Эльза

         Громко звенел смех – дети с утра пораньше выскочили на улицу. Солнце заглянуло ко мне в окно, приглашая присоединиться к веселью. Быстро одеваюсь и к дверям:
         - Бабушка, я гулять!
         - Верочка, а рукавицы?
         Я возвращаюсь. Бабушка успевает ещё положить мне в рот кусочек блинчика. (Ох, эти воздушные ажурные блинчики!)
         Снег блестит, словно прозрачные переливающиеся бабушкины бусы, и звучит, как скрипка: ветерок волнует струны, и они выводят трогательную мелодию, наверное, счастья. Я останавливаюсь, чтобы послушать и запомнить, но друзья обнимают меня, и мы падаем на снег, громко смеясь; а звуки уносятся в снежное небо и там звенят тонко-тонко, как ледяные нити, колеблемые уже иными силами.
         Снег скрипит звонко, не переставая. Мороз, разыгравшись вместе с нами, покусывает щёки; лучик солнца пытается их согреть, но силёнки у него не те, что весной.
         Снежки не лепятся, потому что снег, пушистый и сухой, рассыпается на рукавичках, как сахарная пудра.

         Эльза, наша собака, подпрыгивает, пытаясь лизнуть меня в щёку. И ей это удаётся – рост у шестилетней подружки невелик.
         Распахиваются соседские ворота.
             - Ура! Лошадь Гривка! Дядя Петя! Сани!
             - Ну что, мошкара, хотите с ветерком?
         И вот мы несёмся по накатанной белой дороге. Что-то напевают полозья, скользя и подпрыгивая от радости. Кажется, что и воздух поскрипывает в такт перестуку копыт.
        Солнце щурится и бежит за нами. Я тоже то прикрываю глаза, то открываю – так я играю с солнцем.  Гривка иногда поворачивается к нам, когда мы особенно громко смеёмся. Эльза поддерживает нас громким весёлым лаем.
 
        Мне кажется, что мы летим по воздуху и оказываемся в белом царстве, которое принимает нас и обнимает: белая земля, седые деревья и кусты, сказочные побеленные дома с сахарными крышами, серебристый танцующий воздух, далекое молочное небо. И вот наши сани летят к солнцу – выше! выше! выше!..

        Когда мы вернулись на землю, наши снежные игры продолжились.
Ощущение сказочности происходящего и наполнение сердца ещё непонятными, но очень осязаемыми чувствами не проходило, а спокойно укладывалось во мне, чтобы остаться незабываемым и в минуту смятения и разочарования появляться из глубин и врачевать усталую душу.
 
       Мальчишки предложили устроить каток на месте большой лужи, которая тёмным зеркалом виднелась под снегом. Мы увлеклись этим занятием.
       Эльза бегала по улице, заглядывала в щёлочки соседских заборов, зазывая своих друзей. Но они почему-то не выходили, а что-то спешно объясняли ей на своём собачьем языке.

       Мы не обратила внимания на небольшую машину, медленно двигающуюся по улице.
       Вдруг раздался странный звук, похожий на звон разбитого стекла. Взвизгнула бедная Эльза. Потом замерло всё вокруг. Пространство раскололось, как ледяная корка на луже, и  холодный осколок вонзился мне в сердце.
       Я побежала к Эльзе. Она лежала на боку, жалобно глядя на меня. Слёзы застывали в её глазах, а по чистейшему снегу растекалась дымящаяся алая кровь.
       Выскочили люди из машины. Я поняла, что они хотели забрать мою Эльзу. И я закричала. Всё вокруг задрожало, как в сказках перед волшебным превращением, небо потемнело и низко опустилось, и ледяной звук ужаса прилетел откуда-то.
       Выбежал дедушка, за ним бабушка. Дедушка взял Эльзу на руки, бабушка – меня.

       Не помню, сколько я болела. Несколько дней я не могла есть. Бабушка уговаривала меня выпить хотя бы молока – я не могла: горло будто сжалось в комок. Пила воду, и зубы стучали по стакану. Я всё звала Эльзу и плакала.
       После этого я ещё долго не выходила на улицу, пока не растаял снег. Друзья приходили ко мне, и мы играли во дворе.
 
       До этого момента я никогда не думала о смерти, что естественно для ребенка. Все, кто вокруг меня, всегда были и всегда будут. Это всегда со мной. И вдруг…
       Этот страшный случай заставил меня задуматься только о смерти животных. Люди – они же вечны! А как же иначе?! Это очевидно, это неизменно, как рассвет и закат, как зима и лето, как мои добрые дедушка, бабушка и мама, как все люди и весь мир. Разве это может исчезнуть? А как же бабушкины ласковые руки? А мамины вечерние чтения?
        Вот только Эльзы больше нет… Она приходит ко мне во сне -  умирающая на белом снегу.
 С тех пор я не люблю сочетание красного и белого…

Из романа "Вера"


Рецензии
Трогательная история, ранит, ! Животные, они не люди, они гораздо лучше, любят искренне, от того и жаль, когда уходят...

С уважением.

Алексей Николаев 3   11.01.2019 08:06     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Алексей, за понимание и тонкость восприятия!
С теплом, Мила

Мила Суркова   12.01.2019 11:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.