Китайские штучки

Аэропорт в Гуанчжоу, в который я поздно ночью прилетела из тайского Чиангмая, с первых шагов показался мне неласковым, запутанным, похожим на огромного монстра, по-восточному затаившегося в ожидании решающего прыжка на ничего не подозревающего пассажира.

И этот прыжок последовал. Даже два прыжка. Сначала в образе запутанной локации отеля, где мне предстояло провести оставшиеся полночи, затем – в виде эха, прочувствованного только в следующем аэропорту – Пекине.  Два города – два наскока китайского зверя. Пусть не разъяренного, но вполне себе хитрого, старательно пытавшегося  запудрить мне мозги и сбить со следа.


Наскок первый. Гуанчжоу

Я точно знала, что согласно карте мой забронированный отель  должен быть где-то в 200-300 метровой зоне от входа в терминал. Но где? Справочной службы аэропорта в зоне видимости не наблюдалось. А моя тайская сим-карта, с которой можно было бы сделать звонок в отель для вызова гостиничного шаттла,  в Китае работать отказывалась. Увидев кучку ребят в полицейской форме, я напрямую направилась к ним, как к спасительной  соломинке.   

Стражи порядка по очереди изучили мой отельный ваучер, перебросились друг с другом несколькими словами, и  затем самый смелый изрек для меня специально по-английски:

«It’s far from here. Walking is impossible».

Как? Почему далеко, если карта, составленная менеджерами этого самого отеля, твердила обратное? Кому предъявлять претензии, да еще ночью? Выручили меня все те же ребята в форме. Наверное, мой вид после бесконечных аэропортовых ожиданий и самолетных задержек был настолько жалок, что вызывал сочувствие даже в огрубевших душах  брутальных парней.

Дозвонившись  до отеля по номеру, извлеченному из всё того же отельного ваучера, и о чем-то с ними договорившись, англоговорящий полицейский взял меня за ручку и отвел к пилону у выхода D.

«Stay here, they will pick you up in 15 minutes».

Я облегченно вздохнула. Первая задача решена – все же 4 часа мне удастся поспать в нормальных гостиничных условиях перед следующим вылетом. 

Автобус подъехал. Процесс идентификации принадлежности транспорта к моей гостинице длился пару секунд путем устного опроса водителя. Начался драйв. В мареве ночи я четко различила, что автобус с главного шоссе съехал куда-то в сельскую местность, окруженную кустами, лесами и перелесками. Закончилось и дорожно-фонарное освещение. Во мне зашевелилась противная червоточинка: а тот ли это человек за рулем, за которого он себя выдает? Что за гостиница такая, если она, позиционируемая как приближенная к аэропорту,  на самом деле находится у черта на куличках?

15 минут драйва, совмещенные с внутренними терзаниями души, томительно тянулись. В голове промелькнули несколько способов бегства и спасения на тот крайний случай, если, все же, выяснится, что меня завезли в ловушку. Сон развеялся полностью, глаза всматривались в темные пятна ночи с целью запомнить хоть какие-то мелкие детали пейзажа для ориентации. Мозги были готовы закипеть от перенапряжения, когда я наконец-то услышала спасительную фразу:

«Here is your hotel. On the left».

Да, действительно, по левую сторону сначала показались огоньки, затем выплыли фасад здания и пара припаркованных автомобилей на стоянке. На душе отлегло. Сочинение дальнейших страшилок прекратилось само по себе. Можно было расслабиться.

Заселение прошло не просто быстро – молниеносно. Без лишних верификаций и вопросов. Добравшись до своей комнаты, я рухнула на кровать и закатилась смехом. Это ж надо быть большой фантазеркой, чтобы накрутить в голове такие химеры!
Далее я провалилась в сладкие безмятежные ночные грезы. Разбудил меня утренний телефонный звонок с рецепции. Сладкий нежный голосок что-то сообщил по-китайски. Впрочем, тут расшифровки слов не требовалось.  Обычный звонок по регламенту для отхождения ото сна. Моя неумная фантазия отдыхала, послав лишь телу импульс к пробуждению.

Я вышла в холл свежая и отдохнувшая. Все же, сон, даже в неполной версии, может творить чудеса. Теперь я  была готова рассматривать интерьеры, общаться с администраторшей на всех языках планеты, изучать по развешанным под потолком часам время в столицах мира, идентифицировать плавающих в большом гостиничном аквариуме рыбок. И плавниковые особи, наверняка, меня переманили бы, если бы не туристическое любопытство.

Оставалась одна тайна, которую мне очень хотелось постичь: почему карта с локацией говорила, что отель расположен прямо у терминала, а не честно предупреждала гостей о тех 15 минутах езды до нее? Уйти, не докопавшись до сути,  я не могла.

Задавая этот вопрос  при выписке из отеля, я ожидала любого вразумительного ответа, типа «картографы ошиблись», «ляп службы маркетинга», «намеренный обман для популяризации гостиницы», но вместо этого я услышала фразу, сразившую наповал.

«The point where you were picked up yesterday was just on that spot indicated by the map».

Вот так номер! Выходило что,  локация отеля на карте приравнивалась к точке сбора постояльцев шаттл-транспортом!  То есть, не важно, за какими горами, лесами и перелесками на самом деле расположена гостиница. Важно было местоположение стоянки шаттл-автобуса отеля на аэропортовой территории, откуда осуществлялся автозабор гостей.  Именно это пятнышко ставилось во главу угла!  Именно оно фигурировало в качестве локации здания отеля.

Я осмысливала данную абракадабру несколько минут с открытым от удивления ртом.   Странно было осознавать, что то, что для меня звучало ахинеей, для китайских отельеров оставалось правилами топографии.

«В следующий раз они построят отель у Великой Китайской Стены, нарисуют его значок на взлетно-посадочной полосе Пекина, гостей оттуда будут забирать на воздушном шаре. С их точки зрения будет все логично», - подумалось мне.
А еще говорят про какую-то загадочную русскую душу! Китайский менталитет – эта загадка похлеще будет.


Наскок второй. Пекин

Аэропорт,  который с вечера запомнился как  недружелюбный монстр, при утреннем свете оказался вполне приятным, хоть и очень-очень огромным.  На этот раз вылет состоялся без задержек, и в 12 часов дня я уже вышла к багажной ленте в другом аэропорту на другом конце китайской державы – в Пекине. Каково ж было мое удивление, когда лента плавно закончила свое движение, а моей  тщательно-упакованной сумочки не было видно ни вблизи, ни вдали на просторах конвейера.
 
«Что ж за пряники такие мне выпадают!» - чертыхнулась я про себя и отправилась   к стойке перевозчика – China Southern Airlines. Подала дежурному посадочный талон, багажную бирку и, растянув улыбку до ушей,  с сарказмом спросила: «Где ж багаж-то?»

Парень тут же набрал какой-то номер на своем мобильном, о чем-то поговорил с абонентом на том конце провода и затем обратился ко мне:

«Accept my excuses, your baggage is in Guanzhou».

Последовала немая сцена, пока я осмысливала сказанное. Получалось, что  я – в Пекине, а моя, всего лишь 7-ми килограммовая сумочка, – в Гуанчжоу.

Сразу вспомнился момент, как я регистрировалась на рейс в Чиангмае и там же оформляла багаж до Пекина.  Я ведь тогда переспросила представителя за стойкой, как полетит моя сумочка, и придется ли мне самостоятельно забирать ее в Гуанчжоу и переоформлять на следующий отрезок пути до Пекина.

«No problem,  – был ответ служащей.  – If the air carrier is the same, there is no problem with the baggage. You’ll pick it up in Beijing Capital». 

Ну, ведь предельно ясно сказано – заберешь свой багаж в Пекинском аэропорту Кэпитал.

Сложившаяся ситуация с потерянным багажом отдавала в равной степени и трагизмом, и комизмом.

Трагизмом, потому что, во-первых, это случилось именно со мной, а не с неким усредненным субъектом Российской Федерации, о существовании которого я могла смутно предполагать.  Так уж устроены наши мозги, что все казусы, тем более неприятные, мы приписываем кому угодно, только не себе самому. Во-вторых, потому что в багаже я везла особо ценные для моих близких сувенирные футболки и магнитики.

Комизмом, потому что я знала, как решались многие подобные ситуации с российскими перевозчиками – можно было до года ждать свой потерянный при авиаперевозке багаж, но так и не дождаться.  Пассажир мог отгулять свой отпуск, закупить новую порцию одежды вместо той, канувшей в лету вместе с чемоданом, слетать в следующий отпуск с другой надежной авиакомпанией. А представители перевозчика, зарывшись в переписке со всеми службами, имевшими отношение к делу,  раз в месяц продолжали присылать краткой рапорт о проделанной поисковой работе примерно в таком стиле: наши вам стотысячные извинения, но следов багажа не обнаружено на просторах от Тихого до Северно-Ледовитого океана, ищем у берегов Индийских морей.

Вместе с извинениями парень за стойкой выдал мне клятвенные заверения, что потерянный багаж непременно будет доставлен в мою пекинскую гостиницу до часа выписки. С меня взяли адрес и телефон той гостиницы, а мне представили координаты обратной связи на случай, если все же мое время будет поджимать, а известий про сумочку так и не будет.

Грустить по безвременно ушедшему багажу не хотелось. Вспомнились слова  какого-то классика о том, что из плохого тоже надо уметь извлекать крупицу хорошего.  С твердым намерением найти эту чертову крупицу, я пошла искать стоянку гостиничного автобуса.

«Подарки, магнитики, комплект одежды, сумка новая походная», — рассуждала я, двигаясь по аэропортовым указателям к стоянке шаттлов. К списку хотелось приплести еще и куртку замшевую в количестве двух штук да вызвать собаку с милиционером. 

Я улыбнулась от собственных мыслей: «Ведь китайцы, воспитанные, скорее, на боевых искусствах, чем на киноискусстве Леонида Гайдая, юмора не поймут».
«Зато ничто не оттягивает мне плечи и руки, зато иду свободной походкой, зато все мои планшеты-фотоаппараты со мной!»  — пела во мне другая половинка моего эго.

Неужели это и есть та ценная положительная крупица в массиве моих несчастий? Дистанция налегке, без обременений себя лишними килограммами веса! Это же ком счастья, а не какая-нибудь крупица-горошина! Представьте сами: нет лишнего веса в руках – нет мозолей на пальцах,  нет перекоса в кистях рук – нет и предпосылок к сколиозу. В общем, китайские перевозчики отлично позаботились о моем здоровье!

Следующие часы в гостинице я провела в беззаботном сне, чтобы укрепить свое здоровье по максимуму и восполнить то, что не доспала накануне. Сумочка на некоторое время удалилась из моего измученного сознания. Но, когда я проснулась через четыре часа, все дурные мысли снова полезли из меня, как из бездонной шкатулки.

«Ну и что, подумаешь сумочка! Люди и побольше моего теряют. Я могу и дома купить диковинные сувениры из футболочек, магнитиков и тарелочек и выдать их за заморские приобретения. Ну, как тот неудачливый рыбак, приобретающий карпов и карасей на рынке после дня, проведенного у реки. Главное, создать видимость успеха и отлично проведенного путешествия».

Но, несмотря на все самоуговоры сцена, как  я оправдываюсь перед своими домашними в том, что не привезла им ни одного подарка, меня напрягала. Я была близка к тому, чтобы данные обстоятельства приравнять к форс-мажору, при которых, как известно, человек не может выполнить ни устные, ни письменные обязательства. На ум даже пришли туманные выдержки из типового договора  о забастовках, взрывах и природных катаклизмах. Интересно, к какой категории  можно отнести мой случай? Стихийные бедствия, стачки, смена власти в стране пребывания?  Ничего не подходило. Хоть вводи в оборот новую формулировку, что-то типа «игнор маршрута назначения, расписанного на багажной  бирке».

Полет моих мыслей был прерван телефонным звонком в номер. Нехотя взяв трубку,  я протянула уставшее «Алло». На том конце провода мужской  баритон на хорошем английском произнес с официозом:

«Мисс такая-то?»

«Йес, я мисс такая-то», — подтвердила я.

«Could you come down and put your signature in my papers?»

Я со скоростью пули бросилась вниз, разумно связывая этот звонок с новостями о пропавшей сумочке.

Так и есть! Мужчина, исполнявший роль посыльного от авиакомпании, с извинениями передал мне багаж, все так же аккуратно упакованный как и в первоначальном аэропорту отправления – в Чиангмае. Даже странно, что упаковка совсем не потрепалась от многочасовых переездов и  лежаний где-то. С момента подачи мною заявления о пропаже прошло чуть более 6 часов.

Найти сумку, переправить ее на другой конец Китая, привезти ее в отель назначения и вручить хозяйке – и все это  за считанные шесть часов! Скорость поистине космическая, без всякого преувеличения!

Я с облегчением вздохнула. Отпадали всякие оправдания перед моими домашними, на заднюю полку отошел весь форс-мажор, на глазах развалилась перспектива получать официальные письма о прочесывании бассейна Индийского океана. Хотелось кричать «ура» и прославлять человеколюбивую авиакомпанию «China Southern Airlines».

Из Пекина в российский аэропорт я летела с российским авиаперевозчиком.  Сумочку, весившую все так же 7 килограммов,  я предусмотрительно оформила как ручную кладь и взяла с собой в самолет. Ведь после всех приключений трудно поверить, что бомба дважды в одно и то же место не падает.


Рецензии
Елена, положим, я английский знаю. А кто-то - нет. Получается,этих читателей вы просто отрезаете от прочтения своего рассказа. Хоть дело, конечно, Ваше.

Андрей Жеребнев   19.02.2020 20:04     Заявить о нарушении
Андрей, спасибо за комментарий. Да, наверное, надо было под рассказом дать перевод. Ну а так получается, что все же надо всем вливаться в международное пространство через изучение иностранного языка. Сегодня это уже не просто очередной тренд, а насущное требование современности.

Елена Коврова   20.02.2020 12:15   Заявить о нарушении
Да. я тоже подумал - динамизм прочтения пропадет, если даже в скобках сразу перевод давать. Лучше оставить, как есть.
С уважением!

Андрей Жеребнев   20.02.2020 14:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.