Близкие люди. Глава 33. Не может быть

      За шесть лет я убедилась в стабильности наших с Юрой отношений и не боялась лишиться трогательной привязанности. Почти родственное общение было приятным и полезным: прогулки, выездные торжества и домашние чаепития чередовались с необременительными делами.
      Валька подрос, повзрослел и часть бытовых забот взял на себя. Мы прекрасно ладили и разумно распределяли полезную деятельность, чтоб выкроить время на отдых. Пока мальчишка учил уроки да ходил в магазины, я хлопотала на кухне или помогала Юре управляться с «бизнесом».

      Новая подработка оказалась гораздо легче предыдущей, теперь он книги для отправки покупателям готовил – в плотную бумагу заворачивал, упаковку заклеивал и адрес подписывал.
      В больших коробках предприимчивый сосед приносил сотни экземпляров «Энциклопедии секса», написанной зарубежным знатоком. Печаталась она на серой бумаге в подпольной типографии. Без иллюстраций два тонких тома в хилых обложках выглядели весьма непрезентабельно, но содержание имели дельное.
      Русский люд, многие годы лишённый соответствующих сведений, за милую душу приобретал недорогое руководство к интимным действиям.

      Друга моего эта тема не волновала, его любовь осталась в далёком прошлом. Я одарила популярным изданием всех заинтересованных приятелей и сама прочла его от корочки до корочки. Нового ничего не открыла, но некоторым нюансам удивилась. Правда, они не пригодились.
      Без истинных чувств постельные отношения не складывались, хоть появлялись периодически кавалеры. Все они яро желали плотских утех, но по жизни были скучными или ненадёжными, отвергали мои добропорядочные принципы, нередко к спиртному тянулись. Я без сожаления прекратила бестолковую ночную возню и свободное время отрадно проводила в тренажёрном зале или с товарищами по несчастью.

      Общество инвалидов активно вовлекало своих членов в культурные, учебные и деловые проекты. Юра проявлял немалый интерес ко всяким проповедникам, целителям, предсказателям. Кто только ни выставлял себя лекарем тел и душ! Я скептически относилась к «звёздам» смутных времён, но как-то за компанию поехала к известному гипнотизеру. 
      Вкрадчивый указующий голос, мягкие кресла, тихая нежная музыка и полутёмная комната способствовали естественному расслаблению, приятели получили установку и реально отключились, смешно свесив набок головы и приоткрыв рты.
      А у меня сна ни в одном глазу, так и просидела весь сеанс, пряча улыбку и удивляясь лабильности человеческой психики. Болезней меньше не стало. Видимо, веры в чудесное исцеление не хватило. 

      В другой раз заезжий корейский пастор из добрых побуждений длиннющую проповедь инвалидам читал. Без перевода. Что обещал, к чему призывал, зачем руками размахивал и глазами искры метал – не понятно.
      Однако многие слушатели уловили якобы положительную энергетику и восхищённо полезли к нему в объятья. Я давно надеялась, что все люди – братья, но чересчур  прямолинейных шагов для сближения не ожидала. Кроме бессмысленности происходящего, ничего не почувствовала. Пришлось Юре для подобных поездок искать единомышленников.

      В краткий срок в его доме появились незнакомцы, светлый настрой хозяина выдавал желательность встреч. Я считала, что плохие люди к инвалидам не тянутся, но в дополнительном общении не нуждалась, потому приходила в гости в отсутствии иных визитёров.
      Очень удивилась, когда Юру в Сибирь понесло - новые приятели пригласили. Вот дела! Он даже в санатории не ездил, ведь условий лучше домашних не найти. А тут решился несколько дней в душном купе поезда колыхаться, потом автобусом по ухабистой дороге долго катить. Для чего? Глухая деревня - не место для инвалида-колясочника.

      Поговорили откровенно. Оказывается, уверовал Степанович в некого Виссариона, возомнившего себя воплощением Иисуса Христа на земле. Заодно и в скорый конец света, при коем спасутся только члены созданной на пустом месте религиозной общины. Остальной люд Бог жестоко накажет.
      Бред шарлатанский! Но тысячи сторонников новоявленного Учителя, отнюдь не больных на всю голову, приняли «Последний завет». В их числе оказался Юра, вербовка нового адепта удалась.
      Единоверцы настойчиво зазывали его в райский Город Солнца, чтобы жить в гармонии с природой, согласии друг с другом и безоговорочном подчинении Виссариону.

      Я волновалась, здраво противоречила слепой вере, но Юра меня не слышал, полагал, что дорогу верную выбрал. Из дальнего края вернулся бодрым и довольным. Вдохновенно рассказывал о «мессии», благодетелях-сподвижниках и чудо-поселении. Свои мысли и чувства не навязывал, душевную близость мы не потеряли. Но интуиция хорошего не пророчила.
      И правда, через год Степанович собрался уезжать из Хабаровска. Я не верила этой новости. Не может быть! Здесь родные люди, надёжные друзья, комфорт для самостоятельной жизни, работа, сносное социальное и медицинское обслуживание.
      А что в суровой Сибири? Эфемерное «царство души»? И дом без удобств, из которого полгода не выбраться, потребность в постоянном уходе, сомнительная врачебная помощь, запрет на общение с инакомыслящими, отказ от привычных праздников.

      Только пищевые ограничения были для Юры легко приемлемыми. Но не сходить самому в лесок за грибами да ягодами, сад и огород не обиходить, пчёлок не завести. И воды не принести, печку не протопить, пол не подмести. Даже окна не отворить!
      А как мыться и туалетные нужды справлять? Зачем невероятные сложности себе создавать? Коль есть в том потребность, можно в родном городе молиться и заповедям Виссариона следовать. Некоторые из них постулатам «Нового завета» подобны - приемлемые жизненные ориентиры. Во многих бы усомниться, осмыслить каждое слово.
   
      Но друг мой без колебаний внимал трактатам и сладким речам самозванца и рвался в рукотворное Божье царство. Не остановить! Он махом завершил дела, оборвал многолетние приятельские связи, удачно продал квартиру.
      Половину денег отдал сестре, другая часть ушла на обязательные пожертвования и покупку небольшого дома на общинной земле. Какая-то женщина намеревалась опекать Юру, но сектантское благополучие я не представляла. Переживала разлуку горестно, сильно скучала, часто отправляла подробные письма в странное село Кордово.

      Ответы были душевными и подозрительно оптимистичными. Иногда проскальзывали ненавязчивые просьбы прислать бинты, лейкопластырь и простейшие медикаменты. Я их исполняла, радуясь, что ещё полезна. Вновь просила Судьбу сберечь близкого человека.
      Потом почтовые контакты прекратились – после инсульта Степанович не мог разборчиво писать. В остальном к обычному физическому состоянию вернулся. Сквозь десятилетнее молчание с его родственниками или приятелями пробивались ко мне дружеские приветы. Любит, помнит, на том спасибо.

      Я много лет искала похожего человека. Сильных и умных инвалидов кругом было немало, только место Юры в сердце никто не занял. Съездить бы в гости, обнять его и убедиться, что новая жизнь сложилась хорошо. 
      Сначала денег на неблизкий вояж не хватало, потом времени и здоровья. В добрых снах виделась наша встреча, и всякий раз я пробуждалась в тревоге, будто не успела на знакомый зов откликнуться.

      Когда путешествие в Сибирь стало возможным, никто там меня не ждал. Юра опять перенёс инсульт, лежал пластом. Он позвонил с чужого телефона (своего не имел) и попросил помощи. Из сумбурной речи я поняла, что совсем ему худо. Не раз высылала деньги и дефицитные перевязочные материалы для лечения пролежней. Надеялась, смерть снова пройдёт мимо.
      Но скоро квартирантка Степановича не столь сочувственно, сколько раздражённо сообщила о его тяжёлом состоянии. Вопросов у меня уйма накопилась, однако подробный разговор не состоялся – случайно или намеренно связь оборвалась. Всё, звонков больше не было. Видимо, Юра умер. Отмучился. И попал в Рай небесный, в который так верил...


      Фото из сети Интернет. Виссарион.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2018/06/06/834


Рецензии
Жалко терять такого друга, как Юра. Судьба. Рок. Высшая Сила. С этим не поспоришь. С теплом.

Наталья Скорнякова   09.11.2018 16:15     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв, Наталья.
Мы сами пути свои выбираем.
С добром,

Марина Клименченко   10.11.2018 07:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 53 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.