Близкие люди. Глава 35. Свои

      После потери Юры жизнь моя при вполне благополучной внешней стороне изнутри заметно опустела. С мамой переживаниями я не делилась, многочисленные приятели и знакомые до Души не допускались, Полине Михайловне своих проблем хватало. От грешного уныния и одиночества спасали врачевание да интенсивные занятия в зале тяжёлой атлетики.
      Из новых спортивных встреч сложился приятный круг общения, я с задором втянула в него подругу Тамару. Уже десяток лет мы, ровесницы-дэцэпэшницы, шагали по жизни рядом. Физкультурная среда стала для нас родной и успешной, чётких границ между инвалидами и здоровыми людьми здесь не было, каждый занимался в меру сил.      
      Люди, преданные «железкам» восхищали меня целеустремлённостью и готовностью противодействовать трудностям. Глядя на них, я не позволяла себе ныть и позорно расслабляться.

      Особое расположение вызывали ещё неокрепшие физически и морально подростки. Они не слонялись по улицам, не толпились бестолково в подъездах, а по-взрослому потели у спортивных снарядов. Желаемые результаты проявлялись нескоро, спустя месяц-другой из десятка парней-новичков в тренажёрном зале уверенно обосновывались единицы - сильные духом и преданные своим стремлениям.
      Среди настоящих атлетов оказались два брата, Слава и Антон, четырнадцати и шестнадцати лет. Мы занимались в схожее время и упражнялись в жиме по очереди на одной стойке. Рабочее соседство с инвалидами ребят не смущало, нам с Тамарой они помогали с большой охотой.
      В краткие периоды отдыха мальчишки тоже находились рядом, оживлёнными и шутливыми разговорами о спорте поднимали тренировочное настроение. Незаметно в беседы вплелись другие темы, я понимала юношеские амбиции, желания, тревоги, разочарования. Это неравнодушие чувствовалось, скоро случайное знакомство обрело черты дружбы, в которой огромная возрастная разница ничего не значила.

      Часто вспоминался Юра, из-за его принадлежности к отцовскому поколению в нашу духовную связь не вклинивались ненужные сердечные страсти. Теперь пара десятилетий отделяла меня от чужих детей, заинтересованность в их судьбе я не скрывала. Лёгкой доли они не знали, пробивались к успеху самостоятельно.
      Антон по старшинству и характеру был лидером. Крепко сложенный, резкий, эмоциональный, несколько нервозный, но незлобивый, он привлекал внимание бойцовскими качествами и яркой внешностью. Девушки заглядывались на статного брюнета, но юношу обременяли другие заботы: хорошо учился, домашних хлопот не избегал, подрабатывал по вечерам, чтобы помочь матери.
      Пятерых детей она растила без мужа, с зарплаты уборщицы не пошикуешь, особенно во времена застойно-отстойные. Родительского внимания и ласки сыновьям и дочкам не хватало, однако все были ухожены, хорошо воспитаны, сложностей в школе не имели. Девчонки успешно занимались танцами и лёгкой атлетикой, парней к гантелям и штанге тянуло.

      Я разделяла мужское увлечение. Спортзал стал зоной комфорта, где мы сплачивались общим делом и незаметно привыкали друг к другу. Раньше думала, только инвалиды истинно мне близки, но жизнь доказала, что родство душ не зависит от вида тел. Антона и Славу я мысленно причислила к разряду своих людей, несмотря на юный возраст и физическое совершенство. Оба они были не по годам ответственными, надёжными и отзывчивыми.
      Младший брат некоторыми чертами являл противоположность старшему. Немного медлительный, худой, высоченный, темноглазый, черноволосый, но бледнокожий, он то и дело близоруко щурился – видел плохо, однако носить очки стеснялся. Выделяться парень не любил, говорил мало, негромко, сразу не поймёшь, что на уме. Со временем я привыкла к его замкнутости и настороженности, эта ширма прикрывала острый ум и мягкий нрав. 

      Однажды нам с мамой потребовалась неспортивная помощь ребят. Ремонт мы затеяли, а силы не рассчитали. Мужчины в квартире давно не появлялись, вот и пригодились полудетские руки. У Антона и Славы всё ладилось: и покрасить могли, и побелить, и шкаф передвинуть, и гвоздь прибить. Даже починка утюга, светильника и мебели была им под силу.   
      Каждый вклад в бытовое благополучие одиноких женщин завершался длительным чаепитием со сдобой и сладостями. Мама относилась приветливо к участливым парням. Когда дела закончились, они приходили к нам без повода, делились новостями, иной раз совета просили. Я вникала в мелкие и крупные проблемы, не забыла, как сама металась в поисках правды и мудрого товарища.
   
      На летних каникулах братья нелегально работали грузчиками на стройке, гробили здоровье с утра до ночи, деньги получали немалые и знали цену каждой добытой копейке. С получки покупали продукты для семьи и обязательно крупную нужную вещь – стиральную машину, газовую плиту или диван.
      Ещё одежду и учебники приобретали, корм для кошки и собаки, атлетические занятия оплачивали. Никчемных трат малолетние трудяги не делали, в институты собирались поступать без денег и протекций. Я верила, что задуманное получится. 

      Прошёл год, Антон продвигался к цели прямиком, а у Славы сбой случился. Связался он с дурной компанией. Зрелые мужики с грешным прошлым и настоящим привечали скромного беспроблемного старшеклассника. А может, в отсутствии отца он сам к ним дорожку проторил. И, почувствовав бесшабашную взрослость, начал курить, пристрастился к пиву, перестал ходить в школу. Хоть до криминала не опустился.
      Первыми заметили неладные перемены и встревожились учителя. После разговора с ними мать запаниковала, но действенных мер к сыну не применила - он совсем вышел из-под контроля.
      Я тоже волновалась: пропадает пацан! Спорт единственной зацепочкой  удерживал его в нормальной жизни. Только бы не бросил занятия! Тренерское влияние ещё хранило благую силу, интерес к штанге Слава не потерял. Но от задушевных разговоров увиливал, о вреде никотина и алкоголя слышать не хотел. Самоуверенность затмила разум.

      Я не бередила дух противоречия, решила при удобном случае подсказать правильный путь. Такая оказия представилась как по заказу. Мы с Тамарой на Чемпионат России по жиму лёжа отправились.
      Поездка в Пермь без здорового сопровождающего была проблематичной, решили Славу с собой взять. О том не пожалели: он всегда находился рядом - руку подаст, чемоданы прихватит, чайку приготовит, в магазин сбегает, на разминке подстрахует и незнакомым колясочникам подсобит.
      Я удивлялась расторопной доброте. С приятной заботой командировка получилась удачной. Силы мы с подругой попусту не тратили, нервы не портили, выступили отменно. Слава восхищался подопечными медалистками. Решил, что спорт не бросит. Уже хорошо.

      Кроме нас с Томой в команду Хабаровского края вошли двое талантливых парней. В молодёжном окружении после состязаний мы гуляли по незнакомому городу, покупали сувениры себе и приятелям, а по вечерам откровенничали за общим ужином.
      Никто не курил, спиртное не употреблял - радовались жизни без искусственных стимуляторов. Дух понимания и взаимовыручки Славе нравился. Круг моих близких людей стал для него желанным, непутёвые дружки, дом и школа не вспоминались.
      В обратный путь все собирались возбуждённо, с победным пылом, только юный помощник заметно сник - вот беда! Участливый разговор запоздало состоялся. Слава признался, что одинок и никому не нужен. Похожую боль я давно пережила. Душа распахнулась, разделяя подростковое отчаяние и стирая грань между нашими мирами. 

   
      Фото из сети Интернет.
      Продолжение - http://www.proza.ru/2018/08/01/410


Рецензии
Всё верно, вовремя протянутая рука помощи и человек спасён.

С уважением!

Хазова Светлана   18.02.2019 13:03     Заявить о нарушении
Равнодушие часто бывает убийственным.
Благодарю сердечно за добрые отзывы,

Марина Клименченко   18.02.2019 13:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.