Математическая теория стихотворного размера

 ВВЕДЕНИЕ

           Первый вопрос, на который не мешало бы ответить прежде чем браться за дело состоит в том, имеет ли вообще смысл  какая-то еще теория стихотворных размеров после стольких существующих? Мне кажется, да — и я займу пару страниц изложением причин.

              Понятно, что ключ к стихотворным размерам находится в структуре ударных и безударных слогов строки.  В ряде случаев такие структуры легко находятся — они связаны с чередованием. Если обозначить безударный слог маленькой буквой «а», а ударный — большой «А», то строчку Онегина «Смыч-кУ вол-шЕб-но-му пос-лУш-на » можно записать в виде аАаАаааАа. (Такое представление строки мы будем в дальнейшем для краткости  называть «записью».) На первый взгляд, в расположении ударных слогов не видно особенного порядка, но присмотревшись можно обнаружить, что все ударные слога в девятисложной строке стоят на четных позициях : 2,4,8. Шестая ударная позиция, однако, пропущена. В предыдущей строчке «БлистАтельна, полувоздУшна» всего два ударения, но и они стоят на четных позициях 2,8. Если не полениться и прошерстить всего Онегина, то обнаружится, что подавляющее большинство ударений романа стоят на четных позициях, а там, где это неверно, есть сильные резоны переместить ударение на четный слог.  В силу этого обстоятельства говорят, что «Онегин» «написан ямбом». Ямб получается тогда, когда все ударные слоги стоят на четных местах (но не все четные места обязательно заняты). Если ударные слоги стоят только на нечетных местах, размер называется «хореем». («Горные вершины/Спят во тьме ночной» -это хорей.)  Если бы возможности  русской силлаботоники ограничивались лишь ямбом и хореем, жизнь теоретика несомненно  стала бы лучше (но неизвестно насколько веселее). К сожалению, множество явно ритмически организованных  стихов  и  не ямбы  и не хореи. «Я си-дЕл у ок-нА в пе-ре-пОл-нен-ном зА-ле/Где-то пели смычки о любви » (Блок) — это  ааАааАааАа, ударные слога 3,6,9. Здесь два нечетных и одно четное ударение. Находчивый читатель, конечно, сразу же догадается, что просто здесь период не два, а три, а так все устроено точно как в Онегине. Такой размер называется «анапест». Еще более находчивый читатель подумает также, что никто не мешает сделать ударным  каждый второй слог из трех аАааАааАаа...., а то и (страшно сказать) каждый первый: АааАааАаа... такие размеры действительно существуют, по ним пишут стихи, и они называются соотвественно амфибрахием и дактилем. Возниает немедленный вопрос, а что если четыре? АаааАаааАаа  -скажем?  Такой трюк, однако, представляется не слишком перспективным — двухсложные слова будут стремиться ставить лишние ударения, а совсем не употреблять двусложных слов при  нашей жизни довольно тяжело. Не то, что такой размер невозможен, но он явно принадлежит к области стихотворного гурманства, если не сказать извращения...   Нужно еще одно маленькое дополнение — рифма. Тот слог, который рифмуется, обязательно ударен. Поэтому стихотворная строчка может кончаться лишь на   А (и это называется мужская рифма),  либо на Аа (и тогда она женская). Для особо торжественных случаев существует и так называемая дактильная: Ааа («Я матерь божия ныне с молИт-во-ю/ Не о спасении, не перед бИт-во- ю    ». (Лермонтов)) .
   До этого момента в науке о размерах все идет хорошо и плавно. Каждое базовое сочетание длиной в период «аА», «Аа», «Ааа», «аАа», «ааА» называют стопой, и говорят что в ямбе и хорее стопы запросто  могут пустыми (пиррихий), а в исключительном случае и заполненными целиком («спондей»). Тогда ямбическая строка состоит (почти ) только из ямбических стоп и пиррихиев (и рифмы на конце, которая  отдельно). А хорейная строка из хорейных стоп. И так далее. Иногда  встречаются мелкие детали вроде спондея-другого («ШвЕд, рУсский колет, рубит, режет»  (Пушкин) -ААаАаАаА — это ямб с ударным шведом — первого ударного слога там быть не должно бы), но в целом пока мы ограничиваемся Пушкиным с Лермонтовым теория стоп с обозримыми модификациями работает вполне удовлетворительно. Описание  трехсложных размеров выглядит более затейливо - там надо думать как можно  пристыковывать стопы к рифме  и как этого делать нельзя.
        Однако  и трехсложные размеры вместе с духсложными отнюдь не исчерпывают всех возможностей. «А ещё, несмотря на бритость/Сытость, питость (моргну — и трачу!)/За какую-то — вдруг — побитость/За какой-то их взгляд собачий “ (Цветаева) имеет строчки:  ааАааАаАа/ АаАааАаАа / ааАааАаАа /ааАааАаАа.  Это начинается как хорей, АаАа, но потом вдруг делает трехсложную стопу  и оборачивается ямбом аАаА — ударные слога 1,3,6,8. Такое  как следует не укладывается ни в правильный двусложный размер, ни в правильный трехсложный, но явно существует в природе. Попытки запихнуть подобные размеры (их, разумеется,  существует много) в прокрустово ложе стоп напоминают укладывание жирафа в холодильник. Во-первых, приходится вводить правила согласования разных типов стоп. Во-вторых, ту же цветаевскую строчку можно разбить   Аа Аа аАа Аа — хорей плюс амфибрахий посередине, а можно и на  Аа Ааа аА аА — хорей плюс дактиль плюс два ямба,   а можно и как Аа Аа а аА аА — переход от хорея к ямбу через неударный слог,    и все это запутывается настолько, что, полагаю,  даже автор классификации не всегда может сказать какое стихотворение проходит по какому ведомству, и не проходит ли оно по двум сразу - или же просто принадлежит к неведомому подвиду. Некоторые филологи прямо говорят, что стопы в нашем климате не приживаются, и начинают рассматривать всевозможные комбинации ударных и безударных слогов определенной длины и искать в каких стихах они появились. Учитывая, что в  не особенно длинной строке в 10 слогов математически  существуют 1024 возможных комбинации, что десяток пятистопных  ямбов — на самом деле один размер,  а также то, что одна и та же строка может порой  входить в разные размеры,  такое занятие на практике оборачивается  подобием китайской энциклопедии Борхеса, согласно которой животные делятся на : « а) принадлежащих Императору б) набальзамированных в) прирученных г) молочных поросят д) сирен е) сказочных ж) бродячих собак... » 

      В предлагаемой здесь альтернативной теории размера  мы смотрим на вещи с несколько  иной точки зрения. Вместо того, чтобы говорить о том, какой стихотворная строка может быть, мы говорим о том, какой она  БЫТЬ НЕ МОЖЕТ, и считаем, что все не запрещенное разрешено. Во-вторых, мы не приписываем каждой строке определенного размера: размер при таком рассмотренни оказывается свойством СОГЛАСОВАНИЯ строк. Оба свойства — разрешенности строки (когда она не запрещена) и согласованности  («схожести» ) строк  описываются простыми формальными правилами. Из этих правил следует ясное определение того, что можно считать размером. При этом естественно получаются все пять  классических  размеров и много неклассических, но встречающихся на практике. Оказывается также, что на практике требования к согласованию строк (но не к их законности) могут иногда  ослабляться, что приводит к «нечеткому» размеру наподобие тех, которыми написаны «Поэма без героя» Ахматовой, либо «Девушка пела в церковном хоре» Блока. Также возможно «частично строгое согласование», при котором согласована только часть строки (обычно конец). Этот тип связи строк характерен для Маяковского и (части) Бродского.   Все возможные  в рамках теории размеры легко систематизируются. Естественно, от теории по подобному предмету трудно ожидать, что она поставит все точки над всеми «и» , но мне представляется, что предлагаемая систематизация размеров может быть интересна и полезна.

       Глядя на то, как разные поэты организуют размеры,  я обнаружил  для себя  немало интересного и ранее незнакомого. В частности, я узнал, чем Ахматова отличается от Цветаевой, и почему она похожа на Блока. И то, что Бродский во многом наследует Маяковскому, хотя, похоже, нигде его особенно не упоминает. Полагаю, неутраченная прелесть новизны  -  следствие  моей филологической серости; я  не думаю, что  открыл что-либо новое в стиховедении, но, как мне кажется, изложенный тут способ систематизации позволяет организовать разбор стихов с несколько иной точки зрения — и в чем-то упростить работу. Конечно, множество вопросов, которые можно поставить в рамках этого подхода  остались за кадром. Во-первых,  я старался удержать изложение в приемлимых для сети размерах, а во-вторых у меня нет ни времени, ни желания, чтобы  посвятить несколько месяцев, а  то и лет написанию строчек из буквы «А». Естественно, я буду благодарен за любые комментарии.    

    К слову «математическая» в заголовке не стоит относиться слишком серьезно. Вся математика состоит в нескольких определениях  и пятке  элементарных теорем. Тем не менее, изложение общей части удобно вести  именно в математических терминах. Это полезно еще и потому, что подход настолько формален, что позволяет  написать компьютерный алгоритм, способный  сортировать стихи по размерам. Хотя привлекаемая математика элементарна, это все-таки чуть более, чем просто арифметика, за рамки которой не выходят традиционные теории размера.

     Конечно, описываемое ниже  построение представляет собой лишь МОДЕЛЬ явления. Хотя модель самодостаточна и непротиворечива, ее соответствие практике требует отдельного рассмотрения.

     МАТЧАСТЬ

         Здесь будут даны формальные определения, следствия из них и некоторые комментарии. 

        Определение 1

                Назовем ЗАПИСЬЮ строки  последовательность  заглавных и строчных букв “а”, в которых строчная буква означает безударный слог, а заглавная “А” ударный.

         Вопрос о том, какие слоги ударные, а какие - нет не настолько элементарен. Во-первых, надо разобраться  имеют ли односложные слова ударения. Во-вторых, как мы увидим, даже некоторые  двухсложные слова в стихе иногда могут терять ударение или получать его вне  нормального места. Эти два вопроса мы волевым  способом решаем следующим сводом правил:

       Односложные слова считаются безударными, но последнее односложное слово в строке считается ударным слогом.
       Предлоги из одной согласной  “в”,  “с” , “к” за слог не считаются вообще.
       Двусложные существительные, прилагательные и глаголы имеют свои словарные ударения, но двусложные слова наподобие  «моя, наша, тебе,  или, когда...  » фиксированных ударений не имеют и считаются для записей безударными. Если они стоят в конце строки, им приписывается ударение соответствующей рифмы.
         
         Последнее правило требует некоторого комментария.
         Рассмотрим двустишие Блока: «Я сидел у окна в переполненном зале … Я послал тебе черную розу в бокале». Первая строчка - ааАааАааАааАа. Вторая, если ставить нормальное ударение в «тебе» : ааАаААааАааАа. Видно, что  для анапеста, которым написан стих, слово «тебе» должно быть просто безударным. «На слух» оно в стихе действительно безударно. Попробуем заменить его существительным с ударением на первом или втором слоге. В качестве  парочки  для подобных упражнений мы будем использовать: «тапок-сапог». Эти два слова обладают сходным звучанием и разными ударениями. Подстановка «Я послал  тАпок  черную розу  в бокале »  звучит по ритму столь же отвратительно, как и «Я послал сапОг черную розу  в бокале». То есть, слову «тебе» в контексте этой строчки не стоит приписывать ударения вообще. Теперь другой пример (Ахматова): «На стене его тонкий профиль/ГавриИл Или Мефистофель». Формально, ударение в «или» на первом слоге. Попробуем обувную подстановку: «Гавриил сапог Мефистофель» звучит (отвлекаясь от смысла ) вполне нормально. Второй же вариант:  «Гавриил тапок Мефистофель» явно неправилен. Учитывая, что отсутствие ударения в нужном месте не является препятствием для воприятия размера (препятствие — только присутствие в ненужном), мы можем с чистой совестью заявить, что «или» тут или безударно, или перемещает ударение на другой слог. Для дальнейшего нам проще считать, что оно  безударно, тем более, что это не столь радикальное решение, как смещение ударения.  Точно такой же  оказывается ситуация с другим двустишием из «Поэмы без героя»: «Меня в сумраке с этой рамой/Из который глядит тот самый ». Здесь «менЯ» имеет ударение на втором слоге, но «Тапок в сумраке с этой рамой » звучит «правильно», а «сапог» - нет, то есть «меня» здесь как минимум безударно. Еще один пример: «Послушайте, ребята / Страна наша богата»  (А.К.Толстой). Это ямб, ударение в «наша» должно быть на втором слоге. Опять: «страна сапог богата» звучит нормально, «страна тапок» -увы.
      
Определение 2

Запись ЗАКОННА, если в ней нет двух рядом стоящих ударных слогов.

   Этим правилом мы попросту запрещаем  в стихах спондеи. В принципе, два ударных слога подряд запросто встречаются  в поэтических текстах  («Швед, русский колет, рубит режет»),  или любой из  четырех примеров предыдущего параграфа  -  но наши правила расстановки ударений такие случаи как спондеи не рассматривают. «Швед» односложен, а три остальных не проходят обувной тест. 

      С этими поправками, спондеи в «стихах с определенным размером» найти очень трудно. Единственные встреченные мною примеры (на примерно тысячу строк) соотвествуют ситуациям, когда спондей появляется во всех строках на одном и том же месте и эквивалентен попросту другому разделению на строки:

В огромном городе моем - ночь.
Из дома сонного иду - прочь
И люди думают: жена, дочь,-
А я запомнила одно: ночь.   
 (Цветаева)

Против :

В огромном городе моем
Ночь.
Из дома сонного иду
Прочь.

    Те спондеи, которые мы разрешаем,  делают стихотворную строку крайне уродливой:   «ПлохОй мАльчик Ванюша», «ВагОн тУт» (конец строки, односложное ударно ), «Сапог, тапок лежат» - за такие строчки в стихотворном тексте по головке, мягко говоря,  не гладят. (Заметьте, что «Тапок, сапог лежат», «Ванюша, мальчик плохой», «Тут вагон»  уже разрешено и куда  более съедобно). 

Определение 3

Строка СТИХОТВОРНА, если она имеет законную запись и  правильное окончание.  Правильным окончанием является  Аа в случае женской рифмы, аА для мужской и Ааа для дактильной.

  Здесь мы говорим, что для того, чтобы быть частью стиха с размером, строке достаточно не иметь спондеев и не мазать мимо рифмы. Это « отрицательное» определение, оно накладывает на строку саму по себе лишь не особенно сильные   ограничения. Любая же не запрещенная строка считается разрешенной. По-видимому, это действительно так - многообразие размеров достаточно для того, чтобы строка с практически любым разрешенным распределением ударений была частью какого-нибудь стиха, и особенно это верно для не очень длинных строк. Понятно, что одни распределения ударений будут встречаться чаще, чем другие — явно больше половины стихов пищутся ямбами или хореями.  Это утверждение (если у кого есть желание и время ) интересно было бы проверить статистически.
 


          Сама по себе стихотворня строка несущественна - стихи получаются от их соединения. Следующий вопрос, которым мы займемся: какие две стихотворные  строчки могут образовывать двустишие, и ограничимся двустишиями с равными длинами  строк. Для начала рассмотрим пример (по принципу «две строчки я, две строчки Пушкин»): 

          «Бистательна, полувоздушна »  -  1         аАаааааАа
          «Смычку волшебному послушна» -2         аАаАаааАа
           И балетмейстеру послушна         -3         аааАаааАа
           Смычку виртуоза послушна        - 4         аАааАааАа

     В нашем примере, двустишие можно образовать между любой парой из набора 1, 2, 3. Также видно, что  можно образовать пару 1-4. «Смычку виртуоза послушна/ Блистательна, полувоздушна». Однако, пару 2-4 или 3-4 образовать нельзя. Это, в принципе неудивительно, потому что 4- кондовый амфибрахий, а 1, 2, 3 — ямбы. Однако, 1 — еще и амфибрахий тоже, только с безударной второй  стопой.  В зависимости от окружения, эта строчка может подстроиться под два разных размера, а строчки 2 и 3 -нет.   
 Мы как бы “мысленно  доделываем ”недостающее ударениев строчке 1,  но сделать это можно лишь тогда, когда получившаяся от добавления ударения  строка будет законной. Строчку 1 можно “доделать”   до строчки 2, а с другой стороны до строчки 4, добавляя ударения (заменив  “а” на “А”). Но попытка дополнить строчку 2 до 4  приводит к появлению соседних ударных слогов... И как быть с сочетаемостью 1 и 3, где надо не только убавить ударение, но и добавить его в другом месте?  Сейчас мы оформим эту смутную идею математически, но ее оформление  будет несколько неожиданно.      

           Определение 4

         СУММОЙ двух стихотворных строк является строка, в которой ударны все те, и только те слога, которые ударны хотя бы в одной из строк суммы (а безударны те, которые безударны в обоих).   
               
 Пример: АааАа + аАаАа= ААаАа

          Определение 5   Две стихотворные строки СХОДНЫ тогда и только тогда, когда их сумма законна.

            Идея состит в том, что двустишия можно образовывать сходными строками, и только ими.
     Проверяем на примере 1-4. Строки 1, 2, 3 попарно сходны между собой, это видно  по тому, что они все содержат только четные ударные слоги, и сумма не может иметь спондеев.  Строка 1 сходна со строкой 4, так как  сумма совпадает со строкой 4, а та законна.  Однако, суммы 2+4 и 3+4 незаконны, в обоих случаях в сумме у нас ударны  соседние слоги 4 и 5.   

        Почему именно сумма? Я подозреваю, что какие-то рудиментарные механизмы нашего мозга исследуют  строчки на схожесть примерно таким способом — на самом деле над слогами осуществляется очень базовая компьютерная операция — логическое «или».  Если после логческого  «или » мы получаем что-то,  что для нашего процессора звучит как «да», то он тихо радуется жизни, а если получается что-то, звучащее как «нет»,  процессор огорчается. При нашей идеологии, смежные ударные слога в одной строке звучат скверно, и столь же скверно они  звучат, когда  появляются в результате наложения друг на друга двух сопряженных рифмой строк.

Теперь нам остается только сообразить, как образовывать группы записей, которые попарно сходны (согласуются) между собой. 

Определение  6

           Максимальной строкой называется стихотворная строка, в которую невозможно законно  вставить ни одного ударения.

           В примере 1-4 максимальна только строка 4:  куда бы мы не ставили А, оно будет с другим А  соседствовать. Строки 2-3 мы  можем законно  дополнить лишь до аАаАаАаА — это, естественно, ямб. И  строки 1,2, 3 можно получить из аАаАаАаА заменой некоторых ударных слогов на безударные. Строка 1 может дополняться либо до ямба, либо до амфибрахия,  4.   

 Определение 7
 
        Максимальная строка называется размером.         

  Определние 8

   Есть пять  ПРАВИЛЬНЫХ РАЗМЕРОВ.
   Правильным Ямбом называется стихотворная строка, все ударные слоги которой четны, 2n+2 .
                Хореем     :           все ударные слоги нечетны, 2n+1
                Дактилем :           все   ударные слоги имеют формулу 3n+1
                Амфибрахием:                3n+2
                Анапестом      :                1,  или   3n +3,
        n=0,1,2... 

 Нетрудно видеть, что все правильные размеры — максимальные строки. В анапест,   ааАааАааА... мы должны для максимальности вставить первое ударное А: АаАааАааА...  Наличие первго ударного слога в анапесте запросто случается.
 Хрестоматийное стихотворение Некрасова  «одержИмый холОпским недУгом/ ЦЕлый гОрод с какИм-то испУгом» записывается как ааАааАааАа / АаАааАааАа — первая его строчка — чистый анапест, вторая имеет первый ударный слог. Замечу мимоходом, что это одно из милых исключений теории размера по стопам, имя которым — легион.

     Надо сказать, для трехсложных размеров частенько говорят, что окончание может иметь иную структуру, чем основная стопа- например, амфибрахий может кончаться на А просто. Одностопный амфибрахий аАаА тогда просто ямб, а двустопный: аАааАаА  («ПосЕлок стоИт пустОй/За сороковой верстой.») (Когда мне лень искать примеры у поэтов,  я иногда буду сочинять их сам — заранее прошу извенений за качество. ) Мы такие взможности в трехсложных размерах отметаем (это не значит, что подобные размеры нами нигде не учитываются — мы просто считаем разными размерами амфибрахий с окончанием АаА и с окончанием ааА ).


      Определение 9

   Строка принадлежит  размеру,  если она получается из соответствующй максимальной строки заменой некоторого количества (начиная с нуля) ударных слогов на безударные. 

        Размер в нашем понимании однозначно припысывается строке лишь в тех случаях, когда законно добавить в нее ударные слога можно лишь одним способом, как в случаях строк 2,3,4. Строки 2, 3 законно  дополняются только до ямба, строчка 4 — амфибрахий сама по себе. Строчку 1 можно допонять до (и спользовать  в качестве) как  ямба, так и амфибрахия.   


      Теорема 1:

    Все строки, принадлежащие одному размеру, попарно сходны между собой.

 Действительно, складывая любые два представителя  одного размера мы получим лишь те ударные слога, которые были в максимальном, и они не могут быть смежными.

     Теорема 2:

     Никакие две максимальные строки   не сходны между собой.

     В  максимальную строку  нельзя законно вставить ни одного А, следовательно если сумма двух максимальных строк законна, обе строки   должны совпадать.
      
    Теорема 3.

       Если в максимальной строке N ударных слогов, из нее можно образовать группу , включающую   2 в степени N-1 строчек, принадлежащих одному размеру.

        Для трех ударных  будет 4 комбинации, для 4 — 8, для 5 — 16.  Естественно, эти комбинации будут математически включать и монстров наподобие ааааааааааааАа , которые на практике реализовать непросто (стосорокакилограммовый — это только  аааааааАа, и годится в онегинский ямб - «Пугать отчяаньем готовым/ стосорокакилограммовым»), так что реальное количество несколько меньше. 
   
   Теорема 4.

       Если у нас есть группа попарно сходных строк, то все они принадлежат одному размеру. 

    Сложив их все, мы получим некую законную строку. Дополнив строку до любой возможной максимальной, мы получим размер, которому будут принадлежать все строки группы.   

     Теорема 5.

     В максимальной строке между ударными слогами помещается либо один безударный слог, либо два.

     Теперь мы можем выписать все возможные размеры для разного количества слогов.

Посмотрим для шести слогов с мужской рифмой (для 7 с женской и 8 с дактильной  будет то же самое, надо пририсовать одну или две «а» справа к каждому размеру).

Имеем:   аАаАаА    ямб
                АаАааА   анапест с первым ударным
                АааАаА   без названия               
   

Семь слогов с мужской рифмой:

                аАаАааА  -  б.н.
                аАааАаА — б.н. 
                АаАаАаА -  хорей
                АааАааА — дактиль

Восемь  слогов с мужской рифмой:

                аАаАаАаА  - ямб
                аАааАааА  - амфибрахий 
                АаАаАааА  - б.н
                АаАааАаА  - б.н
                АааАаАаА  - б.н

Девять  слогов с мужской рифмой
               
                аАаАаАааА  - б.н.
                аАаАааАаА  - б.н.
                аАааАаАаА  - б.н.
                АаАаАаАаА - хорей 
                АаАааАааА  - анапест с первым ударным
                АааАаАааА  - б.н
                АааАааАаА  - б.н   

 Для завершения картины  нам остается только придумать короткое и ясное обозначение для размеров вместе со способом получения всех возможных. 

    Назовем цифрой 1    безударное «а» с начала строки.
    Цифрой                2    Аа
    Цифрой                3    Ааа

   Тогда размер записывается комбинацией типа 1232А =  а Аа Ааа Аа А, если он мужской, комбинацией типа    33Аа = Ааа Ааа Аа, если женский, и 122Ааа    в случае дактильной рифмы.
Единица может стоять только первой или не стоять вообще. Сумма цифр в обозначении плюс количество слогов в рифме (1, 2 или 3) дает общее количество слогов в строке.

  Для десяти слогов мужской рифмы мы имеем,  что  с первой единицей сумма двоек и троек должна быть равна  восьми.  Возможны лишь комбинации 8=2+2+2+2, либо 8=2+3+3 в разном порядке. Итого 12222А, 1233А, 1323А, 1332А. Без первой единицы, сумма девять 9=3+3+3=2+2+2+3. Итого 333А, 2223А, 2232А, 2322А, 3222А.
 
      Чистым ямбам отвечают размеры 12222..., чистым хореям 222..., 333.. - дактиль, 1333...-амфибрахий, 23333... - анапест с первым ударным слогом.

       Любитель концлагерного порядка может еще более сократить обозначения, поставив этим номерам в соответствие двузначные числа и переведя их в десятичные — нетрудно догадаться, что десятичные будут идти подряд, и каждому будет отвечать свой размер. Нам понадобится порядка сотни чисел чтобы описать размеры до 11-12 слогов. Тем не менее, восстановить максимальную запись по приведенной номенклатуре гораздо проще, чем по десятичному числу. 


СУХА ТЕОРИЯ, МОЙ ДРУГ

                Хорошая новость для того, кто более или менее пропустил матчасть по диагонали состоит в том, что  для реального распределения стиха по размерам, матчасть учить не обязательно, а  достаточно выполнить простой, но нудный алгоритм.

 Первое: Сделать записи для сходных  строк отрывка (зарифмованных строк одного размера).
    (Правила насчет того, какие слога считаются ударными см.  выше Определение.1)
         
Второе: Сложить все строки (как складывать см. выше, Определение. 4. )

Третье: Если результат сложения  - максимальная строка (Определение. 6 ), то мы получили наш размер. Если не максимальная,  но законная запись (Определение 2 ), речь идет о ПОДМНОЖЕСТВЕ (обычно одного ) размера. Если результат незаконен, то возможны два варианта: либо где-то есть  спондеи,  либо в стихе СМЕШИВАЮТСЯ несколько размеров, а то он и попросту опредленного размера в нашей терминологии не придерживается.

Четвертое: размеру присваивается номер по номенклатуре, изложенной в конце секции «МАТЧАСТЬ».  Некоторые номера соответсвуют правильным  размерам от ямба до анапеста.



     АВТОПРОБЕГОМ ПО 19 ВЕКУ
 

  Теперь, вооруженные алгоритмом, мы можем начать смотреть как этот алгоритм работает на конкретных примерах. Самая  нудная часть программы - расставить ударения. К счастью, в сети есть программы, которые это делают за нас.  К несчастью, буковки набивать приходтся самому...

Итак, Онегин, первая строфа.
«Мой дядя самых честных правил...»

аАаАаАаАа
аАаАаааА
аааАаАаАа
аАаАаааА
аАаАаАаАа
аАаааАаАа
аАаАаааА
аааАаАаА
аАаАаааАа
аааАаааА
аАаАаааА
аАаааАаАа
аАаАаааА
аАаааАаА

          
 Для женской рифмы у нас есть:
аАаАаАаАа
аааАаАаАа
аАаааАаАа
аАаАаааАа

сумма: аАаАаАаАа — чистый ямб, 1222Аа, никаких спондеев, все строчки согласованы. Из 8 возможностей АС здесь использует  лишь 4, но всего в 6 строчках. Не используются, как нетрудно догадаться, в основном строки с длинными словами, дающие  лишь два ударения на строку, но дальше в романе встречается, натурально,  и такое. «Блистательна, полувоздушна», напомню - аАаааааАа

Для мужской:
аАаАаааА
аааАаАаА
аааАаааА
аАаааАаА

Сумма аАаАаАаА — опять ямб, 1222А, и снова все в порядке. Мы находим бОльшую часть группы уже в первой строфе. Дальнейшее копание в «Онегине» может быть интересно лишь с точки зрения накопления разнообразных статистик типа какая запись выпадает сколько раз, и какая с какой чаще рифмуется.  На первый взгляд похоже, что АС не любит рифмовать совсем одинаковые записи.
      
        В двух десятках просмотренных мной строф я не нашел никаих проблем — Пушкин  держит размер как часовой у Мавзолея винтовку, не отдавая ее никому. 

   Возьмем «Отцы пустынники и жены непорочны»

аАаАаааАаааАа
аАаааАаАаааАа
аааАаАаАаааА
….
аааАаааааАаА
аааааАаАаааАа
аааааАаАаааАа
аааАаааАаааА
аааАаааАаааА

         В женской рифме мы получаем сумму  аАаАаАаАаааАа — это ПОДМНОЖЕСТВО ямба, немаксимальная запись, но она дополняется до ямба единственным возможным образом. В мужской, это почти так — есть лишь одна запись с ударением в позиции 10. Видимо, Пушкин здесь хочет большей строгости в размере, чем это обеспечивается  онегинским ямбом. 

Лермонтов «И скучно и грустно»

аАааАааАааАааА
аАааАааАа
аАааАааАааАааА
аАааАааАааАа...

аАааАааАааАааА
аАааАааАа
аАааАааАааАааА
аАааАааАааАа

Классический амфибрахий 1333А, женские строки разной длины.

«Горные вершины»,  демонстрация хорея АаАаА,  22А(а).

АаааАа
ааааА
АаааАа
АаАаА

АаааАа
ааааА
ааАаАа
ааАаА

«К портрету»

аАааАааАа... Амфибрахий чистый


«Молитва» , дактильная рифма
аАаАаАаа
аАаАаА
аАаАаАаа
аАаааА

«Морская царевна», дактиль

АааАааАааА
АааАааАааА

Итак, классика приятна тем, что в ней (на просмотренных мною  местах) не нарушается ни правило законной строки, ни правило согласования размеров по сумме. То есть она допускает прямую, простую и четкую классификацию.  Неприятна же она тем, что по большому счету не использует ничего, кроме классических размеров, и следовательно не представляет никакой особенной трудности с точки зрения разложения на стопы — ради нее одной  не стоило бы городить огород.


ДРАГОЦЕННЫЙ ВИН

Сочинения  Цветаевой интересны для наших штудий тем, что она употребляет (наряду с классическими )  точные,  но неклассические размеры.

 Некоторые  ее стихотворения  по размеру сугубо классичны. Например, «Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед” :

аАаАаАаааАа
аааАаааааА
аАаАаАаааАа
аАаааА
аАаааАаааАа
аАаааааааА
аАаАаАаааАа
аАаааА
аАаааАаааАа
аааАаааааА
аАаАаааАаАа
аАаааА

Это классический ямб со строками трех длин, суммы: аАаАаАаааАа, аАаАаааааА, аАаааА. Все три записи законны, но  не максимальны -то есть размер довольно сильно «устрожен», особенно для мужской рифмы, где аж пять безударных слогов подряд  для трех повторений.  Похоже, ограничить ямб на второй половине строки (что-то вроде  аАаАаааааАа  ) - это способ придать ему добавочную официальность; мы видели этот прием у Пушкина в «Отцах пустынниках». Понятно, что ограничение размера ведет к увеличению как правильности, так и монотонности стиха. 
 
Но уже упоминаемая  нами «Хвала богатым» написана совершенно  правильным, но не совсем классичным размером:

ааАааАаАа
АаАааАаАа
ааАааааАа
ааАааааАа

В стихе также встречаются ааааааааАа  и  аааааАаАа, он придерживается уже привычной нам схемы удаления ударных слогов из максимальной строки  АаАааАаАа, 232Аа, просто сама максимальная  строка не принадлежит ни к одному из пяти правильных размеров. Классификация такого стиха с точки зрения теории  стоп представляет затруднения: то ли это смесь хорея сначала с ямбом в конце, то ли сильно модернизораванный трехсложник наподобие анапеста с первым ударным и амфибрахием в окончании. В рамках нашего рассмотрения такой размер абсолютно естественен.   

Интересно устроено «Рябину рубили зорькою»:

аАа
аАа
Ааа
аАа
аАа
Ааа
аАа
аАа
Ааа
аАа
аАа
Ааа

Если смотреть по строкам, есть только две  возмможности аАа и Ааа,  и рифмуется лишь Ааа. То есть альтернативно его можно было бы его записать как два двустишия, состоящие  из абсолютно одинаковых строк вида  аАааАаАаа (132Ааа):

Рябину рубили зорькою
Рябина — судьбина горькая
Рябина  седыми спусками.
Рябина — судьбина русская. 

По нашей классификации этот размер тоже неклассичен  (неклассичен   вообще любой размер, где мешаются двойки и тройки,  кроме 23333...), хотя его можно без особой натяжки обозвать амфибрахием с дактильной рифмой.

«Доблесть и девственность»:

АааАааааА
АааАааааАа
АааАааАаА
аааАааАаАа

АааАааАаА
АааАааАаАа
АааАааАаА
аааАааАаАа

Размер АааАааАаА(а) -332А(а), строгий (нет никаких нарушений сходства), максимальный и неклассический.   

 «Мне нравится, что вы больны не мной»

аАаааааАаА
аАаааааАаАа
аааАаАаааА
аааАаАаааАа
аАаааАаааА
аАаааааАаАа
аааАаАаааА
аАаааАаааАа

Эта опошленная «Иронией судьбы» ритмика -   формально обычный пятистопный  ямб аАаАаАаАаА(а);  сравнительная необычность звучания, некоторая на слух  «размытость», полагаю,  связана с большим количеством «безударных  дырок»  - особенностью выбора порядка записей из группы ямба... 

   Если прыгать к заключениям на не особенно большом материале, Цветаева расширяет классическую гладкость стиха к новым мелодиям за счет  использования неклассических размеров и странноватого на вкус классики чередования записей, но довольно строго  придерживается старого проверенного рецепта . 
       
     УЗКАЯ  ЮБКА

Ахматова придерживается другого способа не писать как в 19 веке:  она  нарушает правило сходства. Она может, например, рифмовать


«И всегда в тишинЕ морОзной                -  ударение на 6 слоге
Предвоенной блУдной и грОзной »              -  ударение на пятом

это ааАааАаАа / ааАаАааАа , их сумма незаконна ааАаААаАа .

             Понятно, что эти два стиха на слух  согласованы таки друг с другом. Понятно также, что переставив ударение на блуднОй, мы получим немного другое, но тоже согласование.
            

          «Поэма без героя» организована (не выделенными в тексте) шестистишиями с рифмовкой ДДБВВБ, Б- мужская, Д и В женские. В женских рифмах возможны 9  и 10 слогов, в мужской 8 и 9, причем в одной строфе могут произвольным образом смешиваться строки с разным количеством слогов. Если ограничиться соединениями 9-9, получится следующая картина.
Полная сумма выходит  «немножко незаконной» : АаАаААаАа — нарушение происходит лишь на стыках 5 и 6 слогов, посередине строки. Там возможны практически  все четыре комбинации первой и второй строчки : как разрешенные для сходных строк:   аа — аа , аА-аА, Аа-Аа,  аа -аА, аа-Аа, так и запрещенные типа  аА-Аа. На двадцать взятых подряд  двустиший 9-9 я насчитал 8 «не совсем законных» сочетаний аА-Аа, так что речь идет не об единичном сбое, но о системе.  Во всех остальных местах нарушений размера нет. Примерно такая же катрина получается, если рассматривать только 10-10 или только 8-8 Резюмируя весь этот компот, поэма устроена по типу обычного хорея АаАаГаА(а), но Г здесь не просто ударный/безударный слог, а  целая стопа из двух или трех слогов, возможно безударная  Г= аА, Аа, ааА, аАа, Ааа, аа, ааа. Г — это заглавная греческая буква гамма (а не то, что вы подумали)  В двух сопряженных строчках сочетание для Г может быть практически произвольным — мы можем получить в одной строке на слог больше, чем в другой, если мешаем, скажем аА с Ааа; мы можем получить сочетания аА с  аА в девятисложных строках,   и несколько формально запрещенных  вариантов в десятисложных строках.

   Правила гаммы.

      Гамма (Г) — это  образование из двух или трех слогов с одним ударным, или безударное.  В записи гамма может заменять при согласованиии ударный слог, но согласуется лишь с другой гаммой, а не с ударным слогом. Гамма всегда находится на одном определенном месте в строке.  Две согласованные  строки с гаммами могут отличаться по длине на единицу.
       

       То, что гамма  худо-бедно  работает, связано, вероятно,  с тем, что  на слух мы плохо отличаем двухсложные образования с одним ударением от трехсложных и плохо различаем их между собой, но отличаем от односложных.

Для иллюстрации я приведу несколько строф из середины поэмы, где видно как строки раскладываются на  две стопы хорея, гамму и рифму.

хорей  Г    рифма
      
ааАа  аА  аАа
ааАа  аА  аАа
ааАа  Аа  аА
ааАа  аА  аАа
ааАа  аа   аАа
АаАа  аа  аА

ааАа  Ааа  аАа    
АаАа аАа  аАа
ааАа  Ааа  аА
ааАа  аАа  аАа
ааАа  аАа  аАа
ааАа  аа    аА

АаАа ааа  аАа   
ааАа  аа    аАа
ааАа  аа    аА
аааа   аА   аАа
ааАа  Аа   аАа
ааАа  аа    аА

Аааа   ааа   аАа
ааАа   аАа  аАа
аааа   аАа   аА
ааАа  Аа    аАа
ааАа  аАа  аАа
ааАа  аА    аА


 С еще более вольным способом согласования мы сталкиваемся в стихотворении   «Все мы бражники здесь, блудницы».

Ты куришь черную трубку,
Так странен дымок над ней.
Я надела узкую юбку,
Чтоб казаться еще стройней
 


а  аА  а   аа  а Аа
а  аА  а   аа  а А
а  А   а    аа  а Аа
а  А   а    аа  а А

а  А   а   Аа  аАа
а  Аа а   А    аА
а  аА а   Аа   аАа
а  аА а   аа    аА

а  аА а  Аа  а Аа
а  аА а  аа   а А
а  аА а  аА  а Аа
а  Аа а  а    а  А

а  аА а   аа   а Аа
а  Аа а  А     а А
а  аа  а  А     а Аа
а  аА а  Аа   а А


 Видно, что  это — ямб, но вместо ударных слогов выступают двух- и однослоговые комбинации  С=аа, А, аА, Аа, а, которые сочетаются в любом порядке. В результате выходит аСаСаА(а).   Первая строфа написана более регулярным размером, чем  остальные, там  согласованы 6 последних слогов. Примерно так же написана «Девушка пела в церковном хоре» Блока, но у Блока  строфы с  «С-хореем» : СаСаСаА(а).

Аа а  Аа  а   А     а   Аа
аа  а  Аа  а   А     а   А
аа  а  аА  а   А     а   Аа
аа  а  А   а    Аа   а   А

аа  а   аА  а   аА   а  Аа
а    а   аА  а   Аа   а  А
аА а   аА  а   а А  а  Аа
аА а   а А  а  Аа    а  А

а     а   аА     а    аА  а  Аа
аА  а   Аа     а    аа    а  А
аа   а    Аа    а    Аа   а  Аа
А    а    аа     а    Аа   а А

аА а  аА  а   аа    а  Аа
аА а  аА  а   а А   а  А
аА а  А   а    Аа     а  Аа
аа  а аА  а    аА     а  А

      
       Итак, при классическом согласовании строк мы должны иметь равное количество слогов. Если количество слогов начинает прыгать, то возможно мы имеем дело с одной из двух вышеприведенных конструкций согласования — гаммой,  с помощью  которой написана «Поэма без героя», либо с еще более вольной конструкцией, в которой все комбинации слогов С-типа считаются эквивалентнмыми одному ударному слогу. Похоже, изображать с этими средствами что-то сложнее хорея или ямба бессмысленно — тогда размер совсем утонет в шуме. 
        Простой альтернативный способ работы с С-ямбами и С-хореями основан на наблюдении, что в этих (точных) размерах количество безударных слогов между двымя ударными  нечетно (1,3,5...).  В С-размерах оно переменно, но 1-2 слога соотвествуют одному слогу «нормального» размера, а 3-4 соответсвуют трем. Острожным надо быть лишь в начале строки (там может быть две безударных для  хорея) — все слога  до первой ударной  надо оставить и потом разбираться с ними по понятиям. По понятиям же надо решать вопрос с пятью и более безударными подряд (но таких мест в обоих примерах нет).  Видно, что с этим  подходом и «Девушка пела...» и «Все мы бражники...» решаются без проблем. 
      

КТО ПРОЛИЛ МОЛОКО

     Некоторые  стихи Иосифа Бродского написаны строгим размером. «Рождественский романс», например — это  ямб. «Горбунов и Горчаков» - аж подмножество ямба аАаааАаааАа. «Bagatelle»  (от великой любви остается лишь равенства знак/     костенеть в перекладинах голых садовых скамеек) – классический  анапест с первым ударным.     Рассмотрим, однако, «Речь о пролитом молоке»

Я пришел к Рождеству с пустым карманом.
     Издатель тянет с моим романом.
     Календарь Москвы заражен Кораном.
     Не могу я встать и поехать в гости
     ни к приятелю, у которого плачут детки,
     ни в семейный дом, ни к знакомой девке.
     Всюду необходимы деньги.
     Я сижу на стуле, трясусь от злости.
        На первый взгляд, в этом стихе с точки зрения размера творится тихая жуть: от 9 до 14 слогов в  формально согласованных строках: возникает подозрение, что  стих безразмерен как семейные трусы. Его звучание, однако, наводит на предположение, что какая-то структура  должна бы  существовать. Естественно, при нечетких размерах согласовывать надо с конца — для женских рифм полседние три слога всегда согласованы. Итак, выровняем строки по концу и напишем сумму:  она выглядит как              ….ААаААаАаАа 

ааА         ааА      аАаАа
аА           аАа      аАаАа
ааА         аАа      аАаАа
ааА         ааа       аАаАа
ааАааа    аАа     аАаАа
ааА         ааа       аАаАа
А             ааа       аАаАа
ааА         аАа      аАаАа

ааА       ааа        аАаАа
ааА       аАа       аАаАа
Аа         аАа      аАаАа
а            аАа      аАаАа
ааАа      аАа      аАаАа
а            ааА      аАаАа
ааА       ааА     аАаАа
аА         ааа      аАаАа

Аа         аАа      аАаАа   
А           ааа       аАаАа   
аАа       аАа       аааАа   
Аа         ааа        аааАа   
аАа      аАа    аАаАа   
Аа       аАа     аааАа 
аАаа    ааа     аАаАа   
аааа     аАа     аааАа 

Теперь структура становится ясна — стих хорошо структурирован к концу строки,  и чем ближе к концу, тем лучше. Последние пять слогов — строгий двустопный ямб, бОльшая часть которого просто аАаАа. Еще три слога — структура аС, где С  еще и обязательно двусложно. Оставшийся ударный слог, если он есть, тащит на себе практически любую комбинацию безударных — здесь может быть от единственного безударного  до жуткой шестисложной  конструкции  с одним ударением  «ни к приятелю у» из-за которой строка бьет рекорд длительности. Таким образом, Бродский на всю катушку  использует принцип полковника Исаева — запоминается лишь то, что сказано в конце разговора. 


А вот  «Прощайте, мадемуазель Вероника»  («Если кончу дни под крылом голубки...») (выделены срифмованные двустишия ).

АаАа      аааАаАа
ааАа       аааааАа

аАааА      ааАаАа
АаА          ааааАа

аааа       АааАаАа
ааа         АааАаАа

Аа         ааааАаАа
АаА      ааааАаАа

АааА        аАааАа
АааааА    аАааАа

Видно, что последние две ударные группы (6-8 слогов) сопряжены  по всем правилам, хотя в поледнем двустишии это скорее  что-то трехсложное, а последняя четверка  насквозь сходна с хореем АаАа.  Первые же две ударных группы  оставлены на полный произвол судьбы. «Колизей — это когда изобрели арку и не смогли остановиться». Рецепт  Бродского состоит в том, чтобы хорошо связанная  часть строки тащила на себе почти произвольный остаток. В первой половине возможна  разница на два слога, любая чересполосица ударений — ее единственное отличие от прозы состоит в отсутствии спондеев.   

«Колыбельная трескового мыса»

     Одиночество учит сути вещей, ибо суть их тоже
     одиночество. Кожа спины благодарна коже
     спинки кресла за чувство прохлады. Вдали рука на
     подлокотнике деревенеет. Дубовый лоск
     покрывает костяшки суставов. Мозг
     бьется, как льдинка о край стакана.
АаАааАаАа  аА    ааааАа
ааАааАаАа           ааАаАа


АаАаа   АааАааАаАа
ааА  ааа         ааАааАаА
ааА                ааАааАаА
              АааАааааАа

Здесь строчки провязаны парой стоп  хорея  сначала и окончаниями на 6 и больше слогов в конце — вероятно, строки  слишком длинны, чтобы их тащило только окончание. Это — менее строгая модификация ахматовского рецепта из «Поэмы без героя».

  Почему-то у меня предчувствие, что Маяковский с его пятью рублями за рифму должен был  делать в стихах то же самое — привязывать вторую половину строки, оставляя первую болтаться — и не Иосиф Александрович это придумал. Впрочем, и не Владимир Владимировч, полагаю — ничто не ново под луной, все украдено до нас...

Берем «Юбилейное»

Я тащу вас.  Удивляетесь, конечно?
Стиснул?  Больно?  Извините, дорогой.
У меня,  да и у вас,  в запасе вечность.
Что нам потерять часок-другой

ааАа   ааАаааАа
АаАа  ааАаааА
аааа    ааааАаАа
аа        ааАаАаА

Здесь  принцип  просто «видно на слух»

«Удивляетесь конечно
Извините, дорогой
И у вас в запасе вечность
Потерять часок-другой » 

Я обрубил строки так, чтобы осталась лишь классически сопряженная  часть, написанная  попросту  хореем. Остальное, как видно, состоит из чего-то ритмически не очень вразумительного с остатками  хорея в самом начале.   

Такое же упражнение со стихами Бродского не столь информативно (в силу чуть менее глубокой связи), но какие-то ошметки из «Пролитого молока» наскрести можно:

с пустым карманом — с моим романом; поехать в гости — трясусь от злости;
Или дальше:
ремесло поэта - занять но это; много хуже — мечтать о муже; за меня ни с места -мне неизвестно; не горюй напрасно — единогласно.

«Когда б вы знали, из какого сора...» .   

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

      У меня была мысль посмотреть еще и Брюсова как любителя завернуть трючок, поподробнее глянуть на Некрасова, который уважает, как мне кажется, нечеткую связь, сравнить пятистопный хорей Есенина с лермонтовским «Выхожу один я на дорогу » ...- но интернет не резиновый, и мое трудолюбие еще менее того.
      Напоследок я просто хотел бы еще раз  кратко  обрисовать схему.

      Во-первых, мы говорим, что стихотворная строка сама по себе несет крайне мало ограничений на свою структуру — базовое требование, которое ее отличает от прозы — это связанный с рифмой «хвост» и отсутствие спондеев — двух ударных слогов подряд (понятие ударения надо сделать  чуть-чуть строже нормального, запретив ударение односложным словам и сотне двухсложных -  и тогда спондей в русской силлаботонике от Пушкина до Бродского действительно явление исключительно редкое). Всякая соответствующая этим двум минимальным требованиям строка признается «законной» или «стихотворной». 
        Во-вторых, мы утверждаем, что для того, чтобы размер собственно возник, необходима «схожесть» участвующих в размере строк. Критерий «схожести» состоит в отутствии спондеев в «суммарной» строке — грубо говоря, ударные слога в обоих строках должны либо совпадать по месту, либо разделяться хотя бы одним безударным промежутком. Такое предположение  является  распространением на более общий случай стандартной стоповой теории ямба и хорея.
        Этих двух предположений достаточно для того, чтобы получить последовательную и строгую классификацию размеров, которая включает в себя как все классические размеры, основанные на стопах, так и более экзотические. По крайней мере некоторые из этих экзотических размеров используются на практике, в частности у Цветаевой.
        Оказывается, также, что на практике строки могут сочетаться и по менее строгим критериям, чем «сходство»: ударные слога могут заменяться на группы слогов, которые включают в себя один ударный слог и несколько безударных. При таком согласовании количество слогов в согласованных строках может быть различным. Примерами являются «Все мы бражники ...» Ахматовой и «Девушка пела в церковном хоре » Блока. Такое нестрогое согласование достаточно  редко в классической поэзии 19 века, но приобретает все большее значение в 20-м. Насколько я понимаю из рассмотрения очень ограниченного числа примеров, подобное  согласование обычно организовывается по принципам ямба-хорея.
              Оказывается также, что строки могут согласываться точно, но лишь одной частью (обычно это  конец, иногда конец и начало). Такое согласование характерно, в частности,  для Маяковского и  тех стихов Бродского, которые не придерживаются классических размеров.   
         


Рецензии
Я тоже интересовалась этими вопросами из любопытства. У Вас получилась очень наглядная схема. Но позволю себе некоторые предложения.

Можно было бы встроить в схему ещё и гекзаметр. Говорят, Гомер писал на берегу моря в такт шелесту волн.

Теперь по поводу рифмы. Можно было бы ввести особые обозначения в конце строк, например, 1, 2 или буквенные. Схема Пушкинской строфы получилась прозрачной из-за мужских-женских окончаний. А что, если бы там были только однотипные? Тогда не было бы понятно, что строфы рифмуются через одну, затем парно, затем через две и в конце парно. И у других авторов наверняка найдётся много примеров, когда обозначение рифмованных строк внесли бы большую ясность. Для полноты теории это необходимо. И для создания программ тоже.

Я не думаю, что Вас увлекает идея создания программ, но обсудить это можно. Хотя электронные стихи могут оказаться вполне приличными, но с тем же успехом и графоманскими. Например, во времена Пушкина был поэт Хвостов не менее известный. Вслед за "Медным всадником" он тоже описал картины наводнения (гибели стада коров):
"Там на земле лежало много крав,
Кои валялись ноги кверху вздрав".

А вообще, стихосложение - это такая тонкая вещь, которую в электронный формат не уложишь. Вернее можно уложить ритм, рифму, содержание, словарный запас. С образностью труднее. И совсем уж невозможно - с передачей психо-эмоционального
состояния, за что собственно стихи и ценятся. У меня было как-то стихотворение на эту тему:
...
"Строча надуманные фразы,
Ты их попробуй, напиши.
Стихи - не рифмы и не разум -
А состояние души".

С уважением,

Галина Ларина   10.02.2019 13:49     Заявить о нарушении
Ув. Галина

Формирование строфы — особое дело, само по себе достаточно сложное — я его просто не рассматриваю. Меня интересует пока простейший номер — две строки с одинаковым количеством слогов и рифмой — двустишие. Как организовано оно. Онегинская строфа, сонет и тп — все имеет дополнительную структуру.

В принципе, можно просто заключать рифму в скобки, но если последнее А, то рифма мужская, Аа- женская, Ааа - дактильная — на примерах это хорошо видно.

Гекзаметр все-таки не русский размер, и стихи не обязательно организованы силлаботоникой. Насколько я понимаю, в греческом были скорее краткие и долгие слоги, чем ударные и безударные - но по незнанию греческого никогда этим вопросом не интерсовался. Возможно, было бы интересно применить эти же вещи к иностранным стихам и оттуда можно что-то почерпнуть...Опять-таки впрос времени и иетереса.

Программа может быть интересна не для написания стихов, но для помощи в их анализе. Второй вариант — разработка новых размеров, хотя я думаю, что все не особо длинные уже где-то завсетились. Я просто загонял четверостишия в программу для расстановки ударений, если бы автоматически производилась запись, делались суммы, отмечались неправильности и тп было бы проще этим заниматься — но это к филологам... В СПГУ на филфаке есть кафедра компьютерной лингвистики или около того, но я понятия не имею, насколько им это может быть интересно, и насколько это ново...

У Хвостова мне особенно нравилось «Весна зимой бывает летом» - или что-то вроде... И зубастый голубь — тоже находка...

Ritase   10.02.2019 17:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.