Судьба мудрее. Глава 19. Большие неприятности

      Точные науки принесли первокурсникам не меньше неприятностей, чем общественные дисциплины. В медицину шли вовсе не технари, физику и высшую математику некоторые студенты осваивали кое-как. А тех, кто вообще не осваивал, отчисляли по причине злостной неуспеваемости.
      С заковыристыми предметами и я немало помучилась, только проку было всего ничего: без твёрдых базовых знаний интегралы, дифференциалы и мудрёные формулы не постигались. Однако вылетать из полюбившегося ВУЗа совсем не хотелось!
      Благо, нашлась пара умников, что безропотно тащила за собой всю группу. Любезно взяли "на буксир" и старосту. Так наш маленький дружный коллектив обошёлся без потерь. Я неделю ликовала, еле-еле получив зачёт по математике.

      Более серьёзные проблемы с физикой пришлось решать самостоятельно. Ох, и помотала она мои нервы! После второго семестра надо было сдавать сложнейший экзамен, а я не представляла, как к нему подступиться, то есть получить допуск.
      Почти каждое занятие по дурно сложившемуся обычаю заканчивалось отработкой. Суть обсуждаемых вопросов ускользала, с заданиями и тестами я не справлялась, манипуляции со шпаргалками проваливались в зачатке. Долгов накопилось чересчур, преподаватель их хладнокровно множила и множила.
      Эта умная принципиальная женщина в годах была грозой нашего курса. Выглядела она строго, солидно, интеллигентно. Характер имела спокойный, но излишне придирчивый - от всех поголовно студентов требовала глубокого понимания предмета. 

      Взяток учёная дама не брала, привязанности к подопечным не проявляла, хлипкую "троечку" вынуждала зарабатывать. Такой труд оказался мне не по силам. Чтобы не раздражать педагога глупостью, я на семинарах ни слова не молвила. Отвечать у доски отказывалась.
      Пересдачи затянулись на несколько месяцев, ситуация становилась аховой. Я запаниковала. Умение списывать оказалось бесполезным: преподаватель сажала бездарных студентов прямо перед собой. Сумки, книжки, тетради велела убрать, руки - на стол! Давала бумагу и карандаш - всё! Сиди-пиши, потом отвечай.
 
      Физику я ненавидела люто, первый раз разделалась со злополучной темой лишь с третьей попытки. И то потому, что терпение учителя лопнуло. Она устремилась домой, изнемогая от моих неумных измышлений. Похоже, голова заболела. Или сердце. Может, то и другое сразу. Жаль было человека. Повторно такой номер не прошёл бы.
      В поисках собственного спасения я днём и ночью думала, как сменить тактику сдачи зачётов. Есть же лазейка из тупика! Но где же, где? Однажды она нашлась. Вернее, я сама её выдумала, подтвердив известную поговорку про хитрую голь.   

      Дерзкий план основывался на слабом зрении взыскательной наставницы. Она постоянно носила массивные очки с толстыми стёклами, которые часто сползали с короткого узкого носа. Грубая тёмная оправа терпеливо водружалась на место, при этом миловидное лицо приобретало суровый вид и нагоняло страх на студентов.       
      Работы, написанные безобразным почерком, пожилая утомлённая женщина оценивала с натугой. Она долго всматривалась в них, поднося листы бумаги близко к глазам. Предпочитала устные ответы.
      Благополучные ученики спокойно зачитывали черновой текст и слегка его комментировали. При убедительной речи провокационные вопросы не задавались. Пять минут – и свободен! Фантастика! Мои намерения воплотить это чудо в жизнь были наглыми и стойкими.

      Просчитав всё до мелочей, я появлялась на пороге осточертевшего кабинета в позднее время суток, когда усталость преподавателя максимальна, а внимание рассеяно. Присматривала удобное место с неярким освещением, неторопливо убирала со стола лишние вещи, оставляя лишь ручку да карандаш.
      Затем доставала дефицитную белую бумагу, брала сверху ровненький якобы чистый лист, заготовленный накануне. На нём аккуратно, разборчиво, подробно и мелко-мелко уже было начертано содержание изучаемой темы. Я дома тонюсеньким грифелем при легчайшем нажиме вывела всё, что надо. Строчки казались нежной паутинкой, только при хорошем зрении и пристальном рассмотрении обнаруживался связный текст.

      Имея выигрыш от природы, я быстро приноровилась списывать смело, открыто, без ошибок. Спокойно сидя перед преподавателем, усердно обводила буквы, формулы, схемы. Иногда задумчиво бросала взгляд в сторону, хмурила брови или почесывала затылок, придавая значимость мыслительному процессу.
      Роль прилежной ученицы мне нравилась, хотя бы на час невероятное перевоплощение удавалось! Не подозревающая подвоха женщина приветливо улыбалась и гадала, почему же по утрам я в ступоре. Но нестандартному обучению она не противилась, ведь желаемые знания демонстрировались успешно. Ничего, что вечером.
      Как бы то ни было, процесс пошёл, я взбодрилась, сосредоточилась и всё-таки получила своевременный допуск к экзамену. Сдала его с горем пополам, но с первой попытки. В этой ситуации "тройка" значила больше, чем иная "пятёрка" – с физикой покончено, угроза отчисления из института миновала! Грех неблаговидного поступка мою совесть не потревожил.   

      В том невезучем семестре совершенно непредвиденно я получила ещё одну "тройку". По истории КПСС. К экзамену готовилась несколько дней без охоты, однако добросовестно. Билет попался лёгкий. Кое-что я знала, остальное в подробностях выудила из шпаргалок - высокая оценка обеспечена!
      День начинался многообещающе: освободившись от учебного бремени, можно было глотнуть свежего летнего воздуха, разбавленного студенческой беззаботностью. Вот-вот начнутся каникулы! В их преддверии за окнами, омывая пыльные дома и тротуары, робко моросил тёплый дождик, заманчиво шелестели новорождённые ярко-зелёные листочки тополей. Терпкий аромат очаровательно просачивался в душную аудиторию. Покинуть бы её скорее! По глупости я вызвалась отвечать первой.

      Пожилой доцент в ожидании студентов загрустил, насупился, подпёр ладонью щеку и прикрыл глаза. Зевнул раз-другой, а тут я раньше положенного времени подвернулась - есть повод поговорить да тоску развеять.
      Мой блестящий ответ экзаменатор вообще не слушал, дебаты о мировой политике развёл. Я не рискнула обсуждать современную экономику и курс партии, продуктивный диалог не получился. Неуверенное поддакивание едва обеспечило "удовлетворительный" исход никчемной беседы с предложением пересдачи.
      Нашу новую встречу я не представляла и приняла неважную оценку со вздохом, но без обиды. История вслед за физикой пролетела мимо. Главное, право на стипендию сохранилось. По другим предметам все шесть лет обучения в моей зачётной книжке красовались только "хорошо" и "отлично".


      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2018/01/26/924


Рецензии
Добрый день.
Какие у вас строгие преподаватели.
Хорошо, что вы не бронзовый идол, а живая женщина с недостатками. И к мужскому полу можете быть не равнодушны, и дурить училок "могёте". Ну что ж, тем интереснее читать.
Успехов.

Андрей Жунин   16.06.2021 02:34     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Андрей!
Ой, не святая я! ) Спасибо, что читаете и откликаетесь.
С добром,

Марина Клименченко   16.06.2021 05:17   Заявить о нарушении
На это произведение написана 71 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.