Первая командировка Часть первая

               

После приезда домой из армии я некоторое время размышлял, куда пойти работать, чем заниматься. Хотя я был дипломированный инженер-механик по специальности  - автомобильный транспорт, хотелось поработать в области электроники.  С детства увлекался радиолюбительством и конструированием электронных устройств.
В декабре 1974 пришел в отдел кадров  завода КМЗ, где раньше работал, там посмотрев мои документы и выдав мне временный пропуск,  направили меня к начальнику транспортного цеха.  Поговорил с начальником. Начальник,  поговорив со мной, решил меня принять  на работу мастером.  Но я как-то был не настроен на административную работу и пошел искать работу по душе.  Зашел к своим прежним  товарищам в мастерскую «КИП и А», иначе называемую «Пирометрической лабораторией», где работал в 1968 – 1970 годах.  Они были рады увидеть меня снова.  Сказал, что  вернулся из армии,  институт  закончил, хотел бы поработать на работе связанной с электроникой.
- Если ты инженер, то иди лучше на инженерную  должность. У нас на заводе недавно  АСУП (автоматизированная система управления производством)  образовался с тремя ЭВМ (электронно-вычислительная машина),- сказал бывший мой начальник  Доможиров  Анатолий Иванович. – Новый  корпус, третий этаж,- он показал  пальцем направление,  куда нужно  идти. 
Я пошел.  На нижнем этаже нового корпуса  слышался шум работающих станков. Я заглянул в  цех, приоткрыв  дверь. Увидел некоторых  знакомых  людей, стоящих за станками. Зашел внутрь. 
- А,  Володя, здравствуй!  Давно тебя не видел! – сказал подошедший ко мне начальник ЦТЛ (центральная технологическая лаборатория) – Брайнин  Гелий  Соломонович. Гелий Соломонович выглядел похудевшим и постаревшим.
 Я работал в ЦТЛ в 1970 – 1972 годах,  в  секторе исследования обработки деталей методом пластических деформаций, алмазным  выглаживанием, прошивкой  и дорнованием  на должности инженера-исследователя.  Мой непосредственный начальник был - Маношкин  Юрий Афанасьевич.
- Ты откуда, Володя? Чем занимаешься? -  спросил Гелий Соломонович.
- Окончил КМИ, из армии пришел, служил в ПВО Амурской области. Сейчас устраиваюсь снова на работу
- Так давай к нам устраивайся, я напишу, что ты нам нужен.
- Хорошо, может быть, только ещё схожу в одно место. А  вы как здесь работаете?
 - Вот перевезли оборудование из старого корпуса в новый,  люди некоторые уволились,  пришли  новые, но  ещё не освоились.  Людей не хватает.
Поговорив ещё с некоторыми товарищами  я вышел из ЦТЛ. Поднявшись  по широкой лестнице на третий этаж, увидел  большие двустворчатые двери, армированные  металлическим листом  окрашенные  в бежевый цвет, как и стены.
На одной створке был приклеен лист формата  А4.  На нём крупными буквами было написано   ИВЦ (информационно-вычислительный центр)  приглядевшись, заметил, что буквы состоят из мелких цифр единиц и нулей. Открыв дверь увидел длинный коридор идущий прямо  вдаль. Зашел внутрь. Меня увидел молодой человек примерно моего возраста. Спросил, что мне нужно и по какому я вопросу.
- По вопросу трудоустройства,- ответил я.
- Сейчас позову начальника, стойте здесь.
Молодой человек подвёл ко мне уже пожилого  мужчину.
-Пройдёмте, поговорим, сядем,  обсудим,- сказал начальник.
Мы прошли дальше по коридору и у стены сели в кресла.
-Нам конечно нужны люди-специалисты.  Машины « Минск-32» привезли, наладчики наладили и уехали обратно в Минск. Машины проще сделать, чем подготовить специалистов, работающих на этой технике. У вас какое образование, опыт работы? Покажите ваши документы. – Я вынул из кармана документы и вручил начальнику.
- Хм!  Диплом КМИ, инженер- механик,  специальность «автомобильный транспорт».  А почему, Владимир  Васильевич,  к нам решили пойти работать? 
- С детства увлекаюсь  электроникой: мастерю, паяю. И работал раньше на КМЗ в области контрольно-измерительных приборов и автоматики.
- Ну, паяют у нас техники – люди есть. Нужны инженеры-электронщики способные быстро найти неисправность и заменить ячейку  исправной.  А  неисправную ячейку уже ремонтируют техники.
- Читал литературу по электронике: триггеры, мультивибраторы там разные.
-Хм! Понятие по импульсной технике имеется, это хорошо. Пойдём в машинный зал,  покажу машину.
Мы вошли в машинный зал через дверь в полупрозрачной перегородке из стеклопакетов. 
В помещении было царство электроники: мерцали разноцветные лампочки на столах операторов. Горели индикаторы  и в других  приборах,  стойках-шкафах и больших магнитофонах с широкой магнитной лентой на больших катушках. Иногда магнитофоны включались,  со стуком лента прерывисто  перемещалась на другую бобину или с воем быстро перематывалась.
-Посмотри сюда, Владимир Васильевич, как тебе наша техника,- сказал начальник, открывая створки одной из  стоек.
С одной стороны по направляющим вставлялись в слоты электронные ячейки.
(Электронные ячейка – спаянная схема на печатной плате на транзисторах и других деталях выполняющая отдельные функции в ЭВМ). С другой стороны стойки от слотов тянулись разноцветные провода всех цветов радуги и оттенков. Эти провода переплетались между собой и соединяли слоты в разных направлениях. В глазах у меня зарябило от всего этого великолепия.
-Думаю, разберусь, - сказал я, но в душе немного струхнул.
- Тогда пиши заявление,  я подпишу.- Начальник продиктовал мне текст, я написал.
- Оформляйся в отделе кадров. Ждём на работе
***
Начальник  Владимир Степанович, а может Борис Максимович, точно не помню, сказал мне,  когда я пришел на работу  23 декабря, что меня пошлют в Минск на курсы повышения квалификации  в январе 1975 года.  Сказал, чтобы я изучал  накопитель на магнитной  ленте – ЦМБ-61.
 Принялся за изучение накопителя: читал инструкции, руководство по  эксплуатации, делал выписки к себе в записную  книжку.  Чистил внутренности  НМЛов пылесосом ,чистил магнитные головки ваткой со спиртом.  Ставил катушки и заправлял ленту через ролики и наматывал  6 – 7 витков на пустую катушку так, чтобы маркер начала ленты находился справа от датчика «Загрузка». Ширина магнитной ленты 12,7 мм, плотность записи – 32 бит/мм.  В общем, накопитель сложный агрегат мощностью в 3 кВт.
***
С начала нового 1975 года к нам  устроился на работу  Юрий Богатырёв. Он закончил ВУЗ по электронике, служил на Байконуре  2 года  лейтенантом  в качестве инженера - электронщика по аппаратуре связи с космонавтами. Я после вечернего института  прослужил около года рядовым.  Начальство сказало, что он и я поедем вместе в Минск на курсы. Только я буду специализироваться  по вводным и выводным  устройствам  на перфоленте и перфокартах,  а он по магнитным накопителям на магнитной ленте. Мы начали готовиться к командировке.
Купили авиабилеты с пересадкой из Свердловска до Москвы, а там поездом можно было доехать до Минска. Богатырёв был старшим, товарищем, многие  вопросы решал сам. Он договорился с нашим начальником,  чтобы получить зарплату переводом на Главпочтамт в Минске до востребования. Нам выписали суточные на 2 месяца, которые получили на руки через кассу. Ещё в бухгалтерии нам сказали, чтобы мы не выбрасывали проездные билеты на транспорт, что потом возместят стоимость потраченных билетов.
***
В понедельник  мы были в аэропорту города Кургана.  Меня провожали родители. Юрия никто не провожал, Сам он из другого города попал в Курган по распределению из института. Меня не куда не распределяли, так как я обучался на вечернем отделении. Была зима, я был в зимнем пальто в шапке и зимних ботинках. Юрий был в демисезонном пальто, одет как-то не по-зимнему.
 Моя мама спросила его, почему он так одет. Он ответил, что там, куда мы направляемся не очень холодно. Мама сказала, что положила в чемодан мне пирожки и другую пищу, а если там, в Минске не холодно, то можно надеть плащ который она положила в чемодан. Юрий сказал, что возможно чемодан в пути не придется открывать: в цивилизованных местах везде кафе и закусочные.
Наконец  после всех процедур, объявили о посадке в самолёт. Мы с Юрием зашли на борт самолёта  Ан-24, сели в кресла. Самолёт вырулил на взлёгно-посадочную полосу. После короткой стоянки самолёт разогнавшись, взмыл в небо. Путешествие началось!
***   
Быстро прилетели в Свердловск, сели в аэропорту Кольцово. После пересадки в самолёт ТУ-134 полетели в Москву. В Москве приземлились в аэропорту Домодедово. Из Домодедово на автобусе добрались до станции метро «Каширская», а затем на метро до самого Белорусского вокзала. На Белорусском вокзале купили билеты на поезд, который отправлялся в Минск поздно вечером.  До вечера ещё было далеко и мы решили погулять по Москве. Сдал в камеру хранения чемодан, Юрий свою сумку, получили бирки и отправились  смотреть  Москву.
***
  Доехали на метро до Красной площади дальше гуляли пешком.  По сравнению с Курганом в Москве было мало снега: так кое-где по углам и в теневых местах, а асфальт сухой.  Дошли  до Калининского проспекта , посмотрели  большой цветной телевизор  звук телевизора  был слышан  из громкоговорителя  у ближайшего  дома-небоскрёба  Подошли ближе к экрану. Он был расположен на стене здания расположенного поперёк проспекта. Экран состоял из отдельных цветных (3 цвета) автомобильных лампочек в каждой ячейке. Пошли  дальше за здание с экраном прошли немного дальше пересекли улицу.  Зашли во двор какого-то дома посмотреть, как живут москвичи.  Московский дворик показался мне жалким и неуютным.  Внутренность  двора была закатана в асфальт. Земли и травы не было видно. Сиротливо стояли детские качели. Песочницы для детей  нигде не было видно. Мы повернули назад. Вышли на Поварскую  улицу.
 Около большого  небоскрёба  стояла церковь. Хотя она была вполне большая, рядом с небоскрёбом она казалась игрушечной. Пересекли улицу, подошли к крыльцу церкви. У дверей висела табличка как во всех учреждениях  «Всероссийское общество  охраны природы». Большой плакат на стене извещал о выставке аквариумных  рыбок.
Мы решили посмотреть выставку. Зашли внутрь. Билет стоил не дороже рубля, насколько помню. Рыбки разных цветов и размеров плавали  в больших и малых аквариумах. Аквариумы  подсвечивались лампочками.  Аквариумные компрессоры нагнетали воздух, который пузырьками выходил наружу. Рыбки плавали среди леса водорослей. На дне аквариумов лежали камешки. Во втором отделении помещения также стояли  аквариумы, но горел ярко электрический свет.  Сидела за столом пожилая женщина. Рядом  с ней на столе и за её спиной были расставлены репродукции в рамках  известного  художника-передвижника  Василия Поленова «Московский дворик». Картины были разных размеров большие и маленькие.          
На картине изображён типичный старый московский дворик в начале лета. Солнце ещё не взошло высоко над горизонтом, но ярко освещает свежую зелень. Во дворе играют дети, идёт женщина с ведром, стоит запряжённая в телегу лошадь. На заднем плане купола церкви.
- А церковь то это та и есть  в которой мы находимся, - сказал я Юрию, - и написана была из того места дворика где мы недавно шли!
- Точно! – Ответил он.
- Да, да! Это и есть тот самый храм Симеона  Столпника, сказала женщина за столом – Купите картину, стоит недорого. Будет хорошим украшением  для квартиры.  Картина и вправду была замечательная, но нам сейчас было не до неё.
- В следующий  раз. - сказал Юрий и мы пошли на выход.
***
На Калининском проспекте мы зашли в кафе «Ивушка», что около ювелирного магазина «Малахитовая Шкатулка» там был бар за стойкой бара стоял бармен,  позади него на полках стояли  ряды всевозможных бутылок.  На стойке у бармена увидел ещё портативную посудомоечную машину которая за прозрачной дверцей мыла бокалы. Богатырёв заказал какой то коктейль.  Я заказал такой же. Бармен намешал из бутылок  коктейль, разлил по бокалам, воткнул в коктейли пластмассовые  трубочки  и на подносе   принес на столик  с креслами.  Мы сняли верхнюю одежду, повесили на спинки кресел.  Напитки были какого-то зеленоватого цвета.  Через трубочки стали пить, это оказался довольно крепкий алкогольный напиток. Выпив  по бокалу я сказал Юрию, что не могу больше пить. Он подозвал бармена.
- Что ещё будете заказывать?
- Ничего,- ответил я.
- Тогда рассчитаемся…
Юрий полез в свой карман за деньгами. Я сказал, что сам расплачусь. В дороге мы тратили деньги попеременно: то он, то я. Я расплатился и мы пошли на выход. Ещё зашли в туалет, где меня стошнило от этой цветной «бурды». Богатырёв был крепкий парень - ничего у него даже не «замутилось». Мы вышли снова на проспект.  На свежем воздухе почувствовал  себя лучше, хотя в голове ещё шумело. До отхода поезда было ещё далеко и мы решили сходить в кино.   Зашли в кинотеатр «Октябрь» купили билеты на фильм  «Автомобиль, скрипка и собака Клякса» погуляли ещё перед сеансом, а потом зашли в зал. Посмотрев фильм, мы отправились на метро, доехали до вокзала, взяли чемодан и сумку из камеры хранения. Когда объявили нашу посадку мы пошли на поезд, сели в наш вагон, расположились на местах. Когда поезд тронулся, мы ещё посмотрели в окно на ночную Москву, потом легли спать и крепко уснули.   
***
Проснулись мы уже в Белоруссии. Наступал рассвет, за окном светлело.
 - Не беспокойся, поезд дальше Минска не идёт, успеем собраться и выйти,-сказал Юрий. 
Действительно, прибыли в Минск  на станцию Минск-Пассажирский, спокойно собрались и вышли.  Воздух был тёплый. Ярко светило солнце. Не было в январе зимы, что было странно. Вышли из  вокзала, автобусом доехали до завода электронно-вычислительных машин имени Орджоникидзе.  Сам завод был загорожен высоким  бетонным забором, за ним виднелись многоэтажные корпуса. На  сам завод мы не попали, были только в отделе кадров, где отметили свои командировочные  документы. Там нас направили в библиотеку заводоуправления, где мы получили нужные методички на время обучения. Ещё в отделе кадров вызвали по телефону женщину,  которая должна была устроить нас на проживание в общежитие. Дали адрес школы, где должны проводиться занятия, с 16 января по 13 марта. Прийти нужно было 16 января к двум часам дня, класс такой-то.  Пришла женщина, мы вместе с ней поехали на место проживания.
В автобусе смотрел по сторонам, где мы едем. Вот проехали площадь Победы с высоким монументом-стелой. На крыше одного здания за стелой на крыше  буквы  ПОДВИГ НАРОЛА, на другой крыше здания справа  БЕССМЕРТЕН.   Потом я каждый почти день ездил на автобусе мимо монумента-стелы.
***
Наконец мы вышли из автобуса. Прошли ещё квартал. Свернули в проход между пятиэтажными домами.  Зашли в подъезд одного из домов. Поднялись  на третий этаж.  Женщина открыла дверь. Это была однокомнатная квартира, не считая кухни и ванной комнаты. В большой комнате стоял стол, стулья, чёрно-белый телевизор,  были ещё на полу  2 раскладушки. Две раскладушки были свёрнуты и стояли у стены. При такой теплой погоде я вспотел, в своём зимнем пальто. Повесил его и шапку на вешалку. Женщина  выдала нам постельное бельё. Сказала, что ещё двое командированных  товарищей  здесь живут.  Дала ключ от квартиры  Богатырёву,
Дали женщине задаток на проживание из расчёта, если не ошибаюсь, рубль в сутки. Когда женщина ушла, я открыл свой чемодан, достал съестные припасы. Свой плащ из чемодана  повесил  на вешалку. В дальнейшем в Минске я в нём только и ходил.
 Подкрепившись  съестными припасами,  мы вышли погулять на улицу. Из дома я захватил свой плёночный фотоаппарат «Зенит» и делал снимки. Кое-что  потом получилось в негативах, кое-что нет. Снимали друг друга в помещении на улице, снимал интересные виды Минска. Ещё цветные виды Минска купил в виде пачки открыток.
К вечеру  пришли домой  в квартиру там уже  были  двое командированных  из  Красноярска,  их послали не на учёбу, а по другому делу.  Познакомились,  сказали, что приехали на курсы по повышению квалификации, что завтра первый день учёбы.  Заметив у меня фотоаппарат, один товарищ из Красноярска попросил  меня,  его показать поближе.
-Хорошая оптика, у моего  фотоаппарата оптика хуже, хотя и стоит дороже. Давай меняться, - не очень уверенно сказал он. Я конечно не согласился.
 Потом мы поужинали купленными в магазине продуктами.  У меня была сумка сетка-авоська, потом каждый день покупал себе продукты преимущественно  хлеб, молоко или что сварить с Богатырёвым.
.  Посмотрели местные новости по телевизору. По телевидению  одни передачи шли на русском языке другие на белорусском.  По радио также. Газеты есть на русском и на белорусском языке. Да и понять можно сразу почти всё. При небольшой тренировке можно всё понимать. Написание  слов – как слышится, так и пишется. В учреждениях  все белорусы говорят на русском, может дома у себя на своём родном языке.  Потом мы разобрали раскладушки,  застелили их  матрацами, простынями, одеялами на подушки надели наволочки и легли спать.
***
На следующий день поинтересовались у товарищей из Красноярска о том, как добраться до школы, где будут занятия. Они достали карту и показали каким автобусом куда ехать, что нужно доехать до Комаровского  рынка, перейти дорогу пройти рынок насквозь перейти дорогу за рынком и  двигаясь дальше можно дойти до школы.  Потом они ушли по своим делам. До двух часов дня ещё было время, мы ещё погуляли сходили в столовую и  поехали по указанному маршруту. Вышли у Комаровского рынка, перешли дорогу, прошли рынок насквозь, прошли дальше, нашли школу. До  двух часов ещё было время, мы остановились у входа и стали ждать. Подходили  приехавшие на курсы люди, спрашивали:  «Кто приехал на курсы?»  Собралась толпа из приезжих.  Наконец пришел наш преподаватель, убедился, кто мы и позвал за собой в школу. Зашли в пустой класс. Первый день был организационный: перекличка, какие предметы будут преподаваться, какие преподаватели будут преподавать, когда будут экзамены. Преподаватель сказал, что  те, кто специализируется на магнитных накопителях, будут обучаться в другой школе по другому адресу, а кто специализируется по устройствам ввода и вывода на перфокартах и перфолентах, будут обучаться в этой школе. В последующие  дни я уже ходил в эту школу один без Богатырёва.
*** 
Применение  перфокарт и пефолент было известно уже давно, ещё во время правления Наполеона во Франции.  Изобретатель Жозеф  Жаккар (Жаккард) в 1801 году изобрел ткацкий станок сложного плетения, благодаря чему стало возможным изготавливать ткань жаккардового плетения в промышленных масштабах. Станок позволял контролировать сотни нитей для создания сложных многоцветных узоров. Изначально для этого использовались - перфокарты.       Изобретение Жаккара является весьма остроумным механизмом по разнообразию и безошибочности своего действия. Для получения узорной ткани недостаточно опускать попеременно все чётные или все нечётные нити основы, чтобы пропускать в образующийся «зев» челнок с уточной нитью, а необходимо опускать только некоторые из них, в определённом порядке, различном для всех нитей утка, составляющих заданный узор. Каждая нить основы проходит в ткацком стане через особое колечко-нитяницу, соединённое у Жаккара с особым вертикальным стержнем. Все они расположены довольно тесно, рядами, и на их верхние концы нажимается кусок картона с дырочками, соответствующими стержням, которые должны остаться в покое. Необходимое для узора число таких картонов соединено в непрерывную цепь, а простой механизм перекладывает их автоматически после каждого прохода челнока. Принцип машины Жаккара  был применён во многих аппаратах, таких как механическое пианино, телеграфных аппаратах  и других устройствах.
Наполеон, при демонстрации Жаккаром  станка с программным управлением, пришел в полный восторг,  щедро отблагодарил ткача-изобретателя, назначив пенсию в 3 тысячи франков. Кроме того, он назначил Жаккарду премию 50 франков с каждого действующего  жаккардового станка во Франции. Впоследствивии, в 1840 году, в Лионе Жаккарду был установлен памятник.
В настоящее время перфокарта и перфолента уходят в историю. Их заменили дисковые накопители, SSD-накопители, флешки,  CD-ROM – диски и другие современные средства хранения информации.
Вечером, когда мы пришли домой на квартиру , товарищи из Красноярска  демонстрировали нам  своё любительское кино через взятый напрокат кинопроектор. Показали съёмку в цехе завода, на котором они работали, как поднималась с помощью кран-балки крупная деталь с лопастями похожая на турбину.  В последующие дни показывали и другие любительские фильмы. Была у них любительская кинокамера, снимали что-то в  Минске.
Вся эта техника, которой люди увлекались в те годы: плёночные фотоаппараты, любительские плёночные кинокамеры, тоже ушла в историю. Взамен пришли цифровые фотоаппараты, камкодеры.
В тот описываемый  период не было в СССР сотовых телефонов, портативные приёмники, ЭВМ  изготовлялись на транзисторах. Не было микросхем. микроконтроллеров как сейчас. Сейчас никого не удивляет смартфон, превосходящий по производительности и возможностям  все те 3 ЭВМ, что стояли у нас на заводе.
У нас на курсах были такие предметы как: структура ЭВМ, ячейки, немного о программировании и языках программирования, немного об устройствах ввода, вывода на перфокартах и перфолентах. Плохо то, что не было наглядности. На завод не пустили. Может, боялись что мы что-нибудь  «спионерим»?   Термин спионерить  появился  с советских времён.
  В 1934 году при попытке продать украденный дорогой фотоаппарат милиция задержала 12-летнего московского пионера Валентина Егорова. В ходе следствия выяснилось, что за четыре последних года мальчик успел обворовать помещения комиссариата тяжелой промышленности, сельского хозяйства, снабжения, образования, финансов и здравоохранения. Помимо этого он промышлял в редакции газет «Известия и „Правда“, а также в управлениях Московских предприятий.
В начале 30-х годов власть решила использовать пионеров, как добровольных помощников для контроля над советскими столовыми, буфетами и различными учреждениями. Таким образом, планировалось улучшить работу госорганизаций и воспитать в детях социальную активность. Официальная пропаганда называла проверяющих-пионеров „легкой кавалерией“ партии и одним из таких кавалеристов стал сын кочегара и отличник Валя Егоров.
***

Структура ЭВМ это различные узлы ЭВМ  в виде прямоугольников с наименованиями, между которыми стрелками указывается,  что с чем взаимодействует.  Ячейки – отдельные электрические схемы узлов. Обо всём этом я конспектировал в двух толстых общих тетрадях в клетку.  Сравнительно недавно эти тетради ещё были у меня, но я их  выбросил, поняв, что никуда они больше не пригодятся.  На последнем месте работы, на заводе «Сатурн» видел уже более совершенную ЭВМ  Минского завода из серии ЕС, но с началом перестройки появились настольные индивидуальные компьютеры которые полностью заменили эту ЭВМ. ИВЦ закрыли. Ещё долго видел в окно машинного зала пылящуюся ЭВМ . А потом вероятно стойки сдали на металлолом ячейки выбросили на свалку где их разобрали любители электроники на детали.
Помню ещё в институте, где я обучался, стояла ЭВМ «Минск-22». Большой высокий шкаф заполненный радиолампами если не ошибаюсь  6Н3С , внизу шкафа стояли мощные вентиляторы. Сейчас эту ЭВМ вполне заменяет карманный инженерный калькулятор.
Когда мы изучали устройство карточного ввода, преподаватель выдал каждому тестовую перфокарту для проверки этого устройства, мы сделали специальный кармашек из согнутого листа тетради, подклеили его в тетрадь, положив туда перфокарту.
Один раз придя в школу  мы долго сидели в классе, ждали преподавателя и уже собирались уходить по домам, но преподаватель пришел, и  провёл занятие, правда закончил он позже. После окончания занятий я отправился на остановку автобуса. На улице было темно. Пройдя улицу  на которой была расположена школа и перейдя поперечную улицу, как обычно я отправился через калитку Комаровского рынка, которая была открыта настежь. Удивило только, что рынок не освещался, не было видно людей. Пройдя мимо  безмолвных  павильонов, я уже видел освещённую улицу Якуба  Коласа (писатель и поэт Белоруссии) через прутья металлического забора и калитку в заборе, правда, закрытую. Там рядом находилась автобусная остановка.   Вдруг услышал лай большой овчарки мчащейся на меня,  за ней  заметил людей в униформе помахивающими  резиновыми дубинками и не спеша идущими ко мне. Я подумал, что собака должна быть дрессирована и просто так не укусит.  Не стал никуда бежать и остановился неподвижно.  Собака остановилась около меня, оскалила зубы и злобно прорычала, затем села и уставилась на меня своими волчьими  глазами. Охранники подошли, поигрывая своими резиновыми дубинками. Окружили  меня со  всех сторон.
- Вы, почему здесь, ведь рынок работает до 8 часов вечера и все входы уже закрыты?!  Объявление при входе читали?! – Спросил меня вероятно  главный охранник.
- Калитка была открыта, объявления из-за плохой освещённости не разглядел, сам я из другого города, местность не знаю, хожу только здесь, иду с занятий курсов повышения квалификации
- Знаем мы, какие у вас курсы!  Иваныч, посмотри там калитку. А это что?! – Он показал на мои общие тетрадки, топорщащиеся  из кармана плаща.
- Конспекты. Вот посмотрите, - сказал я и протянул ему тетрадки. Охранник
быстро просмотрел тетрадки и вернул их мне.
- Калитка была открыта! – Донеслось издалека.
-Паспорт есть? – спросил  главный охранник.
- Вот, пожалуйста.
Луч фонаря осветил страницы паспорта, а потом ударил мне в лицо.
- Петрович, открой калитку на улицу. Выпусти его. В следующий раз лучше обойди рынок по улице, - сказал он.
Главный охранник отдал паспорт, Петрович  открыл калитку на улицу и выпустил меня на остановку. Доехал до нашего общежития без приключений. Позвонил в дверь. Юрий  открыл дверь.
 - Уф! Наконец-то. Я уже сильно забеспокоился о тебе! Где ты был?
- Преподаватель не пришел вовремя. Поэтому  задержались.
***
Так как в школу нужно было приходить к двум часам дня, с утра ещё было много свободного времени. Однажды я сидел дома и читал свои конспекты, стараясь понять, что я написал.  Порой механически записывал речь и объяснения преподавателя.. Пришёл  Юрий с прогулки и сказал мне:
-Володя, я сейчас сходил в музей  Великой Отечественной войны, мне понравилось, сходи и ты.
- Это наверно далеко, возможно я не успею на занятия.
- Нет, можно пешком дойти. Вот посмотри в окно: выйдешь с нашего двора через проход.  Пойдёшь  туда прямо по нашей  Червоноармейской   вулице (улице) прямо. перейдёшь  одну улицу иди дальше с левой стороны увидишь  сквер, иди дальше через широкую улицу, на другой стороне увидишь  Палац ( Дворец) культуры, так за дворцом и находится музей на крыше которого из больших букв составлено: ПОДВИГУ  НАРОДА  ЖИТЬ В ВЕКАХ.
Я захватил фотоаппарат, оделся и вышел на улицу. Прошёл  мимо сквера с маленькими, голыми без листьев, деревцами. Перешёл широкую улицу, нашёл Палац зашел за него, увидел большое вытянутое трёхэтажное здание с пилонами  на верху здания  большие буквы. Подошел к большой солидной массивной двери музея. Открыл дверь, зашел внутрь.
- Где здесь касса? – Спросил я у пожилого  вахтёра, сидящего на стуле у входа.
- Заходи.  Сегодня свободный вход, - ответил он. У входа в залы было написано, что фотографировать в музее  запрещается, поэтому я и не стал доставать из-под плаща фотоаппарат. Потом уже на улице сделал несколько снимков окрестности.
В музее была партизанская землянка без стены, так что всё внутри было видно. Под стеклом лежали трофейные автоматы шмайсеры, и другие автоматы с большими длинными возвратными пружинами. Отдельно стоял трофейный крупнокалиберный пулемёт. Самодельное партизанское оружие. Из чего только не делали это оружие изобретательные партизаны!  Представлены были  подлинные документы, листовки, немецкие аусвайсы,  картины, фотографии,  диорамы. Над потолком висели макеты советского и фашистского самолёта, изображая воздушный бой.
В одном из залов музея собралась большая толпа ветеранов: солидные дядечки, грудь которых украшали многочисленные  ордена и медали. За ними я увидел манекен немецкого солдата в будке охраняющего какой-то объект. Дело происходило зимой. Солдат был в женском платке. Блицкриг не состоялся, пришла зима. Немцы мёрзли в непривычном климате. Я постарался подойти поближе, но из-за толпы ветеранов не мог всё разглядеть. Ветераны вспоминали минувшие годы войны.  Зашел с другой стороны, там также не было видно. Один ветеран, заметив меня, громко сказал:
 - Товарищи!  Что мы близко стоим у экспонатов?! Дадим молодому поколению увидеть то, что пережили мы!  Пропустите молодого человека!
Сразу образовался коридор из ветеранов. Меня, легонько подтолкнув за плечо, пустили к манекену.  В сторожевой будке солдат стоял в тонкой шинели, ладони рук, если не ошибаюсь, были воткнуты в женскую муфту, сапоги его  были  в плетёных прямоугольных  корзинках, чтобы окончательно не отморозить ноги.
***
Погода в Минске не всегда была тёплая, как в первый день приезда, выпадал снег и даже много. Из соседних домов  в таких случаях появлялись лыжники в лыжных костюмах. Они вставали на беговые лыжи и носились по дворам, накатывая лыжню. Правда снег держался недолго, он таял и снова был голый асфальт. С Богатырёвым мы часто гуляли по городу смотрели на тающие льдины на реке Свислочь , видели только  начинающуюся стройку станции метро загороженную фанерными щитами.
 Посетили дом-музей  первого съезда РСДРП,  на крыльце которого Богатырёв меня сфотографировал. Сам музей деревянный – копия сгоревшего здания, как и большинства деревянных построек сожженных  фашистами во время отступления из Минска.  В музее в основном на стенах висели фотографии о деятельности Ленина.   
  Посетили ВДНХ,  правда сам павильон был закрыт, но через большую стену-окно можно было рассмотреть внутренности и экспонаты. Была видна новая ЭВМ  ЕС-1020, которая в будущем должна была заменить Минск-32.  На площадке у павильона  были выставлены машины, выпускаемые в Белоруссии: трактора, МАЗы, карьерный  самосвал БелАЗ.
30-го января 1975 года в Минске открылся широкоформатный кинотеатр  «Октябрь». Об этом сообщали по радио, телевидению и в газетах. В ближайший  выходной  я с Богатырёвым пошли в этот кинотеатр. Кинотеатр представлял собой большое круглое здание, установленное на постаменте, куда можно было зайти с проспекта по ступеням широкой двухмаршевой лестницы. Мы купили билеты на кино «Весёлый калейдоскоп». В фойе кинотеатра были экзотические растения и  вверху были подвешены клетки с попугаями с ярким цветным оперением.  Сам фильм который мы смотрели состоял из трёх новелл. Зрители смеялись, правда фильм шел на белорусском языке,С что несколько затрудняло понимание юмора, но клоунада фильма была понятна без слов.
Недавно видел передачу по телевизору с ведущим Максимом Галкиным посвящённую  ВИА  «Песняры» так оказывается, как сказал Леонид Борткевич его основная профессия не певец, а архитектор и его дипломная работа по окончанию архитектурного техникума была – проект кинотеатра «Октябрь».
 Ещё один  артист - юморист  Юрий  Гальцев, участник этой передачи, окончил институт  КМИ, по профессии  инженер –механик    по специальности «Автомобильный транспорт».  Институт, профессия и специальность у нас совпадают,  только он окончил в 1983 году, а я в1973 году.
Помню в 1975 году по Минску, куда ни глянь, везде были афиши песняров.  Самый пик популярности.  Фанаты, видел по телевизору, просто сатанели на концертах. В Минске большой стационарный цирк есть, видел по телевизору  передачу из цирка во время репетиции.
***
С нашими товарищами из Красноярска мы встречались  в общежитии вечерами. Хотя  я почти никогда в карты не играл, они решили меня научить игре в преферанс. Говорили,  что играть вчетвером интереснее, что игра развивает мышление, умение быстро соображать и считать, воспитывает коллективизм. Мои родители не играли в карты.  Мама говорил,  что в карты играют «фулюганы» и другие  плохие люди. Юрий  Богатырёв  умел играть преферанс, вероятно  он этому научился живя в общежитии института, в армии в офицерской среде или живя в Кургане в общежитии.   В армии, когда я служил, запрещалось играть в карты. Разрешалось  играть только в домино, шашки и в шахматы.
И вот сели играть.  На тетрадном листке расчертили  4 сектора, в сектора записывали очки игроков. Это называлось расписать пульку. Цель игры — набрать за время партии как можно больше очков в общем счёте. Очки в соответствии с правилами игры даются за результаты разыгрывания каждой раздачи. Результаты разыгрывания зависят как от силы приходящих карт, так и от качества логических решений каждого игрока. Поскольку игра идет на случайных раскладах, на длительной дистанции сила приходящих каждому участнику карт выравнивается, и суммарные результаты начинают соответствовать квалификации участников.
Запись в каждой области пульки производится единообразно: запись ведется с левого края, при каждой новой записи вписывается последнее суммарное значение в данной области, непосредственно после которого ставится точка или запятая (что защищает от приписок). Зачёркивания в записях не допускаются; в случае ошибки при записи после ошибочного значения (через точку) пишется правильное значение.
Поиграв немного, я  отказался от игры  и когда предложили играть на деньги при условии каждое очко – копейка.  Меня долго не уговаривали,  поняв, что я плохой игрок и сбиваю азарт игры. Лёг спать, было уже поздно. Товарищи поставили стол в сторону подальше от меня  Лампу накаливания дополнительно  занавесили газетой, чтобы свет мне не мешал спать  и продолжали играть. Сквозь дрёму слышал словечки: «пас!»… «Взятка!»...  «Беру!».  Ребро раскладушки даже через матрац чувствовалось телом. Кончили играть где-то в 4 часа утра.
- 20 рублей проиграл, - это был, похоже,  голос Юрия Богатырёва.   
 Женщина (хозяйка квартиры, или кто она) приходила к нам каждую      
неделю: меняла постельное бельё и полотенца, мыла пол, брала деньги за проживание.  Юрий со мной съездил на Главпочтамт, там получили переведённую зарплату с завода. Потом там же из телефонной кабины он поговорил с начальством ИВЦ  нашего завода. Сказал, что деньги получили, поблагодарил. Мы потом ещё раз через месяц ездили за деньгами. Главпочтамт находится через дорогу напротив  Дома правительства.  Здание в стиле сталинского ампира, оно сочетает в себе  помпезность, роскошь, величественность и монументальность.
Ходили по магазинам смотрели, что интересного продают. Товаров хороших и разных было больше чем в Москве. В одном охотничьем  магазине увидел  фоторужьё с телеобъективом – не хочешь стрелять по птичкам, можешь их фотографировать. Много разнообразного инструмента для домашних умельцев.
В универмаге увидели цветной телевизор «Горизонт» Минского завода, народ толпился, смотрел на это чудо техники, но никто не покупал его. Цвета на экране были бледными и неестественными. Цветные телевизоры тогда ещё были редкостью в СССР.
Я купил себе прибор радиолюбителя для испытания  радиоаппаратуры. Потом отправил его по почте домой, упаковав в посылку вместе со своим  грязным бельём и письмом для родителей.
***
Приближались экзамены. Наши товарищи из  Красноярска уехали домой и мы с Юрием  жили одни.
В очередной раз пришла женщина-хозяйка. Она, если не ошибаюсь, приходила по пятницам.  . Юрий сказал, что 13 марта  в  четверг мы заканчиваем учёбу, может быть ещё задержимся на день. Деньги  за проживание на будущие дни как платить?  Она сказала, что положите  деньги  и ключ от квартиры на стол когда будете уезжать  Дверь  сама защелкнется на самозапирающийся замок.
 Купили билеты на вокзале на поезд «Минск-Новосибирск до Кургана.  Юрий сначала хотел самолётом лететь, но я убедил его ехать поездом без пересадок.
  Наступил  день  экзаменов.  Я подзубрил свои конспекты, и  отправился на  экзамены в школу.
Пришли в свой класс. Пришел  преподаватель…
- Начнём, пожалуй,- сказал преподаватель, доставая из кармана  пакет с экзаменационными билетами.
- Вопрос  можно задать?- донёсся голос полноватого мужчины с задней парты.
- Да, пожалуйста.
- Вот, меня прислали сюда из  совхоза, где я работаю мастером по ремонту и обслуживанию табулятора  (электромеханическая машина, предназначенная для автоматической обработки числовой и буквенной информации, записанной на перфокартах.) и прочей бухгалтерской техники. Кроме всего этого  у нас никакой ЗВМ  нет, и не будет. Чувствую, что не сдать мне экзамен.  С работы меня не выгонят,  меня послали на курсы как поощрение за мою  работу, но будет стыдно перед начальством, что не сдал экзамен.  Спасибо  конечно за то, что вы старались нам преподать, но и мы скинемся по 3 рубля и сделаем вам такой подарок.
- Ха – ха!  Вопрос интересный.…  А  много таких как этот товарищ? Поднимите руки.
Лес  рук.
- Давайте ваши зачетки, я поставлю отметки, какие желаете.
Староста попросил каждого вложить в зачётную книжку по 3 рубля. Я достал из бумажника трёшку и вложил в зачётку.   Староста собрал зачётки и положил на стол экзаменатора.  Далее экзаменатор выкликал фамилию  курсанта  и спрашивал, какую  оценку он  желает. Кто просил 5, кто 4, а находились  такие,  что и 3.  Преподаватель ставил отметку и расписывался.  Я попросил оценку 4.
Со следующим экзаменатором произошла такая же история. Я попросил  оценку 4.
Третий  экзаменатор, который  маячил ранее за дверями класса с красной повязкой дежурного  на рукаве, наконец, вошел в класс.  Всякие поползновения и вопросы он отверг. Выложил прямоугольники билетов с вопросами текстом к столу и стал вызывать по очереди. Дошла и до меня очередь. Я взял билет и стал отвечать. Экзаменатор начал задавать мне уточняющие вопросы,  на которые я отвечал с запинкой.
- Кого только не присылают сюда, - пробормотал  экзаменатор, но посмотрев предыдущие оценки  в зачётке, поставил мне 4.
После экзаменов  нам вручили удостоверения  о допуске к работе с устройствами ввода и вывода  на перфоленте и перфокартах.
Я пришел  на квартиру, спросил у Богатырёва,  как он сдал экзамены.
- Всё сдал на 5!
- А, я на 4.
Подробностей сдачи экзаменов я ему не рассказывал.
Не знаю, как у них проходили экзамены. Богатырёв  всё же учился в области электроники. Для него эти курсы как дополнительный отпуск в работе. Мы в институте немного изучали ЭВМ,  изучали азы программирования. Преподаватель у  нас был по фамилии  Могила. На первом занятии он сказал: « Не пугайтесь,  фамилия у меня Могила, но сам я добрый».
На следующий день мы съездили на завод, сдали в библиотеку методички. Погуляли по городу. Я купил книжку «Конструирование любительских магнитофонов» за 85 копеек. Видел на пальто у одной женщины брошку в виде жука-скарабея. Увидел в ювелирном магазине под стеклом эту брошку и купил. Стоила брошка не дорого. Думал, маме сделаю подарочек. Жук с изумрудным телом с золотыми лапками, конечно, это не настоящий изумруд и не настоящее золото.   Потом поехали на квартиру и во второй половине дня, собрав вещи в чемодан и сумку, положив ключ и деньги за проживание,  на стол,  закрыв дверь, отправились на автобусе на вокзал. На мне снова было надето зимнее пальто.
***
 В поезде мы ходили покушать в вагон-ресторан. Смотрели в окно. Я читал и изучал книжку  «Конструирование любительских магнитофонов». В Москве была большая остановка, в других городах поменьше. Вот и Урал. Промелькнул обелиск  Европа – Азия. Мы уже в Азии.  Курганская область. Знакомые  станции. Подъезжаем к Кургану. Постельное бельё уже сдали, сидим, ждём. Курган!  Выходим из поезда. Погода  прохладная снежок покрывает асфальт. Проходим здание вокзала. На крыльце прощаемся друг с другом. Жмём руки. Говорим: «До свидания! Встретимся в понедельник на работе!»
***
Приехал домой на троллейбусе. Родители обрадовались стали расспрашивать меня обо всём. Я отвечал, спросил о посылке. Они сказали, что были заинтригованы содержимым,  пока не открыли фанерный ящик  и удивились, увидев содержимое.  Потом я  сказал:
- Мама, я тебе хочу подарить брошку, - и показал её.
- Что я девочка, носить такие брошки! 
- Я видел в Минске, пожилые женщины украшают своё пальто этой брошкой.
- Дешёвые стекляшки. Не буду я носить это!
- Ну, извини, на бриллианты у меня не было  денег.
-  Тогда не нужно  было  этого жука покупать.

Июль 2018 г.               


Рецензии
Интересный экскурс...
Помню клавиатуру в нашем ВИСИ на герконах, первая фаланга почти вся уходила в глубь при нажатии на клавишу.
Спасибо.

Головин   25.11.2018 08:58     Заявить о нарушении