Слово о полку... Рек Боян и ходы на...

М.А.Рушева

«Слово о полку Игореве…»: «Рек Боян и ходы на...»


В древнерусском литературном произведении XII в. «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» (СПИ) имеется немало отрывков текста, вызывающих значительные разночтения в толкованиях смысла слов и самого текста. Ниже приводится цитата по переводу «Слово о полку Игореве, Игоря сына Святославля, внука Ольгова» //Слово о полку Игореве (ред. И.П.Еремина, вступительная статья Д.С.Лихачева). Л.: Худлит., 1976), где древнерусский текст дан по изданию 1800 г. с редакторскими правками орфографии касаемо устаревших букв и пунктуации, с примечаниями и разбивкой текста на абзацы. Некоторые разночтения с изданием 1800 г. указаны в примечаниях. Автором настоящей статьи произведена нумерация абзацев (1 – 43), разночтения перенесены в скобки. Темой настоящей статьи является толкование смысла  текста из финальной части произведения: 

   
42:1. Рек Боян и ходы на Святославля песнотворца (пестворца) старого времени Ярославля Ольгова Коганя хоти: «Тяжко ти головы кроме плечю, зло ти телу кроме головы».


Дошедший до нашего времени древнерусский текст «Слова о полку Игореве…» был издан в 1800 г. по  списку XVI в., сгоревшим вместе с собранием рукописей графа А.И.Мусина-Пушкина в московском пожаре 1812 г. Граф при издании разобрал список, разделив его на слова и предложения с введением заглавных букв. Изначальная слитность текста породила в рассматриваемом предложении сомнения в в правильном разделении на слова. Выделяется два основных варианта написания начального фрагмента первого предложения абзаца 42 (см. статьи Л.В. Соколовой «ходы на» и «Ходына» в: Энциклопедия "Слова о полку Игореве". СПб: ИРЛ РАН (Пушкинский дом), 1995).  В первом из вариантов, предложенном в первоиздании, три слова после имени Бояна давались раздельно: «Рек Боян и ходы на Святославля песнотворца…», во втором варианте два последних слова объединялись, образуя слово "ходына" или имя (прозвище) «Ходына», имевшее некие аналоги в славянской топографии и принадлежавшее, возможно, второму песнопевцу: «Рек Боян и Ходына Святославля песнотворца …». Второй песнопевец назывался современником и вероятным сопевцем Бояна, песнотворцом или даже самим автором «Слова…».


Второй из двух вариантов, подразумевающий слитное написание слов в виде «ходына» или «Ходына» в данном тексте не рассматривается, внимание уделено первому варианту «ходы на», принадлежащему тексту 1800 г., обработанному А.И. Мусиным-Пушкиным и его командой. При раздельном варианте написания "ходы на" в предложении «Рек Боян и ходы на Святославля песнотворца…» указанное сочетание слов переводилось исследователями, в дальнейшем, по-разному: сочетанием «поход на» (В. В. Капнист, В. А. Жуковский, М. Д. Деларю, К. Д. Бальмонт, С. В. Шервинский, С. В. Ботвинник и др.); словами «исход», «конец» или «исходьнь», «исходьны», указывающими на финальную часть произведения (Д.Н. Дубенский, Вс.Ф. Миллер, М.В.Щепкина, П.Г. Бутков).


Имелись переводы с более существенной по смыслу заменой слов текста, к примеру, «надъхну на», где речь шла о вдохновении: «Сказав, Боян вдохновил нас обоих, Святославовых песнетворцев» (Л.А.Булаховский), или же «година», «шкода» в различных версиях П.Г. Буткова. Литературовед И.П.Ерёмин в своём личном переводе на современный язык предпочёл опустить часть текста «…и ходы на Святославля …», в результате его версия перевода представлена как: «Сказал Боян, песнетворец старого времени…» (личный перевод И.П.Ерёмина, отличающийся от слегка подредактированного им перевода 1800г., также содержится в книге "Слово о походе Игоревом, Игоря сына Святославова, внука Олегова // Слово о полку Игореве (ред. И.П.Еремина, вступительная статья Д.С.Лихачева). Л.: Худлит., 1976).


***


В первом московском издании 1800 г. текст «Слово о полку Игореве…» был назван «ироической песнью о походе на половцев удельного князя новгород-северского Игоря Святославовича», что дало толчок исследованиям текста XII в. как музыкально-певческого произведения. В связи с этим представляется, что перевод словосочетания «Рек Боян и ходы на Святославля песнотворца…» может учитывать слово «ход» в значении «музыкальный ход».


Среди музыкальных терминов имеется понятие «кода», означающее завершающую часть музыкального произведения или его самостоятельной части, которая обобщает предшествующее музыкальное развитие. Размеры коды колеблются от нескольких аккордов до широко развитых построений. Содержание коды может явиться «послесловием», выводом, развязкой и обобщением тем, присутствовавших в экспозиции, то есть, имевшихся в начальной части произведения и подвергшихся затем разработке и обновлению в основном массиве текста. Разработка предполагает вычленение из материала отдельных элементов, подвергавшихся преобразованию.


В словаре В.И. Даля кода определяется как «ж. итал. [coda], музык. хвост, хобот: придаточное повторение общего смысла музыкального сочинения». В латыни слово хвост «cauda» связано с многозначным cado «падать, утихать, ослабевать, выходить из употребления и др.», что является этимологической базой  понятия каданса (каденция), типового гармонического оборота в тональной музыке, завершающего построение любого уровня (фразу, период, раздел формы, всю композицию). В старинной модальной музыке XI – XVI в.в. гармонический и/или мелодический оборот назывался каденцией или клаузулой. По определению в словаре В.И. Даля каданс – это «размер, мера во времени, равновесие в движениях, относительно времени. Наблюдай каданс в пляске, блюди меру, такт. Он переваливается по кадансу, мерно. В стихе этом кадансу нет, стопы не верны. // Нотный знак [рисунок знака], требующий выдержки».


В качестве примера музыкального хода  можно привести «ход  от IV к I ступени, или от трезвучия фа – ля – до к трезвучию до – ми – соль в до мажоре», характеризующий в музыке плагиальный каданс. В средневековом церковном пении плагиальным (производным) называли лад, находящийся на кварту ниже соответстующего аутентического лада и имеющий с ним основной тон. Плагиальный или плагальный лад был добавлен римским папой Григорием I Великим, названным Григорием Двоесловом (540 г. – 604 г.). Весьма известен в музыке Золотой ход валторн, представленный последовательностью из трёх гармонических интервалов:  малой или большой сексты, чистой квинты и малой или большой терции (имеются вариации в миноре и мажоре). Этот ход наиболее обычен для валторн, берущих происхождение от охотничьего рога и издающих звук, сходный с охотничьим призывом, но он применим не только для духовых инструментов, но и для клавишных и струнных. Музыкальные ходы используются как  для создания образа охотничьего призыва, так и для иных образов.*


Таким образом, средневековое выражение «речь ходы на имярека (имяреков)», могло означать изречение в финале музыкально-певческой композиции неких выводов по поводу имярека (имяреков) и тем, связанных с ним. Эти темы должны были быть заранее обозначены в зачине (экспозиции) и разобраны затем в основной части текста перед кодами. Указанное выражение "ходы на", возможно, по сути, соответствовало современному сленговому значению слова «наезд (наезд на)», означающему «предъявление претензий, придирки к кому-то либо, нападки на кого-л., стычка с кем-л.» (Молодёжный сленг. Толковый словарь. М.: Астрель АСТ, 2007). Примером служит также известный фразеологизм «Хочю на вы ити», принадлежащий киевскому князю Святославу Игоревичу, правившему в 945г. -- 972г.  (А.Н.Сахаров. Дипломатия Святослава. М.: Международные отношения.1991), но рассматриваемые в тексте произведения XII в. «ходы на» выполнены, как представляется, по правилам музыкально-певческого творчества и с учётом кодов, кадансов и ходов своего времени. 


***


Итак, первый из вариантов разделения слов, принадлежащий изданию 1800 г., где три слова после имени Бояна давались раздельно: «Рек Боян и ходы на Святославля песнотворца (пестворца)…», оказывается вполне понятным, если слово «ходы» принять как некие средневековые музыкальные и певческие ходы (коды, кадансы).  В зачине автор «Слова о полку Игореве…» привёл рассуждения о методах предшественника,песнопевца Бояна, и своё намерение «начати же ся той песни по былинам сего времени». Речь шла о демонстрации определённого творческого противостояния при создании песни по поводу похода на половцев удельного князя новгород-северского Игоря Святославича. В «Слове о полку Игореве…», по мнению Д.С.Лихачева, имеются признаки амебейной композиции текста, что подразумевает присутствие двух исполнителей -- "архаиста", сторонника Бояна, и рассказчика, сторонника петь "по былинам сего времени" (Д.С.Лихачёв. Предположение о диалогическом строении «Слова о полку Игореве»// Избранные работы в трёх томах. Л.: Изд. «Худож. Лит.».1987. Том 3 (под ред. Т. Мельниковой).

Темы зачина далее разбираются в основной части текста произведения (в данной работе эта стадия разборки опущена, но определенные сведения имеются в работах Д.С.Лихачёва и других исследователей). В финальной части приводятся сведения о манере Бояна делать «ходы на Святославля песнотворца старого времени…», певших, очевидно, в паре на основе амeбейной композиции песни о старых временах Ярослава Мудрого и бывших любимцами Ольгова Коганя (видимо, речь об Ольговом отце Святославе Ярославовиче, последнем кагане на киевском троне). Сообразно манере Бояна «речь ходы на» своих собратьев-песнетворцев, Автор «Слова о полку Игореве…» также «рёк ходы на» своего предшественника -- вещего Бояна, который, вероятно, пел без напарника, как и исполнитель "ироической песни" о походе Игоря Святославовича, представая последовательно в двух ролях -- "архаиста" и "сторонника петь по былинам сего времени". Далее по тексту финала следуют пословица Бояна и всяческие славы вернувшемуся Игорю, князьям и дружинам, защитникам Руси. В связи с тем, что на роль создателя СПИ выдвигается немалое число лиц обоего пола, в данной работе он остаётся безымянным Автором, но пишется с большой буквы. 


2018

* -- Статья «Золотой ход валторн?» http://music-education.ru/chto-takoe-zolotoj-hod-valtorn/

 


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.