3 курс. Редактирование

Оригинальный текст из издательского «самотёка»

ЦЕНА СЛОВА

Я до сих пор удивляюсь - как я остался жив…
Городок, где прошла моя юность, можно было пройти от края за двадцать минут, но только теоретически. Весь город пересекали невидимые границы - беда всех провинциальных городков. У нас был свой «Пентагон», «Шанхай», «Берлин», «Станция» и «ДК». В городе шла невидимая война: мелькали ножи, звенели цепи, были даже повешенные…
«Пентагон» гонял «Шанхай», «Берлин» сражался со «Станцией», «ДК» громил всех.
История, случившаяся со мной, могла бы показаться банальной… В шестнадцать лет я, как положено, влюбился, с этого все и началось. Оля, с которой я «ходил», была девушкой видной, до меня встречалась сразу с четверыми. Первый месяц я только и делал, что разбирался с ними. С тремя вопрос был решен, четвертый ждал случая.
А со случаями в городе проблем не было. Каждую субботу все собирались на танцах. На несколько часов воцарялось относительное перемирие, после чего все шло своим чередом.
Дом культуры, где играл первый в городе ансамбль «Синие струны», искал новые формы работы. Что отвлечь молодежь от драк и разборок, дирекция решила устраивать показ кинофильмов, что пришлось всем по душе.
Перерыв между танцами и фильмов был минут пять. Оставив Олю в фойэ, я вышел с друзьями покурить, а когда вернулся, ее уже не было. Фильм уже начался, я сел где-то с краю. Поерзав минут двадцать, я на конец разглядел ее: она сидела в самой середине с каким-то парнем, она что-то говорила ему. Дождавшись конца фильма, я подошел к их ряду. Заметив меня, она рванулась и осеклась. Он крепко держал ее за руку. Блузка ее была расстегнута на две пуговицы…
Меня он вычислил сразу. Я никак не ожидал что он ударит первым. Отлетев к снегу, я потерял равновесие и упал. Вскочив, я рванулся к  нему, но на руках у меня повисли друзья. Почему они сдержали меня, я понял лишь увидев двух милиционеров. Парень нырнул в толпу. От обиды и жалости я заорал вслед, что убью его, и все остальное, что кричат в подобных ситуациях…
Оля успокаивала меня, друзья обещали его «отловить», милиция, выяснив, что я потерпевший, удалилась…
Утром его нашли мертвым. Он был зверски забит ногами.
Ничего не зная, я ушел с друзьями в лощину за орешником для удилищ. Нас встретили на обратном пути. Они пришли убивать меня. Их было семеро, нас только пять. Спасла экипировка: у нас было два туристских топора, ножи… Они никак не ожидали, такой встречи, пришлось все-таки говорить. Они сказали, что им нужен один я, а остальных они отпускают. Страшно было все, но никто не ушел.
Сейчас я уже не могу точно вспомнить, что именно я им говорил. Мне все-таки удалось убедить их, что вышла ошибка, что я никуда не денусь, и разве может человек сразу после убийства отправиться за удочками…
Последнее видимо подействовало, а может быть моя тирада была единственной для них возможностью уйти с честью: жить-то хотелось всем…
Ребята охраняли меня целую неделю. На мое счастье милиция действовала быстро. Убийц нашли, но это уже другая история, и мне не хотелось бы утомлять читателя мрачными картинами жестокости, которые все-таки имеют место в нашей жизни…
А я остался жив и навсегда запомнил, чего иной раз может стоить слово, пусть сказанное сгоряча, в запале, но все-таки сказанное…

Редзаключение
по рассказу «Цена слова»

Предложенное произведение нельзя назвать в полном смысле рассказом. Это скорее отрывок из воспоминаний. К сожалению, ничего нового в этом отрывке читатель не почерпнет. Тема бессмысленной жестокости давно известна в литературе, случайно порожденные трагические обстоятельства развиты на высоком уровне у детективных авторов. «Спасти» данное произведение могла бы лишь высококачественная форма исполнения, но о таковой не приходится говорить. Стиль рукописи ниже всякой критики. Сюжет и композиция прямолинейны и не интригуют читателя. Язык убог, изобилует газетными штампами, название чересчур назидательно. Много литературщины, говорящей о неразвитом вкусе автора. Вероятно, изложенные события имели серьезное значение в жизни, но языковая культура автора - о чем говорят и ошибки - не позволила превратить собственные переживания в факт литературы.
Возможно, отрывок прозвучал бы в составе большого произведения как некий мемуар малокультурного героя, намеренного выведенного именно таковым. Самостоятельной же литературной ценности они не представляет и я не вижу возможности доведения «Цены слова» до минимально приемлемого уровня.

Виктор Улин,
старший редактор
редакции худ. литературы
издательства «Мышиный писк».


Отредактированный вариант текста

ОШИБКА

Я до сих пор удивляюсь, как остался жив…
Городок моей юности можно было пройти от края минут за двадцать, но  - только теоретически. Вас остановили бы невидимые границы, беда всех провинциальных городков. Каждый район назывался по-своему: «Пентагон», «Шанхай», «Берлин», «Станция», «ДК». В городе шла настоящая война: сверкали ножи, звенели цепи, случались даже повешенные.
«Пентагон» гонял «Шанхай», «Берлин» сражался со «Станцией», «ДК» громил всех.
Моя история могла бы показаться банальной. В шестнадцать лет я, как положено, влюбился. С этого все и началось. Оля, с которой я «ходил», была девушкой видной, до меня встречалась сразу с четырьмя. Первый месяц я только и делал, что с ними разбирался. С тремя вопрос был решен, для четвертого осталось найти случай.
А недостатка в случаях не было. Каждую субботу все собирались на танцах и на несколько часов в городе воцарялось зыбкое перемирие, потом все начиналось заново. Чего только не придумывала дирекция дома культуры, чтобы отвлечь нас от драк! Последней выдумкой стало кино, которое крутили между танцами.
Перерыв перед фильмом был минут пять. Оставив Олю в фойе, я вышел покурить с друзьями, а когда вернулся, ее уже не было. Фильм начался, я сел с краю, чтобы видеть весь зал. Минут через пять я ее разглядел: она, как ни в чем не бывало, сидела в самой середине с каким-то парнем и мирно с ним беседовала.  Едва вспыхнул свет, я был у их ряда. Заметив меня, она рванулась - но он крепко держал ее за руку. На ее блузке две пуговицы были расстегнуты.
Он вычислил меня сразу. И ударил первым. Я не ожидал этого, потерял равновесие и упал. Вскочив, я бросился к  нему, но на мне повисли друзья. Я обернулся, задыхаясь от злобы, и понял все: к нам шли два мента. Парень нырнул в толпу. С досады, что не удалось разбить ему морду, я заорал вслед, что убью его, из-под земли достану гада, и все такое прочее, что кричат в подобных ситуациях…
Оля снова была со мной, говорила, что любит меня одного, друзья обещали его «отловить». Милиция удалилась, выяснив, что я потерпевший.
А утром его нашли мертвым. Он был забит ногами.
Я ничего не знал. И спокойно ушел с друзьями в лощину, где мы резали для удилищ ореховые прутья. На обратном пути нас встретили: меня пришли убивать. Их было семеро против пятерых, но у нас, кроме ножей, нашлись два туристских топора.  Такого они не ожидали - сразу не бросились, заговорили.  Сказали, что им нужен один я, остальных отпускают. Всем было страшно, но никто из друзей не ушел.
Сейчас уже не могу точно вспомнить своих слов. Я пытался убедить их, что вышла ошибка и я никуда не денусь. И вообще -  разве может человек сразу после убийства отправиться за удочками?! Последнее, кажется, и подействовало. Впрочем, им тоже хотелось жить - и, сделав вид, что поверили мне, они просто смогли уйти с честью.
 Друзья охраняли меня целую неделю. Мне повезло: милиция сработала на удивление быстро. Настоящих убийц нашли.
А я запомнил навсегда, чего может стоить слово.



ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеева М.И. Практикум по редактированию материалов телевизионных передач.  М., изд-во МГУ, 1977.
2. Абрамович А.В., Лазаревич Э.А.  Практикум по литературному редактированию. М., изд-во МГУ, 1974.
3. Алексеева М.И., Гаранина Н.С., Накорякова К.М. Методика редактирования. М., изд-во МГУ, 1975.
4. Корнеева А.П., Амелина А.М., Загребельный А.П. Машинопись и основы делопроизводства. М., «Просвещение», 1984.
5. Памятка автору. Уфа, «Башкнигоиздат», 1985.
6. Сикорский Н.М. Теория и практика редактирования. М., «Высшая школа», 1971.
7. Терехова В.С. Литературное редактирование. Л., изд-во ЛГУ, 1975.

                1992 г.

© Виктор Улин 1992 г.
© Виктор Улин 2019 г. - дизайн обложки.

Сборник очерков «Литературный институт»

http://www.litres.ru/viktor-ulin/literaturnyy-institut/

ISBN 978-5-532-07384-5
530 стр.


Рецензии
Я не волшебник, я только учусь...)))
Спасибо, Виктор, что делишься своими наработками.
Действительно, писательство - это адский труд. Не понимаю, как меня угораздило!))))

Маргарита Менчинская   11.02.2021 08:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Рита.
Насчет адского труда - ты совершенно права!
И ведь угораздило на пустом месте...

Виктор Улин   11.02.2021 09:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.