Другу

                Ну, что ж, мой друг, приходится признать,
                что нам с тобой давно уже не тридцать,
                что пролетела краткая весна
                и, вроде бы, пора остепениться,
                а мы всё так же гоним лошадей
                и души раскрываем словно двери,
                предпочитая веровать в людей,
                в которых  нам давно пора не верить.
 
                Ах, как пуржила давняя зима,
                как опьяняла юная свобода !
                Мы знали, что такое Колыма,
                мы видели в глаза “врагов народа”,
                нас вдохновляли и бросали в дрожь
                брусничные рассветы и закаты,
                мы познавали, что людская ложь
                опаснее лавин и перекатов

                Всё было в нас - и доброта, и злость,
                всё было - и отвага, и усталость.
                Нам много в этой жизни удалось,
                а многое, увы, не состоялось,
                но мы ещё попробуем пожить,
                и мы ещё потянем воз надежды,
                вот только б не подрезали гужи
                подонки, шарлатаны и невежды.

                Вот так-то, друг, приходится признать,
                что нам с тобой давно уже не тридцать,
                что пролетела краткая весна
                и вроде бы пора остепениться,
                а мы все также гоним лошадей
                и души раскрываем, словно двери...
                И продолжаем веровать в людей,
                в которых нам давно пора не верить.


Рецензии