Герберт Коггинс. Погремушки

   Перевод избранного из книги Герберта Коггинса (Herbert Coggins) “Knick Knacks”, 1906.
   © Перевод. Олег Александрович, 2017
   Иллюстрации Клэра Виктора Двиггинса (Clare V. Dwiggins).
   ***

   Роса не испарилась…

   Грейс:
   — О, мистер Ноукойн, как же вы любезны! Подарить мне такой роскошный букет!! Какие чудесные, какие свежие цветы!.. О, да с них, кажется, утренняя роса даже ещё не испарилась!
   Ноукойн:
   — Д-да, не испарилась… Но ладно… я заплачу вам за них… завтра…
   

   Сувениры

   — Майк, а что это такое хранишь ты тут у себя — в этой коробке? — поинтересовался у одного ирландца — неизменного завсегдатая всех политических митингов — его гость, указав на застеклённый ящичек, в котором лежал кирпич и засушенный цветок на нём.
   — О! А это тот кирпич, что прилетел мне в лоб во время прошлой выборной кампании!
   — А цветок?
   — Цветок этот я уже потом сорвал. С венка на могиле того, кто запустил в меня кирпич этот…
   

   Как насчёт ноктюрна?..

   Чтобы как-то развлечь гостей, пока шли приготовления к обеду, хозяйка дома села за рояль.
   — А как насчёт ноктюрна, господа, пока обед ещё не готов?! — поинтересовалась она у всех, закончив играть сонату Шопена.
   — О, с великим удовольствием! — воскликнул очнувшийся пожилой джентльмен, который дремал в кресле подле нее. — Я, правда, пропустил пару уже рюмок по пути сюда, но, думаю, третья не будет лишней!..
   

   Послушай!..

   Браун, установивший на днях у себя в доме телефонный аппарат, рассказывает в офисе своему приятелю Смиту об удобствах и преимуществах этой технической новинки:
    «Телефон — чудеснейшая вещь! Говоришь с кем-то, кто чёрт знает как далеко, и такой чёткий звук! Вот, скажем, решил я пригласить тебя отужинать у нас сегодня вечером, и прямо отсюда извещу я сейчас об этом миссис Браун. (В трубку): Дорогая, мой коллега Смит придет к нам сегодня на ужин! (Даёт трубку Смиту): Послушай, как чётко ответит!»
   Женский голос из трубки:
    «Скажи этому Смиту, его кто-то ввёл в заблуждение, наболтав, что мы содержим салун!»
   

   Груз

   Один известный джентльмен, который любил иногда подшутить над своими знакомыми, по прибытии в Сан-Франциско отправил в Нью- Йорк своему приятелю срочную — с оплатой получателем — телеграмму: «У меня всё прекрасно».
   Спустя неделю пришла ему от адресата экспресс-посылка с наложенным платежом, за которую пришлось ему раскошелиться на 5 долларов.  Внутри, вскрыв её, обнаружил он увесистый булыжник для мощения дорог и записку: «Это груз, который сбросила с моей души твоя телеграмма».
   

   Высоковато…

   Некий бостонский джентльмен знакомил приехавшего к нему из Англии друга с достопримечательностями своего города.
   — А вот, сэр, то самое место, где пал Уоррен, — объявил он, когда подошли они к величественному монументу-обелиску на Банкер-Хилле.
   — О! — воскликнул англичанин, мало, очевидно, знакомый с американской историей. — И сильно побился?
   — Побился?! — Американец с недоумением посмотрел на своего спутника. — Его застрелили, сэр!
   — О, в самом деле! — оценивал на глаз высоту монумента англичанин. — Высоковато… Так что, пожалуй, ничего и не оставалось, как застрелить…
   ________
   Примечание переводчика: Джозеф Уоррен — один из видных деятелей Американской Революции. Погиб в сражении между английскими и американскими войсками в окрестности Бостона 17 июня 1775 года.
   На фото: монумент, воздвигнутый в 1843 году в память о том сражении.
   

   Задачка

   В бакалейную лавку входит мальчишка с листком бумаги в руке.
   — Здравствуйте, мистер Смит! Так, взвесьте мне, пожалуйста, 7 кило кофе — вон того, по 64 цента!
   — Семь кило?.. Прекрасно! Что-то ещё покупать будешь, Чарли?
   — Да. И 12 кило сахара мне — по 18 центов.
   — Целый мешок вот такой? Пожалуйста!
   — Так, дальше… 4 кило бекона по 40 центов.
   — Вот этот, «Эрроу»? Прекрасно!..
   — Два с половиной кило чая по одному доллару и восемьдесят центов, семь с половиной литров патоки по 4 цента за пинту, две трёхкилограммовые упаковки ветчины — по двадцати одному центу… и пять дюжин банок маринованных грецких орехов — по 24 цента за банку.
   — Хм… Как же ты всё это до дома дотащишь?.. Да и сумма немалая: 29 долларов и 4 цента. Ты как, сразу расплатишься, или матушка велела тебе передать, чтобы я на её счёт деньги записал?
   — Матушка моя вообще тут не при чём — это просто домашняя задачка по арифметике…
   

   Женился бы на вас…

   Перезревшая девица делает выговор мальчику на улице:
   — Сэр, неужели же ты не знаешь, как опасно вот так швыряться камнями на улице! Один едва-едва в меня не попал! А представь: угодил бы он мне в глаз, выбил его, я бы ослепла, — и что бы ты тогда делал?!
   Мальчик (галантно):
   — Как порядочный джентльмен, женился бы, конечно, на вас, мисс…
   

   Она их вполне достойна…

   Браун: «…Она вышла замуж за меня ради моих денег…»
   Джонс: «Ну-у, мне кажется, она их вполне достойна…»
   

   Вынужден…

   Разговор в литературном клубе:
   — А вы, случаем, не собираетесь присутствовать сегодня вечером на лекции Томпсона?
   — Да.
   — Послушайтесь моего совета: не ходите на неё. Томпсон глуп и скучен до невыносимости.
   — Да, но я вынужден идти… Я Томпсон.
   

   Марк Твен на пожаре

   Марк Твен рассказал однажды такую историю о своем героическом поступке на пожаре:
   «Благодаря присутствию духа, парни, хладнокровию, удалось мне спасти однажды человека от верной гибели. Итак, сидел я как-то раз вечером у себя в кабинете и читал что-то — и вдруг заслышал звон пожарного колокола. Тотчас выскочил я на улицу, немедля помчался в сторону зарева — и в считанные минуты был на месте бедствия: возле кирпичного дома, внутри которого с ужасной силой бушевало пламя.
   „Помогите! Помогите мне!“ — кричал с пятого этажа, свесившись через подоконник и дико размахивая руками, какой-то человек. Но все вокруг пребывали в каком-то оцепенении. Лестницы, достаточно длинной, чтобы бедняга мог по ней спуститься, не было. Останься он там на несколько ещё минут — сгорел бы заживо; спрыгни вниз — переломал бы кости.
   И лишь я — с моим хладнокровием и присутствием духа — придумать смог в считанные секунды способ спасти его. Я ринулся к пожарным и крикнул им, что мне нужна длинная верёвка. Верёвку мне дали. Конец ее я подбросил несчастному. Он поймал его. Я велел ему обвязать веревку вокруг пояса, — он обвязал её. Рывком потянул я верёвку вниз — и спустил беднягу на землю».
   

   Назло…

   Финнеган и О'Рурк подрядились почистить колодец.
   О'Рурк (которого при спуске на дно охватила паника):
   — Финнеган! Всё, хватит, стой!.. Поднимай меня — мне наверх надо!
   Финнеган:
   — Для чего… наверх-то?!
   О'Рурк:
— «Для чего», «для чего»!.. Не твоё дело! Тяни наверх — или я верёвку перережу!!…
   

   Колода

   Джентльмен, отправляясь в экипаже с супругой с визитами, велел своему новому лакею сходить в гостиную и взять с каминной полки его визитные карточки: их он ему приказал держать у себя в кармане и оставлять прислуге в тех домах, где услышит ответ, что хозяев нет дома.
   Вечером, по пути домой джентльмен поинтересовался:
   — Карточек у тебя много осталось, Джон?
   — Три, сэр: король пик, шестерка червей и трефовый туз…
   — Что-о?! Колода!!! — возопил на лакея взбешённый хозяин.
   — Да, сэр, вся почти колода разошлась…
   

   Если ей так удобней…

   На званом обеде лакей обходит гостей с зелёным горошком в блюдах на подносе.
    — Зелёный горошек, мэм! — объявляет он одной слабослышащей пожилой леди.
    Нет ответа.
    — Зелёный горошек, мэм!!
    Леди, заметив лакея, приставляет к уху свою слуховую трубу.
    «Ну… если ей так удобней будет… что ж!» — шепчет лакей и высыпает в неё с блюда зелёный горошек.
   

   А вот и второй!..

   Судья — истцу:
   — Так, значит, в носовом платке ответчика вы опознали тот самый платок, который у вас когда-то украли.
   Истец:
   — Да, Ваша Честь.
   Судья:
   — Но таких платков немало; вот (вытягивает из кармана свой носовой платок) — на мой даже посмотрите!..
   Истец:
   — О, а вот и второй! Украли-то ведь у меня пару!..
   

   Деньги!..

   Пьяный субъект громко разглагольствует стоя на улице:
   — Деньги!.. Деньги, только деньги ей нужны!.. Денег, видишь ли, не хватает ей!..
   — Это ты о жене? — интересуется прохожий.
   — О ней!..
   — И на что она деньги-то все твои тратит?
   — Ни на что! Я что — на кретина похож, чтобы деньги ей свои давать?!…
   

   Завтра заменю…

   — Как часто вы меняете снасть на этом подъемнике? — с тревогой спросил учёный-геолог из Истерн-Колледжа работника, обслуживающего подъёмный механизм, когда услышал испугавшие его подозрительные звуки над крышей кабины, в которой поднимался он на поверхность из одной шахты в Монтане.
   — Завтра заменю трос… если доедем… Каждые три месяца вообще-то.
   

   Спасибо…

   Одна дама, собравшись в поездку на пару дней, надёжно заперла дом и прикрепила к двери записку для бакалейщика:
   «Я в отъезде, не оставляйте ничего, пожалуйста!»
   Вернувшись — и подойдя к взломанной двери своего особняка, прочла она на своей карточке такую приписку:
   «Спасибо; ценного ничего почти не оставили».
   

   Щелкунка

   — Бриджит, ты уже переколола те орехи, что я велела тебе приготовить на десерт?
   — Да, все их перещёлкала я, мэм; кроме грецких — им рот нужен покрепче моего, мэм!..
   

   Пятки горячие…

   — О-ох! — вскрикнул ирландец, когда лёжа в траве ухватил рукой жужжащего возле уха шмеля. — До чего ж пятки-то у него горячие!..
   

   Не поскользнусь!..

   Один джентльмен, стиль жизни которого не чужд был эстетству, потратил изрядную сумму денег на декорирование своего жилища.
   — Хм… старина, не лучше ли будет тебе по ковру идти! — ужаснувшись, намекнул он своему потерявшему ногу приятелю, когда тот, войдя в библиотеку, громко застучал деревянным протезом по роскошному паркету из дорогостоящих пород дерева. — Боюсь, поскользнёшься ты…
   — О, не бойся, не поскользнусь! Спасибо, но у меня к деревяшке снизу гвоздь приделан…
   

   О том…

   — Деньги на телеграммы не транжирь, — напутствовал отец своего сына, отправляя его на учёбу в отдалённый город. — Доедешь: если всё в порядке — просто телеграфируй, что да!
   Несколько дней спустя пришла от сына телеграмма: «Да».
   Озадаченный отец, который за делами успел уже позабыть своё напутствие, отправил ему от себя вопрос: «Да — это о чём?»
   «Да — это о том», — последовал ответ.
   

   Похвальные качества

   — Всем, чего удалось мне достичь в этой жизни, — с пафосом заявил однажды достопочтенный Томас Ло, член законодательного собрания, — обязан я только моей жене! Она — и лишь она — сделала меня тем, что я есть!..
   — Послушай меня, — с раздражением прервал его старый приятель, — тебе нет вовсе нужды рассказывать нам об этой достойнейшей даме; её и так прекрасно все знают! Хватило бы просто упомянуть о своих таких похвальных качествах, как несговорчивость, настойчивость и упрямство!..
   

   Насколько старая…

   — Вилли, — просит леди своего малолетнего сына, — сходи через улицу, узнай, насколько старая миссис Браун на сегодняшний день лучше чувствовать стала себя.
   Вилли стучит в дверь миссис Браун и входит в дом.
   — Здравствуйте! Мама попросила меня узнать, насколько вы, старая миссис Браун, на сегодняшний день…
   — Что?!! Передай своей маме, знать ей, насколько старая я — хоть на сегодняшний день, хоть на завтрашний, — нет ей никакой надобности! И впредь не суёт пусть своего носа в чужие дела!..
   

   На уроке биологии

   — А какое, ответьте мне, животное способно обходиться самым малым количеством пищи?
   — Моль! Дырками лишь одними питается!..
   

   Ужасно стыдно!..

   — Фредди, да что ж это такое?! Тётушка пожаловалась мне сейчас, что ты назвал её дурой! — отчитывает мамаша своего бойкого пятилетнего сыночка. — А ну-ка — немедля ступай в её комнату и скажи ей, что тебе очень стыдно!..
   Фредди тотчас же приоткрывает дверь в комнату тётушки и кричит в неё:
   — Тётушка, мне ужасно стыдно за тебя — такую дуру!..
   

   Прекрасная печь!..

   Спустя месяц после установки в доме газовой печи, мистеру Пеку пришёл счёт с астрономической суммой денег за газ.  Когда попытка оспорить его в газовой компании обернулась ничем, Пек решил обратиться за разъяснениями к кухарке Бриджит и задал ей в начале разговора такой вопрос:
   — Ну и как тебе наша новая печь, Бриджит?
   — Ах, прекрасная, прекрасная печь, мистер Пек! И разжигать-то ведь каждый день не надо её; сразу, как поставили, разожгла я её — и всё!..
   

   Удобно

   Два ирландца обсуждают кремацию.
    — Так ты думаешь, значит, дело это хорошее?
   — Конечно, хорошее! И удобно как! Останется горсть пепла от тебя — так ты упакуй её в жестяную коробочку, да и носи с собой в кармане!..
   

   Под маркой…

   Во время англо-бурской войны все письма, что отправляли домой из Южной Африки британские военнослужащие, проходили через руки военной цензуры.
    Один рядовой Йоркширского Полка, после того как цензор почти целиком замазал чернилами содержимое пяти его писем, в шестом сделал в конце его приписку:
    «P. S. Под маркой»
   В цензурном отделе дежурный офицер вскрыл, как обычно, это письмо, прочёл его — и постскриптум; и затем довольно длительное время обрабатывал паром из чайника конверт — чтобы аккуратно отклеить марку и прочесть под ней:
    «Долго трудился?»
   

   Будет чудом…

   Хорошенькая учительница в воскресной школе:
    — А теперь дети, скажите мне, что нам должно называть словом «чудо»?
    Дети переглядывались и, очевидно, не зная, как отвечать, молчали.
    — Но неужели никто не может дать ответа? — обратился к классу присутствующий на уроке пастор — недавно назначенный в местный приход.
    Одна девочка вдруг взметнула вверх руку и неистово ею затрясла.
    — Прекрасно, Нелли! — улыбнулась ей учительница. — Слушаем тебя!
   — Я такое вот слышала, мисс: мама говорила на днях, будет чудом, если не получится у вас окрутить нашего нового пастора!..
   

   Под ковриком…

   Вернувшись домой вечером, некий джентльмен обнаружил входную дверь запертой. На звонки и стук никто не отозвался. После длительных и тщетных попыток проникнуть в своё жилище через какое-либо из окон на первом этаже, хозяин вскарабкался на крышу и, обнаружив в конце концов на втором этаже окно, не запертое, к его счастью, на шпингалеты, открыл его и влез в дом.
   В гостиной лежала на столике записка от его супруги:
   «Вернусь утром. Ключ найдёшь под ковриком у входной двери».
   

   Его служебная обязанность

   Шеф — новичку в офисе:
   — Вам бухгалтер уже сказал, что вам сегодня надлежит сделать?
   — Да, сэр! Разбудить его, как только вас замечу…
   

   Своими глазами видела…

   Джесси:
   — Ты уже слышала о безобразнейшем дебоше, который Том, напившись, учинил на своей свадьбе?
   Нелли:
   — Конечно! Я ведь была в числе гостей — и своими глазами видела ту мымру…
   

   Не Марс…

   Хозяин телескопа:
   — Леди и джентльмены, подходите! подходите все сюда! Полюбуйтесь планетой Марс!.. Десять центов, мэм!
   Леди:
   — О, чудо! Какой он круглый!.. и гладкий!
   Хозяин:
   — Не будет ли лысый джентльмен любезен отойти чуток в сторону — чтобы не заслонять объектив моего инструмента!..
   

   От червячка

   — Ну как, Чарли, нравится тебе это мое новое платье? — спрашивает довольная дама своего маленького сынишку.
   — Да, мама, очень красивое!
   — И, знаешь, Чарли, ты не поверишь, но ткань эта — а она шёлковая — это ведь подарок ничтожного невзрачного червячка…
   — Это ты про папу, мама?..
   

   Предугадать было сложно…

   Вопрос к свидетелю на судебном слушании:
   — Мистер Кэссиди, хотелось бы знать, отчего вы не предприняли никакой попытки оказать помощь жертве нападения, а лишь наблюдали, стоя рядом, эту драку?
   Кэссиди:
   — Отчего? Да неужели я мог тогда, господин адвокат, понять, кто там из них станет жертвой!..
   

   Извинительная причина

   Некая дама в Вашингтоне пригласила однажды атташе одного иностранного дипломатического представительства отобедать у неё. Приглашение было принято, но утром назначенного дня камердинер атташе явился к ней в дом с запиской:
   «Уважаемая миссис Свифт! Мистер Бланк весьма сожалеет, что не сможет — по причине вчерашней скоропостижной кончины — присутствовать сегодня на Вашем обеде».
   

   Для надёжности…

   Зубной врач, осмотрев полость рта своего пациента — пожилого фермера-шотландца, — перед операцией удаления больного зуба порекомендовал ему обезболивание кратковременным наркозом. Он показал ему свой аппарат для подачи усыпляющего газа и пояснил, что уснет он только на минуту, а когда проснется — беспокоящего зуба во рту у него уже не будет; и обойдётся ему это всего лишь в лишний шиллинг.
   Подумав, пациент ответил согласием и тут же вытащил из кармана свой кошелёк.
   — О, спешить не стоит, после расплатитесь! — сказал ему любезный врач.
   — Что?! Я не спешу!.. Но перед тем как усну, пересчитаю-ка я своё серебро…
   

   Выдай ему, что положено…

   Одного известного литератора, который летом отправился в путешествие по Западу, ночь как-то раз застала в неком крохотном городке в штате Небраска. На ночлег остановился он в местной гостинице, а утром, пробудившись, объявил хозяину, что желает принять ванну.
    — Эй, Джим! — крикнул хозяин кому-то на кухне. — Джентльмен ванну хочет принять, выдай ему, что положено!
    Спустя минуту из кухни вышел Джим — с куском мыла, полотенцем и киркомотыгой — и подал их постояльцу.
    — Кирка… зачем? — спросил путешественник.
   — Кирка? Ручей запрудить, ванну у нас давненько уже не принимал никто…
   

   И так полно…

   — Бриджит, но неужели никто за все эти дни не оставил тебе своей визитной карточки? Из тех, кто меня спрашивал, — с недоумением интересуется вернувшаяся домой из поездки хозяйка дома у своей новой горничной.
   — Они хотели, мадам, оставить. Так я сказала им всем, что у вас их и так полно — и на лучшей бумаге!..
   

   Капитан Уайт и его компания

   «Миссис Браун рада будет видеть капитана Уайта в компании на нашем обеде в среду вечером», — такую записку отправила некая леди одному офицеру, приятелю своего супруга.
    «Капитан Уайт в полной компании, исключая тех лишь сослуживцев, кого пригласили в другие дома, пожалует к Вам на обед с огромным удовольствием!» — последовал немедленный ответ.
   

   По скользким тропам…

   — «Грешники шествуют по скользким тропам!» — заметил в шутку один пастор, когда его спутница, поскользнувшись, села вдруг махом на обледеневший тротуар.
   — Вижу! — бросила ему девица, взглянув вверх. — И не падают!..
   

   Для чтения вслух…

   Джордж Эйд на заре своей карьеры вошёл как-то раз в редакцию чикагской «Санди» с рукописью в руке.
    — Вот, принёс вам я эту рукопись… — начал он.
    — В эту корзину, пожалуйста! — прервал его редактор, указав на мусорную корзину. — Чтоб самому мне на это не отвлекаться, я очень занят.
    Визитёр с готовностью выполнил его просьбу и продолжил:
    — Это рукопись вашей комедии «Блудный сын». Её передал мне директор театра — с просьбой вернуть вам с огромными благодарностями. Похоронное бюро, в том он не сомневается, даст вам за неё очень приличные деньги — для чтения вслух на погребениях.
    Мистер Эйд любезно улыбнулся и вышел из комнаты.
   

   Что это значит!..

   Дама на железнодорожной станции:
    — Мне билет до Лондона, будьте любезны!
    — Вам в одиночном купе, так?
   — Что это значит — «так»?!! Вот это уж совершенно не ваше дело; будь у меня хоть капля желания заполучить в мужья себе какого-нибудь ничтожного тщедушного субъекта — вроде вас, — сделать смогла б это уже дюжину раз! И ездить в двухместном. В одиночном мне!..
   

   Неловко было бы…

   Леди — кухарке:
   — Делия, повторю тебе ещё раз: у меня никакого нет желания, чтобы так и продолжала ты развлекать здесь у нас в кухне того своего полисмена!..
   Делия:
   — Но в гостиной, мэм, как ни загляну, всё мисс Эдит сидит; и мистеру О'Флинну, кажется мне, неловко было бы в одной комнате с незнакомой девицей!..
   

   Поучите!..

   — Эй, малец! — окликает благообразный пожилой джентльмен мальчика на улице. — Да кто ж это таскает вот так за хвост котов, как ты несчастного этого!..
   — По-другому умеете, сэр? Покажите же мне, пожалуйста!..
   

   Кто сорвал помолвку

   — А отчего же сорвалась их помолвка?
   — Маленький братишка невесты сорвал. Едва только обряд начался, он вскочил на ноги и завопил: «Ура, Фанни!! Вот ты его наконец и захомутала!»
   

   Не за плату…

   — Молодой человек, — обращается пастор к мальчишке на улице, который пытается приладить консервную банку к хвосту пса, — а тебе известно, какова плата за грехи?
   — А я что, грех сейчас делаю?
   — Конечно!
   — Ладно уж… Кому хочется, пусть так посмотрят! Об оплате всё равно не думал даже, побаловаться просто захотел!..
   

   Как пройти на Бойлстон-стрит…

   Приезжий — семилетнему бостонцу:
    — Эй, кореш, а скажи-ка мне, как тут я смогу пройти на Бойлстон-стрит?!
   — Несмотря на то, что манера вашего обращения, сэр, отдаёт неуместной, если не сказать беспардонной фамильярностью, я, так и быть, предоставлю вам испрашиваемые вами сведения. Вам необходимо, при всём том что вас, возможно, огорчит, что путь неблизок, дойти по этой улице до импозантного здания, отстроенного в смешанном ренессансном и ранневенецианском стиле. Улица, о которой делаете вы запрос, тотчас за ним.
   

   Именно, что кажется!..

   В пансионате.
   — Полотенце вот это, что вы дали, нечистое, мне кажется…
   — Именно, что кажется! Шестьдесят постояльцев утром сегодня им вытирались — никому оно нечистым не показалось!..
   

   Если задымлю…

   Пожилой ирландец сидит на скамейке возле дома и отчаянно пытается раскурить свою трубку, поднося к ней спичку за спичкой.
   — Иди ужинать! — кричит ему жена из дома, отворив дверь. — И что ты там куришь такое — что раскурить толком не можешь?!
   — Погоди минуту — приду, скоро приду!.. Майк сказал мне, что если задымлю я стекло… то смогу увидеть солнечное затмение… И не знаю… или дураком меня Майк захотел выставить… или я не того, какого надо, стекла натолок!..
   

   Угли на голову

   — Чем ни кормлю я его, чем ни пою я его, как ни ухаживаю за ним, — жалуется чернокожая прихожанка пастору на своего никчемного и вздорного муженька, — ничего, ну совсем ничего хорошего от него не вижу я!..
   — Что ж, терпи сестра; настанет всё же, думаю я, день, когда получит он, наконец, от тебя горящие угли себе на голову…
   — Так я его кипятком уже несколько раз ошпаривала — и никакого, никакого толка!..
   _________
   ПРИМЕЧАНИЕ. Пастор подразумевает библейское изречение «Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою: ибо, [делая сие], ты собираешь горящие угли на голову его…»
   

   Никакого вреда…

   Леди — фермеру:
   — О, добрый человек, мне кажется, что держите вы своих свиней чересчур уж близко к своему жилищу!
   Фермер:
— Мне и доктор то же самое говорил, мэм. Однако, мне кажется, никакого им вреда от того нет; за много лет ни одна ещё свинья в хлеву у меня не скончалась — до того как под нож пойти…
   

   Для правильного жертвования

   Дугалл, фабрикант, показывает приятелю образец изделия, которое намеревается запустить в производство:
   — Вот, наконец-то! Эта штука, я не сомневаюсь, станет хитом продаж! Пасторы рвать её будут с руками, раскупать как горячие пирожки!
   — А что это такое?
— Это ящик для сбора церковных пожертвований. Оригинальнейшей конструкции! Монеты, брошенные вот сюда — в щель, — попадают в сортировальное устройство, и оттуда уже полтинники, четвертаки и десятки падают на бархатную подстилку, а всё что мельче — на чашу китайского гонга…
   

   Воспитанные люди

   Два ирландца на улице:
   — Ты почему не снял шляпу, Муллиган, когда заметил меня? Воспитанные люди всегда шляпы снимают, когда встречаются друг с другом!
   — Предположим, мне наплевать, Флинн, — и что?!
   — Что?! Сниму-ка я тогда, наверно, с тебя пальто!..
   

   Своими задними ногами…

   Субботняя служба в церкви. Старик-фермер — большой ценитель и почитатель церковного пения — затаив дыхание слушает церковный хор, исполняющий гимн; супругу же его, сидящую у открытого окна, более занимает громкий стрекот сверчков в близкой окрестности.
   — Чудесно, божественно просто поют — согласись Миранди! — шепчет ей на ухо муж.
   — Да. И подумать только: ведь выделывают они такое своими задними ногами!..
   

   Дальновидность

   Хозяйка — служанке-ирландке:
   — Бриджит, я смотрю, ты изнутри лишь только окна помыла! Почему же снаружи не тронула даже — всю грязь оставила?
   — А чтобы улицу видели мы, мэм, — а с улицы чтобы никто к нам сюда не мог заглядывать!..
   

   То же самое слышал…

   Беседуют два ирландца.
   Майк:
   — Тебе сколько уже лет, Пат?
   Пат:
   — Тридцать семь будет через месяц.
   Майк:
   — Как так? Нет, ты старше должен быть. Когда ты родился?
   Пат:
   — В 1861-ом.
   Майк:
   — Ну вот — запутался ты в своих годах! Десяток аж лет назад, помню, — то же самое я слышал от тебя!..
   

   Их квартира

   Некие дамы, навестившие однажды тюрьму с благотворительно-воспитательной миссией, вошли в сопровождении тюремщика в комнату, где три женщины сидели за шитьём.
   — О, до чего же они злобные и порочные на вид — эти создания! — прошептала тюремщику одна из благотворительниц. — Почему они здесь?
   — Потому что здесь их квартира. Это наша гостиная, и создания эти — моя жена и мои дочери.
   

   Денёк успешный…

   Один известный орнитолог, выходя после обеда из ресторана, прихватил по рассеянности чужой зонт — очень похожий на его собственный, который несколько дней назад он сдал в ремонт. Его тотчас нагнала возмущённая до глубины души дама — хозяйка зонта — и сурово потребовала вернуть ей её имущество, — что учёный тотчас и сделал с извинениями.
   Возвращаясь вечером домой, он зашёл в мастерскую и забрал оттуда три зонта: свой и его домашних. Войдя в трамвай, он сел на свободное место — и увидел напротив себя ту самую даму, чей зонт вынес он в полдень из ресторана.
   — Денёк-то у вас, я вижу, всё же успешный сегодня, сэр! — тихо заметила она ему, указав глазами на три зонта у него на коленях.
   

   Облегчил

   У одного ирландца, который, приехав в Шотландию на заработки, сумел получить себе место старшего лакея, в Дублине остался младший брат. Жил он в чрезвычайной бедности, и потому старший брат, после того как смог скопить достаточно денег для покупки себе новой одежды, решил отправить ему посылкой свой старый костюм. В посылочный ящик к костюму приложил он записку:
   «Дорогой братец Майк! Посылаю тебе этот старый мой костюм. Только пуговицы все с сюртука и жилета я срезал; потому что деньги с меня возьмут за вес этой посылки, а пуговицы тяжёлые.
   Твой брат Партик Мэлони.
   P.S. Все пуговицы найдёшь в карманах брюк, и пришьёшь».
   

   Прыткая белка

   Ирландец, увидевши впервые в жизни электровентилятор, подходит поближе, минуту-две заинтриговано наблюдает его работу — и чешет затылок.
   — Чёрт!.. по мне, так лучше сдохнуть, чем белкой в этакой штуковине работать…
   

   Нисколько!..

   Доктор Эбернти, знаменитый шотландский хирург, отличался крайним немногословием; более того, он всегда раздражался, когда пациенты принимались излишне обстоятельно рассказывать ему о своих недугах.
    Как-то раз на приём пришла к нему женщина с распухшей и покрасневшей рукой.
    — Ожог? — спросил он её.
    — Ссадина, — ответила пациентка.
    — Припарки, — назначил лечение доктор.
    День спустя диалог между ними получился таким:
    — Лучше?
    — Нет.
    — Припарки.
    В третий раз женщина пришла к нему на приём спустя два дня.
    — Лучше?
    — Да. С меня сколько?
   — Нисколько. Поскольку вы самая толковая пациентка из всех, когда-либо переступавших порог моего кабинета!..


Рецензии