Зачем?

      


      Было  уже  за  полночь,  но  Наине   не  спалось,   и  она   без  определенной  цели   перебирала  книги  на  полке.  На  душе  было  спокойно.  Хотелось  просто  побыть  наедине  с  собой,  собраться  с  мыслями.

      Наина   давно  обещала  написать  в  Москву  человеку,    который  возлагал  на  нее  большие  надежды. Но  она  со  дня  на  день  откладывала  свое  послание,   и  не  потому,  что  ей  уже  этого  не  хотелось,   наоборот.  Просто  мешало  какое-то  ощущение   преждевременности,   ей  хотелось,  чтобы  случилось  нечто  такое,  после  чего    писать  будет   легко  и  приятно,  а  главное  -  необходимо.

      Нередки  ситуации,  когда  человек  начинает  понимать,  что  он  бессилен  что-либо  изменить. Но,  если  он  сильный  духом,  то  ему  удается  найти  душевную  точку  опоры,  когда  кажется,  что  все  было  хорошо,  во  всяком  случае,  есть  и  будет.

       «А  будет  ли?» -  словно  споря  с  собой,  запнулась  на  этой  мысли  Наина.  Она  машинально  раскрыла  какую-то  книгу,  которую  давно  собиралась  перечитать,  но  так  и  не  собралась.  Из  книги  выпала  фотография.  Старой  ее  не назовешь,  но  Наина  быстро  определила:  снимку  двадцать  лет.

      Внезапная  радость  обуяла  сердце  Наины,  она  удобно  устроилась  в  кресле,  долго  и  внимательно   рассматривала  фотографию,  Улыбаясь,  Наина  удивлялась  своим  мыслям,  а,  точнее,  чувствам.

      Она  уже  давно  не  любила,  порой  ей  казалось,  что  она  никогда  и  никого  не  любила.  И,  если  бы  она  не  была  реалисткой,  то  могла  бы,  наверное,  даже  утверждать,  что   никакой  любви  на  свете  нет.  Но  Наина  никогда  так  не  думала. Любовь,  влюбленность -  прекрасные  состояния  души  человеческой.  Только  кого  и  как  любить -   вот  в  чем  вопрос.

      В  юности  Наина  любила  и  была  любима. Но  разошлись  их  пути-дорожки -  два  десятка  лет  минуло  с  тех  пор. И  только  в  последние  годы  Наина  научилась  не  думать  о  нем,  вырвала  его  из  своего  сердца.  Слишком  больно  было  хранить  даже  память. Через  много-много  лет  ее  измученное  сердце  нашло  ту  точку  душевной  опоры,  когда  хоть  как-то  можно  жить,  не  ждать  встреч,  не  отдаваться  иллюзиям  -  этому  самообману.  С  годами  сердце  отболело,   и  стало  в  нем  тихо-тихо.

      И  вот  эта  фотография.  Наина  смотрела   на  нее  и,  нет,  не  вспоминала,  она  зажглась   остановившимся  на  фото  мгновением.  Это  он,  ее  любимый  -  молодой,  красивый. Наина  прикоснулась  ладошкой  к   лицу  на  фотографии  и  ощутила  тепло  его   кожи.  Она  прикрыла  глаза  и  услышала  все  еще  незабытый  баритон:

       -  Наина, а  ты  помнишь    день  и  час,  мы  ведь  договаривались  встретиться  через  двадцать  лет…

       -  Да,  да,  дорогой!  Все  эти  годы  я  так  же  любила  тебя,  все  помнила, но  не   позволяла  вспоминать.  Спасибо  тебе  за  то  счастье,  которое  ты  мне  подарил  и  которое  озаряет  всю  мою   жизнь.

      Наина  еще  долго  смотрела  на  фото.  В  ее  душе  цвела  сирень. «Ну,  вот,  а   ты  твердишь,  что  не  можешь  любить», -  вслух  сказала  Наина.  Она  посмотрела  на  часы:  до  встречи  оставалось  двенадцать  часов. Если  самолетом -  можно  долететь.  Она  подошла  к  телефону  и  стала  набирать  его  номер,  продолжая  размышлять:  «Кого  и  когда  любить -  вот  в  чем  вопрос».  И  в  момент,  когда  произошел  щелчок  междугородки,  за  которым  должен  был  последовать  сигнал  вызова,  ей  подумалось: «А  зачем?..»

      Телефонная  трубка  резко  легла на  аппарат.

      Наина    вложила  фотографию  в  книгу  и  поставила  ее  на  прежнее  место. Затем  взглянула  на  себя  в  зеркало.  Оттуда  смотрело  спокойное  лицо.  В  глазах  не  было  слез,  а  в  сердце -  боли.  Сработала    точка  опоры  -  точка   душевного   невозврата  -  когда   что-либо  обдумывается  годами,  а  решение  принимается  в  один  миг.

      Сила   была   внутри  этой  женщины.  Наина  всю  жизнь  чувствовала   себя   слабой   и  беспомощной.  Она  слишком  долго  жила,  как  в  анабиозе.  Но  придя  в  себя,  поняла,   что  начать  действовать  -  никогда  не  поздно.

*  *   *
            
      


Рецензии