Судьба мудрее. Глава 15. Десятый класс

      Последний учебный год был лучшим за всю мою школьную жизнь. Я обрела признание одноклассников и учителей, уверенность в своих силах, готовность к удачам и неудачам.
      Меня окружали умные, талантливые, целеустремлённые и хорошо воспитанные ребята. Сознательные и рассудительные, они строили реальные планы на будущее и готовились к поступлению в престижные ВУЗы. Инвалидность ровесницы старались не замечать.

      Вскоре после знакомства я крепко сдружилась с Жанной Мартыновой. Девочка была милой, смышлёной, серьёзной, но не лишённой чувства юмора. Она тоже искала духовную близость, воспитывалась в неполной семье и отца толком не знала.
      По молчаливому соглашению мы уселись за одну парту, вместе учились, а после уроков гуляли по городу, смотрели кино, пили чай с пирожными и по-взрослому, но исключительно оптимистично рассуждали о предстоящей жизни. О том, сколько неприятностей и "контрольных работ" она приготовила, не догадывались.

      Всё свободное время уходило на фотодело. Необходимые принадлежности - от копеечных кассет до недешёвых увеличителя и глянцевателя - я получала от мамы как подарки к Новому году или Дню рождения. В её отсутствие тесная ванная комната была в моём полном распоряжении и после некоторой перестановки превращалась в лабораторию. 
      Словно заправские волшебницы, мы с Жанной склонялись над лотками с химреактивами и вдохновенно печатали сотни снимков, не ощущая усталости. Плёночный негатив превращался в чёрно-белые фото, на которых улыбчивые лица одноклассников появлялись из ниоткуда.
      Пока тикали минуты каждого этапа, мы с подругой вели негромкие задушевные разговоры и удивлялись единомыслию. Но более всего нас сплачивала готовность к взаимовыручке.   
 
      Когда в наш класс пришёл Серёжа Кайгородов, я сразу в него влюбилась. Выразительные чёрные глаза, модная стрижка, не по годам мужской тембр голоса, весёлый нрав и хорошая эрудиция делали новичка неотразимым. Другие девочки тоже обратили внимание на его внешность и безукоризненные манеры. 
      Я смущалась и сожалела, что не могу соперничать с умницами-красавицами, не имеющими физических изъянов. Как ни странно, наши с Серёжей симпатии оказались взаимными.

      Непридуманная школьная любовь была наивной, чистой, доброй, лишённой претензий, от того несказанно прекрасной. Позабыв мелкие "нельзя", я изливала на избранника лучшие чувства, радостно принимала дешёвые подарочки и трепетала от безгрешной близости.
      Мы украдкой целовались везде, где могли. Даже в планетарии на уроках астрономии. Надо признаться, это очень романтично! Только названия изучаемых звёзд я не запомнила. Не до них было. Теоремы, аксиомы, интегралы и дифференциалы так же проскочили мимо, не сочетаясь с моим лирическим настроением.
      Очарованная, я летала во снах и просыпалась в сладкой невесомости с желанием обнять Серёжку, а заодно чуть ли не всех окружающих людей. Счастье лучилось из каждого взгляда и вздоха, сердце то замирало, то стучало часто-часто.
      Мой восторг проникал в дневник и возвышал обыденную прозу до пылкого стихосложения, далёкого от совершенства. Я по-новому, близко и остро воспринимала любовные страдания книжных героев, до головокружения читала стихи Есенина, Блока, Ахматовой, Цветаевой. 

      Серёжа имел совсем другой склад ума – математический. В точных науках ему не было равных, а на бумаге он двух слов связать не мог, несмотря на правильную речь, неплохую грамотность и каллиграфический почерк. Мы быстро смекнули, как заработать хорошие оценки, выкроив время на вечерние прогулки. Я писала сочинения для обоих, друг виртуозно выполнял все задания по алгебре и геометрии.
      Благодаря "гениальному" плану, на выпускных экзаменах Серёжка получил "пятёрку" по литературе, а мне достались две "четвёрки" по математике, беспросветно запущенной. Однако аттестат всё равно тянул на пять округлённых баллов: по остальным предметам в нём красовались только "отлично".
      В те годы школьные оценки в первую очередь учитывались при зачислении в ВУЗы и техникумы. Серёжа с замечательными отметками уехал в Новосибирск, без проблем поступил в Электротехнический институт и в родной город не вернулся. Наш мимолётный роман закончился внезапно и почти безболезненно, даже переписка не сложилась.

      Кроме Серёжи и Жанны, я водила тесное знакомство с Костей Крыловским, несколько самоуверенным статным голубоглазым блондином. Внешность положительного киногероя привлекала к нему внимание всех девчонок из старших классов. Наверное, и малолетки вздыхали по красавцу. А Костя в такой популярности не слишком нуждался, ему хватало учебных, спортивных и домашних забот.
      Очень грамотный, эрудированный, принципиальный, он сначала показался высокомерным и недоступным для внешкольного общения. Но на самом деле был парнем дружелюбным, надёжным, имеющим собственное мнение, которое высказывал аргументировано и без боязни. Одноклассники с интересом слушали отчаянного правдолюбца. Такого мы ещё не встречали!
      Помимо текущих школьных проблем, дебаты часто касались политики. Информацию о государственных делах все жители страны Советов обычно получали из газет и теленовостей. Не вдумываясь, ученики пересказывали её на положенных по расписанию пятиминутках. Никто не сомневался, что Партия - ум, честь и совесть эпохи. Только Костя будоражил юные умы, критикуя её лозунги, цели и результаты деятельности.   
 
      Демократия в СССР едва зарождалась, инакомыслие не поддерживалось, свобода слова была призрачной, но вести о лживой непогрешимости Компартии летели не понять откуда. Я всё чаще сталкивалась с противоречиями существующего строя.
      Работы Ленина положение не проясняли, благая суть кровавой переделки мира мне не открылась. Слепо принимать идеи вождей пролетариата уже не получалось. Интересна была лишь многолетняя дружба Маркса и Энгельса, поистине великая и трогательная.
      Я споткнулась на последнем этапе когда-то выбранного пути: пионерка – комсомолка – коммунистка и прекратила мечтать о глобальной справедливости.  Остановилась, приглядываясь и прислушиваясь к разноголосому окружению. Душа освободилась от невидимых пут и раскрылась для любви и веры.

      На долгие годы моим главным житейским маячком стал доктор Гааз. Я случайно прочла статью о нём, приняв сердцем и разумом каждое слово.
      Выходец из семьи немцев, Фёдор Петрович долго жил в дореволюционной России и по духу был истинно русским. Он с утра до ночи трудился в тюремной больнице не за вознаграждение, а исключительно из чувства долга: облегчал незавидную участь заключённых - жалел, лечил, утешал.
      Все скромные врачебные сбережения уходили на благотворительность. Глубоко верующий человек придерживался канонов Церкви и совести. Его краткое побуждение "Спешите делать добро!" определило смысл моей взрослой жизни. Она началась сразу после выпускного вечера.
      
      Пышное торжество, желанное для каждого десятиклассника, я пропустила с расчётом. Дело было не только в наряде, стоимость которого пробивала брешь в незавидном семейном бюджете. Мне совсем не хотелось скучать в уголке и любоваться происходящим, практически не участвуя в празднике.
      И пешая многочасовая прогулка по ночному городу - обязательный прощальный атрибут - обернулась бы длительной болью. Конечно, я могла потерпеть, принять таблетку и "взять барьер", только в этот раз смысла в противостоянии с немощью не нашла. Напрасно Серёжа и Жанна уговаривали присоединиться к весёлой компании хотя бы на часок.

      Аттестат о среднем образовании я спокойно получила на следующий день. Директор слегка пожурила меня за преждевременный отрыв от коллектива, но с окончанием школы поздравила искренне, даже обняла. Все напутствия я приняла благодарно и радостно.
      Моя фотография на Доске почёта замкнула длинный ряд снимков лучших учеников прошлых лет. Давние и недавние выпускники стали известными людьми – офицерами, врачами, учителями, спортсменами, артистами, руководителями предприятий, политическими деятелями. А я пока ничего, кроме хороших оценок, за плечами не имела. Оправдать бы оказанную честь!   
    
            
      Фото для Доски почёта. Мне семнадцать лет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2017/01/15/374


Рецензии
Здравствуйте, Марина.
Всё документально и достоверно. Узнаваемые приметы времени.
Какая же вы любвиобильная, сразу же влюбились с Серёжу. Не ожидал от вас. Я бы предпочёл сначала узнать человека, а уж потом... Тогда и названия звёзд запомнились бы.
Успехов.

Андрей Жунин   13.06.2021 19:22     Заявить о нарушении
Не любвеобильная, а влюбчивая. )) Сама того не ожидала. Но Сережка правда был замечательным! Думаю, таким и остался. Я до сих пор о нем тепло вспоминаю.
Неужто в 17 лет Вы были рассудительным? ))
Спасибо за прочтение и отклики, Андрей!
С добром,

Марина Клименченко   14.06.2021 05:22   Заявить о нарушении
Хорошо, что вы спокойно реагируете на шутку. Одна "писалка" за подобную шутку грозилась мне одеть на голову табуретку.

Андрей Жунин   14.06.2021 11:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 69 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.