Открытие

          
               
                Я допивал уже третью чашечку кофе, когда он, наконец, подошел к моему столику.

- Александр?

               Я кивнул, протянул руку. Он порывисто дернул ее вниз, с шумом отодвинул стул и, не сняв потрепанного желтого плаща, уселся напротив. На колени водрузил видавший виды коричневый портфель с замотанной изолентой ручкой.
 
- Я опоздал. Извините. Вы потом поймете, чего мне стоило сюда добраться.

Его густые кустистые брови нависали над небольшими глубоко посаженными глазами, которыми он поверх очков буквально высверлил две дырки на моем лице.
 
Странный. Эта встреча нужна ему, а не мне. Это он названивал в редакцию и умолял выслушать его обязательно сегодня и обязательно не позже четырех пополудни. И что за проблема добраться в «Шоколадницу» практически возле самого входа в метро «Белорусская»?

Я кашлянул:
- Что же, давайте не будем тогда терять время. Я Вас слушаю, Дмитрий Сергеевич.
 
Он пожевал губами, вздохнул. Что-то мешало ему начать. Я решил помочь.

- Дмитрий Сергеевич, Вы при нашем телефонном разговоре сказали, что у Вас есть какая-то очень важная информация, касающаяся Вашего научного открытия. И эту информацию Вы непременно хотели бы разместить в нашем , надо откровенно признаться, совсем не научном журнале?

- Да, да, да! - он так энергично затряс головой, что старые очки в роговой оправе сползли на самый кончик его тонкого длинного носа, - Мне надо опубликовать эти материалы срочно. У меня совсем нет времени на всякие там экспертизы, научные советы и прочую волокиту. Нет времени. Совсем нет!

- Простите, Дмитрий Сергеевич, но мы тоже должны как-то проверить достоверность ваших исследований, хотя бы мнение одного специалиста запросить. У нас ведь нет своих и…
Я осекся от резкого крика.

- Ну что Вы такое говорите! Какого специалиста?!- он нервно откинулся на спинку стула и запрокинул назад голову, - вы не понимаете. Я – единственный специалист! Единственный! Нас еще на прошлой неделе было двое. Еще на прошлой неделе! А теперь я один. А Вы болтаете тут!

Я оскорбился. Что за псих? А ведь и точно – псих! Надо завершать этот бред. Зря столько времени потерял!
Я отодвинул от себя кофейную чашку и сухо произнес:
- Во-первых, Дмитрий Сергеевич, я здесь не болтаю, как Вы выразились, а выполняю задание редакции, пытаюсь понять, что Вы хотите, и о чем вообще идет речь. А во-вторых, у меня уже сложилось мнение, что наш журнал не заинтересован в этой публикации и…

Он резко вскочил, стул за его спиной упал. На нас стали оглядываться.
 
- Александр! Александр, прошу вас! Вы не так меня поняли! Простите, я очень взволнован.

         Он поднял стул и опять уселся в той же позе. Глаза-буравчики снова вперились в мое лицо, но поднявшиеся домиком кустистые пегие брови придавали ему почти комичное выражение. Я невольно улыбнулся. Он в ответ увел губы куда-то влево, к уху. Видимо, это такая у него улыбка.

         Этот обмен улыбками разрядил нервозную атмосферу, и я произнес как можно мягче:
- Хорошо, Дмитрий Сергеевич. Давайте мы сделаем так. Вы сейчас в общих чертах изложите мне суть вашего изобретения, а тогда уж…

- Нет! Не изобретения!!! Я ничего не изобретал! Это - ОТКРЫТИЕ! Это констатация факта и принципа мироустройства. Это закон! Это - как всемирный закон тяготения, или закон сохранения энергии, или… Слушайте. Этот закон входит в противоречие и с законом всемирного тяготения, и с законом сохранения энергии и далее, и далее! А почему? – он почти кричал, - Потому что он выходит за рамки нашего материального мира! Это глобальное открытие! Это самое невероятное и сверхъестественное, но абсолютно достоверное, абсолютно реальное свойство материи! ЭТО – связующая нить для разных миров!
 
    - Вы ведь не физик? – он развернулся ко мне боком и посмотрел на меня презрительно одним выпученным фиолетовым глазом.
Похоже, все-таки псих. У меня пробежали мурашки по спине.
    - Да, я не физик. Может быть, я и не сумею понять суть такого значимого открытия. И наши читатели тоже вряд ли…

    Он расхохотался, подскочил на стуле и развернулся ко мне опять в фас. В эту минуту он стал похож на оперного Мефистофеля, или Вольтера (они ведь схожи как братья-близнецы). Лукавая улыбка обнажила мелкие желтые зубы и бледные десна. По-стариковски тонкие губы были неприятно влажны.

              - О-ши-ба-е-тесь!!! Вот прямо сейчас, на этом самом месте Вы осознаете эту бездну! Безо всякого напряжения. Более того, вы это УЖЕ прекрасно знаете. Вы неоднократно были свидетелем и участником этого явления, как КАЖДЫЙ человек на земле. Каждый! Но мало смотреть, надо видеть. Но мало видеть, надо осознать причинно-следственную связь, эту цепочку условий и последствий. А это трудно! ПОЧЕМУ? Потому что в обыденной жизни мы перестаем видеть многое. Впрочем, я сейчас вам покажу одну простую вещь.

               Он бережно отщелкнул замки на своем портфеле и достал из его недр небольшой газетный сверток. Отодвинув приборы в сторону, Дмитрий Сергеевич возложил его перед собой и стал осторожно разворачивать. Я готов был увидеть что угодно, вплоть до сушеного туземного черепа или огромного алмаза, но моему взору неожиданно предстали пять штук разномастных старых чайных ложек.
 
              - Вот, взгляните. Ложки. Причем, именно чайные ложки. Самые обыкновенные, - он нежно погладил их желтыми восковыми пальцами, - Вы в хозяйстве держите чайные ложки?

- Ну, разумеется, держим.

- И как, ничего не замечали?

- А что я должен был заметить?

- Скажите, Александр, не случалось ли вам обращать внимание на такой маленький нюанс – они пропадают.

-???

- Если вы приобретете, ну или вам подарят набор столовых приборов – шесть больших ложек, шесть вилок, шесть ножей и шесть чайных ложек, вы оприходуете их в хозяйстве, скажем, положите в ящик на кухне и станете ежедневно пользоваться, то?

- Что?

- То через некоторое время у вас исчезнет первая чайная ложка. Как правило, вы и не заметите пропажи – осталось пять, вам вполне их хватает.  Но проходит время, и ложек становится четыре. В таком количестве они могут находиться очень короткое время. Буквально на следующий день их становится три. Это уже заметно. Вы начинаете поиски. Осматриваете все полки, щели, пол, даже отодвигаете мебель и заглядываете в пыльные проемы, куда когда-то завалились чайные пакетики, полиэтиленовые крышки, сухарики  – но ложек там нет. Их нигде нет! Особо настырные опрашивают домашних, соседей, родственников - абсолютно безрезультатно. В итоге считают, что ложки утеряли либо дети, либо сами их случайно выбросили в мусорное ведро. Покупается новый комплект чайных ложек, докладывается к оставшимся трем от старого, и какое-то время все счастливы.
 
      Но! Однажды вы замечаете – ложек стало 8, пропала одна из нового комплекта, далее вторая и т.д. Через пару-тройку лет в вашем отделении для чайных ложек вы обнаруживаете композицию из разношерстных приборов из трех-четырех наборов. Это может происходить и с ножами, и с вилками, но почему-то чаще всего – именно с чайными ложками.
 
Ну что, знакома вам такая ситуация?

Я попытался вспомнить свои чайные ложки. Действительно, какие-то они разные, и вечно их мало, но ситуацию в развитии я представлял плохо.

- Так, хорошо. Давайте вспоминать дальше.
Случалось ли вам, мой дорогой друг, собирать вещи в дорогу?
Ну, вы же часто ездите в командировки, вы же наверняка сталкивались с следующей тривиальной ситуацией. Когда до отъезда остается совсем мало времени, и  остается только бросить в саквояж дежурный набор вещей,  вы берете эту, зачастую заранее приготовленную стопку, - и, - он взял из держателя стопку бумажных салфеток и энергично затряс ими почти у меня под носом, -

- И там не оказывается Вашего дорожного любимого свитера/футболки/джинсов и т. д. и т.п. Был! Ну, вот только вчера Вы видели его именно здесь, лежал на самом верху. Но его нет! Вы перерываете полку, весь шкаф, потом другой, вываливаете все содержимое бельевой корзины, вы обшариваете уже самые невероятные места – антресоли, книжные полки, коробки с обувью – его нет нигде! А время неумолимо истекает. Вы чертыхаетесь и с ненавистью обещаете выбросить чертов свитер, как только он отыщется, плюете и уезжаете в командировку с нелюбимым слишком толстым и колючим джемпером. А?! - он брезгливо забросил стопку салфеток в свой открытый портфель.

- Точно! Так все и бывает. Я когда в последний раз ездил в Самару, - меня будто кипятком окатило, настолько знакомая была ситуация. Он не дал мне договорить:
 
- А документы?! Неужели не случалось с вами, когда с великими трудностями добытую справку из какой-либо конторы вы бережно убираете в прозрачный файлик, а файлик – в зеленую папочку с уже подобранным комплектом документов, кладете это все в портфель, приезжаете в гос.учреждение, выстаиваете многочасовую очередь, присаживаетесь, наконец, на ободранный стул перед надменной чиновницей, достаете зеленую папочку и…

- Там нет файлика со справкой!.. - мне невольно передалось его волнение.

- Именно! И-мен-но! Вы своей собственной рукой его туда положили час назад, а теперь его — НЕТ!!!

Старик вытаращил глазки и ехидным голоском продолжил:

- Вы возвращаетесь домой , достаете свою зеленую папку и…

- И в самом верху, на самом виду лежит злополучная справка…

Мы оба в изнеможении откинулись на спинки стульев.

- Ну вот видите, вы прекрасно знакомы с этой ситуацией!

- Да, так со мной бывает очень часто, и практически со всеми бывает. Знаете, я однажды возвращался из загранкомандировки и спрятал валюту, чтобы купить подарки в аэропорту. Прекрасно помнил, что положил евро в очешник. Перед кассой достаю из саквояжа футляр, открываю – нет денег! Перерыл все, перетряс все вещи, вывернул все карманы – нет! Так и улетел без подарков. На следующее утро открываю очешник – лежат с самого верха! Вот это как?

Старик рассмеялся.

      - Это, молодой человек, оборотная сторона нашего явления. Эффект отражения. Но, сначала выясним, куда и почему исчезают объекты. Не желаете послушать небольшую лекцию?   
Он посмотрел на меня с благодарностью соучастника.

                Теперь этот человек не казался мне таким уж сумасшедшим.  Он раскраснелся, на лбу выступили капельки пота. Его кучерявые седые волосы торчали нимбом вокруг головы, а весь облик напоминал какого-то трогательного переросшего гнома. Почему-то я вдруг ощутил приступ острой симпатии к своему собеседнику. Мне захотелось его угостить.

- Как вы насчет бокала красного сухого вина? За счет редакции?

Он смутился.
- Ну что вы, Александр, спасибо, я бы и сам. Но мне… Буду благодарен.

      Нам принесли вино, пирожное, кофе. Дмитрий Сергеевич выпил весь бокал залпом, не чокаясь. На его щеках заиграл легкий румянец. Он выпрямился, встряхнул головой и устремил на меня победоносный орлиный взгляд. Лучик солнца упал на самый кончик его носа, он почесал его, прокашлялся и начал торжественным бархатным баритоном с интонацией профессионального опытного лектора:
   
     - Ну-с, начнем по порядку.
 
       Мир наш нестабилен и зыбок, друг мой, это временная и переменная субстанция, абсолютно неустойчивая. Современная наука вплотную подошла к доказательству этого прискорбного факта – об этом твердит вся квантовая физика, (надеюсь, вы хоть немного в курсе теорий Эйнштейна, принципа неопределенности Гейзенберга и тому подобных вещей). Но, человеческий разум отказывается это понимать. Человеческий разум – вещь несовершенная, с малым запасом возможностей.
Представьте только на каких ущербных данных строится наше познание окружающего мира!
         
      Наше зрение, - он выпучил свои глазки, - распознает ничтожно малый сектор светового излучения. Наш слух – самое несовершенное акустическое приспособление практически из всего животного мира земли. Нюх? - он дернул носом, - смешно и обсуждать. Осязание? Практически стало атавизмом. Приборы, возразите вы мне? А как вы считываете их показания? Да теми же несовершенными пятью органами чувств. Ведь мы создаем такие приборы, которые подтверждают наши ощущения. И основываясь на этих ничтожных, с огромной погрешностью добытых познаниях об окружающем пространстве, человечество берется создавать модели мироустройства! И насаждает эти убогие представления с упорством дуболома. На любые попытки изменить, исправить эти ущербные модели, «ученые умы» встают на дыбы – только не потревожьте их покоя, их самоуверенного всезнайства невежд!

       Дмитрий Сергеевич дернул себя за тонкий замусоленный галстук и защелкнул портфель. Он побуравил меня взглядом, убедился, что я не «ученый ум» и продолжил:
 
     - Знайте же, только редкие гении, провидцы, над которыми принято снисходительно посмеиваться, порою подходили к той зыбкой границе, за которой начиналась область истин, сокрытых от человечества.
      И это не следствие каких-то математических исчислений, не осмысление сложных физико-химических опытов. Это - прозрение, ничем не обоснованное и не объяснимое, кроме как искрой божией. Это - великий дар высших сил. Это испытание, экзамен развитости человеческого интеллекта. Когда этот эксперимент увенчается успехом, возможно, нам будет открыт доступ к Великому Познанию Вселенной! Но не ранее, но не ранее…
 
         Так вот, молодой человек, знайте, что ваш покорный слуга был удостоен подобного испытания.
Знаете ли Вы, что мне, простому смертному, недостойному и неразумному человеческому сыну, видимо на пробу, была ниспослана некая истина. Как мне донести ее до вашего сознания? Даже удерживать ее долгое время в поле своего внимания и осознания невероятно трудно. Ибо это молния, мгновенно сверкнувшая в сознании, озарившая светом некий круг мироздания, и снова погасшая в моем воображении! Что же я увидел?
 
Он пригнулся к самому столу, перешел на полушепот:
      - Я увидел совсем другую картину мироустройства. В совсем другой системе координат. Мы рассматриваем ход существования в соответствии с течением времени от рождения до смерти (и я здесь имею в виду не только живое существо, но любой объект нашего материального мира). НЕЧТО возникало, видоизменялось какое-то время, разрушалось. Все. Далее на этом месте возникает, видоизменяется и гибнет следующий объект. Это плоская картина.

      - А теперь вопрос – откуда возник этот объект? Куда он исчез? Не знаете? Попробуем это определить.
 
      Он выгнулся, торжествующе взглянул на меня поверх очков.
      Все же, какая колоритная личность! Возможно, и правда гений. Или псих?..
 
- Давайте возьмем в качестве объекта исследования человека, ведь эту сущность мы с Вами знаем, так сказать, изнутри.

          Маленькой ложечкой он отковырнул кусочек чизкейка, но вдруг весь как-то сник, сгорбился и застыл. Мне даже вдруг показалось, что по его телу прошла какая-то легкая зыбь, будто по экранному изображению пробежали легкие помехи.

        Он глубоко вздохнул, вновь посмотрел на меня поверх очков своими необычными глазками и медленно произнес:

- У меня был друг. Мой ученик. Слава Миронов. Он работал под моим началом, но работа эта не имеет отношения к моему открытию. Я любил его как сына. Своих у меня нет. И жены нет. Мама умерла 13 лет тому назад.  Я один. Только Славик… Ему одному я рассказал об открытии. Знаете, я прекрасно понимаю, как отнеслись бы иные «ученые мужи» к моей теории. В лучшем случае посмеялись, определили меня в сумасшедшие. Это ведь большое счастье – обрести единомышленника. Да еще друга! Да еще сына, которому можно завещать свое дело. Это очень большое и редкое счастье, и мне удалось… почти удалось его обрести.
 
         Славик помогал мне готовить материалы для публикации. Поймите! Тут такая специфика. Мы же боялись, что в самый неожиданный момент все может исчезнуть. Ну, вы понимаете? Пресловутые ложки! В этом же главная трудность – доказать факт исчезновения НЕВОЗМОЖНО ни ДО, ни ПОСЛЕ исчезновения.
Поэтому мы ГОТОВИЛИ исчезновение, чтобы зафиксировать сам момент.
Дмитрий Сергеевич вытащил из кармана огромный платок, шумно высморкался, скрутил его бубликом и убрал обратно в карман.
- Славик был очень, очень способный. Знаете, ведь первопроходец в науке идет медленно, наощупь в кромешной тьме. Куда приведет его следующий шаг? Возможно, он отыщет лестницу, которая ступенька за ступенькой выведет его на вершину познания? А возможно он сорвется в бездонную пропасть ошибок, заблуждений и безумия?.. Никто не знает.
 
Я виноват, виноват! Я поручил ему слишком опасные вещи. Может быть, он увлекся, может быть напутал, но… Он ИСЧЕЗ! Он САМ исчез! Бесследно исчез. О нем не осталось ни единого упоминания. Никто не знает никакого Славы Миронова. Не было такого сотрудника, не было такого жильца в его древней коммуналке. БЕЗУМИЕ! Я бы мог подумать, что я слетел с катушек, что мне привиделся этот мальчик. НО! Я сам совершил это открытие, я сам научил его готовить исчезновение. И он ИСЧЕЗ! Как ложки, как свитер, как справка для ЖЭКа!

        Дмитрий Сергеевич опять достал платок и громко зарыдал, уткнувшись в него очками.

Я не знал, как себя вести. Вытащил свой почти чистый платок, протянул ему, но он не обращал на меня внимания.

        Наконец, Дмитрий Сергеевич успокоился. Вытер грязным платком свои красные мокрые глаза, потом протер очки, водрузил их на кончик носа и, как ни в чем не бывало, стал есть чизкейк.

Я заказал официанту еще кофе.
 
Первым прервал молчание тоже я:

- Дмитрий Сергеевич, простите, если Вам тяжело продолжать этот разговор, давайте перенесем нашу встречу. Я готов приехать к Вам в любое место в любое удобное для Вас время.

- Удобное для меня время? – он грустно усмехнулся, - нет у меня ни времени, ни места. Я даже не уверен, что успею рассказать Вам о моем Открытии. Исчезновение такая вещь…  Спасибо, что вы с пониманием относитесь к моему повествованию. Я знаю, это трудно осознать неподготовленному человеку. Но это очень, очень нужно сделать! Это очень важно! Именно вам предстоит донести это до человечества! Голубчик мой! Обязательно напечатайте это в вашем журнале! Любыми способами!

- Но что же мне надо напечатать? Про ложки?
 
         Он расхохотался, брызгая слюной. Я увидел, как он стал снова наливаться какой-то дикой энергией, глаза его загорелись, он выпрямился и заговорил громким резким голосом:
- Про ложки?!! Ха-ха-ха! Ложки! У профессора пропадают ложки!
Из-за этой потери исчез Славик, из-за этого казуса я оказался на грани безумия! Ложки – это ничтожная иллюстрация к моему открытию, это та щелка, через которую мысль человеческая может протиснутся в абсолютно неведомый и грандиозный мир! Все поставлено на карту. Все! Слушайте же. Просто запомните и запишите, вы же журналист, Вас учили именно слушать и записывать!
 
Он посмотрел на наручные часы и заговорил торопливо, почти без интонации:

            - Итак, всемирный закон сохранения энергия. Вас же учили в школе, что материя не возникает ниоткуда и не исчезает никуда – она просто переходит из одного состояния в другое. С точки зрения физики рождение и смерть – такой же переход. Откуда и куда? В некие иные состояния энергии. Видите ли, молодой человек, любое состояние субстанции характеризуется неким набором параметров. Логично предположить, что при переходе из одного состояния в другое меняется какая-то константа, присущая  конкретному миру. Я обозначил ее как эфирную плотность этого энергетического пространства. Это понятно. Теперь зададимся вопросом – когда и почему субстанция претерпевает переход из одного состояния в другое, погибает в одном мире и возникает в другом? ЗАЧЕМ она родилась и выполнив какие задачи исчезает здесь и рождается в следующем энергетическом пространстве?
            
Я могу ошибаться, но, мне кажется, ответ прост – накопление некоей информации. В наш информационный век это несложно объяснить и представить.

                Материальное тело — это некое вместилище информации, ну, скажем, подобие флешки. Она создается именно для сбора и накопления системы полученных исследований, весьма эфемерной, как любое знание. Знанию необходим носитель. Вот им и становится любое материальное тело — от банальной чайной ложки до человека, от молекулы до планет и галактик. Разница лишь в объеме и структуре накапливаемой информации. Ну что может накаплиавать в себе та же ложка – температуру нагрева, структуру своей кристаллической решетки, параметры тел, с которыми она контактирует. А человек? Представляете, как много информации вмещается в этот носитель? Это понятно?
             А теперь скажите, что вы сделаете, когда у вас закончится место на флешке? Вы перепишете информацию на другой, более вместительный носитель с ДРУГОЙ ПЛОТНОСТЬЮ, так? А старую флешку либо выбросите, либо она еще будет валяться у вас где-нибудь в столе, пока сама не потеряется, а точнее – исчезнет. Так и человек – аккумулировав предназначенную для него информацию, он должен передать ее на другой носитель, в другой мир, а сам либо умирает, либо доживает бесполезно и бесцельно какое-то время. Естественная кончина свойственна всему сущему, как живому, так и неживому, когда его задача выполнена.

               Ну хорошо, скажете вы. Но при чем здесь исчезновение? Ложки-то пропадают материально! Да! Тут-то и кроется ключик к использованию моего открытия!

               Старик запустил длинные узловатые пальцы в свою шевелюру и с силой стал дергать себя за волосы. Не знаю, но в этот момент мне показалось, будто он как-то стал нечеток, будто несколько расплывался и даже стал слегка прозрачен. Я от удивления немного привстал. Он заметил, смутился:

- Уже началось? Простите, я увлекся. Нам надо спешить, надо спешить… Знаете, мы — первопроходцы, изобретатели, открыватели немного отличаемся от обычных людей. Но нам простительно, мы на острие, так сказать, на пике человеческого осознания мира.

…Да-да, так о чем я…
Ложки пропадают материально. И документы. И люди. А вот почему?! - он с силой треснул ладонью по столу.

- А потому, что именно к моменту пропажи они вам ОЧЕНЬ НУЖНЫ! Необходимы до чрезвычайности. Ложки! Почему именно чайные? Да потому, что они самые ВОСТРЕБОВАННЫЕ из всех столовых приборов! Думаю, вам не нужно объяснять, что наши желания в виде энергетической волны достигают искомого предмета и воздействуют на него. И чем сильнее наша потребность, тем сильнее это воздействие, тем сильнее это изменяет их эфирную плотность.  Востребованность – первый из факторов ЭКСТРЕМАЛЬНОГО ПЕРЕХОДА В ИНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ ИНФОРМАЦИОННО-МАТЕРИАЛЬНОГО ТАНДЕМА!!!

        Но есть и еще один фактор – Второй.
        Вот послушайте! Как правило, информацию человек собирает всю свою жизнь по капельке, по крошечке, самую разную, сортирует ее, расфасовывает по разным своим извилинкам.  В итоге – столько-то килобайт данных о своей биологической жизни, столько-то – об искусстве, столько-то о науке, столько-то о психологи и т.д. и т.п., у каждого свой набор. Кропотливая долгая работа.
                И вот - представьте! Человек получает одномоментно, вдруг, огромное количество информации, миллион гигабайтов, столько, сколько только может поместиться в его человекофлешке. Что тогда произойдет? Тогда тут же возникнет необходимость сбросить это все на другой носитель! Срочная необходимость, ибо поток информации продолжает поступать. И вот тогда и возникает второй фактор – объем информации достигает предельного значения, уплотняется на столько, что перестает соответствовать эфирной константе и должен экстренно покинуть этот мир!!!
Это второй фактор!

Мы видим – оба фактора приводят к скачкообразному изменению константы эфирной плотности. Ее новое значение диссонирует с окружающим пространством, вожделенный предмет должен срочно перейти в мир с подобной себе энергетической плотностью! Таким образом ваш психо-эмоциональный запрос, так же, как и обвал новой информации, провоцируют внезапное исчезновение предмета, тем самым нарушая привычный порядок вещей. В результате информация из нашего мира выдергивается в мир иной, но поскольку такое выдергивание аномально, неестественно, материальная оболочка не успевает отсоединиться и уходит вместе со своим содержимым.

                Дмитрий Сергеевич побарабанил костлявыми пальцами по столу, вздохнул и медленно произнес:
 - Возможно, вы, Александр, не знаете. В научном мире закономерность считается установленной лишь в том случае, когда экспериментатор может воспроизвести ее неоднократно. Вы задаете определенные условия и получаете ожидаемый результат. Только в этом случае причинно-следственная связь будет доказана, и новый закон подтвержден. Это понятно.

       Итак, мы располагаем двумя факторами, каждый из которых может вызвать исчезновение материально-информационного тандема. А если мы одновременно создадим оба фактора? Вероятность исчезновения увеличится как минимум вдвое! Считайте, оно у нас в кармане!
       Тут ведь еще трудность-то в чем — удержать, фиксировать момент исчезновения! Ведь не остается же никаких следов!!! Фиксировать надо последнее мгновение ПЕРЕД исчезновением!
                Именно такой опыт задумали мы с моим Славиком. Боже мой! Что могло случиться?! Почему он не дождался меня? Бедный мой мальчик, бедный мальчик… Ни в ком я не нуждался так, как в нем! Ни в ком…

Слезы ручьем катились по его лицу.
Он снова вытащил из кармана плаща свой платок и стал тщательно вытирать глаза, щеки, нос, очки…
 
Мы какое-то время сидели молча.

На меня навалилась какая-то тяжелая печаль, усталость.         
Сочувствие к этому странному человеку сменилось апатией, желанием поскорее завершить встречу и поехать домой.

          Дмитрий Сергеевич тоже выглядел подавленным и опустошенным.

- Александр, спасибо, что вы так внимательно выслушали меня. Вы ведь запомнили суть моего открытия? Вся надежда теперь только на вас. Теперь вы для меня – последняя соломинка, мой вожделенный шанс. Я очень нуждаюсь в вас, в вашей помощи!

Я вяло кивнул:
- Честно говоря, в моей голове все шумит и гудит от всех этих невероятных вещей. Как говорят, надо со всем этим переспать, а завтра на свежую голову сяду и постараюсь записать это все, не напутав.

Он посмотрел на часы, глубоко вздохнул, взъерошил свои седые кудри и опять грустно уставился на меня.
                - Пообещайте мне сделать это во имя науки. Во имя исчезнувшего Славика. Пообещайте! Мне уже ничего не нужно и не важно в этой жизни. Опубликуйте эту статью. Добейтесь, чтобы ее опубликовали. Я отблагодарю Вас, Александр, - он многозначительно пошевелил бровями.
Я от неловкости покраснел. Он предлагает мне взятку?
 
- Дмитрий Сергеевич, я ничего не возьму, прекратите, Вы меня обижаете.

Он вдруг хитро мне подмигнул:
- Вы подумали, я предлагаю Вам деньги? Или другие материальные ценности? Нет! Я нищ, как церковная крыса. Но! Мне есть, чем вас наградить! О, вы не откажетесь от этого! От этого не отказываются. Выполните свое обещание, и то, что вы получите превзойдет все ваши ожидания!

- Спасибо, Дмитрий Сергеевич, мне ничего не надо. Я, к сожалению, без машины, могу только проводить вас до метро. Тут рядом…

                Мы вышли на улицу.
                Вечер был тихим. Оранжевые в лучах заходящего солнца дома, неторопливые прохожие, приятная музыка, доносящаяся из переулка, немного успокоили мою перевозбудившуюся психику. Дмитрий Сергеевич быстро шел рядом, шаркая старыми пыльными туфлями и размахивая портфелем. Мы молча спустились в метро, вошли в вагон, уселись рядом.
               Я прикрыл глаза... Какая-то кутерьма завертелась в голове. Ложки пересекались с электрическими полями, славики исчезали и появлялись, люди, планеты, вселенные вертелись в бешеном хороводе. Я почувствовал, что очень устал. Приеду — сразу лягу спать… Приму душ и - спать, спать, спать …



- «Станция Павелецкая. Переход на Горьковско-Замоскворецкую линию» …

       Я заснул? Оглянулся — рядом никого не было, Дмитрий Сергеевич, видимо, ушел, не попрощавшись.

       Через полчаса я вошел в свою квартиру.
       Умылся, прошел на кухню. Выдвинул ящик кухонного стола. Моему взору предстала ячейка с чайными ложками. Восемь ложек. Три из одного комплекта, остальные — совершенно разные. Я усмехнулся. Действительно…

Зазвонил телефон. Это был мой шеф — Валентин Карпов.

- Саня, ты куда пропал? Ты хоть в известность-то ставь, если хочешь, чтобы я тебя как-то прикрывал от начальства. Весь день тебе дозвониться не могу.

- Как это — в известность ставь? Валя, ты же сам меня отправил на встречу с этим, Дмитрием Сергеевичем, насчет его публикации.

- Какой еще Дмитрий Сергеевич?

- Да который открыл исчезновение ложек! Ну, звонил нам постоянно?!

- О чем ты? Какие ложки? Ты что там, выпил что ли? Саня, ты ничего не путаешь?

- Я-то ничего не путаю, я весь день на него убил! Он мне статью заказал. Ты же сам…

- Какую статью? Я вообще не в курсе.

- Ладно, давай завтра, у меня голова раскалывается…

         Смутная догадка шевельнула ужасом волосы на макушке. Как он говорил?
«ОН ИСЧЕЗ!!!  Бесследно исчез! О нем не осталось ни единого упоминания». Завтра же отыщу старика! Черти что лезет в голову. А сейчас в душ и спать!

          Я валился с ног от усталости, от какой-то запредельной перегрузки. Как там у него? Моя человекофлешка забита под завязку. Смешно…
         Надо поскорее забыть половину. Как тогда писать статью? Но от всего этого непомерного информационного груза хотелось избавиться немедленно. Надо было как-то расслабиться, успокоиться.

                Слышал где-то – контрастный душ лучше всего снимает усталость. Для начала открыл кран с горячей водой. Терпеливо переждал, пока тело немного привыкло к кипятку, наблюдая, как исчезает мое отражение в запотевающем зеркале. Теперь – холодный душ. С закрытыми глазами я стоял под ледяной водой, ощущая, как обжигающие струйки стекают по моей голове, спине, ногам.  Я сделал воду потеплей, температуры тела. Забавное ощущение – перестаешь себя чувствовать , сливаешься с водой - словно это не струйки, а ты сам растекаешься мелкими капельками,  сам омываешь некий объем с информацией, проходишь через клеточки,   молекулки, смыкаешься с ними в общее целое… Уходит усталость, все  тревоги, все  мысли, вся  «накопленная информация», и вода уносит ее куда-то далеко-далеко, в иные миры и пространства… Как легко… как хорошо… как вольно… Я выполнил свою задачу… Я теперь свободен… Избавление - это и есть награда… Да?.. Вот что он мне обещал… Вот что…

Пар постепенно рассеялся, в зеркале медленно проступило отражение пустой душевой кабины…

•           *   *   *   *

            Легкий сквозняк от открывшейся двери пробежал по бахроме на старинном желтом абажуре, шевельнул газетный лист на старом круглом столе, покрытом зеленой плюшевой скатертью,  проскочил за тюль и спрятался за тяжелой пыльной портьерой.

           Старик прошаркал к столу, бросил на пол потрепанный портфель с замотанной изолентой ручкой, уселся на скрипучий венский стул, не сняв мятого плаща. Из нагрудного кармана он достал шариковую ручку с погрызенным колпачком и свернутую пополам коричневую тетрадь в клеенчатой обложке.

           Поплевав на пальцы, он перелистнул несколько страниц, на последней значилось:
28.04.18г. г.Москва. Эксперимент №1.
Объект – Станислав Миронов.
Время воздействия – 2 часа 40 минут.
Результат эксперимента – положительный. Зафиксировано исчезновение в течение 13-ти часов после начала воздействия. О побочных эффектах неизвестно».

         Старик вздохнул, поправил очки на длинном тонком носу, перевернул страницу и крупным дрожащим почерком медленно вывел:

«07.05.2018г. Москва. Эксперимент №2.
Объект – Александр Белов.
Время воздействия – 4 часа 15 минут.
Результат эксперимента: »

Старик почесал переносицу ручкой, немного погрыз колпачок. Порывшись в кармане, достал старый мобильный телефон, набрал номер.
«Набранный вами номер не существует», - сообщил безразличный женский голос.

Старик улыбнулся и набрал еще один номер.

- Редакция журнала «Столичный экспресс», слушаю вас.

- Девушка. Соедините меня, пожалуйста, с Александром Беловым.

- Как вы сказали? Беловым?..

- Белов Александр, начальник аналитического отдела?

- Аналитического отдела?.. У нас аналитический отдел подчиняется напрямую заму главного редактора Карпову. Белов?.. Нет, у нас такого нет, и никогда не было. Вам точно нужен «Столичный экспресс»?

- Спасибо, девушка, наверное, я что-то перепутал. Всего доброго.

          Старик положил телефон на стол, вытер ладонью мокрые тонкие губы, уехавшие куда-то к уху (по-видимому, так он улыбался) и медленно дописал в тетрадке:

         «Результат эксперимента: положительный, исчезновение зафиксировано в течение 6-ти часов после начала воздействия. Побочных эффектов не наблюдалось».


Рецензии
Прочитал... Получил удовольствие. Образно так, будто фильм посмотрел.

Евгений Попов-Рословец   07.04.2019 20:25     Заявить о нарушении
Спасибо, Евгений! Мне очень приятно. Это мой любимый рассказ :)

Ольга Горбач   08.04.2019 16:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.