: "у нас всего двадцать бутылок". Но надо сказать, москвичи были очень доброжелательны, и подсказали нам в каком баре мы сможем его реализовать. Нас провели в кабинет к директору.Он оценил прозрачность, цвет вина, потом  деловито перевернув бутылку вверх дном, посмотрел осадок  и спросил, что мы хотим ? Не моргнув глазом мы "заломили" двойную цену, но видимо проценили, шеф сразу согласился."Образец" оставили у него, а всю партию договорились привезти завтра.
 Подруга позвонила Гиви, это был ее троюродный брат по маме, он не так давно вернулся из какой-то латиноамериканской страны, где работал консулом в посольстве. А теперь жил с семьей в Москве. Гиви очень обрадовался, они с сестрой  не виделись несколько лет после развала Союза. Гиви сказал, что завтра мы должны будем обязательно встретиться, он приглашает нас на ужин. Договорились, что он заберет нас на площади около Курского вокзала. Там было большое движение, мы сели в машину как-то на ходу, он смотрел на нас в зеркальце и сразу сделал нам , как мне показалось, сомнительные комплименты. Сестре: "Ты совсем не изменилась", а мне:"Я бы тебя не узнал..." Мы не виделись больше двадцати лет, первый и последний раз мы встречались еще в Тбилиси, когда он был студентом, в то время еще холостым.
Гиви вёз нас к себе домой, по дороге мы заехали в магазин. Он купил еды - всякой всячины, включая ликёр, водку "Абсолют", хотя мы сказали , что у нас есть гостинцы с юга. Но это же грузин! Надо знать кавказское гостеприимство!
-Это наша станция метро,- когда приехали в их район,Гиви кивнул головой налево. Мы проехали вперед еще немного.
-А вот и наш двор. И наш магазин, очень удобно!
Я посмотрела в затемненное окно авто и увидела темно-зеленую, как мне показалось, огромную густую ель. Мы вышли из машины, зашли в крайний подъезд, поднялись на лифте на какой-то этаж. Две квартиры были перекрыты холлом, когда мы вошли нас встретил веселым лаем кучерявый пес... Чем нас только не потчевали в этом доме! Была прекрасная атмосфера, жена Гиви - Надежда отлично готовила, было много грузинских блюд. Мама Гиви - тетя Варя жила отдельно,в этот раз мы не увиделись. И девочек(дочек этой семейной пары) тоже дома не было-время летних каникул.Но мы посмотрели и слайды, и фотоальбомы, в общем, я познакомилась с детьми заочно. Мы и не заметили, как быстро пролетело время и нам было предложено остаться ночевать. Постелили в детской.Рано утром я вышла балкон, был еле уловимый туман, скорее утренняя дымка. Город просыпался, я с наслаждением вдыхала утреннюю свежесть, расчесывала свои длинные волосы и с высоты птичьего полета (этаж восьмой или девятый)осматривала окрестности. Внизу была трансформаторная будка и недалеко корпуса детского садика. Все почти как у нас. Только у нас дома были пониже.

Покупки, московские гостинцы были куплены, мы возвращались домой. На вокзале меня встречал брат, оказывается, они с семьей прилетели в отпуск к морю.
- Как дела,как ваш бизнес? -  брат был в курсе моих дел.
- Да не очень, ответила я,-вино неудачно продали, всего в два раза дороже...
- Ничего себе неудачно! Какой-нибудь немец у себя в Германии имеет прибыль три-четыре процента и счастлив!

Вероятно, это замечание запало в бизнес-душу, и я подбила подругу повторить бизнес-проект, тем более, что в бар дорожка была протоптана...
Продолжение отпуска было таким: затарились снова вином, теперь уже не только ординарным портвейном, но и другими винами, подороже и с медалями. А фрукты, овощи с юга везли только родственникам моей подруги. Отдельную большую коробку из-под масла наполнили салатными помидорами, болгарским перцем, баклажанами - "синенькими". Так их называют у нас в Крыму. Эта коробка предназначалась для семьи Гиви. Он обожал и умел готовить сотэ, как говорил сам Гиви, с так  называемыми "батриджанами"!

Директор бара встретил нас очень приветливо, сказал, что будет рад и дальше сотрудничать с нами. В этот раз мы остановились у других родственников подруги, которые жили в военном городке в Подмосковье. Гостили всего несколько дней, в Москве успели сходить в Пушкинский музей, посетить вещевой рынок -покупали всё для себя и для семьи. Не успели только купить новую скрипку для старшего сына подруги. Да ещё поджидали, когда вернется Гиви из командировки, но, прозвонив тете Варе, узнали, что он будет только на следующей неделе. А наш поезд с Курского вокзала оправлялся уже завтра в полдень. Решили так: подруга едет в музыкальный салон за скрипкой. А я завожу домой наши покупки с вещевого рынка, укладываю наш багаж, беру коробку с гостинцами для Гиви, сажусь на электричку и еду в Москву. А встречаемся мы с подругой на станции метро Царицыно, ровно в семь вечера, как раз всё успеваем. Я беру эту коробку, бутылку красного игристого, сажусь в электричку, еду и ...перед самой Москвой   что-то случается,  мы долго стоим, нет напряжения в сети. Зато я напряжена до предела, в общем, я опаздываю как минимум на час...

 На платформе подруга меня не встречает. У меня ещё теплится надежда, что, может быть, она ждет меня там наверху. Выхожу - подруги нет, телефона тоже нет, адреса Гиви я не знаю!

 Коробка неудобная, тяжесть неимоверная. Я оглядываюсь по сторонам и с ужасом понимаю, что не знаю что делать! Мысли нет возвращаться в военный городок. От станции далековато, там темень, дождь, слякоть, заезженный полигон вокруг... Почему-то страшно, кажется, там волки!
 
Беру себя в собственные руки. Так, твёрдо говорю сама себе: надо искать магазин. Начинает моросить мелкий противный дождик.

Спрашиваю прохожих: "Простите, вы не знаете, где здесь магазин?". Все, как один, показывают наверх. Но там я вижу только супермаркет! И никаких высотных домов рядом... Топчусь туда-сюда в том направлении, понимая, что нет, не то.

Снова возвращаюсь к станции метро. А вдруг моя подруга пришла ? Увы... Из памяти всплывает тёмно-зелёная ель, такая высоченная. Увидев на горизонте жилой массив, я побрела в сторону высоток. Дождик усиливается, но мне все нипочём, главное цель: найти магазин под елью.

 Еще достаточно светло, но прохожих мало. Я останавливаю редких прохожих, спрашиваю: "Вы не знаете, где здесь есть небольшой магазин под большой развесистой елью?" Нет, никто не знает.

 Интуитивно перехожу на другую сторону улицы, скорее даже проспекта. Там как раз стеной стоят высотки. Но что-то не то! Снова перехожу улицу назад.

Навстречу идет миловидная женщина в белой батистовой блузке, лицо скрыто под импровизированным зонтиком. Над тёмной головкой она держит пластиковый пакет, дабы не испортить прическу. Я бросаюсь к ней, как к последней надежде!

Но она тоже не знает такого магазина с елью...

- А какой адрес или , хотя бы номер дома? - она внимательно смотрит на меня, мои торбы. В её глазах я читаю сочувствие к провинциалке.
-Я не знаю. Она не удивляется моему ответу.
- Простите, ничем не могу помочь. Она переходит дорогу, туда, к высоткам.
Помедлив, я решаю идти за ней. Не знаю, почему. Просто она мне симпатична. Бреду...
 Она оборачивается и, подождав меня, вновь спрашивает: "А  вы знаете, кого ищете? "
- Конечно, знаю. Это семья Самашвили. У них две девочки. Он - грузин, а жена -русская. Вспомнила! Они живут в доме, где почти все - дипломаты.
- Нет не знаю, - говорит незнакомка, - если бы вы, хоть знали номер дома...
- Дом -высотка, вот почти как этот, - я киваю на приближающуюся высотку, они  живут то ли на восьмом , то ли на девятом этаже.
Незнакомка уже не удивляется моей наивности: искать в Москве людей, практически не зная адреса, это почти как искать иголку в стоге сена!
 
В голове всплывают подробности, я делюсь с моей попутчицей: " Во дворе дома стоит трансформаторная будка и недалеко детский сад. Ой, вспомнила: у них ещё есть собака, кажется, эта порода называется эрдельтерьер".
 Я запомнила эту породу, потому что видела  фотографии у моей подруги, её дядя Эдик часто фотографировал свою любимую собаку.

- А девочки могут гулять с этой собакой? Какого они возраста?
- Конечно. Одна учится в институте, другая ещё в школе.
- Вы не знаете, как зовут девочек или собаку? - я чувствую, что "моя" незнакомка тоже начинает "бороздить извилины памяти".
- Девочек - Нина  и Инна. А собаку не знаю.

Мы заходим во двор.
 - Вы узнаете, вот эта трансформаторная будка?
 - Нет...
Подходим к последнему подъезду.

- Может быть, этот подъезд? Узнаете ? С торца есть небольшой магазин, но там обыкновенные деревья, не ель... Мне сюда. Ну, идемте со мной... Может быть...

Я уже не чувствую ни беспокойства, ни тревоги, ни страха. Наоборот, что все будет хорошо.
Заходим в подъезд, вызываем лифт.

- Не помните номер квартиры? Ну, ладно, на удачу! - моя милая попутчица нажимает кнопку лифта восьмого этажа.
Кабинка лифта быстро поднимается, я уже знаю, что сейчас мы попрощаемся.

 Дверцы лифта распахиваются, и о, Боже, я вижу знакомый холл!!!

 - Звоните, здесь всего две квартиры, я подожду вас,- моя попутчица сама поражена, но еще не верит в случившееся. Она уже видит, что привела меня в нужное место !
Я звоню в дверь холла, справа открывается дверь, слышен лай собаки...

- Спасибо вам огромное! Вас мне послал сам Господь Бог!
-Я рада, ну всё , я поехала, мне выше...

В дверях появляется тетя Варя, а за её спиной я вижу  изумленное лицо моей подруги.
 - Как ты нашла ? У тебя же нет адреса!

Я промокла, меня отправляют в ванную комнату под горячий душ. У порога ждут теплые сухие тапочки,  и на кухне, где накрыт стол, вкусный горячий ужин.
 
От тёти Вари мы уезжаем так поздно, что еле успеваем на последнюю электричку. Последний автобус подвозит нас на край поселка. Впереди нас ждёт полоса препятствий: темнота, полигон, размытые дождями дороги. Мы заворачиваем  скрипку в белую куртку подруги,на случай, если упадем - скрипка не запачкается.   Обе разуваемся, так идти гораздо удобней, и прикрывшись зонтиком с великолепным настроением спешим в военный городок. И никакие волки нам не страшны - мы вместе !
Мы спали всего пару часов. Утром нам делает побудку Вовка, брат мужа подруги, мы гостим у него. Нам надо успеть на электричку,  чтобы успеть к своему поезду.
- И что, это весь Ваш багаж ? - Вовка деловито оглядывает наши сумки. - Давайте их сюда!
 Связав их,  он закидывает их себе на загривок и командует: "Ну всё, побежали на станцию." Вовка - десантник, он бежит так быстро, что мы едва поспеваем за ним.
 За ночь дорогу ещё больше размыло дождём, ноги скользят, наша "ручная кладь"-сумочки- мешает нам. А Вовке всё нипочем, наши торбы в два этажа, для него кажется - пушинки, бежит еще и прикрикивает: "Шевели ластами!"

Но я не злюсь,а наоборот, восхищаюсь, какая у нас армия, мы в надёжных руках.
 
Наш поезд отправляется вовремя, вместе с нами. Мы прощаемся с Москвой, впереди дорога домой.
Мерный перестук колес успокаивает волнение, приводит в порядок мысли.

Я вспоминаю вчерашний вечер и удивительную встречу. И, наконец, осознаю: Мой Ангел-Хранитель пришёл мне на помощь в трудную минуту и подвел меня к замечательной моей попутчице. А она,  также как и я, не зная адреса, привела меня в нужное место.
Постойте! А сегодня утром, что это было? Кажется, бежали-то мы втроём, и нам помогали наши Ангелы! Ангелы ведь тоже спускаются с Небес, я слышала об этом.

                Прощание с Тбилиси.

Мы стояли на смотровой площадке, у края обрыва. Почувствовав моё волнение перед головокружительной высотой, ты обнял сзади, крепко сжал ледяную, то ли от осенней прохлады, или от волнующей близости, руку, и склонился, едва коснувшись щеки мягкой юношеской щетиной, чтобы увидеть знакомый уже пейзаж моими глазами…
 И показать нам с подругой: «Вон тут - наш дом, а там мой институт, смотрите, левее – парковая зона – это мамин санаторий, где она оздоравливает своих отдыхающих. А помните,  старинную церковь, где вас поразил своим богатством позолоченный алтарь со Святыми ликами, мы заходили туда в первый день Вашего приезда? Вам еще понравился  церковный хор, там поёт много профессионалов из нашего оперного театра.  Да, точно, мы в тот вечер, заходили и в кафе - подвальчик,  где с пылу-с жару подают хачапури, неужели вы никогда раньше не пробовали их? Работа отца? Отсюда не видно, это с другой стороны… Как жаль, что так рано уезжаете, вы же не попробовали ещё хинкали, мы могли бы сходить в ресторан!  Хинкальни обычно посещают больше мужчины, женщинам не принято ходить туда одним, с нами, да, можно».

Ты говорил, говорил и просил нас остаться. Подождать, осталось совсем немного до выходных,  и ты отвезёшь нас, чтобы показать твои горы. Магия волшебных слов завораживала: аджапсандали, хачапури, сацебели, сациви, чурчхела, шашлык, наконец!
- «Сезон винограда, орехов, мандарин в самом разгаре… зря вы уезжаете! Хорошо, договорились, жду вас с сестрой в следующий раз. Мы поедем все вместе в горы, на нашу турбазу, попробуете настоящее грузинское вино: и молодое, и выдержанное.… Такого вина нигде в мире нет! А-а-а, вы пробовали его в гостях у Вахтанга?!  Точно, вспомнил, бар его папы всегда открыт для гостей дома! Чего вы смеётесь? Бабушку вспомнили? Да, она у меня всепонимающая! Знает, что такое «вариант» - гулянка до полночи! Вам хорошо, она утречком вас крепким чаем отпаивала и спать уложила, а мне – в институт на занятия… Девчонки, слушайте, хорошо, хоть бабушка Лена прекрасно готовит грузинские блюда, чем она угощала вас? Лобио? Это её «коронка»! Вспомнил, ещё сациви с курицей и чахохбили»…

Город распахнулся перед нами. Мы узнавали места, которые уже запомнились нам, а там дальше в голубоватой дымке скрывались равнины, холмы, горы…
Лес падал в овраг. Его чуть тронула осень. Яркими пятнами осень напомнила о себе, но, в общем, лес окружал нас величественно зелёный. Жёлтая лента, окаймлённая серым камнем, - Кура несла свои воды и разливалась на множество ручейков и снова сливалась. И, казалось, город стиснул непокорную реку с двух сторон и ей тесно. Мы прислушались: город дышал.
 
День выдался ненастный, и мы бродили по пустому парку, немного грустные от предстоящего расставания.  Но были счастливы тем, что видим великолепный город, вдыхаем чистый горный воздух и навсегда оставляем частицы своих сердец в тесной уютной квартире радушных, гостеприимных хозяев на втором этаже дома с верандой в самом центре Тбилиси.
Судьба больше не подарила встречу в городе, навсегда взявшем нас в плен. Время от времени, открывая шкатулку с драгоценностями, я беру из неё скромный мельхиоровый перстень - он сделан на любой размер,  примеряю его и любуюсь ликом царицы Тамары.  И мысленно разговариваю, со ставшими мне дорогими людьми: мамой Варей, папой Леваном и бабушкой Леной, подарившей нам с подругой на память о встрече в Тбилиси милые грузинские сувениры: по перстню и подвеске.

Гиви, брат моей подруги, стал дипломатом, служил в посольстве одной латиноамериканской страны. Жизнь была жестока и безжалостна в начале девяностых  к смешанным грузино-русским семьям. Я думаю, что для его родителей, особенно, для Левана это была настоящая трагедия: покинуть свою любимую Родину, работу, родные стены, оставить своих родственников, друзей. Вместе, всей семьёй,  продав квартиру,  они уехали в Россию, на историческую родину русских предков Гиви – бабушки и мамы.
 И всё-таки, через много лет мы встретились, но уже в Москве. Аничка, моя подруга, по приезду позвонила троюродному брату и договорилась, что он заберёт нас после работы около Курского вокзала.
– Ты совсем не изменилась, - целуя и одновременно проверяя, как Аня закрыла дверцу машины, возбуждённо и радостно произнёс Гиви. И, когда машина, рванув с площади у Курского вокзала,  влилась в поток на улице,  не отрываясь от руля, быстро и внимательно взглянув на меня, произнёс: «Тебя бы я не узнал»…   В зеркале заднего вида я увидела совсем взрослого мужчину, волосы зачёсаны назад, у корней прямые, на концах  вьются, лежат свободно, распадаются на пробор, немного падая на лоб. Просто и по-русски красиво. Удивительным образом в нём читалась русская кровь его мамы – Вари.  Очень красивый человек! Скорей всего, я бы тоже не узнала, встретив его на улице.

Мы узнали от Гиви печальную весть: сначала ушла бабушка Лена, через несколько лет за ней не стало и Левана. Веривший в порядочность и благородство людей, он вложил последние деньги в строительство квартиры для своей семьи в Подмосковье. И оставшийся без средств и  собственного жилья, Леван не смог принять и пережить все потрясения девяностых годов.
Зато семья Гиви вернулась в Москву из зарубежной командировки, купили квартиру, неподалёку от себя сняли квартиру маме, чтобы она не чувствовала одиночества после смерти папы. Гиви, как и его отец Леван, тоже был женат на русской девушке, с Надеждой они встретились ещё в Тбилиси. Теперь они воспитывали двух прекрасных девочек: Нину и Инну. Мы увидели сестёр только на фотографиях в альбомах.  Было лето,  и они гостили у бабушки Вари в деревне.
 
Надюша, чьё детство и юность прошли в Тбилиси, прекрасно знала грузинскую кухню и наготовила много всевозможных экзотических блюд к ужину. Она знала какие-то сногосшибательные секреты приготовления ликёров в домашних условиях, один из них нам предстояло попробовать в этот вечер, кажется, яичный ликёр. Чем же можно удивить человека, использующего настоящие грузинские специи и приправы?  Оказывается,  есть и такие, привезённые из Колумбии, а главное, она знала секрет, чем можно заменить их - местными травами, цветами, выращенными в местных условиях. А как же! Ведь кухни всех народов мира похожи друг на друга. Это было очень актуально в начале девяностых! Мы как-то сразу подружились, пока помогали ей накрывать на стол.  Зная предпочтение  и любовь Гиви к грузинской кухне, мы с подругой привезли  в Москву гостинец с юга: баклажаны, морковь, болгарский перец, ялтинский лук, помидоры, кинзу, петрушку, фиолетовый базилик, жгучий перец.  В общем, всё, для обожаемого грузинами, и с некоторых пор и нами,  Аджапсандали – аналогом нашего сотэ!

Даже, если тебя никогда, ни разу не видели и не знали, но ты приходишь или приезжаешь  в грузинский дом, тебе будет оказано безусловное дружелюбие и гостеприимство. Так было у меня в далёкие семидесятые в Тбилиси. И теперь уже в Москве спустя двадцать лет  нас с подругой встречали, как самых дорогих гостей. Есть такие благородные традиции  в грузинском доме, веками сохранённые народом, дать гостю – всё самое лучшее. Мы сидели за роскошно накрытым столом,  в нашу честь звучали настоящие грузинские тосты и  немного грустные, напевные и гортанные,  грузинские песни.  Мне показалось, что мы вновь очутились в Грузии.
Перед вечерним чаем мы рассматривали цветные фотографии родителей, родных, бабушки в фотоальбомах, и Гиви показывал нам слайды. Колумбия – страна, где они служили своему народу и были молоды, счастливы, потому что впервые увидели другой мир, покинув свой край.  Тёплая душевная атмосфера затянулась далеко за полночь…

Утром я проснулась, когда в доме ещё была тишина. Я вышла на балкон.  С высоты птичьего полёта предо мной предстала Москва, её новые микрорайоны, которые вплоть до горизонта, скрывались за утренней дымкой. Я услышала дыхание пробуждающейся  Москвы. Почему-то память унесла меня за кромку, где сливаются воедино земля и небо, там, за равнинами, откуда дуют  ветра, принесённые с юга, есть настоящие горы с зелёными или снежными вершинами.
И город также лежал у моих ног.

Я вспомнила фуникулёр, который поднял нас из  центра Тбилиси на гору Мтацминда.  На высоту, где легко и свободно дышится.  Где простирается над головой высокое небо, в котором парят гордые птицы. Мне показалось в ту минуту, что я поняла, почему грузино-русская душа сохраняет свою маленькую Грузию, её традиции. И почему мне, нам, так нравится всё народное и национальное. Мы все из советского прошлого, воспитаны на интернационализме,  с уважением, и как сейчас говорят, с толерантностью, относимся к другим народам.
 И только сейчас, по истечению лет, мне думается, я знаю, как нестерпимо болеет Душа по тому настоящему, что она потеряла, отчего она  сохраняет свою маленькую Грузию,  где бы не находилась, в каких краях… Ей грустно и тесно в каменных джунглях огромного мегаполиса, непривычно не поделиться своей щедростью. Принять и подарить любовь.
 По-настоящему миром правит любовь. Только это ценно. И вечно. Как легко всё разрушить, как трудно простить, понять и начать жить с чистого листа.
Это единственный путь, чтобы сохранить мир, покой, уважение.  Сейчас самое время начать жить заново. Я верю: это обязательно будет, случится. Уже случается.
Дай Бог, здоровья и счастья вам, родные!





   


Рецензии
Так вот как это выглядит в целом!

Татьяна Кочегарова   17.04.2019 16:24     Заявить о нарушении
Спасибо, Танечка, тронута Вашим вниманием.)))

Ионесса   17.04.2019 17:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.