Судьба мудрее. Глава 9. Последняя встреча

      После несостоявшегося сближения с отцом о новой встрече с ним я не мечтала. И всё же через несколько лет она случилась и окончательно вычеркнула родителя из моей жизни.
      Это произошло в поминальный летний день, когда верующие и неверующие ходят на кладбище и скорбят по усопшим родным и близким. Мама ненароком встретила бывшего мужа у могилки старшей дочери, умершей в четырехлетнем возрасте от рака крови. Горе было общим, давним, но двумя десятками лет не смягчённым.
      Пришлось держаться миролюбиво и пригласить отца на поминки. К тому же, многие наши родственники, друзья и знакомые покинули грешный мир. Повод по-доброму затронуть прошлое выдался подходящий.

      Начиналось всё благопристойно и спокойно. Маму с приятелями я ожидала дома. Навела порядок, почистила картошку, нарезала хлеб, выставила на стол тарелки, стопки и вазочки с салатами. Пока не пришли гости, котлетами и колбасой угостила собак.
      У нас их было две - хорошенькую миниатюрную болонку я по дешёвке приобрела на рынке, а крупную невзрачную дворнягу забрала с улицы. Она, постаревшая и уставшая от тревог, из моего детства удачно перебралась в юность и доживала свой век в тепле и сытости. Мы по-прежнему понимали друг друга без слов.   
      Я очень удивилась, когда на дверной звонок ласковые и довольные псинки отозвались недобрым лаем. Значит, кто-то чужой пожаловал. Незваным гостем оказался отец - вот те раз! Не ждали, однако! В моём взоре застыл немой вопрос. Мама нервничала, полушёпотом объясняя его появление, гостям было всё равно, а я испытывала неловкость и смущалась от того, что одета по-домашнему просто. Как вести себя? О чём говорить? 

      Похоже, мой папаня тоже растерялся, ведь визит к бывшей семье не планировал. Он замялся у порога, что-то обдумывая, простуженно откашлялся, флегматично со мной поздоровался, даже пальцем не прикоснувшись. Притворно улыбнулся. Потом снял плащ, разулся, тяжело вздохнул, робко прошёл в комнату и напряжённо присел на краешек дивана.
      Я пристально разглядывала чужого человека, будто могла заглянуть в его душу и открыть для себя нечто важное. Почему-то он чудился родным. Моё горло сдавила непрошеная, но совсем не унизительная жалость. Детские обиды, недремлющими сторожами отгоняющие от сердца любовь, мгновенно улетучились. Мало ли, что было в прошлом...

      В тот миг я имела силы и желание принять любого папу: как весёлого и удачливого, так и унылого, одинокого, больного. Больше, чем мне, он никому не нужен! Всё, решено - мы не расстанемся! Мысли и чувства перепутались, несмотря на словоохотливость, я примолкла, только искренний взгляд обнажал чистейшие намерения.
      Но отец в мои глаза не смотрел. Он придирчиво и одобрительно оглядел наше с мамой жильё, вплоть до книг и сувениров. Удивился уюту, сказал, что неплохо устроились. Лишь настороженные собаки, претендующие на главенствующую семейную роль и бесцеремонно занявшие центр потёртого напольного ковра, ему не понравились. Впрочем, он им тоже. Но это не важно! 

      Я представляла, сколько впереди хорошего всего и, по обыкновению, радушно ухаживала за друзьями. А сама в замешательстве потеряла аппетит. Папа совсем рядом! Сидит напротив, всего-то на расстоянии вытянутой руки!
      Я ловила его дыхание, запах одеколона, табака и замечала, как за несколько лет изменились знакомые черты: морщинок на плохо выбритом лице не счесть, виски седые, губы синюшные, под глазами отёки. И взгляд тусклый, замедленный. Отец сильно постарел, видимо, горя хлебнул. Неужели теперь всё будет по-другому? Может, даже лучше, чем когда-то мечталось. Мама смирится, беспокоиться и ревновать не станет, ведь я никого не обделю любовью.

      Пока замыслы о дальнейших отношениях кружили мою голову, папа вдоволь ел и пил. Не воду, конечно, и не сок. Прилично захмелев, он вышел покурить на балкон. Я метнулась за ним, рассчитывая немного побыть вдвоём и поделиться давними надеждами.
      Этот порыв отца не задел. Он отрешённо и бессвязно твердил о том, что я уже выросла. Всё повторял: "Доченька моя, цветочек, красавица!". Фальшивил. Но столь нежных слов я отродясь не слышала, стушевалась, аж глаза повлажнели. Неистово захотелось быть милой, любимой, желанной, единственной, самой хорошей! Цветочком, лепесточком, лапонькой.
      Я опрометчиво поверила папе - так ведь не шутят. Однако его благой словарный запас быстро иссяк, и в бесцветно-мутных глазах мелькнул холодок. Наш задушевный разговор закончился, когда потухла сигарета. Отец быстро потерял интерес ко мне, вернулся к столу и снова потянулся к водке, не ожидая поминальных тостов.
 
      Гости мягко тормозили пагубное рвение, но папа потерял контроль над собой, пил и пил. Перед уходом выглядел жалким и противным, несуразно размахивал руками, пошатывался, звучно отрыгивал алкогольные пары, ругался матом, сморкался и ронял слёзы. Скорее всего, по недопитому спиртному – несколько бутылок ещё не опустошились и были на прицеле.
      Собаки, имеющие милейший нрав, забрались под диван и рычали, почуяв неладное. Моё терпение иссякло. Сунув в руки невменяемому отцу очередную поллитровку, я с неприличным грохотом распахнула входную дверь: "Хватит выкаблучиваться! Пошёл вон!".
      Больше не хотелось быть нужной. Раз водка важнее дочери, пусть убирается вместе с ней. Не знала я мужской помощи и заботы, и не надо. Обойдусь!
 
      На миг папаша протрезвел, опешил, лицо его побагровело, губы дёрнулись, голос задрожал неподдельной злостью: "Ты такая же, как твоя мать!". Претензий имелось немало, они бредово смешались и высказывались на повышенных тонах.
      Наши приятели заволновались, прекратили праздные разговоры, мама тоже странно молчала. А я отвела душу: "Да, такая твоя дочь! Резкая, неласковая, но сильная и гордая, готовая в одиночку вынести любые трудности. Какой ещё могу быть при беспутном отце?"
      
      На том отвратительная ссора иссякла. Окончательная разлука была очевидной. Я шумно захлопнула дверь и высокомерно задрала голову. Нелепые "розовые очки", сквозь которые видела папу, упали, разбились вдребезги. Настала пора реально оценивать мир. Так правильнее, хоть больнее. Родные люди не всегда близки.
      Пока стихал звук заплетающихся шагов, я изо всех сил смиряла отчаяние. Друзья семьи неуместно задержались, горевать о несбывшемся у них на виду было стыдно.
      Все вежливо притворялись, что ничего не случилось. Только любимые собачки преданно и понимающе заглядывали мне в глаза, выражая немое сочувствие. В наш дом вернулось стойкое благополучие. Мои расстройства, связанные с отцом, прекратились навсегда.
 
      
      Фото из сети Интернет.
      Продолжение -  http://www.proza.ru/2017/01/11/401


Рецензии
Это больно, конечно. Но, думаю, лучше никого папу, чем такого.
Конечно, расстройства, связанные с отцом, не прекратились навсегда.
Они запрятаны глубоко, глубоко...
Оценивать мир реально - больнее... Это да. Но, лучше так - так правильнее.
Марина - Вы сильный человек!
Спасибо, Марина!
От всей Души!

Григорьева Любовь Григорьевна   06.02.2021 12:02     Заявить о нарушении
Да, Любовь Григорьевна, иногда лучше без папы.
Огромное спасибо за прочтение и отклики, с добром,

Марина Клименченко   07.02.2021 08:21   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 53 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.