Об ответственности авторов и редакторов

Необходимо поговорить о моральной ответственности авторов и редакторов.
Издатель ориентируется чаще всего на то, что имеет наибольшую популярность в настоящее время. Издательское дело сейчас - это бизнес, который, порой, вредит качеству. 
Драки, мордобои, жестокие убийства, нетрадиционный секс, насилие всегда привлекали внимание определенной части читателей. В советские времена такая бульварная литература почти не издавалась. В стране были в почете преимущественно классики и лучшие произведения наших соотечественников, пропагандирующих не только общественный строй, но и возвышенные чувства. У нас была самая читающая страна в мире. С низким уровнем преступности.
 Затем пришла так называемая свобода, на прилавки книжных магазинов хлынул поток низкопробной литературы, опирающейся на низменные инстинкты, смакующей убийства, грязный секс, романтику бандитизма и проституции. Популярность такой литературы совпала  с резким ростом преступности в стране. Многократно возросло количество убийств, изнасилований (количество тяжких преступлений на сексуальной почве за несколько лет возросло более чем в десять раз, педофилии – в двадцать раз). За всем этим тяжелые трагедии людей.
Конечно, виновата не только литература. Но и она в том числе!
Постепенно низкопробная литература стала терять популярность, некоторые люди вовсе перестали читать, некоторые обратили внимание на фантастику. 
Популярность тех или иных разделов фантастики в последнее время постоянно меняется по причинам, о которых я как раз и хочу поговорить. Кроме фантастики популярны любовные романы, которые привлекали читательниц во все времена.

Но жестокость, насилие, нетрадиционный секс перетаскиваются сейчас и в современные романы, которые грешат низменными проявлениями, характерными для литературы 90-х годов прошлого века. В них неоправданно много жестокости, порой, некомпетентности и откровенного писательского брака.
Современным романам не хватает углубленности, мало издается сейчас действительно достойных книг, А низкая художественная планка произведений  ведет к кризису в литературе, когда много писателей, но мало читателей.
Направление сегодняшнего массового творчества вызывает серьезные опасения.

Многие авторы стараются писать на популярные сейчас темы. Считая, что спекуляция на популярной теме привлечет читателей даже при посредственном качестве исполнения. Отчасти так оно и есть.
 Но нужно учитывать моральный аспект! Должна быть ответственность перед читателями, перед страной, перед  будущим поколением.
То, что раскручивается сейчас, окажет влияние на всех нас. скажется на наших детях. Посыл наших произведений формирует понимание основных моральных критериев в обществе.

Авторы, редакторы, эксперты конкурсов, пожалуйста, давайте задумаемся о том,
 какую идею несет произведение, какое воздействие оно оказывает на читателей!
Давно известно: печатное слово способно влиять на человека.
Неудивительно, что посредственная литература, которая полезла со всех издательств в начале 90-х, способствовала тому, что высоконравственный, самый читающий в мире народ сполз к тому состоянию, в котором сейчас находится. Неудивительно, что читать стали меньше, неудивительно, что оставшиеся читатели перешли к фантастике, неудивительно, что популярность фантастических жанров быстро меняется.
Появляется сильное, привлекательное произведение соответствующего жанра, приходят читатели и … пиарщики-халтурщики с впечатляющими цифрами своих произведений, литературой, затрагивающей низменные инстинкты, оказывающей возбуждающее негативное влияние на читателя.

Похотливые герои, нетрадиционная любовь, сексуальные извращения, насилие, кровь. То, что мы пишем и пиарим - завтра бумерангом скажется на всех нас.
Давайте подумаем: нужно ли нести людям подобный коммерчески прибыльный продукт? Что он даст стране, обществу?
Геи и лесбиянки с их увлекательными сексуальными похождениями, оргии с драконами,  смакование насилия над женщиной сформируют лояльное отношение ко всем этим вещам у определенной части аудитории. Больше станет людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, извращенцев, насильников.
Описание оргий и безобразий с драконами, фэнтазийными существами будет способствовать желанию отказаться от такой литературы у части нормальных читателей, а у извращенцев вызовет прилив сексуальных фантазий.
Что хочет сказать автор таким произведением? Что нетрадиционный секс - это нормально? Хочет ли такой автор, чтобы его читали собственные дети?
Наверное, автором движет желание привлечь к себе внимание, быть опубликованным в крупном издательстве. Зачем? Поймать минуту скандальной славы? Получить хороший гонорар?.
Прославиться можно по-разному. Слава, популярность сиюминутны и недолговечны. Особенно для массовой культуры.
Нужно нести добро, создавать действительно глобальные вещи, которые пишутся годами.
Нужно разоблачать ужасы жизни, а не смаковать их.
Но сейчас слишком много неоправданной жестокости даже в любовных романах. Авторы видят жизненной необходимостью показать, как берут женщину силой, унижают, оскорбляют ее. Что за мода такая?  Для чего такое написано, даже если дальше по сюжету любовь и прочие радости?
Думаете, насилие привлечет читателей? А сами не боитесь, что и вам придется столкнуться с насильниками в реальной жизни? Что же тогда столько жалоб от женщин на насилие со стороны мужей и сожителей?

Авторы, редакторы, пожалуйста, подумайте над тем, какое общество вы хотите видеть. Давайте осознаем, насколько велико наше влияние на умы читателей.
Дорогие редакторы, издатели! Серьезная литература во все времена уступала по популярности бульварному чтиву. Но не нужно плодить фаддеев булгариных, Конечно, сложно сейчас найти и раскрутить нового Толстого или А.Беляева. Но они есть! Один великий, раскрученный роман может изменить мировоззрение миллионов! И будет продаваться веками. В то же время массовая коммерческая литература быстро теряет популярность и стимулирует графоманство.
Читая Л.Толстого, Набокова, А.Беляева видишь образцы, до которых сложно дотянуться, но к которым нужно стремиться тем, кто хочет стать писателем.
А нынешний графоман смотрит в популярный текст с внушительными цифрами и понимает:  я напишу про это лучше! И пишет на ту же тему. Если у него есть возможность воспользоваться накрутками, производящими впечатление на редакторов, появляется шанс быть изданным. А читатель перестает читать... В результате в книжных магазинах скапливаются горы макулатуры, посещаемость литературных сайтов падает.
Дорогие писатели, не козлов нужно описывать и оправдывать  в своих произведениях, а чувства добрые в людях пробуждать!
Нужно дарить читателю светлое, доброе, интересное и полезное.
Думаю, что мои стремления и сомнения близки многим товарищам по перу. Многим надоела и массовая литература…
Так давайте делать добрые дела и жизнь вокруг нас изменится к лучшему.

Безусловно, и развлекательная литература имеет право на жизнь. И в детективах можно  интересно преподнести сюжет, раскрыть его без смакования убийств и рек крови.
И в юмористической литературе можно обличать пороки и недостатки, а не смаковать их, описывая похождения дебилов и ублюдков. И многочисленные романтичные истории можно сделать без насилия, добрыми и запоминающимися.
Да, серьезную философскую вещь в стиле Достоевского, Толстого или Беляева сделать  сложно, затратно по времени и не всем по силам. У таких произведений читателей пока меньше, чем у неприхотливых романов. Их авторы скромно работают, а не занимаются накруткой читателей и лайков для рейтингов и редакторов  с целью придать значимость своим произведениям Но именно такие вещи нуждаются в раскрутке и привлечении читателей.
Именно об этом хочется попросить членов жюри конкурсов. Не обращайте внимания на цифры.  Учитывайте только художественный уровень. Пожалуйста, посмотрите на романы с невысокой посещаемостью, найдите то, что будет иметь не сиюминутный успех, а останется  в сердцах читателей, сделает их лучше.
  Да, рейтинги и цифры привлекают читателей. Но что на выходе? Поощрение извращенцев, садистов и недовольство, уход с сайта лучшей части читателей.

Крупные литературные сайты сейчас более посещаемы, чем книжные магазины. И все мы несем ответственность перед обществом.
 Пожалуйста, не забывайте об этом!

Статья написана под впечатлением участия романа автора "Эксперименты с душой" в конкурсе на сайте Лит-эра. Ссылка на роман есть в разделе Опубликованное внизу этой странички и в первом комментарии


Пример позитивного творчества. Рассказ "Мы еще поживем!"
Федор Семенович Орлов проснулся бодрым, на удивление бодрым для старого, обремененного многочисленными болячками человека. Не ныла привычно спина, не беспокоили ни печень, ни ноги. Без палочки он подошел к окну и отдернул занавески. Комната наполнилась радостным светом! Какое счастье вновь видеть солнце, голубое небо, легкие пушистые облака. Еще один день подарила ему судьба!
  Пришла долгожданная весна, за окном стояла прекрасная погода,  Федор Семенович загорелся желанием. Он мечтал долгими зимними вечерами съездить в родной поселок, посетить до боли знакомые места. Он молил небеса, чтобы появилась такая возможность. Может быть, сегодня, может быть сейчас?
  У каждого человека есть места, к которым он привязан больше всего. Для Федора Семеновича таким местом был дикий пляж в родном поселке Лисий Нос. Почему? Он сам объяснить не мог. Наверное, детские воспоминания, но именно этот пляж снился ему иногда по ночам.
  У старика сильно болели ноги, постоянно кружилась голова. Почти всю зиму Федор Семенович не выходил из дома.  Хорошо хоть Лидочка из Собеса навещала его. Но сейчас пенсионер чувствовал себя превосходно!
  Он решил ехать и трепетал от предвкушения.
  Федор Семенович взял палочку, долго спускался с третьего этажа своей хрущевки. Когда дверь парадного хлопнула у него за спиной, старичок всей грудью вдохнул весенний свежий воздух. Щебетали птицы, набухли почки на деревьях. На мгновение Федор Семенович почувствовал себя опять молодым, полным сил. Во дворе играли дети, на скамейке сидели соседи и о чём-то беседовали. Какое удовольствие вдыхать ароматы весны, здоровой, беспечной жизни. Какая радость находиться среди людей, наблюдать за ними!
  В скверике за домом Орлов нашел свободную скамейку на солнышке и присел отдохнуть перед тяжелой дорогой. Воробьи, синички, голуби, вороны занимались здесь своими делами, перебрасываясь иногда радостными возгласами. Кошка по соседству забралась на дерево и нежилась в лучах солнца. Собаки гуляли с хозяевами, одна из них подбежала к Федору Семеновичу, понюхала, завиляла хвостом, но хозяйка окликнула её и дружелюбный пёс убежал.
 «Как много сегодня птиц, как много животных и людей! - подумал Федор Семенович. - И все рады весне. Какая благодать!»
  Но у Федора Семеновича было особенное настроение, ему хотелось  совершить дальнее путешествие, посидеть на берегу Финского залива.
Пенсионер пошел к автобусной остановке.
  Маршрут на Зеленогорск как раз идет через Лисий Нос. Ехать не более получаса.
  Автобус ждать почти не пришлось. Федор Семенович взобрался в салон без посторонней помощи. Народу было прилично. Все сидячие места оказались заняты. Федор Семенович облокотился было на поручень, но молодой мужчина на ближнем сиденье сказал ему:
  - Садись, батя! - и уступил место.
  «Хорошая у нас молодежь», - с благодарностью подумал Федор Семенович. Ему приятно было обращение – «батя». Вежливо, просто.
 Орлову не хватало общения, ему хотелось заговорить с кем-нибудь из пассажиров, но он не решился. Ежедневная борьба за жизнь обостряла все чувства. Федор Семенович был счастлив. Он смотрел в окно, наблюдал за входящими и выходящими из автобуса людьми. Вот она жизнь! Кипит и бурлит. И эти простые наблюдения заставляли учащённо биться его слабое сердце.
  У Лисьего Носа Федор Семенович вышел на ближней остановке и не спеша пошел по дорожке на дикий пляж. Как радовался он! Словно возвратился на Родину после длительного отсутствия. Редкий путешественник испытывает такие яркие ощущения, как Орлов в эти мгновения.
  Но постепенно волна воспоминаний накрыла старика.
  Жизнь свою он прожил скромно и как бы незаметно. Старался не выделяться,  быть в тени, подальше от публичности, глаз начальства, тещи и неумных соседей. Работал слесарем на военном заводе. Имел такую же, как и он сам, скромную жену. И сын его, Володя, был простым советским пареньком.
  На склоне лет Федор Семенович остался совсем один на белом свете. Володя погиб в Афганистане, жена после этого слегла и не смогла оправиться от болезни. Федор Семенович часто жалел, что не смогли они с женой родить сыну братика или сестричку. Жили в маленьком домике на той стороне поселка. Впятером в двух комнатках с его родителями. И я думали:  «Куда еще одного ребенка? И так сын спит в углу на сундучке, потому что  кроватку поставить негде».
  Потом Федору Семеновичу по служебной линии выделили квартиру. Но жена решила, что возраст и здоровье уже не те, чтобы рожать и поднимать детей: «У всех ребенок один, и у нас пусть будет один».
  А затем пришло сообщение о смерти сына...
  Федор Семенович шел по лесной, до боли знакомой с детства дорожке.
Здесь,  еще до войны, мать водила его на берег залива. Бабы носили белье полоскать, а ребятня плескалась рядом на диком пляже. Каждый такой поход летом на залив вызывал в душе Феди ощущение праздника. Вот и сейчас Федор Семенович вспомнил те далекие времена и почувствовал, как комок подступил к горлу.
  В детстве казалось: вся огромная жизнь впереди. Сколько можно успеть, сколько сделать!
  Не стал Федя ни космонавтом, ни летчиком. И жизнь оказалась не такой уж и большой…
  Когда-то сосед их, дядя Федя, которому не было и семидесяти, казался древним стариком. Ребятишки дразнили его: «Дядя Федя съел медведя!».
А сейчас самому Федору Семеновичу перевалило уже за восемьдесят.
Но не дразнит его ребята. Да и никто из городских мальчишек не знает, как зовут старика.
  Их домик в Лисьем Носу давно снесли. На его месте построили детский сад, а рядом - дома от Северного завода. Нет теперь и садика. Продали землю частнику. Тяжело, всегда сердце щемило, когда Федор Семенович приходил к месту отчего дома. Сегодня он туда не пойдет, сегодня он будет наслаждаться природой.
  Хорошо в весеннем лесу! Подснежники приятно радуют глаз. Там, за поворотом, должна быть дубовая рощица. Да, так и есть. Стоят дубы!  С петровских времен стоят.
  В этом лесочке Федя нашел огромный белый гриб. В голодном 46-м году. Словно был послан подарок свыше! Федор Семенович был неплохим грибником. Пока позволяло здоровье, каждое лето выезжал на тихую охоту. В любимый Лисий Нос, иногда на Левашовское шоссе. Но никогда больше Орлов не находил таких огромных грибов! Килограмма на два оказался гигант. Червивый, правда. Но мать дома выпарила червей и был вкусный ужин: грибы с картошкой, выращенной на собственном участке.
  Федор Семенович вышел на берег и присел на лавочку. Рядом – никого. Будний день, да и перестали люди сюда приходить. Давно уже женщины не стирают в заливе, а пляж совсем зарос камышом после того, как была построена дамба. Сейчас здесь заказник, охраняемая территория.
  Федор Семенович привык быть один. Уже давно умерла жена. Еще раньше - его родители. Отец вернулся с войны инвалидом, без обеих ног. Мать нянчилась с ним как с ребенком. И то же жалела, что не сделали Феде сестренку или братишку. Ушли они друг за другом через пару лет после того, как семья переехала в город.
  При воспоминании о родителях слезы хлынули из глаз Орлова. Он часто плакал в последнее время. От этого становилось легче на душе. Но на людях старичок старался не показывать своих слез.
  Федору Семеновичу вдруг стало жаль себя. Ну что хорошего он видел в этой жизни? Жил тихо, ничем не выделялся. Работал как все. Старался быть добрым к людям, но его доброту словно не замечали. Он никому не мешал, никого ни о чем не просил. Хотя правильно ли он жил? Мог бы ведь, наверное, как-то сына от Афгана отмазать? Ну да Бог с ним.
  Его размышления прервал шум велосипедных шин. Федор Семенович поспешно вытер слезы. Но человек проехал, не обратив на старичка внимания.
  А Орлову вспомнилось, как он здесь купался мальчишкой. На руках передвигался по дну, только голова торчала над водой. По-настоящему Федор Семенович плавать так и не научился. И на море ни разу не был...
  Однажды он чуть было не утонул. Построили они с другом Олегом плот и вышли в плавание. Вон с того пролеска, вплотную подступающего к воде. Сначала передвигались вдоль берега. Затем погнались за стаей чаек вглубь залива. В стае был один птенец, который барахтался в воде и не мог взлететь. Далеко заплыли в порыве детского азарта. Но птенца настигли и подняли на борт. И тут вся стая, птиц двадцать, не меньше, стала атаковать мальчишек. Чайки кружили над самыми их головами, кричали, гадили, некоторые птицы буквально волосы пытались драть своими лапами.  Плот закачался и перевернулся, приятели оказались в воде.
  Ох, и перепугался тогда Федя! Мог ведь он тогда утонуть, мог! Воды нахлебался, но дружок вытянул его,  потихоньку мальчишки доплыли до берега. Почти семьдесят лет прошло, а помнится, как будто было на прошлой неделе.
   Эх, коротка человеческая жизнь! Давно ли молод был? С сынишкой возился, жену любил. Ушло все. Скоро и он уйдет. Совсем уйдет, безвозвратно, в вечность. А дубы вековые останутся, пляж этот. И вновь каждый год весна будет радовать людей теплом и новыми надеждами. Только вот не увидит он больше весеннего великолепия, не будет   наслаждаться природой. Тихо прожил, тихо и умрет.
  Интересно было бы хоть одним глазком взглянуть, что там, после смерти. Есть ли другая жизнь?  Может, не плохо, может, действительно, рай?
  Вот, в сущности, зачем он жил? А птицы зачем живут? Очевидно, ради потомства, для продолжения рода. Что же, получается, что он зря прожил свою жизнь? Нет, не зря! Он жил скромно, но достойно. Не ловчил, не унижался. На таких вот незаметных людях и держится земля. Не всем же быть политиками и артистами.
  Да, многое не удалось, многое он сделал бы по-другому, если бы начал жизнь с начала. Но был смысл в его существовании! Для жены и сына, для родителей, родной страны. Нет, он может умереть со спокойной совестью.
  Легкий ветерок с залива заставлял лениво шелестеть камыш и донес приятную прохладу Балтики.
  Федор Семенович вглядывался в петлявшую и уходящую вглубь леса  дорогу, окружавшие его деревья, пытался рассмотреть очертания другого берега, прислушивался к стрекотанию кузнечиков и прочим звукам леса. Старик словно старался запомнить, зафиксировать все это в своей пока еще довольно крепкой памяти. И вдруг опять заплакал. На этот раз от умиления, оттого, что сумел приехать, осуществить свою мечту.
  Орлов с наслаждением вдыхал полной грудью чистый морской воздух. Он чувствовал свое единение с любимой природой. И был счастлив.
  Федор Семенович еще долго сидел на лавочке, нежился в лучах весеннего солнца. Но постепенно светило стало скрываться за деревьями, и Орлов отправился в обратный путь.
    Чувствовалась усталость. Но она, скорее, была приятной. Ноги, правда, стали опять болеть. Старичок потихоньку дошел до остановки, удивляясь тому, что не встретил по дороге никого. И на остановке было пусто.
  Автобус подошел быстро, пенсионер занял свободное место в салоне и опять стал жадно вглядываться в окно на проносящиеся пейзажи. На остановках заходили люди. Преимущественно молодежь. Приятные, спокойные люди. У них вся жизнь впереди, можно радоваться весне, строить планы на будущее.
  На одной из остановок в автобус вошла пожилая женщина. Убедившись, что свободных мест нет, она встала возле Орлова, сидевшего около двери. Было видно, что ей трудно стоять. Федор Семенович предложил ей своё место.
  - Нет, что вы, что вы, - отказалась незнакомка.
  - Присаживайтесь, я сейчас все равно выхожу.
  - Спасибо большое.
   Орлов не обманул, ему действительно нужно было выходить на следующей остановке. Он мельком взглянул на женщину и увидел на ее лице облегчение и благодарность.
  Федор Семенович забыл о своих больных ногах, он был горд собой. Значит, он ещё мужчина! Ему первому пришло в голову уступить место уставшей женщине.
  Когда двери автобуса открылись, Орлов с трудом спустился на тротуар и крикнул напоследок водителю и пассажирам:
 - Счастливого пути!
  А сам подумал:
  «Ничего, мы еще поживем! И в восемьдесят лет жизнь продолжается. Завтра вот Лидочка придет, хорошо!»
  Потихоньку незаметный человек побрёл в свою пустую квартиру. Он был благодарен судьбе за этот день и от души желал всему миру добра.


Рецензии
В советское время публиковались производственные повести, похожие друг на друга, как штампованные детали. Содержание их сводилось к следующему нехитрому сюжету.
На завод приезжает молодой специалист, подающий смелые рацпредложения, но начальник цеха, забронзовевший в своей косности, отвергает их. На протяжение повести идёт борьба между передовым новатором и отсталым начальником цеха. В этой нелёгкой борьбе новатора поддерживают комсомольская и партийная организации, а также седоусый токарь Кузьмич, старый большевик, который в 1918 году нёс бревно (это обязательно нужно указать!) вместе с Лениным. Попутно новатор влюбляется в лаборантку (конструктора) Зину.
В конце повествования начальника цеха отправляют на пенсию, смелые предложения новатора внедряются, его единогласно принимают в Партию, и они с Зиной создают новую ячейку социалистического общества. Про получение квартиры ничего не пишется - все советские люди поголовно априори имели квартиры, об этом даже неловко было упоминать.
Налицо пропаганда высокой духовности советского народа и торжество ленинских идей.
Но почему-то народ предпочитал таким произведениям приключенческую литературу и фантастику - видимо, сказывались пережитки проклятого царского прошлого и тлетворное влияние Запада.
К сожалению, в произведениях этих двух жанров зачастую была недостаточно отражена, а то и вовсе замалчивалась ведущая и направляющая роль Партии.
И даже в "Аэлите", где советские люди устраивают пролетарскую революцию на Марсе, очень мало говорится о перевоспитании марсианки в духе марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма, пропагандируется бесклассовая, какая-то буржуазная любовь. Даже странно, что такое идеологически недоработанное произведение советская цензура (тогда ещё недостаточно бдительная) выпустила в печать.

Лев Ольшанский   18.05.2019 06:14     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.