Кораблик грешный. Роман. Предисловие

«КОРАБЛИК ГРЕШНЫЙ» 3927, или НОВАЯ "КНИГА ПЕСКА" Роман.

«…его книга называется Книгой песка, потому что она, как и песок, без начала и конца» Борхес.

У Книги Жизни продолженья нет  И нет начала – вырваны страницы.
Но в сохранившемся запечатлен сюжет,  В недостающем он не может измениться.
Какие-то детали, может быть,  Могли б картину общую дополнить.
Но что никем не виденные волны  В картине моря могут изменить? А.А.

Начало лишь очень условно можно обозначить рождением литературного героя, а конец его смертью. Вся его жизнь – лишь незначительный повод для разговора о более значимом.

«Кораблик грешный» 3927  плывёт  «От истока до итога…» 4815.

«Долог путь моих перерождений  В дальний край несбывшихся надежд» 1815.

Давно уже признано, что раз уж мы живём по неким общим законам,
то ценность любой истории в деталях, нюансах описываемых событий.
Они не обязательно и самом деле происходили, или случалось всё именно так, поскольку «...нет на земле ничего, что не стерло бы забвение и не исказила память» Борхес.
И то что было – что это было?
Автору очень близка мысль Борхеса о «Глубинном тождестве жизни, сна и
представления».
Жизнь это наши представления о ней. Они неизбежно неполны, фрагментарны и лишь частично  достоверны, как и наши сны. И вся литература, в той или иной степени отражающая реальную жизнь, это тоже сон, сознательно зафиксированный в тексте.
«Литература - это управляемое сновидение» Борхес.


1.ПРЕДИСЛОВИЕ

Тех, кто вдруг решит ознакомиться с данным текстом, хочу заранее предупредить:
он уникален, и я не знаю, как его обозначить.
Нет такого литературного жанра и ничего похожего в мировой литературе.
Тем не менее, к литературе это имеет прямое отношение.

Когда работа над книгой была почти завершена, в интернете,
в Живом Журнале, я наткнулся на интересную запись, содержавшую главную идею,
подвигнувшую автора на составление данного текста.
Писатель Андрей Ветер. 30 июня 2017 года в Живом Журнале
(http://wind-veter.livejournal.com/685874.html):
«Много раз приходило мне в голову, что человечество уже всё сказало
и что сегодня «новую» книгу можно написать, составив её из всего лучшего,
что уже написано другими авторами: сюжетные повороты, размышления…
Но ведь люди по-прежнему…  хотят «открыть» миру глаза, донести истину,
пробудить совесть и любовь. И пишутся зачем-то новые книги, песни, стихи.
И ничего нового, то есть ничего своего».
«В ваших головах беспорядочно толкаются чужие мысли» Лена Миро.
То же фактически сказал и Александр Невзоров в одной из своих бесед:
«Мы не являемся авторами наших мыслей:
мы комбинируем и рекомбинируем информационные потоки».
И Борхес был того же мнения: "Наш язык — система цитат";
"...всякий поступок (и всякая мысль) - лишь отголосок других, которые уже
случались в затерявшемся далеке прошлого";
«Нет ничего, что бы не казалось отражением, блуждающим меж никогда не устающих
зеркал».
И всё же писательская братия не устаёт «…до безумия множить никому не нужные тексты» Борхес. – «Судьбе по нраву  повторения, варианты, переклички».

Да и жизни наши большой оригинальностью, за редким исключением,
не отличаются. «Наша жизнь – самиздатовский сборник римейков» 3903.
Вот только признаться в этой вторичности, неоригинальности собственной
жизни и мыслей о ней и смириться с этим непросто. Самолюбие страдает.
Ведь «Мы все глядим в Наполеоны» Пушкин.

Это окончательно убедило меня в правомерности моей попытки –
написать такую книгу, «…составив её из всего лучшего, что уже написано
другими авторами».
Андрей Ветер также указал мне на то, что в кинематографе такая попытка
уже была предпринята венгерским режиссёром Дьёрдем Пальфи.
Этому посвящён его фильм «Окончательный монтаж – дамы и господа!»
(Final Cut: H;lgyeim ;s uraim) 2012.
В литературе же, насколько мне известно, ничего подобного
пока не существует. Так почему бы и не попробовать.
«Новые формы нужны, а если их нет, то лучше ничего не нужно!» А.П.Чехов.
Пожалуй, это звучит излишне категорично, и непрекращающееся творчество в пределах старых форм тому свидетельство. Но несомненно, что новая "форма" самого творческого процесса и предложения его результатов предпочтительнее того, к чему все уже попривыкли. Новая форма, разумеется, не самоцель, а лишь средство наиболее адекватного самовыражения для данного конкретного автора.

Признаюсь, что «Окончательный монтаж» Дьёрди Пальфи интересным мне
не показался, хотя он и старался смонтировать лучшие фрагменты
известных фильмов. Возможно, это случилось потому, что никакой
значимой для меня объединяющей идеи данный монтаж в себе не содержал.
Избавлен ли предлагаемый мною  текст от подобного недостатка – судить не мне.

Моей задачей было скомпилировать текст из фрагментов чужих творений,
выстроив их в определённой логической и сюжетной последовательности,
о которой авторы фрагментов не помышляли.
Именно в окончательной компоновке текста и будет, в основном, заключаться
моё авторство. К плагиату это не имеет никакого отношения, поскольку я
самым добросовестным образом указывал авторство даже двух-трёх удачных,
с моей точки зрения, словосочетаний. В конце каждой цитаты стоит цифра,
по которой в каталоге заимствований, в конце романа, можно определить,
откуда она взята.
В какой-то степени, особенно в начале, это затруднит чтение.
Но довольно быстро к этому привыкаешь и затем уже на цифры обращаешь
внимание лишь тогда, когда авторство фрагмента захочется уточнить.

Но одних лишь заимствований мне не хватило. Пришлось иногда вставлять
и собственные поэтические или прозаические фрагменты для придания тексту
большей связности и логической завершённости. Обычно, эти оригинальные
авторские вкрапления обозначены - А.А.(Алексей Алейников).

Хочу заметить, что решение задачи, сформулированной Андреем Ветром –
написать книгу «из всего лучшего, что уже написано другими авторами» -
вряд ли кому под силу.
«Уже написанное» столь грандиозно по объёму, что даже бегло ознакомиться
с ним невозможно. А тщательно проанализировать прочитанное с тем,
чтобы выбрать из него «всё лучшее», задача вообще непосильная.
Понимая это изначально, автор решил по возможности, с учётом личных
пристрастий, ограничиться песенными текстами. Песни, в которых,
по мнению автора, сочетались «И мудрость слов, и звуков благодать» 4081,
и давали, в основном, материал для данного романа.
При этом «мудрости слов» всегда отдавалось предпочтение.

В песне специфическая музыкальная речь дополняет речь поэтическую,
они взаимно обогащают друг друга.
«Музыка лечит слово…  Музыку лечит слово» 4478.
«О, Мастера гитары и пера!» 4749.
«Ах, удача, Боже мой, Услыхать в стране родимой  Человеческую речь
В исполненьи нежных нот» 2433.

Не мог я оставить без внимания и достойные стихи моих друзей,
Библию, и Шекспира, и даже случайные строки случайных авторов,
если они были хороши и уместны в контексте повествования.

В течение многих лет, слушая самые разные песни, я замечал,
с немалым порой удивлением, как точно в них отражаются реальные
нюансы жизни. «И в строфе задержано мнгновенье» Г.Гессе. Мгновенье Вечности.
«Какие песни – такие мы» 13 -  как это верно!
Без преувеличения можно сказать: песни это зеркало эпохи и общества,
в котором они поются. И хотя это не исключительное свойство одних лишь песен,
но песни сызмальства и до конца дней слышат все, тогда как к чтению, например,
мудрых книг или хождению в театры привычка формируется у гораздо меньшего количества людей.
Если же авторы  оказывались ещё и блестящими литераторами,
хотя бы в нескольких строках или словосочетаниях, то с такими перлами не
хотелось расставаться. Я их куда-то записывал и складировал в моём
безразмерном виртуальном рюкзачке. Думаю, не у меня одного такое хобби.
«Наши песни носим в сердце с колыбели» 3056.
"В сердце осталась музыка давних дней" 4311.
«Целую жизнь я с бору по сосенке   эти слова собирал» 3679.

Со временем «сосенок» накопилось, столько, что ими можно уже было
описать целую эпоху и даже экстраполировать проявившиеся тенденции
в далёкое будущее. Так почему бы и не попытаться?
Это, кстати, было бы и ответом на вопрос, что же делать с накопившимся
драгоценным скарбом.
В результате я решил составить из песенных фрагментов некую сюжетную линию.
Моя любовь к литературе, песенному творчеству и их замечательным творцам воплотилась в этом тексте.

Осмелюсь назвать полученный результат романом, единственным
в своём роде, поскольку это результат творческих усилий
огромного числа авторов, никогда не подозревавших, что примут участие
в его написании.
«В лучшие свои минуты я кажусь себе как бы их суммой» И.Бродский.

«…исторический роман   Мы между песен написали» 4751.
Всё, что без кавычек, и обозначено инициалами А.А. – это скромный
вклад автора в предлагаемый текст.
Кое-где цитаты умышленно повторяются.

Как-то так получилось, что мой странный замысел стал вдруг надо мной
довлеть, и у меня не оказалось сил ему противиться.
И получилось то, что получилось.
С.Кольридж, безусловно, прав, считая, что «Всякое деяние несовершенно».
И не мне судить о конечном результате. Да он и не конечен.
Я понял, что редактировать и дополнять его буду всю оставшуюся жизнь.
И, право же, не худшая участь – уснуть и не проснуться «за своим бесконечным
романом» Борхес. 

Когда-то автор прочёл и отчасти принял на свой счёт:
«Ты тоже из когорты стихотворной,  из нашего бессмертного полка.
Кричи и плачь, авось твой труд упорный  потомки не оценят свысока» 4617.
Но, даже если это и случится, сам «труд» уже не сделаешь несуществующим.
Надеюсь, кому-то он покажется небесполезным и небессмысленным,
«назло критической пальбе» 4747.
Обнадёживает также «принципиальная множественность возможных
прочтений художественного текста», о которой писал Ю.Лотман.

«Прости меня, любимая моя литература» 1787.
«Пой, душа, тебя простят» 4794.
"- О, Боже, ты не дал мне жизни вечной,
Дай сердце - описать её с любовью" 5116.

«Не зевай, историк, сочиняй книгу,  Наблюдай вращенье Земли.
Каждому столетью, году, дню, мигу, Сколько надлежит, удели» 4881.

«Бумага терпит, карандаш скрипит, контора пишет.
Душа тоскует о душе» 4898.
"Лучше писать для себя и потерять читателя, чем писать для читателя
и потерять себя" Сирил Конноли.

«КОРАБЛИК ГРЕШНЫЙ» 3927.

"Прошлое – заповедник любых мифологий" Х.Л.Борхес.   
«…дальний берег, прошлый век» 4870.

«Среди морей под кровом туч  На челноке пловец блуждает» 220.
«…кто-то бродит, ищет счастье - не найдёт» 4870.

Что за «кораблик»? Почему «грешный»?
"…что хочет сказать этот суеслов?" 4613.

«Это жизни моей кружевное круженье» С.Барсуков.
Это метафора любой человеческой жизни.
Все мы кораблики, каждый в свой срок отплывающие по реке времени
и исчезающие в океане Вечности. И все мы, плывущие по этой реке,
кто больше, кто меньше, грешны.
«Посмотри, мой ангел, в какой океан сырой
по реке времен уплывает кораблик грешный» 3927.

Снег на земле покрывается пылью и грязью.
Люди с годами жизнью себя пятнают.
Лишь не родившийся чист,  как не выпавший снег.  А.А.

Известно это с незапамятных времён.
«Нет человека праведного на земле, который делал бы добро
и не грешил бы» 4586.
"Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя,
и истины нет в нас" 5011.

А написал об этом автор в робкой надежде, что учтут это возможные
читатели, негодуя и заслуженно осуждая его литературного героя
за пройденные пути греха.

«ПЕСНИ СВЯТОЕ ВИНО» 93.

«Льётся музыка, музыка, музыка,  То печаля, а то веселя,
Кто-то тихо играет на дудочке,  Под которую кружит земля.
Льётся музыка, музыка, музыка  И вовек не устанет кружить,
Бесконечная, вечная, мудрая,  От которой так хочется жить» 647.

Предлагаемый далее текст и есть единый текст единой песни о жизни.

«Песенка короткая, как жизнь сама,  где-то случайно услышанная,
у нее пронзительные слова,  а мелодия почти что возвышенная…
От двери к дверям, из окна в окно  вслед за тобой она тянется.
Все пройдет, чему суждено,  только она останется» 4614.
"В небесах музыка сочинялась  вечная - на смертные слова" 5053.

«Песни святое вино» 93.
Спасибо Григорию Дикштейну. От него я узнал, что вино может быть «святым».
Не всякое, конечно. И вовсе это не церковный кагор.
«Святое вино» - это песня, которая пьянит мелодией и заложенным в неё
смыслом, которая предпочтительнее пресной бесплодной трезвости.
Разумеется, не всякая трезвость бесплодна, и не всякое опьянение
приветствуется. Но если ты пьянеешь от песни, то на тебе знак избранности,
причастности к лучшему, что дано человеку –
творческому постижению окружающего мира.
«Ведь струны хмельнее вина!» 5040.
Здесь опьянение особого рода, это метафора, отражающая состояние
близкое к экстатическому наслаждению.
«…я музыки твоей  Вдохнул вино» 3543.
«Дорога моя тяжела, далека,  Но песня – мой спутник и друг» А.Блок.
Для этого в песне должен обнаружиться смысл, который настойчиво ищешь,
и мелодическое ему соответствие.
Разумеется, песня песне – рознь.
Дмитрий Сухарев писал: «Поется, как известно, разное, в том числе
тексты сомнительного литературного достоинства».
Ежи Лец выразился ещё категоричнее: «Нет такой глупости, которую
нельзя было бы спеть».
Но часто случается, что замечательные строки попадаются и в песнях,
которые в целом моя эстетика отторгает.
Что ж, с миру по нитке, а с песенки по строке.

Песни, которые лишь раздражают слуховые рецепторы, при всём
доставляемом ими немалом удовольствии, «святым вином» не назовёшь.
Скорее это почти то же, что и обычное вино, действующее
по известной физиологической схеме: стимул – реакция.
Это лишь какое-то время жизни, заполненное некой приятственностью
и недолго длящейся памятью о ней.

«…я музыки твоей  Вдохнул вино» 3543. Чьей? – Не важно.
Важно, чтобы пьянила, вела за собой, чтобы и самому захотелось петь.
«И зажигается мечта; И вот - над ширью бесконечной
Душа чудесным занята» 3551.
«Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства» 3161.
 
Счастлив «Постигший слово, как восторг» 192.
А прекрасное слово, нашедшее своё мелодическое соответствие,
дарит восторг неописуемый.
Слушаю – пою, слушаю – пою. И так всю жизнь пою вместе с другими,
по сути, об одном и том же. Можно даже сказать, что все мы поём
одну и ту же песню, дополняя её своими строками и словами,
каждый в меру своего разумения.
«Здесь песней льётся жизнь моя…» 3250,   а кто-то в ней своё признает.
«А когда попросит спеть, и я спою, То заплачет, не сдержавшись в сотый раз,
Узнавая жизнь чужую и свою» 1586.
«Ну а песни - в них наша судьба, Наше прошлое, наше "потом"» 4023.
Наше, значит и моё. Ведь мы делим наше пребывание в мире с другими.
Камю: «Великий вопрос жизни – как жить среди людей?»
Отвечать на этот вопрос мы учимся всю жизнь. Об этом почти все песни.
Потому мы и угадываем в них собственные мысли и чувства.
А что-то моё они не вмещают. С каждым так.
Слушаю – пою, слушаю – пою. Может, и меня кто-то выслушает.
«Здравствуйте, люди мои дорогие, Умные, добрые, честные, злые!
Всех я сегодня к себе приглашаю, Будут вам песни, и бублики к чаю» 25.
«Почтеннейшие господа и дамы!  В нашей программе романы и драмы» 2235.
«Пейте, детки, кушайте,  Сказку мою слушайте» 3992.

"Когда это было, когда это было,  Во сне? Наяву?
Во сне, наяву, по волне моей памяти  Я поплыву" 4977.
"...из прошлого, из былой печали,  Как ни сетую, как там ни молю,
Проливается чёрными ручьями  Эта музыка прямо в кровь мою" 641.

«Исторический роман  сочинял я понемногу,
пробиваясь как в туман  от пролога к эпилогу.
Были дали голубые, было вымысла в избытке,
и из собственной судьбы  я выдёргивал по нитке» 2126.

«Хорошо б рассказать Вам о том, чего нет,
Удивить, рассмешить, покорить, потрясти» 4148.
Но это вряд ли… И пытаться не стану. Просто спою…

«Песнею разомкнув побережия губ, половодием слово рвётся» Леди Катрина.

«ИЗ ПРОШЛОГО ВОССТАВШИ, МОЛЧАЛИВА,  КО МНЕ НАВСТРЕЧУ
ТЕНЬ МОЯ ИДЕТ» 4289.

«А у песенки старинной  Голова седа.  Погуляла в жизни длинной,
Забрела сюда» 3193.
«И, не уставая,  Смотрит мне вослед  Маска восковая  Стародавних лет» 3929.
 
«Я жил однажды на Земле…» 400.
«Давно ли?  Жизнь тому назад» А.Твардовский.
"Остался целый мир, где память отдыхает  И тихо греется чуть тлеющим огнем.
Так книгу старую отрадно взять бывает  И над излюбленным задуматься листом" 5174.
«Переведи это время с прошлого на теперь» 3433.

«Оглянусь на все, чем жил, и вдоволь налюбуюсь…» 2130,
«Утопая в дальнем дорогом» 2600.
Хоть «…вся история моя - история болезни» 2211.
«…дорога одна... По которой никто... По которой никто никуда» 270.
«Только память моя гонит буквы по белой бумаге» 4322.
«И сердцу дороги,  Как вещий сон,  Живые шорохи  Былых времен» 3558.
«Все pастpаченные дни - дым,  Даже память - из одних дыp» 4014.
«Время в засохших соцветьях полыни прошлого.   
Облетает, роняя мгновений несвязных пыль» 2321.
«Зов памяти моей…" 4311 - "...строчка чужая иглою в душе" 5129.

«Память отбивается от рук…» 3081.
Ничего удивительного, ведь она, согласно Борхесу, лишь форма забвения.
Другие считают, что память лишь очень приблизительная реконструкция прошлого.
И потому всегда следует остеречься от «жалкой склонности… сводить произведение к личному документу, к биографическому свидетельству» Борхес.
«Разглядеть, что истинно, что ложно, Может только беспристрастный суд:   
Осторожно с прошлым, осторожно…» 2147.
"Прошлое – заповедник любых мифологий" Борхес.
«…кто мы и откуда,  Когда от всех тех лет  Остались пересуды,
А нас на свете нет» 1944.

«…оглянись, оглянись. Это наш путь, он называется жизнь…
Столько у нас уже всего позади!» 4279.
«Но из прошлого, из былой печали, Как ни сетую, как там ни молю,
Проливается чёрными ручьями  Эта музыка прямо в кровь мою» 641.

«Я — угрюмый и упрямый зодчий  Храма, восстающего во мгле» Н.Гумилёв.
Мгла – это всё что было до меня, и всё непонятое мною до последних дней.
«Там, где в тумане памяти смешаны быль и небыль,
Пятое время года правит неспешный бал» 3586.
Пятое время года это и есть мгла непознанного, загадочного таинственного
в жизни человека.
И этот роман тоже «пятое время года». Факты, положенные в основу повествования, возможно в нём себя и не признают.
Но автора это мало заботит.
«Факты уже никого не трогают. Это просто отправные точки для вымысла
и рассуждений» Борхес.
Они порождены эпохой, и  главное, чтобы она узнавалась.

«Кружится под звёздами девочка-планета,  Ей всего 14 миллиардов лет» 4096.
«И в небо смотрят с мольбой о счастье   Шесть миллиардов пар глаз» 2235.
«Чтобы было легче в трудный час,  Нужно верить каждому из нас,
Нужно верить каждому   В то, что счастье есть» 5161. 
«Мы приняли участие в игре по ловле счастия» 1227.
Но, «Лазурное сокрыто от умов.  Лишь изредка приносят серафимы
Священный сон избранникам миров» А.Блок.

Когда-то мольбе о счастье стали посвящать песни.
Они стали неотъемлемым атрибутом нашей жизни.
Научились «Песнями латать  Души горемык» 2426,
"исцелять сокрушенных сердцем" 4968, хотя бы на время.

Песен много.
«Слово для любви или молитвы, каждый выбирает по себе» 3516.
«И любят песню деревни и сёла, И любят песню большие города» 1140.
Здесь тайна: «Есть сила благодатная  В созвучьи слов живых,   
И дышит непонятная,  Святая прелесть в них» 631.
«Властью песни быть людьми  Могут даже змеи,
Властью песни из людей  Можно сделать змей» 736.

Что же это за мир, в котором миллиарды пар глаз в основном лишь мечтают
о счастье, вымаливают его у неба и поют о нём?
«Весь мир — театр.  В нём женщины, мужчины — все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,  И каждый не одну играет роль» 4108.

Все актёры играют, но не все игроки актёры.
Обычные люди, пытающиеся счастливо обустроиться в жизни,
часто играют на её подмостках слишком азартно с ничтожным
шансом на выигрыш. Все вовлечены в общечеловеческий лохотрон,
обречены играть в Казино, из которого нет выхода.
Только на кладбище.
С первых пелёнок  И до могильных хором  Мы играем,
Нами играют другие.  Играми заняты люди. А.А.

«Даже тем, что не играю, я играю роль свою» 776.
«Но в великой этой драме я со всеми наравне  тоже, в сущности, играю
роль, доставшуюся мне…  И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить, где уже мне, к сожаленью,
ничего не изменить.  И над собственною ролью плачу я и хохочу.
То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу» 3478.

Что же я видел? Что вижу?

«В ЗАЛЕ СВЕТ ПОГАС» 2235.

«Бьёт барабан и рояль вступает,  Сердце стучит и кларнет вздыхает,
В зале свет погас. И вот сейчас для вас Слёзы разлуки, мечты о счастье,
Страсти-мордасти и прочие напасти, Всё как в первый раз,
Опять весь этот джаз, Где музыке всё равно, где музыке всё равно.
Не я играю музыку, она играет мной, Как куклой» 2235.
«К каким неведомым основам  Ключом скрипичным и басовым
Открыть пытаюсь эту дверь?» 430.

«Не бойся это только кино, Я знаю, точно это кино.
Кончится фильм, зажгут свет, и мы поедем домой» 2052 -
«…в прах  Гостеприимных могил» 2879.

«Этот фильм  Не считайте решением: все в нем - шутка и вымысел, -   
Это, это просто игра, вот такая игра» 2207.
«В нашей живой музыкальной шкатулке  Пляшут и смеются живые куклы,
Но в финале шоу  Всё будет хорошо» 2235.

«Какие песни – такие мы» 13.
«…вся жизнь не больше чем повод…  Для новых строчек и нот,
Новых нот, пленительных нот,  Новых строк и упоительных нот» 2242.

«Лишь музыка права» 313.
«И вооружившись всеми  Словами, что нам пропеты,
А также что мы пропели,  И песню, как компас, взяв…» 1930,
«Спеть, как песню, путь мой  Сквозь рай и ад земной» 2235.

«Песни возвращаются, как птицы» 2737.
«И звуки поплыли над головами,  Вкрадчивые, как смерть…» 432.
«Какая радость, когда человек что-то слышит» 1878.
Пока он слышит кого-то поющего, он не одинок в своих надеждах
на радость и счастье.
Песни пленяют, объединяют, куда-то зовут и ведут.
«Зачем, зачем такая власть  Приходит в песенные строки?» 430.

«Бессмертны только песни,
лепестки которых я собрал  На перекрестке тысячи дорог» 1473.
«И отрешась от распрей и забот,  Мы слушаем в минуту просветленья
То долгое и медленное пенье.  И узнаем в нем высшее значенье» 351.

«СОЛНЦЕ И ТЕНЬ,  РАДОСТЬ И БОЛЬ  ВМЕСТЕ ЖИВУТ.
СОЛНЦЕ И ТЕНЬ,  РАДОСТЬ И БОЛЬ  ЖИЗНЬЮ ЗОВУТ» 421.

В песнях «Солнце и тень,  радость и боль  вместе живут.
Солнце и тень,  радость и боль  жизнью зовут…
Значит,  всё не напрасно.  Значит,  ясно ль, ненастно ль,
жизнь жилкою бьётся,  не оборвётся» 421.

«…то, что ты уже не сможешь забыть» 2238 -
«Может,  стоит про это песню сложить?
Пусть тот, кто устанет,  добром нас помянет» 421.

«И пригласил слова на пир!» 248.
«О, правое русское слово,  Луч света в кромешной ночи!   
И всё будет вечно хреново...  И всё же ты вечно звучи!» 1701.

«…К ПАМЯТИ ПРИДЯ С ПОВИННОЙ, ЖИЗНЬ ПРОЛИСТАЕМ, КАК БЛОКНОТ» 1856

«Вовсю дурил двадцатый век» 527, а двадцать первый продолжает.
«Только век меня держит цепко» 549.

«Зачем и о чем говорить?  Всю душу, с любовью, с мечтами,
Все сердце стараться раскрыть -  И чем же? - одними словами!
И хоть бы в словах-то людских  Не так уж все было избито!
Значенья не сыщете в них,  Значение их позабыто!» 1806.

«Посмотри, этот мир уместился в руках музыканта…
Всем стараньям твоим не уйти за четыре октавы» 334.
«В трёх нотах музыка плывёт,  вполне охватывая тему…
достаточно и этих нот» 1929.

«…певчих братьев моих золотая родня» 1857.
«Они поют, они поют…  и голоса их беспокойные
мне жить спокойно не дают» 1859.
«Есть сила благодатная  В созвучьи слов живых,   
И дышит непонятная,  Святая прелесть в них» 631.
«Двери души перед песней распахнуты» 93.
«Ну что ещё так нежно обоймёт,
на дно души так глубоко заглянет?!» 1886.
«Песней границы и межи распаханы: Падайте, зерна-слова!..
Песня моя - работящая Золушка, -  В поле ни свет ни заря...
Если взойдет хоть единое зернышко, -  Значит, живем не зря!» 93.
«Сверим наши песни… как сверяют главные часы» 49.
 
«Всё, о чём пелось  В песнях случайных,  Смыслом оделось   
Сбывшихся тайных  Предчувствий, пророчеств…» 256.

«В песню сложила, как  В короб, остаток дней» 267.
«Сохраняя миг, вечность удержу в горсти» 179.

«…каждый пишет, как он слышит…  не стараясь угодить…
Так природа захотела.
Почему?  Не наше дело.  Для чего?  Не нам судить» 2126.

«Ты узнаешь много волшебных историй» 1711.
«Здесь по дорогам разным истории скитаются,   
И бегают фантазии на тоненьких ногах» 2277.
«Когда рассказ прекрасный в книге скрыт,
То ею всякий больше дорожит» 2205.

«Оставьте, отодвиньте,  Закройте толстый том!
Мы в этом лабиринте  Дороги не найдем…
Не вышло, так не вышло,  И время зря не трать...
- Тише...  Тише...  Дайте дочитать» 17.


Рецензии