Среди людей. Глава 32. Выбор

      Всё, кроме личной жизни, складывалось у Марины удачно. Мужчин она особо не привечала, о детях вообще не думала: своих нет, чужих не надо. Изредка её навещал женатый любовник – знакомая история. После встреч всегда оставались фрукты, шампанское и шоколад. Из стандартного донжуанского набора немалая часть перепадала мне.
      Пристрастия тёзки касались только шипучего напитка, она пила его как лимонад. Усядется удобно в мягкое кресло, прикроет ноги потёртой шалью, поставит бутылку на журнальный столик, насыплет рядом горсть семечек и млеет от удовольствия весь вечер, по глоточку осушая немалую ёмкость. Потом брыкнется в коечку и заснёт в домашнем халате, про ужин не вспомнив.
      Мне такая склонность не нравилась – привыкнуть к выпивке недолго. Но Марина не тревожилась, шампанское считала благородным напитком, то и дело уговаривала компанию ей составить.

      Я употребляла спиртное исключительно по праздникам. Лишь на День рождения подруги согласилась ликёры попробовать. Эта разноцветная заграничная продукция появилась в наших краях недавно и представлялась мне фруктовыми сиропами. Марина радостно приобрела четыре бутылки с заманчиво-яркими этикетками. Понятно, не для нас двоих. Гостей набралось человек десять. Застолье получилось шикарным.
      Соседи и сослуживцы тёзки оказались людьми милыми и разговорчивыми. Пребывая в прекрасном настроении, они с большим удовольствием беседовали, ели и пили. Добавляли ликёры в водку и восторгались полученным результатом. Я такую смесь отведать не решилась, ограничилась липкой сладостью. Все напитки показались вкусными: абрикосовый, банановый, апельсиновый, кофейный.

      Захмелела изрядно, хоть стопку выбрала самую маленькую. Полдня мигом пролетели, стемнело, пора домой отправляться, а сил нет. Дурнота вплотную подкатила, мышцы безобразно ослабли, грудь изнутри жаром залило, в голове звон колокольный, перед глазами муть. И воздуха мало, мало, того и гляди задохнусь. Я еле пять шагов до ванной комнаты сделала, освежиться хотела водой холодной, но вместо этого схватила в объятья унитаз. От сильной рвоты кишки чуть наружу не выскочили. Позорище, я была реально пьяна!
      Остальным хоть бы хны: весёлые, бодрые, шумные. Долго хозяйка приятелей провожала. Мне одной пришлось у неё заночевать. Как добралась до дивана, не помню. Сновидения разрывали мозг фантастической жутью, я несколько раз тревожно просыпалась и плохо соображала, где нахожусь.

      Утром волнение стихло, сознание просветлело, но неприятности продолжились. Голову разрывала трескучая боль, желудок судорожно сжимался, заявляя о своём неудовольствии вонючей отрыжкой, сердце трепыхалось у подбородка, руки тряслись, ноги заплетались. На душе не кошки скреблись, а тигры. Не понять, как я до мерзкого состояния докатилась. Марина сочувственно предлагала огуречный рассол, но эта кислятина даже с лечебной целью в меня не лезла. Выручил крепкий чай.
      К обеду оголодавшее тело пошло на поправку. Совесть встрепенулась, вылезла из неведомого укрытия и вынесла обвинительный приговор за издевательство над организмом. Я истово каялась, убеждая её и себя, что подобное не повторится. Слово сдержала – последующие праздники пила только сок. К ликёрам разным на всю жизнь отвращение осталось.
      А Марина мелкие и масштабные пиршества без спиртного не признавала. После любых посиделок недопитые бутылки водки быстро исчезали. Я заподозрила, что подруга их опорожняет в одиночку. Шампанское жизненный тонус уже не поднимало.

      Работала тёзка в крупной ремонтной организации, деньги получала немалые, каждую пятницу устраивала заслуженный вечер отдыха. Так повелось в их бригаде: в конце трудовой недели напиться, субботу поболеть, в воскресенье поправиться. В понедельник с бодрым настроением приступить к должностным обязанностям.
      Марина легко приняла неписаные правила и застряла в гнилой колее. Я умоляла её вернуться на завод или сменить специальность. Однако она не любила перемены, раздражалась излишней правильностью и категоричностью моего характера. Видеться мы стали реже. С сослуживцами тёзке было веселее: пивка хлебнуть можно или чего покрепче, в картишки сыграть, покурить, посплетничать да поругаться. К сигаретам она пристрастилась лет в тридцать пять, чтоб не отрываться от коллектива. Я с юности не терпела стадность, ей, наоборот, нравилось быть как все.

      Беззаботная пьяная эйфория затмила здравомыслие, опустошила душу, свела к нолю былые интересы. Привлекательная женская внешность поблекла, очаровательный дамский запах испарился. Зло подступало ближе и ближе, его путы расплести я не могла. В светлые промежутки заводила разговор об опасности алкоголизма и доступном лечении. Все спасительные варианты Марина упорно отвергала. Мол, не грех после тяжкого труда расслабиться. Многие водку пьют, и ничего страшного.

      Ещё непрочную дурную привычку некстати поддержала мать подруги. Похоронив мужа, стареющая женщина маялась от одиночества. С женатым сыном связь не поддерживала, повадилась к безотказной дочери ездить. Не с вареньем иль пирогами, с вином домашним и самогоном, чтоб грусть-печаль наверняка залить. Выпьют кровные родственницы как следует, закусят чем придётся, покурят, поплачут и довольны обе. Распрощаются на месяц, потом всё заново начинают.
      В периоды материнских заездов я у Марины не появлялась, знакомиться с её родительницей не хотела. К былому неуважению добавился гадкий штрих: она кота Рыжика с балкона сбросила - излишне о ноги тёрся да мяукал громко. Необоснованная жестокость меня шокировала: нормальная женщина так не поступит даже в состоянии крайнего раздражения. 
      Бедолага упал с третьего этажа на клумбу с рыхлой землёй и редкой травяной порослью. Наверняка не разбился, но ушибся и перепугался. Марина его не нашла. С горя запила вместе с мамашей, в алкогольном дурмане все обиды ей простила.

      Я не понимала этого «великодушия», близкие отношения с тёзкой почти растаяли. Любовника и добрых приятелей она тоже потеряла, за собой следить перестала, еду готовила с неохотой, про важные таблетки забыла, беспорядок в квартире не замечала. Марина выпивала почти каждый вечер, в компании не нуждалась, но в моём присутствии всё-таки обходилась без алкоголя. До поры до времени.
      Однажды внутренний тормоз не сработал. Мы отмечали какое-то незначительное событие, нажарили картошки с грибами, салатов наделали, торт купили. Смотрю, ковыряет подруга еду вилкой, есть не хочет. А говорила, что шибко голодная. Я подумала, что нездоровится ей иль настроение плохое. Вдруг отлучилась Марина на несколько минут. Вернулась с милой улыбкой, разговорилась, принялась наши кулинарные творения нахваливать. Аппетит заметно разыгрался. Что за чудные перемены?

      Не успели мы к десерту приступить, ещё раз тёзка отошла от стола. Гляжу, глазки заблестели, щёчки покраснели, ручки за добавкой тянутся, «задушевная» болтовня обороты набирает. «Поддала» ведь, потому повеселела махом! Но ни стопки, ни бутылки в поле зрения, только компот в кружках и чай в стаканах - не опьянеешь. Вот задачка!
      Была Марина только в туалете. Отправилась и я туда. Все углы и полки не хуже сыщика осмотрела, спиртного не обнаружила. Включила фантазию, заглянула в смывной бачок и стиральную машинку. Вытащила из кучи грязного белья початую бутылку водки. Вздохнула, сморщилась и помпезно вручила её хозяйке. Пусть пьёт и радуется, негоже в собственном доме тайник устраивать.
      Свой выбор тёзка сделала. Я ушла с сожалением, но без оглядки. Навсегда.


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение -  http://www.proza.ru/2018/05/06/363             


Рецензии
И правильно, что ушли! И я не собираюсь быть такой же, как все: не дано! Спасибо за грустную, но жизненную историю, Марина!

Марина Репина 2   04.03.2021 04:52     Заявить о нарушении
Спасибо за поддержку, Мариночка!
С добром,

Марина Клименченко   04.03.2021 09:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 94 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.